Когда строительство дома считается завершенным
Перейти к содержимому

Когда строительство дома считается завершенным

  • автор:

Строю частный дом. На какой стадии строительство можно считать завершенным?

Строю частный дом. На какой стадии строительство можно считать завершенным?

Должно полностью быть окончено возведение конструкций: окна вставлены, крыша покрыта, выполнены перекрытия, закончена отделка и т. п. Иначе говоря жилище должны быть полностью пригодным для проживания.

Строительство можно считать завершенным при наличии закрытого контура-стены, оконные и дверные проёмы, крыша и лестница, если этажей больше одного. При наличии проекта проверяется выполнение всех работ, предусмотренным этим проектом.

На завершенный строительством дом составляется уведомление об окончании строительства с прилагаемым в нему техпланом и другими документами, предусмотренными ст. 55 Градостроительного Кодекса РФ, которое направляется в местную администрацию.

Читайте также:

в какой стадии строительства можно сдать частный дом в эксплуатацию.

В какой стадии строительства должен быть частный дом, чтоб оформить в БТИ.

На какой стадии строительства дома можно выделить долю для несовершеннолетних детей?

Строю дом есть только фундамент ВОПРОС на какой стадии строительства должен быть строющийся дом чтобы в нём было можно выделить долю несовершеннолетним детям Спасибо.

Можно ли получить подключение газа и воды к незавершенному строительству дачи?

Я строю дачу. Построил коробку и крышу. По документам-незавершенное строительство. Могут ли мне подключить газ и воду? Или надо иметь паспорт с завершенным строительством.

На какой стадии строительства можно зарегистрировать недостроенный дом и получить в нем прописку при наличии земли

Имеется недостроенный дом (коробка, крыша). На какой стадии строительства можно дом зарегистрировать, чтобы получить в нем прописку?

Земля в собственности, имеется разрешение на строительство дома. Спасибо за ответ.

На какой стадии строительства можно прописаться на участке (дачное строительство, земли населенных пунктов)?

Как оформить разрешение на строительство не стационарной точки торговли на участке ЛПХ

На участке ЛПХ строю не стационарную точку торговли. На какой стадии я должна оформить разрешение на строительство, поскольку глава сельской администрации. А в БТИ мне сказали, что разрешение можно оформить на любом этапе строительства ( (земельный участок находится в собственности)

Вопрос об инвестициях в незаконное строительство: возможно ли это назвать мошенничеством?

По договору инвестиции взял первой взнос за помещение в моём жилом доме,, дом строю без разрешения на строительство,, можно ли это считать машеничеством?

Когда строительство дома считается завершенным: сколько может длиться финальная стадия

Завершённое строительство, увы, не означает, что Вы можете сразу же въехать в своё жильё и начать полное его использование. Важно помнить, что застройщик не сможет передавать Вам квартиру до тех пор, пока не будут завершены некоторые документальные вопросы. Бывают случаи, когда после конца стройки собственник ещё год не получает ключи от жилья. Если времени на ожидание у вас нет, то лучше приобретать недвижимость уже после того, как дом сдан в эксплуатацию.

Проверка застройщика и рискованные сделки: как избежать обмана?

Чтобы не оказаться обманутым «вкладчиком», важно уделить внимание тщательному выбору компании-застройщика. Вы должны:

  • полностью проанализировать деловую репутацию;
  • опыт работы с иными застройками;
  • сроки реализации всех проектов;
  • финансовую устойчивость;
  • и, конечно, отзывы от реальных людей.

Порядочный застройщик обязательно используется счета эскроу, если Вас просят перевести деньги напрямую, то принципиально важно запросить у него заключение о степени готовности здания, информацию о взносах в компенсационный фонд, а также заняться сверкой реквизитов в договоре.

Также покупка квартиры может обернуться неудачей из-за:

  • «двойной продажи» одного и того же жилья и серых схем – это возможно только в том случае, если вы приобретаете квартиру не по ДДУ;
  • долгостроя либо недостроя: сроки строительства могут быть нарушены либо по финансовым, либо по административным проблемам компании-застройщика;
  • ненадлежащего качества жилья – в таком случае будущий собственник вправе заявить о своих претензиях, а застройщик обязан их исправить в надлежащий срок.

Чтобы не попасть «впросак», мы настоятельно рекомендуем грамотной подойти к выбору застройщика – это в 90% случаев избавит Вас от проблем.

Когда квартира может быть сдана в эксплуатацию?

Следует учитывать, что финальная стадия строительства не имеет каких-то определенных временных рамок, несмотря на привлекательное название, а понятия «готовый дом» в целом не существует, ведь с юридической стороны новострой считают готовым только после получения на ввод в использование, а не после фактического окончания строительства. Всего существует несколько этапов окончания строительства:

  1. Объект готов, но не сдан в использование;
  2. Объект полностью готов к прохождению государственной комиссии, продажа квартир по ДДУ остановлена, но договоры купли-продажи пока не составляются;
  3. Объект передаётся в использование жильцам. Собственники могут начинать заселение, ремонт и т.д.

По словам специалистов «МИЦ-недвижимость», все три этапа, в среднем, могут занять 11-12 месяцев. На прохождение 2-го этапа, преимущественно, уходит 60-70 дней.

Реализация готового жилья: что включает в себя и сколько длится?

Сдача дома должна полностью соответствовать Градостроительному кодексу. Объект будет считаться завершенным только после того, как застройщик получит официальное и документальное этому подтверждение, а также техпаспорт, свидетельство о подключении к инженерным сетям. Во время проверки здания его посещают все органы, ведущие надзор. Органами проверяется соответствие проекта законодательству и проектной документации. Считать новостройку готовой можно только после сдачи в эксплуатацию и после того, как недвижимость будет поставлена на кадастровый учёт.

Какие ещё шаги, нужно пройти до получения заветных ключей от квартиры?

  1. Дождаться, когда застройщик благоустроит территорию вокруг, присвоит зданию почтовый адрес, заключит необходимые договоренности с коммунальными службами, а также проведет работы по запуску лифтов и инженерии;
  2. Прийти на осмотр квартиры. Если все ваши требования соответствуют представленной квартире, то акт приёма-сдачи может быть подписан, а ключи, наконец, переданы владельцам. По словам специалистов, передача ключей должна происходить во временной промежуток, не превышающий полугода после сдачи здания в пользование.

Последним шагом является проведение процедуры по оформлению права собственности. Для этого необходимо собрать соответствующий пакет документов (перечень предоставляет компания-застройщик) и оплатить государственную пошлину, которая не превышает 2 000 рублей.

Как видите, финальная стадия строительства дома может быть достаточно длительным мероприятием, однако, если вы учли все рекомендации и выбрали добросовестного застройщика, риски сведены к минимуму. Если же ожидание томительно для Вас в любом случае, то лучше отдать выбор приобретению уже готового жилья.

2.4.Последствия завершения строительства применительно к правам на землю

Ситуация с правами на землю после ввода построенного объекта в эксплуатацию зависит от назначения построенного объекта (многоквартирный дом или иные объекты).

Завершение строительства многоквартирного жилого дома

Жилищным законодательством предусмотрены специальные правила, касающиеся оформления прав на земельный участок, расположенный под построенным многоквартирным домом.

В отношении земельных участков, на которых расположены многоквартирные дома и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, введённые в эксплуатацию до дня введения в действие в ЖК РФ, право общей долевой собственности у собственников помещений в многоквартирном доме возникает в силу закона. При этом, если такой земельный участок был образован до введения в действие ЖК РФ, право собственности на земельный участок возникает с момента введения в действие ЖК РФ (п. 2 ст. 16 Вводного закона) [1] . В случаях, когда земельный участок был поставлен на кадастровый учёт после введения в действие ЖК РФ, – с момента проведения государственного кадастрового учёта (п. 5 ст. 16 Вводного закона).

В силу п.п. 2 и 5 ст. 16 Вводного закона земельный участок под многоквартирным домом переходит в общую долевую собственность собственников помещений в таком доме бесплатно. Каких-либо актов органов власти о возникновении права общей долевой собственности у собственников помещений в многоквартирном доме не требуется [2] .

Право собственности на земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, введённый в эксплуатацию после введения в действие ЖК РФ, переходит к собственникам помещений с учётом следующих особенностей:

1) До 1 января 2017 года судебная и правоприменительная практики исходили из того, что право на участок переходит с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме, а публичный и частный собственники утрачивают право на распоряжение им. Более того, с момента возникновения у собственников помещений в доме общей долевой собственности на земельный участок договор аренды этого участка должен считаться прекратившим своё действие на основании ст. 413 ГК РФ (прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице) [3] .

Между тем с 1 января 2017 года вступил в силу порядок ведения ЕГРН [4] , согласно п. 139 которого право собственности застройщика или публичного образования на участок не прекращается после регистрации права собственности первого участника долевого строительства. Вместо этого регистрирующий орган вносит запись о долевой собственности застройщика (или публичного образования) и первого дольщика – правообладателя помещения. Размер доли застройщика в праве на участок пропорционален общей площади не переданных дольщикам помещений и помещений, принадлежащих застройщику. С 29.06.2021 вступил в силу новый порядок ведения ЕГРН [5] . Его нормы (п. 162) содержат в себе положения, аналогичные ранее закреплённым в п. 139 утратившего силу порядка ведения ЕГРН.

Таким образом, собственность застройщика или публично-правового образования с 2017 года прекращалась Росреестром не сразу, а «по частям», пропорционально площади передаваемых дольщикам помещений. Кроме того, с учётом положений ст. 18 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее – закон № 218-ФЗ) Росреестр осуществлял соответствующие регистрационные действия исключительно на основании заявлений [6] .

Федеральным законом от 30.04.2021 № 120-ФЗ [7] п. 5 ст. 40 закона № 218-ФЗ был изложен в новой редакции [8] . Согласно действующей редакции названной нормы при государственной регистрации права собственности на первое помещение в многоквартирном доме одновременно без соответствующего заявления осуществляется государственная регистрация права общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на помещения и земельный участок, составляющие общее имущество в нём, если сведения о таких объектах недвижимости содержатся в ЕГРН (без указания в ЕГРН имён (наименований) собственников помещений в многоквартирном доме и размеров принадлежащих им долей в праве общей долевой собственности).

Таким образом, с 30.04.2021 право общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на земельный участок подлежит регистрации, а право собственности застройщика и публичного собственника, соответственно, прекращению в силу закона одновременно с государственной регистрацией права собственности на первое помещение в многоквартирном доме.

С учётом данных изменений положения п. 162 порядка ведения ЕГРН противоречат п. 5 ст. 18 закона № 218-ФЗ и не подлежат применению.

Дополнительно отметим, что даже без учёта изменений, внесённых в п. 5 ст. 40 закона № 218ФЗ Федеральным законом от 30.04.2021 № 120-ФЗ, в судебной практике имел место подход, согласно которому положения п. 139 (соответственно и п. 162) порядка ведения ЕГРН противоречили положениям нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу (п. 2 ст. 36 ЖК РФ) [9] . Соответственно, они не подлежали применению и не могли являться препятствием в регистрации прекращения права собственности застройщика на земельный участок при наличии разрешения на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию и государственной регистрации права собственности первого лица на помещение в многоквартирном доме. Согласно данной правовой позиции право собственности застройщика на земельный участок прекращалось в силу закона с момента государственной регистрации права собственности первого лица на помещение в многоквартирном доме, а регистрация прекращения права собственности застройщика в ЕГРН должна была быть осуществлена по заявлению застройщика [10] .

С учётом того, что действующая редакция п. 5 ст. 40 закона № 218-ФЗ содержит прямое указание на отсутствие необходимости обращения застройщика с заявлением для регистрации прекращения его права собственности на земельный участок, на текущий момент Росреестр фактически отказался от буквального применения п. 162 порядка и изменил свою правовую позицию. При направлении очередных рекомендаций территориальным органом Росреестр указал, что при государственной регистрации права собственности на первое помещение в многоквартирном доме одновременно без соответствующего заявления осуществляются: государственная регистрация права общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на помещения и земельный участок, составляющие общее имущество в нём; государственная регистрация прекращения права собственности застройщика на земельный участок на основании разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома в порядке, предусмотренном п. 16 порядка ведения ЕГРН [11] .

Также из п. 139, п. 162 указанных выше порядков следует, что договор строительной аренды должен быть прекращён не ранее передачи всех помещений дольщикам. Вместе с тем судебная практика также не восприняла положения данных нормативных актов применительно к определению момента прекращения договора аренды земельного участка, на котором осуществлялось строительство многоквартирного дома. Арбитражные суды признают договор строительной аренды прекращённым с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме [12] .

Таким образом, договор аренды земельного участка, сформированного для строительства, последующей эксплуатации и обслуживания конкретного многоквартирного дома, а также право собственности застройщика (иного частного собственника), публичного собственника прекращается с момента государственной регистрации права собственности первого лица на помещение в многоквартирном доме.

2) Земельный участок должен быть сформирован для эксплуатации и обслуживания конкретного жилого дома [13] . Если на земельном участке расположены несколько объектов недвижимости, то право собственности на участок под ними к гражданам автоматически не переходит. По данному вопросу сложилась единообразная судебная практика [14] . Аналогичный правовой подход разделяется и Росреестром [15] .

При этом с 01.03.2015 действует п. 6 ст. 16 Вводного закона в новой редакции, которая предусматривает, что выдача разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и иных объектов недвижимого имущества, входящих в состав многоквартирного дома, построенного или реконструированного после дня введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, осуществляется только в случае, если сведения о местоположении границ земельного участка, на котором расположен этот многоквартирный дом, а также иные объекты недвижимого имущества, входящие в состав этого многоквартирного дома, внесены в ЕГРН.

Также отметим, что в феврале 2023 года Верховным Судом РФ было рассмотрено дело, в котором застройщик оспаривал отказ Росреестра в государственной регистрации прекращения права собственности застройщика на земельный участок, мотивированный тем, что на земельном участке было возведено два дома, и земельный участок под каждым из них сформирован не был.

Верховный Суд РФ отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение, при котором указал судам дать оценку доводам застройщика и представленным в их обоснование доказательствам на предмет того, каким образом при проектировании строительства двух многоквартирных домов была предусмотрена схема планировочной организации земельного участка, отведённого под застройку; исследовать вопрос, являются ли спорные многоквартирные дома единым жилищным комплексом с особенностями коммуникаций и инфраструктуры (элементами озеленения, асфальтированными подъездными путями и тротуарами, парковкой для автотранспорта, игровыми площадками, контейнерной площадкой по месту накопления твёрдых коммунальных отходов и т. д.) [16] .

Таким образом, нельзя исключать, что судебная практика по данному вопросу изменится, и право собственности застройщика будет подлежать прекращению на основании разрешения на ввод в эксплуатацию последнего из нескольких возведённых на общем земельном участке многоквартирных домов в случаях, когда такие дома возводились как единый жилищный комплекс, имеют общие коммуникации, и объекты инфраструктуры и образование отдельных земельных участком под каждым из них проектной документацией не предусматривались.

Завершение строительства иного объекта капитального строительства

Если на земельном участке осуществляется строительство иного объекта, то логика, описанная применительно к жилым домам, не действует.

В соответствии с п. 1 ст. 287.3 ГК РФ собственник здания или сооружения, находящихся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, пользуется данным земельным участком на условиях и в объёме, которые предусмотрены законом или договором с собственником данного земельного участка.

В этом случае оформление в собственность земельных участков осуществляется в соответствии со ст. 39.20 ЗК РФ за плату.

Кроме того, земельный участок может быть предоставлен в аренду для целей эксплуатации построенного объекта. В данном случае автоматически земельные отношения не изменяются, требуется подача застройщиком соответствующего заявления. Порядок его рассмотрения устанавливается на уровне того публично-правового образования, в собственности которого находится земельный участок.

Ст. 39.20 ЗК РФ заменила хорошо известную ст. 36 ЗК РФ, которая ранее регулировала отношения по поводу выкупа земельного участка или оформления его в аренду для целей эксплуатации.

Среди наиболее важных новаций в этой сфере необходимо отметить следующие:

1) по правилам ст. 39.20 ЗК РФ земельный участок формируется в соответствии с проектом межевания или схемой расположения земельного участка, если проект межевания не утверждён;

2) из закона убран критерий определения границ выкупаемого участка, предусмотренный ст. 36 ЗК РФ, а именно фактическое землепользование. При этом схема расположения земельного участка готовится без учёта фактического землепользования;

3) из ст. 35 ЗК РФ исключён п. 2: «Площадь части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, определяется в соответствии с п. 3 ст. 33 ГрК РФ».

В этой связи по-новому должна решаться традиционная проблема, возникавшая при выкупе земельных участков. Она касается того, что зачастую для эксплуатации построенных объектов требуется участок меньший, чем был предоставлен для их строительства. В период действия ст. 36 ЗК РФ суды анализировали вопросы фактического землепользования заявителя, а также определения площади участка, необходимого для использования расположенных на нём объектов, с учётом требований строительных, пожарных и санитарных правил. Сейчас законные основания для этого отсутствуют. Статья 39.20 ЗК РФ никаких критериев для определения границ земельного участка не содержит. Однако это не влияет на позицию судов, что оценка «соразмерности» участка является одним из ключевых вопросов споров о выкупе участков.

Кроме того, в письме Минэкономразвития России от 25.06.2015 № Д23и-2954 указано, что правообладатели застроенных земельных участков, которые в существующих границах значительно превосходят площадь застройки расположенных на них зданий, имеют право выкупа всего земельного участка (исходя из грамматического толкования положений ЗК РФ, предусмотренных пп. 6 п. 2 ст. 39.3 ЗК РФ).

Несмотря на позицию Минэкономразвития России, судебная практика по этому вопросу складывается неоднозначно.

В связи с этим при разрешении споров судам нужно обращаться к нормам, касающимся подготовки проекта межевания или схемы расположения земельного участка. Рассмотрим несколько ситуаций, когда застройщику был предоставлен земельный участок для строительства, он построил объекты, но площадь предоставленного участка больше той, что необходима для их эксплуатации.

Предоставленный участок сформирован в соответствии с проектом межевания – в этом случае уполномоченный орган не вправе отказать в выкупе земельного участка в любом случае. ЗК РФ исключает возможность формирования иного участка иначе как в соответствии с утверждённой документацией по планировке территории, поэтому реализация права на выкуп в данном случае возможна только на основании проекта межевания. Эта ситуация может быть как выгодна, так и не выгодна застройщику. Например, в его интересах оформить участок меньшей площади для снижения налоговых платежей, однако застройщик также связан положениями проекта межевания, поэтому он может выкупить земельный участок только полностью.

Предоставленный участок сформирован на основании схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории или иного документа (до 01.03.2015) – в этом случае однозначного ответа законодательство не содержит. Во-первых, как было отмечено, ранее действовавшие критерии «фактическое землепользование» и «площадь, необходимая для использования объекта» из законодательства исключены. Поэтому, буквально применяя ст. 39.20 ЗК РФ, нужно прийти к выводу о возможности выкупить арендованный земельный участок полностью, даже если его площадь превышает потребности заявителя.

Следует отметить, что некоторые публично-правовые образования готовятся к такому толкованию ст. 39.20 ЗК РФ, изменяя правила определения стоимости выкупа земельного участка, расположенного под зданием. Ранее традиционно она была льготной и составляла определённый процент от кадастровой стоимости. Сейчас же закрепляются положения либо о том, что земельный участок выкупается по полной кадастровой стоимости, либо о том, что льготный коэффициент может применяться только к застроенной части участка [17] .

В настоящее время суды по-прежнему при определении площади земельного участка, необходимого для эксплуатации, обращаются к п. 2 ст. 11.10 ЗК РФ, которая предусматривает, что подготовка схемы расположения земельного участка осуществляется с учётом утверждённых документов территориального планирования, Правил землепользования и застройки, проекта планировки территории, землеустроительной документации и т. д., а также местоположения зданий, сооружений, объектов незавершённого строительства. Выделенное положение становится основанием для назначения привычных судам землеустроительных экспертиз по вопросу определения необходимой для эксплуатации объекта площади земельного участка.

Пока судебная практика применения ст. 39.20 ЗК РФ не восприняла отказ законодателя от критерия соразмерности участка объекту. Наоборот, в отсутствие в положениях действующего законодательства прямых норм о возможности предоставления в собственность земельного участка только той площадью, которая требуется для эксплуатации расположенных на нём объектов, суды считают предоставление в собственность без проведения торгов земельного участка большей площадью нарушением пп. 6 п. 2 ст. 39.3, п. 14 ст. 39.16, ст. 39.20 ЗК РФ. При этом отмечается, что, испрашивая большую, чем требуется для эксплуатации объекта, площадь земельного участка, заявитель фактически намеревается использовать часть земельного участка, которая не требуется для эксплуатации объекта, не в соответствии с разрешённым использованием (не для эксплуатации объекта), поэтому в предоставлении такого земельного участка ему должно быть отказано на основании п. 14 ст. 39.16 ЗК РФ [18] .

Поэтому при планировании выкупа земельного участка в полном объёме необходимо озаботиться предварительной подготовкой проекта межевания или отчётом землеустроительной экспертизы о соразмерности участка и соответствии его градрегламентам для исключения рисков последующего отказа в выкупе.

Права на землю собственников индивидуальных жилых домов в границах малоэтажного жилого комплекса

Федеральным законом от 30.12.2021 № 476-ФЗ (далее – закон № 476-ФЗ) [19] в закон № 214-ФЗ, а также в ряд других нормативных актов внесены изменения, связанные с закреплением в действующем законодательстве РФ понятия малоэтажного жилого комплекса и особо правового регулирования деятельности по его строительству.

В соответствии с п. 6 ст. 2 закона № 214ФЗ малоэтажный жилой комплекс – совокупность индивидуальных жилых домов и иных объектов, которые определены в проектной декларации как общее имущество и строительство (создание) которых осуществляется застройщиком в соответствии с утверждённой документацией по планировке территории.

Конституционный суд РФ неоднократно указывал, что индивидуальные жилые дома как объекты права собственности и жилищных прав обладают своей спецификой, которая предопределяет особенности правового регулирования отношений, связанных с владением, пользованием и распоряжением ими. Обеспечение реализации гражданами, проживающими в этих домах, конституционного права на жилище предполагает, помимо прочего, создание и надлежащую эксплуатацию объектов коммунальной инфраструктуры, предназначенной для обслуживания как самих домов, так и выделенных под их строительство земельных участков [20] .

Также Конституционным судом РФ отмечалось, что интенсивность развития в России рыночных отношений и освоения земельных участков для целей индивидуального жилищного строительства привела к созданию в границах населённых пунктов (в качестве элементов планировочной структуры) относительно обособленных от окружающей застройки и (или) местности и зачастую имеющих огороженную и охраняемую территорию комплексов индивидуальных жилых домов и земельных участков с общей инфраструктурой (контрольно-пропускные пункты, внутрипоселковые дороги, ливневая канализация, сети инженерно-технического обеспечения и наружного освещения, трансформаторные подстанции, тепловые пункты, коллективные автостоянки, детские и спортивные площадки, оборудованные площадки для сбора твёрдых бытовых отходов и др.).

При этом в законодательстве в течение длительного периода отсутствовала регламентация правового режима объектов общей инфраструктуры собственников индивидуальных жилых домов в таком комплексе.

С вступлением в силу изменений, внесённых законом № 476-ФЗ (с 01.03.2022), урегулировано создание и правовой режим таких объектов в случаях, когда для строительства индивидуальных жилых домов в границах территории малоэтажного жилого комплекса осуществляется привлечение денежных средств граждан и юридических лиц по договору участия в долевом строительстве (далее – ДДУ) с учётом особенностей, предусмотренных законом № 214-ФЗ.

В названных случаях застройщик обязан в числе прочего раскрывать информацию о составе общего имущества в строящемся (создаваемом) в рамках проекта строительства малоэтажном жилом комплексе (перечень объектов с указанием видов их разрешённого использования, перечень технологического и инженерного оборудования, предназначенного для обслуживания этих объектов) [21] . Сведения об общем имуществе подлежат указанию в ДДУ (пп. 1 п. 4.2 ст. 4, п. 5 ст. 23.6 закона № 214-ФЗ) и в проектной декларации (п. 1.1 ст. 19, п. 3 ст. 21 закона № 214-ФЗ).

К общему имуществу собственников индивидуальных жилых домов в малоэтажном жилом комплексе (далее – общее имущество) относятся расположенные в границах территории такого малоэтажного жилого комплекса объекты капитального строительства, иное имущество и земельные участки (права на такие земельные участки), если использование указанного имущества осуществляется исключительно для удовлетворения потребностей собственников указанных индивидуальных жилых домов. К такому имуществу относятся, в частности, объекты инженерно-технической и транспортной инфраструктуры, предназначенные для обслуживания расположенных в границах территории малоэтажного жилого комплекса индивидуальных жилых домов, в том числе котельные, водонапорные башни, тепловые пункты, проезды, велосипедные дорожки, пешеходные переходы, тротуары, элементы благоустройства, детские и спортивные площадки, места отдыха, парковочные площадки, площадки для размещения контейнеров для сбора твёрдых коммунальных отходов (п. 4.3 ст. 4 закона № 214-ФЗ).

Также положениями закона № 214-ФЗ предусматривается, что общее имущество подлежит передаче либо в общую долевую собственность участников долевого строительства (собственников индивидуальных жилых домов в границах территории малоэтажного жилого комплекса) [22] , либо безвозмездно в государственную или муниципальную собственность [23] .

В случае передачи общего имущества в общую долевую собственность участников строительства в отношении такого общего имущества устанавливается правовой режим, аналогичный режиму общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (п. 4.4 ст. 4 закона № 214-ФЗ).

После окончания строительства всех индивидуальных жилых домов в границах территории малоэтажного жилого комплекса застройщик передаёт участникам строительства по передаточному акту индивидуальный жилой дом, а также принадлежащие застройщику права на земельный участок, на котором расположен индивидуальный жилой дом (п. 3.1 ст. 8 закона № 214-ФЗ). Передача индивидуального жилого дома и земельного участка застройщиком и принятие указанных объектов участником долевого строительства являются основанием для государственной регистрации права собственности участника долевого строительства на земельный участок, находящийся в собственности застройщика, или аренды, если земельный участок находится в аренде у застройщика (п. 3.2 ст. 8 закона № 214-ФЗ).

Земельный участок в границах территории малоэтажного жилого комплекса, входящий в состав общего имущества и находящийся в собственности застройщика, переходит в общую долевую собственность лиц, являющихся собственниками индивидуальных жилых домов, расположенных в границах территории малоэтажного жилого комплекса, на основании соглашения о возникновении у участников долевого строительства доли в праве общей долевой собственности (п. 3.3 ст. 8, п. 3, п. 7, п. 8 ст. 23.6 закона № 214-ФЗ).

Земельный участок в границах территории малоэтажного жилого комплекса, права по которому включаются в состав общего имущества и не принадлежащий застройщику на праве собственности, подлежит предоставлению без проведения торгов в аренду со множественностью лиц на стороне арендатора лицам, являющимся собственниками индивидуальных жилых домов, расположенных в границах территории малоэтажного жилого комплекса (пп. 8.2 п. 2 ст. 39.6 ЗК РФ, п. 3.4 ст. 8 закона № 214-ФЗ). Права и обязанности застройщика по договору аренды указанного земельного участка переходят лицам, являющимся собственниками индивидуальных жилых домов, расположенных в границах территории малоэтажного жилого комплекса, пропорционально площади земельных участков, занятых этими жилыми домами, с возникновением у таких лиц права аренды со множественностью лиц на стороне арендатора (п. 3.4 ст. 8 закона № 214-ФЗ).

Следует особо отметить, что рассмотренное правовое регулирование применяется только в случае, когда возведение индивидуальных жилых домов осуществляется с привлечением денежных средств от участников строительств по ДДУ, заключаемым в соответствии с законом № 214-ФЗ.

Если застройщик осуществляет строительство за счёт собственных и/или привлечённых им кредитных средств, то рассмотренные положения не подлежат применению. В этом случае права на земельный участок возникают у собственников объектов индивидуального жилищного строительства в порядке и по основаниям, предусмотренным гражданским и земельным законодательством РФ.

В отсутствие у застройщика заключённых ДДУ лицо, владеющее на праве собственности или праве аренды земельным участком, на котором возведён индивидуальный жилой дом, приобретает первичное право собственности на такой жилой дом [24] . Последующее отчуждение индивидуального жилого дома возможно с одновременным отчуждением прав на земельный участок, на котором он расположен (п. 1 ст. 552 ГК РФ).

Право собственности на земельный участок, который принадлежал первичному собственнику на праве собственности возникает у нового собственника индивидуального жилого дома с даты государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок к новому собственнику (ст. 131, п. 2 ст. 223 ГК РФ).

В случае, когда индивидуальный жилой дом был построен на арендованном земельном участке, право аренды переходит к новому собственнику жилого дома с момента государственной регистрации перехода к нему права собственности на жилой дом [25] .

Права на земельные участки, занятые объектами общей инфраструктуры, приобретаются в порядке и по основаниям, предусмотренным гражданским и земельным законодательством РФ. Такие земельные участки могут принадлежать третьим лицам (юридическим и физическим лицам, в том числе не являющимся собственниками индивидуальных жилых домов в границах комплексов индивидуальных жилых домов) [26] .

Момент возникновения права собственности на вновь созданное здание или сооружение // Комментарий к ст. 219 ГК в рамках тома Глоссы по вещному праву

В настоящее время ведется работа над томом комментариев к вещному праву (редактор тома — А.О. Рыбалов). В этом томе Глоссы я пишу комментарий к нескольким статьям, в том числе, к одной из ключевых норм отечественного права недвижимости — положениям ст. 219 ГК.

Ниже — мой проект комментария к этой статье. Буду рад любым комментариям, идеям и замечаниям. Если я что-то забыл отразить — пжст, напишите это, я обязательно учту ваши предложения при доработке текста.

Статья 219. Возникновение права собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество Право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

1. Общее значение нормы

1.1. Регистрация права – основание или момент возникновения права на недвижимость? С точки зрения логики расположения комментируемой статьи в тексте главы, посвященной основанию возникновениям права собственности, государственная регистрация первоначально возникающего права на вновь созданное недвижимое имущество – это лишь момент, с которого возникает соответствующее право. Основаниями для возникновения права на недвижимость будут являться юридические факты, которые в соответствии с законом являются достаточными основаниями для того, чтобы орган по регистрации прав на недвижимость открыл соответствующий раздел в реестре недвижимости и внес в него запись о праве собственности первоначального собственника вновь созданной недвижимости. И – с точки зрения положений ст. 219 Кодекса – первоначальное право собственности у первого правообладателя возникает только после внесения соответствующей записи.

Комментируемая статья является частным случаем действия общего правила, предусмотренного в п. 2 ст. 8.1 ГК РФ: права, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента такой регистрации. Этот принцип именуется принципом обязательности записи для целей возникновения права, или кратко – принципом внесения. Пункт 2 ст. 8.1 ГК устанавливает общее правило – во всех случаях, когда закон требует осуществление государственной регистрации прав на имущество (не только недвижимое, но и иное имущество), соответствующие права возникают с момента регистрации. В ст. 219 Кодекса регулируется один из случаев, охватываемых общим правилом п. 2 ст. 8.1 ГК: возникновение права собственности на вновь возведенное недвижимое имущество.

Некоторая трудность заключается в том, что основания возникновения права собственности на вновь построенную недвижимую вещь, содержатся не в самом Кодексе, а в других законах. Основное сосредоточение норм, устанавливающих основания для возникновения первоначального права собственности на недвижимое имущество, это Федеральный закон № 218-ФЗ от 03.07.2015 «О государственной регистрации недвижимости» (далее – Закон о регистрации недвижимости). Например, из положений части 10 статьи 40 Закона о регистрации недвижимости следует, что государственная регистрация первоначального права собственности на вновь возведенное здание осуществляется на основании разрешения на строительство соответствующего объекта и правоустанавливающего документа о праве на земельный участок, которое предполагает право лица осуществлять застройку участка. Таким правом является право собственности, к ним также относятся права арендатора по договору аренды земельного участка, заключенного для целей строительства, а также сервитут (ст. 39.23 Земельного кодекса РФ).

Легко заметить, что такой состав возникновения права собственности на вновь построенное здание или сооружение отличается от общего правила о возникновении права собственности, которое предусмотрено п. 1 ст. 218 Кодекса: «Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом». Критерий создания вещи «для себя» (спорный, впрочем, и при обсуждении вопроса о возникновении права собственности на движимые вещи) при создании зданий или сооружений не учитывается, это вытекает, в частности, из приведенных норм Закона о регистрации недвижимости.

Если был бы верен иной подход (то есть, учет того, для себя или «не для себя» создано здание или сооружение), то орган по регистрации недвижимости был бы вынужден вдаваться в изучение экономической подоплеки создания объекта. В частности, следовало бы устанавливать каждый раз, нет ли у лица, возведшего здание или сооружение, обязательства передать этот объект третьему лицу по завершению строительства. Очевидно, что такой подход является неприемлемым, так как он ставит возникновение вещного права (права собственности) в зависимость от наличия или отсутствия таких трудно верифицируемых третьими лицами фактов как наличие обязательственных отношений. Это может привести к неуверенности участников оборота в правильности приобретения тех или иных вещных прав отдельными лицами и повлечь дополнительные издержки, связанные с необходимостью установления обстоятельств приобретения соответствующими лицами записанных в реестр прав.

Некоторое время назад попытка провести идею о зависимости государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество (объект незавершенного строительства) от наличия или отсутствия обязательственных отношений (действующего договора подряда) была предпринята ВАС РФ в постановлении Пленума № 8 от 25.02.1998 (абзац первый п. 16 постановления). Однако судя по тому, что эта правовая позиция не была перенесена в совместное постановление Пленумов ВС и ВАС № 10/22, ВАС РФ признал ее ошибочность и отказался от нее.

1.2. Принцип superficies solo cedit в российском праве. В отношении недвижимости действует иной принцип, определяющий принадлежность недвижимых вещей, который может быть сформулирован так: право собственности на вновь созданную недвижимую вещь может быть приобретено лишь лицом, самостоятельно либо при помощи третьих лиц законно (с соблюдением норм права) застроивших земельный участок, принадлежащий этому лицу на праве, допускающем строительство. Это следует из уже упоминавшейся выше нормы ч. 10 ст. 40 Закона о регистрации недвижимости, а также из положений ст. 263 ГК РФ (см. подр. комментарий к ней).

Классический принцип superficies solo cedit предполагает, что все, построенное на земельном участке, является составной частью земельного участка, и именно поэтому находится в имущественной сфере собственника земельного участка. Однако в связи с тем, что в действующем российском праве здания и сооружения рассматриваются как самостоятельные недвижимые вещи (а не как составные части участков, на которых они располагаются), то эффект действия этого принципа по действующему российскому законодательству заключается в следующем: при помощи него определяется лицо, которое вправе производить юридическое «разделение» одного объекта (застроенного участка и физически находящегося на нем здания или сооружения) на две юридически самостоятельные вещи: земельный участок и здание (сооружение). Такое разделение можно условно обозначить как «горизонтальное разделение» (в отличие от «вертикального разделения», которое имеется, например, при разделе земельного участка на несколько участков).

Принцип superficies solo cedit подкрепляется и нормами ГК РФ о строительном подряде. Так, в соответствии с п. 1 ст. 747 ГК РФ заказчик обязан предоставить подрядчику земельный участок для строительства. Следовательно, в силу принципа superficies solo cedit все, что будет построено подрядчиком на таком земельном участке (независимо от того, из чьих материалов – заказчика или самого подрядчика), находится в имущественной сфере заказчика (до государственной регистрации прав на соответствующую недвижимую вещь – как составная часть застраиваемого участка), при этом заказчик будет иметь право осуществить горизонтальное разделение объекта – зарегистрировать свое право на вновь построенное здание или сооружение. Именно в связи с изложенным подрядчик имеет право удерживать результат работ (так как он ему не принадлежит, а удерживать можно только чужую вещь), см. ст. 712 ГК РФ.

Таким образом, в связи с изложенным было бы верным считать, что норма п. 1 ст. 218 ГК РФ (в части критерия создания вещи для себя) не подлежит применению к возникновению зданий и сооружений. Должен применяться иной принцип определения того, кто имеет право осуществить горизонтальное разделение (то есть, зарегистрировать за собою первоначальное право на построенное здание или сооружение) – через наличие у лица права на участок, предполагающее строительство.

1.3. Право на горизонтальное разделение. В случае если право на земельный участок, допускающее застройку участка, у лица, создавшего недвижимую вещь, отсутствует, то такое лицо не управомочено осуществлять горизонтальное разделение. Так, в постановлении Президиума ВАС РФ № 17085/12 от 28.05.2013 содержится такой вывод: из договора аренды не следует, что арендодатель и арендатор установили, что право собственности на строения, реконструируемые или возведенные арендатором, возникает у арендатора. Следовательно, арендатор не имел права обращаться с заявлением о государственной регистрации права собственности на построенные или реконструированные им объекты. Правом на горизонтальное разделение в таком случае обладает лишь собственник земельного участка, но не арендатор. Арендатор может осуществляться пользование построенным в рамках договорных отношений с собственником земельного участка, при этом последний имеет право либо оставить себе соответствующие улучшения (составные части) земельного участка после завершения действия договора аренды, либо – как уже упоминалось выше – осуществить горизонтальное разделение, зарегистрировав право собственности на здания или сооружения, возведенные арендатором.

Похожий вывод был впоследствии сделан и в практике ВС РФ, который признал, что в договоре аренды может быть установлен запрет на горизонтальное разделение (то есть, запрет арендатору регистрировать право собственности на возведенное им здание, см. определение СКЭС ВС РФ № 305-ЭС17-14514 от 16.01.2018).

В случае если постройка возводится на средства нескольких лиц в рамках договора простого товарищества, то ключевое значение имеет следующий вопрос: кому принадлежит право на земельный участок, предполагающий возможность его застройки — всем участникам простого товарищества в соответствующих долях, или же только одному (некоторым) из них? В первом случае правом на горизонтальное разделение обладают каждый из участников простого товарищества (что означает, что каждый из них имеет право стать собственником (или долевым сособственником) возведенной постройки). Во втором случае право на горизонтальное разделение принадлежит только тем товарищам, которые являются обладателями соответствующего права на земельный участок. Впоследствии же указанные товарищи должны исполнить обязательства по договору товарищества и передать соответствующие недвижимые вещи (например, помещения в построенном здании) в собственность другим участникам простого товарищества. Этот вывод следует из п. 7 постановления Пленума ВАС РФ № 54 от 11.07.2011, а также из Постановления Президиума ВАС РФ № 4007/12 от 25.09.2012.

1.4. Законность создания вещи как условие возникновения права на нее при горизонтальном разделении. Еще одно важное условие применения ст. 219 ГК РФ – это законность создания здания или сооружения. Даже если горизонтальное разделение осуществлено и первоначальное право собственности на недвижимую вещь записано в реестр, то право собственности на соответствующую вещь не может возникнуть, если она была создана незаконно.

Этот вывод следует из судебной практики. Так, в четвертом и пятом абзацах п. 38 постановления Пленума ВС РФ № 25 от 23.06.2015 высшая судебная инстанция связывает возможность распространения на объект правового режима недвижимой вещи с законностью ее создания. Фактически применение этого положения тесно связано с нормами ст. 222 ГК РФ о признании постройки самовольной. Как известно, самовольность постройки может быть связана как с нарушениями частных прав третьих лиц (например, застройка земельного участка без разрешения собственника), так и с нарушением норм публичного права.

В первом случае (частноправовые основания самовольности постройки; примером такого нарушения может быть строительство лицом, незаконно занявшим участок собственника, каких-либо построек на нем) лицо, незаконно возведшее постройку, не имеет право осуществлять горизонтальное разделение, но его может осуществить собственник земельного участка путем обращения в суд с иском о признании за собой права собственности на самовольную постройку.

Во втором случае (публично-правовые основания самовольности, то есть, нарушение предписаний земельного законодательства о правовом режиме участка (категории земель, вида разрешенного использования и проч.), градостроительного законодательства о допустимой застройке участка, о необходимости получения разрешений на строительство и на эксплуатацию постройки) горизонтальное разделение может быть осуществлено лицом, осуществившим постройку (также путем обращения в суд с иском о признании права собственности на самовольную постройку). Более подробно о легализации самовольных построек (по существу – том же самом горизонтальном разделении единого объекта – земельного участка с постройками на нем – на несколько отдельных вещей) см. в комментарии к ст. 222 ГК РФ.

2. Соотношение с фактическим созданием постройки.

2.1. Связь ст. 219 ГК и понятия недвижимой вещи. Понятие «вещь» — понятие юридическое, а не фактическое. Вещи в бытовом смысле (то есть, в том значении, в котором мы используем это слово в разговорном языке) и вещи в смысле юридическом не совпадают. Объекты реального мира признаются вещами, то есть, объектами частных прав, посредством правовых предписаний, но не в силу простого факта своего существования. Эта идея особенно сильно себя проявляется в приложении к недвижимым вещам. Так, земная поверхность фактически существует сама по себе, но земельным участком она станет лишь после того, как границы участка будут описаны кадастровым инженером, зафиксированы в кадастре и будет зарегистрировано право собственности на земельный участок.

Такой же принцип применим и к постройкам. Выше уже был приведен пример, когда физически существующая постройка не будет признана правом недвижимой вещью только лишь по той причине, что при ее создании были нарушены предписания правовых норм и потому она является самовольной. Таким образом, само по себе фактическое создание постройки не означает, что она становится вещью, объектом частных прав. Для того, чтобы она стала таковой, необходимо горизонтальное разделение – государственная регистрация права на постройку в реестре недвижимости. Без государственной регистрации права объектом гражданских прав – недвижимыми вещами – могут считаться лишь те здания или сооружения, права на которые были приобретены до 30 января 1998 г. (введение в России регистрационной системе в сфере недвижимого имущества). Это подтверждается, в частности, положениями первого предложения четвертого абзаца п. 38 постановления Пленума ВС № 25 от 23.06.2015. Кроме того, эта идея также проводится в практике судебной коллегии по экономическим спорам при разрешении конкретных дел (напр. определение № 306-ЭС15-7435 от 20.11.2015).

2.2. Колебания судебной практики. Однако вывод о том, что только регистрация порождает у соответствующей постройки правовой режим недвижимой вещи, был поставлен под сомнение в постановлении Пленума ВС № 25 от 23.06.2015 (второе предложение абзаца четвертого п. 38). В нем содержится следующее разъяснение: «… правомерно возведенное здание или сооружение является объектом недвижимости, в том числе до регистрации на него права собственности лица, в законном владении которого оно находится».

На первый взгляд, это разъяснение противоречит положениям комментируемой статьи, признавая недвижимой вещью постройку, права на которую не зарегистрированы в реестре. Однако внимательный анализ этого предложения свидетельствует и о возможности иной интерпретации. Обращает на себя внимание то, что ВС, описывая правовое положение лица, владеющего постройкой до регистрации права на нее, называет его законным владельцем, а не собственником. Очевидно, что если бы ВС признал бы такое лицо собственником постройки, то он вступил бы в непреодолимое противоречие с комментируемыми положениями ст. 219 ГК. Если допустить, что постройка до регистрации является вещью, находящейся в законном владении лица, возведшего ее, то ответ на следующий вопрос – а кому принадлежит эта вещь? – заведет нас в юридический тупик. Тот, кто возвел постройку, в соответствии с этим разъяснением является лишь законным владельцем; в соответствии со ст. 219 ГК собственника определить невозможно. Означает ли это, что такая постройка является бесхозяйной вещью? Положительный ответ на этот вопрос выглядел бы абсурдно.

2.3. Возможные интерпретации. Примирить комментируемую статью и разъяснения п. 38 постановления № 25 можно следующим образом: ВС называет постройку, фактически возведенную, но не зарегистрированную в реестре, «недвижимостью» (а не «недвижимой вещью», как он называет здания и сооружения, права на которые возникли до введения регистрационной системы и которые действительно являются недвижимыми вещами и без регистрации прав на них в реестре). Это можно истолковать в том смысле, что такая постройка не является движимостью (например, сложенными вместе строительными материалами). При этом она не является и самостоятельной недвижимой вещью, то есть, не является объектом гражданских прав.

Что же она представляет собой в этом случае? Корректный ответ может быть только один – она является составной частью земельного участка, на котором она возведена и потому находится в законном владении собственника земельного участка (либо иного законного владельца участка, управомоченного возводить на нем постройки). При такой интерпретации принцип superficies solo cedit оказывается не нарушенным, а положения ст. 219 ГК – не искаженными разъяснениями п. 38 постановления № 25.

Любопытно, что в практике коллегии по экономическим спорам ВС РФ можно обнаружить дела, в которых она прямо признает, что до государственной регистрации права на постройку последняя не является объектом гражданских прав, то есть, не является вещью. Так, в определении № 306-ЭС17-3016(2) от 14 августа 2017 г. ВС признал, что «… на момент обращения с заявлением о признании установленных требований обеспеченными гостиницей, права на нее зарегистрированы не были, то есть формально она не была введена в оборот как объект недвижимого имущества (возведена после заключения договора ипотеки)». Аналогичным образом в определении № 304-ЭС15-11476 от 22.12.2015, обсуждая вопрос о том, является ли речное судно, размещенное на берегу реки сооружением (то есть, недвижимой вещью), судебная коллегия по экономическим спорам отмечает, что владелец судна не представил доказательств приобретения права собственности на спорный объект (в деле он фигурирует как сооружение) в соответствии со ст. 219 ГК РФ.

Таким образом, вопрос о том, является ли фактически существующее здание, до государственной регистрации права собственности на него недвижимой вещью, в настоящее время должен быть разрешен отрицательно – как с точки зрения существа комментируемой нормы ст. 219 ГК РФ, так и судебной практики ВС РФ по конкретным делам. Общее же разъяснение этого вопроса в постановлении Пленума ВС № 25 является крайне неопределенным и допускающим различные интерпретации, в том числе, и прямо противоречащие положениям комментируемой статьи.

3. Право собственности возникает или «считается возникшим»?

3.1. Деклараторная и конститутивная регистрация прав на недвижимое имущество. Важное значение для понимания смысла нормы о том, что право собственности на вновь созданные постройки возникает при условии и с момента государственной регистрации этого права имеет в комментируемой статье употребление законодателем слов «право собственности … возникает с момента такой регистрации». Это связано с обсуждением вопроса об эффекте государственной регистрации прав на недвижимое имущество – является ли она конститутивной (то есть, порождающей право) или же деклараторной (то есть, подтверждающей уже возникшее до акта государственной регистрации право)?

Довольно сильным доказательством в пользу второй теории было бы употребление законодателем в ст. 219 ГК выражения «право собственности … считается возникшим с момента такой регистрации» (законодатель, употребляя слово «считается…» пользуется таким приемом как юридическая фикция, который обращен в первую очередь к третьим лицам). В этом случае следовало бы признать, что государственная регистрация права на вновь созданную постройку обладает деклараторным эффектом, то есть, оно возникает в силу простого факта возведения здания. Проще говоря, право возникает у застройщика просто потому, что он правомерно возвел постройку; это право для целей раскрытия его третьим лицам подлежит государственной регистрации в реестре.

Однако законодатель все же использовал в комментируемой норме слово «возникает», а не выражение «считается возникшим». Это может быть одним из обоснований другого подхода к эффекту государственной регистрации права на недвижимое имущество – конститутивного значения регистрации, когда соответствующее право создается записью в реестре. Для этого подхода будет верным такое утверждение: есть регистрация – есть право; нет регистрации – нет права.

Кроме положений ст. 219 ГК, вывод о конститутивной значении государственной регистрации права на недвижимое имущество может быть сделан из положений п. 2 ст. 8.1 Кодекса, устанавливающей, что права, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются или прекращаются (а не считаются возникшими, измененными или прекращенными!) с момента государственной регистрации. Конститутивная регистрация принята в отношении перехода права на недвижимость по договору купли-продажи, что признано судебной практикой (см. напр. п. 60 Постановления Пленума ВС и ВАС № 10/22).

3.2. Связь модели регистрации прав и момента признания постройки недвижимой вещью. Легко заметить, что между эффектом государственной регистрации прав на недвижимость и моментом признания постройки недвижимой вещью, отличной от земельного участка, существует прямая зависимость. Если бы в России была бы принята деклараторная система регистрации прав на недвижимое имущество, а собственность возникала бы у лица, возведшего постройку, в силу простого факта ее возведения (и лишь для целей противопоставления третьим лицам оглашалась бы путем регистрации в реестре), то не было бы никаких препятствий для того, чтобы считать здание недвижимой вещью с момента его создания.

При конститутивной системе регистрации это невозможно, так как до момента государственной регистрации права на вновь построенное здание, собственность на него ни у кого не возникает, следовательно, признавать такой объект самостоятельной недвижимой вещью означало бы квалифицировать его как бесхозяйную вещь, что очевидно расходится со здравым смыслом.

Поэтому в конститутивной регистрационной системе требуется признавать постройки и помещения (см. ниже) недвижимыми имуществами только с момента регистрации, а до момента таковой регистрации рассматривать их в качестве составных частей земельного участка, на которых они возведены.

3.3. Практические последствия. Важным практическим следствием этих рассуждений является невозможность предъявления иска о признании права собственности на постройку, возведенную после 30.01.1998, в случае если право на нее за возведшим ее лицом не регистрировалось. Этот вывод следует из положения п. 59 Постановления Пленума ВС и ВАС № 10/22: «Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права. Иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона о регистрации и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона[1], либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 ГК РФ[2]».

Это подтверждается и судебной практикой по отдельным делам. Так, в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.09.2012 № 4464/12 высшая судебная инстанция признала, что иск о признании права собственности в отношении объекта недвижимости, возведенного истцом на земельном участке, не подлежит удовлетворению, так как право истца на этот объект никогда не было зарегистрированы в реестре, следовательно, оно не возникло. И, как следствие, иск о признании права собственности на эту вещь (который относится к искам о констатации существующего права) не может быть удовлетворен.

Этот вывод Президиума ВАС в целом также соответствует доктрине горизонтального разделения, осуществляемой средствами государственной регистрации права собственности на вновь возведенную постройку, изложенной выше.

4. Сфера применения комментируемой статьи: иные недвижимые вещи.

4.1. Применение к объектам незавершенного строительства. Несмотря на то, что из положений ст. 130 ГК РФ следует, что объекты незавершенного строительства являются иным видом недвижимых вещей, чем здания или сооружения (о которых идет речь в комментируемой статье), судебная практика распространила действие комментируемой статьи и на объекты незавершенного строительства, что в принципе представляется разумным. В связи с тем, что между завершенным зданием или сооружением и объектом незавершенного строительства отсутствуют какие-либо юридические различия, последние точно так же должны подчиняться принципу горизонтального разделения, как здания и сооружения. Примером такой судебной практики может служить, в частности, уже упоминавшееся Постановление Президиума ВАС РФ от 18.09.2012 № 4464/12.

Разумеется, в отношении объектов незавершенного строительства возникает значительное более сложный вопрос: с какого момента возможно горизонтальное разделение в отношении результата незавершенных строительных работ? Пока судебная практика довольно устойчиво придерживается вывода о том, что оно возможно лишь на объекте полностью завершены фундаментные работы (см. п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ № 73 от 17.11.2011; пятый абзац п. 38 Постановления Пленума ВС № 25 от 23.06.2015).

Любопытно, что подтверждение тому, что объекты незавершенного строительства, права на которые не зарегистрированы, рассматриваются законодателем не как недвижимые вещи, а как составные части земельного участка, на котором они возведены, может быть обнаружено в законодательстве о банкротстве. Так, в ст. 201.15-1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливается, что незарегистрированный объект незавершенного строительства является «неотделимым улучшением» земельного участка. Очевидно, что не вполне удачный термин «неотделимое улучшение» (объект незавершенного строительства может и ухудшить земельный участок, особенно – если он возведен с нарушениями и является самовольной постройкой) в данном случае призван подчеркнуть, что объект незавершенного строительства не является самостоятельной недвижимой вещью до момента государственной регистрации права собственности на него.

4.2. Права на помещения.

4.2.1 Общие положения. Помещения также являются иным видом недвижимости, чем здания и сооружения, это следует из положений ст. 130 Кодекса. Формально ст. 219 ГК не разрешает вопрос о моменте возникновения права собственности на помещения. Тем не менее, он должен быть разрешен так же, как и вопрос о правах на здание или сооружения.

Это следует из положений третьего абзаца п. 1 ст. 130 ГК РФ, который предусматривает, что помещения, а также машиноместа являются недвижимыми вещами в случае если их границы описаны в установленном законодательством о кадастровом учете. Таким образом, даже эта норма отвергает подход к моменту определению момента возникновения права на помещение как момент его фактического создания. Однако само по себе описание границ в системе конститутивной регистрации прав на недвижимое имущество не может порождать права. Следовательно, с учетом действия общего правила п. 2 ст. 8.1 ГК РФ право собственности на помещение не может возникнуть ранее государственной регистрации этого права. Это, в свою очередь, означает, что помещение как недвижимая вещь также возникает в результате горизонтального разделения: или (1) регистрации первоначального права собственности на помещения в возведенном здании (в случае если юридическая принадлежность помещений осуществляется в рамках так называемой поэтажной собственности, предполагающей, что недвижимыми вещами являются помещения в здании, а конструктивные элементы последнего (крыша, фундаменты, чердаки, подвалы и проч.) рассматриваются как общее имущество собственников помещений), или (2) в результате разделения здания, зарегистрированного за собственником в реестре, на отдельные помещения.

Иными словами, помещения как объекты гражданских прав, недвижимые вещи, также возникают в результате регистрационных действий – государственной регистрации права собственности на них. Следовательно, в частности, следует прийти к выводу о том, что до горизонтального разделения иски о признании права собственности невозможны.

Все изложенное выше также следует отнести и к такой разновидности недвижимости как машино-места.

4.2.2. Судебная практика. Многочисленная судебная практика гражданской коллегии ВС свидетельствует о готовности этого суда отступать от описанного выше принципа в случае если с иском о признании права собственности на жилые помещения обращаются физические лица, пострадавшие от банкротства застройщика, так называемые «обманутые дольщики» (напр. п. 1 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 4 декабря 2013 г.); определение СК ГД от 24.01.2017 № 89-КГ16-10; от 18 декабря 2018 г. № 18-КГ18-191). При этом такие иски удовлетворялись даже в ситуации, когда строительство соответствующего здание не было завершено (и лишь в определении № 18-КГ18-191 содержится указание на то, что иск о признании права собственности на помещение подлежит удовлетворению лишь если строительство здания завершено). Подобная практика может быть оценена не иначе как критически, так как она расходится не только с недвусмысленными положениями ГК, но правовыми позициями самого же ВС, сформулированными с постановлении Пленума ВС и ВАС № 10/22.

Необходимо отметить, что Президиум ВАС к подобного рода судебным актам (о признании права собственности на помещения в недостроенном здании) относился негативно, квалифицируя их не как подлинные решения о признании существующего права собственности, а как решения о подтверждении наличия у покупателей по договору купли-продажи будущей недвижимой вещи (дольщиков) права требовать передачи им соответствующих помещений (см. постановление Президиума ВАС РФ от 20.02.2007 № 13420/06).

Однако недавняя позиция ВС по вопросу о нежилых помещениях и возможности удовлетворения исков о признании за покупателями права собственности на нежилые помещения в здании, возведенном застройщиком-банкротом, свидетельствует о том, что в отношении такого рода помещений ВС придерживается диаметрально противоположного подхода: без регистрации прав на помещение не возникает и поэтому иск о признании не может быть удовлетворен (обзоре № 3 за 2018 год (утв. 14.11.2018), раздел "Вопросы", вопрос № 1). Такой подход в целом соответствует закону и его следует приветствовать. При этом невозможно не заметить, что никакой юридической разницы между режимом жилых и нежилых помещений применительно к данной категории споров нет и быть не может.

4.3. Недвижимости в силу закона. Положения комментируемой статьи не распространяются на недвижимые вещи, которые являются таковыми в силу предписаний закона (морские, воздушные суда, суда внутреннего водного плавания), так как последние не являются «зданиями и сооружениями», о которых идет речь в комментируемой статье. Более того, к упомянутой недвижимости в силу закона не применяется принцип superficies solo cedit, а, следовательно, и правила о горизонтальном разделении. Вопрос о том, что представляет собою морское судно (воздушное судно, судно внутреннего водного плавания), строительство которого фактически завершено, но право собственности на которое не зарегистрировано в специальном реестре, требует отдельного изучения. Здесь следует лишь констатировать, что к такого рода объектам логика юридических рассуждений, которая была использована выше для построек (постройка до регистрации является составной частью земельного участка) не применима в связи с отсутствием у соответствующих объектов какой-либо связи с земельными участками.

Единственные виды недвижимости в силу закона, к определению момента возникновения права на который следует применять регистрационный принцип, – это предприятие (ст. 132 ГК РФ) и единый имущественный комплекс (ст. 133.1 ГК РФ). Это связано с тем, что государственная регистрация прав на такого рода объекты преобразует правовой режим имущества, на базе которого создается предприятие или единый недвижимый комплекс. Из режима самостоятельных объектов гражданских прав (недвижимостей, движимостей, прав требования, исключительных прав и проч.) они становятся составными частями имущественного комплекса.

4.4. Распространение ст. 219 ГК на иные права. Несмотря на то, что в комментируемой статье это прямо не упоминается, она подлежит применению к возникновению иных вещных прав на вновь построенное здание или сооружение. Так, право хозяйственного ведения или оперативного управления возникнет у застройщика – унитарного предприятия или учреждения – с момента государственной регистрации этого права. Это вытекает из того, что комментируемая статья является частным случаем действия принципа внесения в сфере права недвижимости (п. 2 ст. 8.1 ГК РФ), а соответствующие вещные права также подчинены этому принципу (см. второй абзац п. 5 постановления Пленума ВС и ВАС № 10/22). Иные вещные права (сервитут, ипотека) первоначальным образом возникнуть не могут, поэтому к ним положения ст. 219 ГК в принципе не применимы.

5. Отсутствие исключений из принципа внесения.

5.1. Постановка проблемы. Обращает на себя внимание то, что в отличие от положений п. 2 ст. 8.1 ГК РФ, в котором содержится оговорка о том, что принцип внесения действует, если иное не предусмотрено законом, в комментируемой статье такая оговорка отсутствует. Означает ли это, что никакие исключения из принципа внесения, известные действующему законодательству (наследование, реорганизация, приобретательная давность, супружеская собственность и проч.), не применяются к возникновению права собственности на здания и сооружения?

По всей видимости, правильный ответ будет такой: те изъятия из действия принципа внесения, которые ведут к первоначальному приобретению права собственности, должны применяться и к случаям, охватываемым положениями ст. 219 ГК. Например, в п. 2 ст. 34 Семейного кодекса предусмотрено, что все, что нажито супругами во время брака на общие доходы, признается их совместной собственностью вне зависимости от того, на чье имя было зарегистрировано право на имущество.

Это означает, что если на земельном участке (неважно, приобретенном в браке или до брака) на общие средства супругов было возведено здание или сооружение, оно считается общей совместной собственностью супругов (разумеется, с момента государственной регистрации этого права за одним из них – см. принцип горизонтального разделения).

5.2. Исключения для помещений. Еще больше исключений из принципа внесения может быть обнаружено при обсуждении вопроса о первоначальном возникновении права собственности на вновь построенные помещения.

Пожалуй, самый очевидных из них – это случай, предусмотренный в п. 4 ст. 218 ГК РФ: лица, являющиеся членами потребительских кооперативов и финансирующие строительство тех или иных объектов с тем, чтобы получить впоследствии в собственность помещения в них (гаражи, квартиры) приобретают право собственности на эти помещения с момента полной выплаты пая. Следовательно, принцип внесения (и горизонтального разделения) в отношении такого рода помещений применению не подлежит. Например, гараж или квартира в кооперативном здании будет являться недвижимой вещью и принадлежать соответствующему члену кооператива с момента полной выплаты пая, но, разумеется, при условии получения разрешения на эксплуатацию соответствующего здания.

Другой пример – это приобретение застройщиком, возводящем многоквартирный дом или иное здание по правилам законодательства об участии в долевом строительстве, права собственности на помещения в соответствующем здании. Это исключение из принципа внесения вытекает из положения ч. 11 ст. 48 Закона о регистрации недвижимости, в соответствии с которым первоначальная запись о праве собственности в отношении помещения – объекта долевого строительства – вносится сразу на имя покупателя объекта (дольщика), а не на имя продавца (застройщика). В связи с тем, что договор участия в долевом строительстве по своей природе является договором купли-продажи будущей недвижимой вещи, застройщик (продавец) должен передать покупателю (дольщику) право собственности на предмет договора. В теории, все помещения в построенном доме должны быть первоначально зарегистрированы за застройщиком и только после этого в реестр должны вноситься записи о переходе прав на помещения к покупателям (дольщикам).

Однако, видимо, в целях экономии времени и денежных средств покупателей и продавцов (в частности, на государственных пошлинах), отечественный законодатель пошел по другому пути (являющемся, безусловно, юридической примитивизацией), установив, что право собственности продавца на помещения регистрации не подлежит, а регистрируется сразу право собственности покупателя. То, что до регистрации права собственности покупателя (дольщика) соответствующие помещения являются собственностью застройщика, подтверждается нормами законодательства о банкротстве (в частности, положениями о составе конкурсной массы застройщика-банкрота и способах удовлетворения требований кредиторов из стоимости указанной массы либо путем передачи объекта строительства в собственность отдельных категорий кредиторов застройщика-банкрота).

[1] Имеется в виду Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

[2] Имеется в виду прежний п. 2 ст. 8 ГК РФ, который идентичен п. 2 ст. 8.1 действующей редакции ГК РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *