Почему в рф смешанная республика
Перейти к содержимому

Почему в рф смешанная республика

  • автор:

Смешанная республика.

Здесь существует сильный президент, избираемый народом. Он, как правило, является главой исполнительной власти и руководит правительством. Но в формировании правительства в обязательном порядке принимает участие парламент (например, утверждает кандидатуры министров, представленные президентом). Правительство должно пользоваться доверием большинства в парламенте, должно быть ответственно и перед парламентом. В смешанной республике повышается самостоятельность правительства, увеличивается важность поста главы правительства – премьер-министра. Премьер-министра назначает президент, но реально премьером может стать лишь тот, кто получит поддержку парламента.

Смешанная республика – Франция.

46. Особенности формы правления в рф.

В Российской Федерации республиканская форма правления, которая была провозглашена в 1917 году.

По тексту Конституции РФ является смешанной республикой с доминирующим положением Президента в системе разделения властей. Таким образом, можно сказать, что РФ смешанная (президентско-парламентская) республика с преобладанием черт президентской республики.

Для Российской Федерации характерно сочетание черт как парламентской, так и президентской республики:

1. Разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Законодательную власть осуществляет Федеральное собрание (Государственная Дума и Совет Федерации); исполнительную – Правительство РФ; судебную – Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд, Конституционный Суд.

2. Особый статус Президента РФ. По Конституции он вне системы разделения властей (не входит не в одну из них).

3. Избрание Президента внепарламентским путём, т.е. на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права населением России. Избрание Президента непосредственно народом делает его независимым от парламента, что не исключает взаимного влияния Президента и Парламента друг на друга.

4. Сосредоточение в руках Президента полномочий только главы государства; главой правительства является Председатель Правительства РФ.

5. Отсутствие должности вице-президента.

6. Исполнительниая власть принадлежит только Правительству, которое возглавляет Председатель. При этом Правительство формируется внепарламентским путём, т.е. депутат парламента не может быть одновременно членом правительства.

7. Не будучи формально главой исполнительной власти, Президент имеет возможность непосредственно влиять на организацию её деятельности.

8. По ст. 83 Конституции Президент назначает с согласия Государственной Думы Председателя Правительства, принимает решение об отставке Правительства, назначает и освобождает от должности заместителей Председателя Правительства, федеральных министров, имеет право председательствовать на заседаниях Правительства РФ.

9. Согласие на назначение Председателя Правительства даётся нижней палатой парламента – Государственной Думой, но Государственная Дума не вправе предложить своего кандидата на эту должность, кандидата может предложить только Президент РФ.

10. Президент при назначении Правительства не ориентируется ни на партийное большинство в парламенте, ни партийную принадлежность министров. В России политические партии недостаточно сильны, вотум недоверия крайне затруднён, к тому же он невозможен по отношению к отдельным министрам. Поэтому Президент совершенно свободен в подборе членов Правительства.

11. Часть министров подбирает непосредственно Президент («силовых» министров, министра иностранных дел).

12. Вопрос об отставке, об ответственности Правительства и министров в конечном счёте решает Президент, а не Парламент.

13. Наличие института парламентской ответственности Правительства, т.е. Государственная Дума РФ может вынести Правительству РФ вотум недоверия, но для решения вопроса об отставке Правительства нужны два вотума недоверия по инициативе Парламента, причём в трёхмесячный период (если срок истёк, первый вотум теряет силу). Однако и после двух вотумов отставка Правительства не неизбежна. Президент вместо этого может распустить Государственную Думу с назначением даты новых выборов. Если же вопрос о доверии ставиться по инициативе Правительства, то отказа в доверии достаточно, но Президент вправе решать: отправить в отставку Правительство или распустить Государственную Думу.

14. Наличие у Президента РФ права роспуска Парламента (Государственной Думы.

47 Особенности государственного устройства РФ. Виды союзов России с другими государствами. СНГ. Союз России и Беларуси.

Согласно Конституции 1993 г., Россия – федеративное государство, в состав которого входят как национальные, так и территориальные образования. Среди них 21 республика, 6 краёв, 49 областей, 2 города федерального значения, 1 автономная область и 10 автономных округов – 89 субъектов.

Смешанная республика

Наряду с традиционными видами республик (парламентской и президентской) путем совмещения и появления новых признаков создаются неизвестные ранее формы, причем эта тенденция набирает силу: «чистых» форм остается все меньше, а формы правления во вновь возникающих государствах (например, при распаде СССР, Югославии, Чехословакии), как правило, соединяют разные черты. Создание смешанных и «гибридных» форм улучшает взаимодействие органов государства, хотя это происходит либо за счет уменьшения роли парламента либо за счет сокращения полномочий президента, либо путем установления подчинения правительства одновременно и парламенту, и президенту, складывается в результате, с одной стороны, усиления парламентарных начал в развитии президентских республик, а с другой — возрастания места и роли президентской власти в парламентарных республиках.

Наглядным примером смешанной (полупрезидентской, полупарламентской) республики могут сегодня служить соответствующие государственные формы во Франции и в Польше.

Некоторые ученые возражают против выделения в особую форму правления смешанную, полупрезидентскую, полупарламентарную республику, считая, что необходимо сохранить лишь старое, традиционное деление республик на президентские и парламентские. Но их аргументы не представляются убедительными. Бесспорно, классификация республик на президентские и парламентские является основной и исходной. В этом отношении выделение смешанной формы правления является, несомненно, производным. Не вызывает возражения и тезис о том, что президентские республики сегодня нередко включают в себя в какой-то мере элементы парламентаризма, а парламентарные республики — более пли менее существенные черты президентского правления. В чистом виде, как ту, так и другую форму в современном мире действительно не так уж просто обнаружить.

В целом создание смешанных и «гибридных» форм правления, как показывает опыт многих стран, имеет несомненные плюсы. Тем самым обеспечивается стабильность управления страной, устраняется возможность частой смены правительства по партийным соображениям, обеспечивается консолидация партий. Не нарушая местного самоуправления, этот процесс ведет к укреплению роли государственной власти на местах, способствует единству государства. Это особенно важно в условиях стран, которые не имеют опыта длительного парламентского управления и где последнее в условиях не сформировавшихся партийных структур, не сложившихся механизмов парламентского управления может вести к постоянному разброду и шатаниям.

Вместе с тем, такой процесс имеет и свои минусы:

во-первых, нарушается присущее той или иной форме единство структуры управления и одновременно возникают новые виды отношений, коллизии и несогласованности, которых не было в «отработанных» формах правления. Разрушаются сложившиеся стандарты разделения властей, имеющие свои устойчивые формы и в президентской, и в парламентарной республике. Происходит смешение разных начал, и это не всегда способствует соблюдению конституционной законности;

во-вторых, возрастание роли парламента в президентской (полу президентской) республике при создании смешанных форм, усиление его контроля за деятельностью правительства — часто лишь внешнее, обманчивое явление. В парламентарной же республике при создании смешанных форм значение парламента падает, происходит значительное усиление власти президента, к чему эта форма не приспособлена, а потому не имеет достаточных гарантий против президентского всевластия.

Россия как смешанная республика

Согласно статье 1 Конституции Российской федерации, РФ имеет республиканскую форму правления, но какую именно, не уточняется. Конституция Российской Федерации 1993 г. ( принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) С одной стороны, Президент избирается всеобщим голосованием, располагает собственными прерогативами, позволяющими ему действовать независимо от Правительства, а с другой — наряду с Президентом действует Правительство во главе с Председателем, в определенной мере ответственное перед парламентом. На практике элементы парламентаризма сведены к минимуму: ответственность Правительства перед Государственной Думой крайне ограничена и затруднена, Думе очень сложно добиться и увольнения Правительства в целом, не говоря уже об увольнении отдельных министров, что на практике именно Президент возглавляет всю систему исполнительной власти.

И все-таки, на мой взгляд, РФ следует отнести к смешанной республике, а точнее, к полупрезидентской республикой с доминирующим положением президента в системе властей.

ФОРМАПРАВЛЕНИЯВ РОССИИ

Смешанная форма правления как форма правления в России

Смешанная республика или ещё ее называют президентско-парламентской, отличается двойной ответственностью правительства — перед президентом и парламентом. Смешанная республика сочетает в себе наиболее сильные стороны парламентской и президентской систем правления. Она соединяет в себе сильную президентскую власть (достоинство президентской республики) и эффективный контроль за правительством со стороны парламента (сильная сторона парламентской республики). С одной стороны, президент наделён широким кругом полномочий: он является главой государства, верховным главнокомандующим, обладает отлагательным вето на решения парламента, назначает главу правительства (премьер-министра), имеет право распустить парламент и назначить новые выборы, единолично ввести чрезвычайное положение и т.д. С другой стороны, парламент имеет возможность контролировать деятельность премьера и правительства посредством утверждения бюджета страны, вынесения вотума недоверия им. Например, по Конституции Французской Республики 1958 г. Президент избирается гражданами и руководит правительством, что характерно для президентской республики. В то же время, назначаемое им правительство должно пользоваться доверием нижней палаты Парламента — Национального собрания, что характерно для парламентарной республики. Вместе с тем Президент может распускать Национальное собрание по своему усмотрению, что не характерно ни для той, ни для другой разновидности республиканской формы правления. Наблюдается самое различное соединение элементов парламентарной и президентской республик, а иногда появление таких черт, которых не было ни у одной из этих форм. В последнем случае происходит не просто смешение разных сторон отдельных разновидностей республиканской формы правления, а рождается новое качество, возникает своеобразный гибрид. В результате остается все меньше «чистых» президентских или парламентарных республик, возникают полупрезидентские, полупарламентарные республики. Для этой цели используются как концепция «рационализированного парламентаризма», имеющая целью ограничить власть парламента и усилить исполнительную власть, так и требование ответственного правительства, неразрывно связанное с идеей парламентарной республики. Один из наиболее типичных примеров смешанной формы — республика Перу по конституции 1933 года (до переворота 1968 г). Отличительная черта формы правления в Перу состояла в двойственном положении правительства по отношению к президенту и конгрессу по вопросу о политической ответственности. Совет министров был ответственен как перед президентом, так и перед законодательным органом. К тому же реализацию президентом некоторых своих важных функций конституция ставила в преимущественную зависимость от волеизъявления конгресса. Особая разновидность смешанной формы правления существовала в Панаме с 1972 по 1979 годы. Ее существенная отличительная черта состоит в особом положении главы правительства в системе государственных органов республики — по конституции 1972 года он, а не президент был ключевым звеном государственного механизма. Президент юридически, а еще больше фактически был низведен до положения второстепенной фигуры в структуре центральных органов государства. Совет кабинета наделялся конституцией главным образом совещательными полномочиями и действовал как консультативный орган при носителе высшей исполнительной власти — главе правительства. Еще одна особенность формы правления Панамы до конца 1978 года — формальное отсутствие в стране партийной системы, поэтому парламентские выборы проводились по территориальному признаку.

Для республик смешанного типа правления характерно отсутствие прямой юридической связи между президентом и правительством. В ряде государств всенародно избранный президент, будучи главой государства, в формально-правовом смысле оказывается отделенным от руководства исполнительной властью, которое конституция страны возлагает на правительство. В этом случае конституция может устанавливать принцип доверия нижней палаты парламента по отношению к формируемому президентом правительству.

Одним из признаков, присущих исключительно республикам смешанного типа правления, является закрепленная в конституции страны возможность роспуска парламента или его нижней палаты по инициативе президента в случае возникновения непреодолимого конфликта между органами исполнительной власти и парламентом.

В смешанной республике имеются следующие черты, присущие президентской формой правления: президент избирается непосредственно народом, что делает его независимым от парламента и дает ему возможность противопоставить себя парламенту. Но в данном случае есть риск обострения отношений между президентом и парламентом, а также вследствие этого — между президентом и избирателями. В тоже время при слабом парламенте республика, будучи по конституции полупрезидентской, на деле превращается в президентскую.

Вице-премьеров и министров президент может назначить по своему усмотрению, независимо от партийной расстановки сил в парламенте. Премьер-министра он назначает тоже сам но по-разному: во Франции и Казахстане самостоятельно (хотя потом ему, а значит и правительству может быть выражено недоверие), в России, на Украине назначает с согласия парламента (в России — Государственной Думы).

Правительство несет ответственность перед президентом, который может по своему усмотрению уволить премьер-министра, отдельного министра и все правительство в отставку.

Наряду с сильными элементами президентциализма, в полупрезидентской республике имеются черты парламентаризма. Главная из них — ответственность правительства перед парламентом. Она всегда затруднена, в меньшей степени во Франции (нужно собрать не менее 10% подписей общего состава палаты для внесения такой резолюции, есть и другие условия), больше — в России, еще сложнее добиться такой ответственности в Белоруссии и некоторых других странах.

Второй элемент парламентаризма: согласие нижней палаты парламента на назначение определенной кандидатуры, предлагаемой президентом, на должность премьер-министра. Такой порядок предусмотрен не во всех странах, во Франции его нет, но в России и ряде других стран такое согласие обязательно.

Наряду с совмещением черт президентской и парламентской форм правления полупрезидентская республика имеет такие особенности, которые не присущи первым. Основная из них — особый статус президента. По конституции президент выводится за триаду разделения властей. Он не относится ни к одной ветви власти, в том числе к исполнительной власти, как это всегда бывает в президентской республике и по традиции — в парламентской.

Республика президентская или все-таки смешанная… По следам отдельных высказываний Президента в послании Федеральному собранию

На 15.01.2019г. пришлось слишком много событий: сначала не привычное по времени послание Президента ФС, потом встреча Премьера и Президента и, наконец, в качестве апофеоза – как гром среди ясного неба – добровольная отставка Правительства в соответствии с ч. 1 ст.117 Конституции. Чуть позднее в тот же вечер стало известно о новом, весьма неожиданном, кандидате в Премьеры (теперь уже Премьере) Михаиле Мишустине, но на фоне случившегося ранее это событие можно было воспринять гораздо спокойнее, тем более в контексте операции «технический премьер».

Среди прочего в послании господин Президент заявил:

«При этом, уважаемые коллеги, хочу подчеркнуть следующее, при этом убеждён, что наша страна с её огромной территорией, сложным национально-территориальным устройством, многообразием культурно-исторических традиций не может нормально развиваться, я скажу больше, просто существовать стабильно в форме парламентской республики. Россия должна оставаться сильной президентской республикой. Поэтому за президентом, безусловно, должно сохраняться право определять задачи и приоритеты деятельности Правительства, как и право отстранять от должности Председателя Правительства, его замов и федеральных министров в случае ненадлежащего исполнения обязанностей или в связи с утратой доверия. Также за президентом должно оставаться прямое руководство Вооружёнными Силами и всей правоохранительной системой. Но и в этом случае считаю необходимым сделать ещё один шаг для обеспечения большего баланса между ветвями власти».

Президент в очередной раз заявил, что Россия – президентская республика, причем «сильная», такой она и должна оставаться. Этот тезис достаточно типичен для нашего информационного пространства, высказываний высокопоставленных (и не очень) лиц и обыденного правосознания: поскольку исторически в России глава государства (неважно – монарх или президент) – это «наше все», разумеется, при республиканской форме государственного устроения республика может быть только президентской.

К сожалению, эта мысль повторяется вновь и вновь; в очередной раз она прозвучала из уст первого лица государства, как бы легитимировав обоснованность заявлений о президентской форме нашей республики. Более того, из Послания следует, что эта идея была сделана одним из факторов конституционных преобразований («Россия – республика президентская, такой она и должна оставаться»).

Вместе с тем еще со студенческой скамьи из курса конституционного (государственного) права известно, чтО есть президентская республика, и по каким основаниям Российская Федерация ею не является. В общем, ни для одного юриста, вдумчиво прослушавшего даже не весь курс конституционного права, а всего лишь одну из его глав — «учение о форме правления» — не является тайной, что Россия в аспекте выработанных доктринальных признаков существующих форм правления есть все-таки смешанная республика, но никак не президентская.

Классический образец президентской республики – это ненавистные ныне в России США. Несмотря на предикат «президентская», он совсем не означает, что президент «может делать все, что пожелает» (в политическом залоге, в котором журналисты привычно рассуждают о нашей форме правления, наш президент, действительно, вряд ли имеет какие-либо ограничения в реализации своих конституционных полномочий, точнее, его возможности простираются намного дальше его полномочий), его полномочия регламентированы, причем достаточно жестко, без расширительных толкований. Президент США – глава исполнительной (!) власти, а не глава государства (ч. 1 ст. 80 нашей Конституции), лицо, ответственное за воплощение конституционных ценностей, проведение внутренней и внешней политики. Но он действует в жестких рамках, поставленных ему Конгрессом и Верховным судом (назначение должностных лиц, прежде всего «министров», — членов Администрации Президента, с согласия Конгресса; импичмент; отсутствие права законодательной инициативы, etc.). Как глава исполнительной власти Президент в Президентской республике есть вместе с тем и глава правительства; хотя, говоря строго, такого органа как правительство в тех же США нет; вместо него существует the Cabinet of the USA, что на русский язык удачнее всего перевести как Администрация США (даже не Президента), состоящая из государственного секретаря (наш МИД), руководителей федеральных департаментов (обороны, образования, etc.). То есть Администрация (Президента) США – совсем не то же что Правительство Российской Федерации.

Президент единолично контролирует Администрацию: он может по своему усмотрению смещать ее членов, Конгресс лишь выражает согласие на их назначение (но не назначает их). Как сказано в Конституции США (абз. 2 отдела 2 ст. II Конституции США), Президент

«имеет право, по совещании и с согласия сената, заклю­чать трактаты, если две трети сенаторов одобрят их; назна­чать послов, уполномоченных консулов, судей верховного суда и всех других должностных лиц Соединенных Штатов, о назначении которых не сделано постановлений, и должности ко­торых установлены законом; но конгресс может, по своему усмотрению, предоставить назначение таких низших должностных лиц одному президенту, или судам и начальникам отделов».

Надо сказать, что сходный порядок назначения существует (пока) у нас в отношении Премьера (п. «а» ст. 83, ч. 1 ст. 111 Конституции). Вместе с тем Владимир Путин предложил также пересмотреть и правила назначения Премьера: теперь Президент и ГД «поменяются местами» — Президент будет вправе назначить лишь того, кого ранее утвердила ГД (https://sozd.duma.gov.ru/bill/885214-7), но при таком «большем балансе» остается без изменений ч. 4 ст. 111 Конституции – именно она является ключевой в контроле главы Российского государства над парламентом.

Однако, возвращаясь к США, главное в контроле Президента над Администрацией все-таки заключается в том, что Конгресс не имеет полномочия выразить Администрации (такого самостоятельного органа нет вовсе) и его отдельным членам вотум недоверия, так же как и Администрация, ее члены не могут поставить перед Конгрессом вопрос о доверии к ней (ним). Доверие/недоверие к Администрации – прерогатива Президента США.

Совсем иное мы наблюдаем в России: у нас существует правительство как самостоятельный орган исполнительной государственной власти, оно возглавляется Премьером. И Премьер, и члены Правительства назначаются Президентом (но для назначения Премьера Президенту нужно получить согласие ГД – ч. 1 ст. 111 Конституции, после принятия конституционных поправок – утверждения ГД). Как следствие, Президент исключительно по своему усмотрению уполномочен отправить Правительство в отставку (ч. 2 ст. 117 Конституции). Как это ни парадоксально, вопреки словам Дмитрия Медведева о добровольном сложении Правительством своих полномочий 15.01.2020г., согласно тексту Президентского Указа, не Правительство «ушло в отставку», а Президент «объявил об отставке Правительства» — http://www.kremlin.ru/events/president/news/62595.

Несмотря на, можно сказать, полный контроль Президента над Правительством, ГД целиком не устранена от воздействия на него. Помимо согласия (в ближайшем будущем – утверждения) ГД, которое требуется Президенту для назначения Премьера, ГД уполномочена вотировать недоверие Правительству (ч. 3 ст. 117) и отказать Правительству в доверии (ч. 4 ст. 117), когда само Правительство поставит этот вопрос перед ГД.

Таким образом, в отличие от Президентской республики в Российской Федерации контроль над Правительством разделен между Президентом и ГД. Разумеется, речь идет о юридической стороне вопроса, о реальном (политическом) раскладе сил говорить не вполне уместно, поскольку в этом контексте любые рассуждения о влиянии ГД на Правительство становятся беспочвенными.

Смешанный контроль над Правительством – это и есть конститутивный признак смешанной республики, классическим образцом которой является Французская республика («Если Национальное собрание примет резолюцию порицания или если оно не утвердит программу Правительства или его заявление общеполитического характера, Премьер-министр должен вручить Президенту Республики заявление об отставке Правительства» — ст. 50 Конституции Франции; и Президент обязан принять эту отставку, невзирая на свое возможное несогласие).

Если перейти к парламентской республике, то вполне понятно, что разделенного контроля над правительством в ней нет, правительство формируется и контролируется парламентом и подотчетно только ему. Поэтому когда Президент в Послании утверждает, что Россия должна оставаться «сильной президентской республикой» и вместе с тем предлагает уполномочить ГД утверждать Премьера, то есть принимать решение, без которого сам Президент не сможет его назначить на должность, – это шаг в сторону парламентарного государственного строя, от которого сам Президент и предостерегает, так как при Россия «стабильно существовать и развивать» при нем не сможет. Правда при сохранении неприкосновенности ч. 4 ст. 111 замена слова «согласия» на слово «утверждение» в ч. 1 ст. 111 не повлияет (совсем) на перераспределение полномочий по формированию Правительства и изменение «баланса» ветвей государства.

Таким образом, в доктрине достаточно определенно зафиксированы признаки форм республики, они воспроизводятся в конституционной практике многих государств. Однако можно ли сказать, что традиционные для нашего публичного пространства высказывания о президентском характере нашей республики беспочвенны и являются скорее данью установившейся централизации политической системы? То есть имеются ли для них предпосылки в самой Конституции?

И именно при анализе этого вопроса обнаруживаются как раз те положения, которые действительно позволяют зафиксировать доминирование Президента Российской Федерации в государственном устройстве, на это указывают, как минимум, две конституционные нормы:

  1. ч. 4 ст. 111: если ГД «заупрямится» и начнет отклонять предложенные Президентом кандидатуры, то последнее слово будет за Президентом – он назначит нужного ему Премьера, распустит ГД и объявит о назначении новых выборов. Весьма характерно, что в проекте ФЗ о поправках в Конституцию пересматриваются чч. 1 и 2 ст. 111, но остается неприкосновенной эта самая ч. 4. Другими словами, ни юридически, ни тем более политически больше свободы у парламента не станет – ГД по-прежнему будет под дамокловым мечом президентского решения.
  2. чч. 3, 4 ст. 117: блокировка вотирования недоверия (отказа в доверии) Правительству: ГД не уполномочена настаивать на сложении Правительством своих полномочий, поскольку даже выразив недоверие (отказав в доверии), лишь Президент будет решать, соглашаться с ГД или все-таки лучше присмирить неспокойный парламент, заменив его новым созывом.

Как представляется, именно ч. 4 ст. 111 и чч. 3, 4 ст. 117 являются фундаментальными в плане определения формы нашего государственного строя – последнее решение в споре между Правительством (де-факто – Президентом) и ГД будет принимать Президент. Ни одна из этих норм не предполагается к пересмотру. Это означает только: анонсированный «бОльший баланс» между ветвями государства – нереализуeмое пожелание, если, конечно, он изначально не был лукавством перед камерами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *