С какого момента лицо признается виновным в совершении преступления
Перейти к содержимому

С какого момента лицо признается виновным в совершении преступления

  • автор:

С какого момента лицо признается виновным в совершении преступления

УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности (действующая редакция)

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 14 УПК РФ

1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. Таким образом, презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д. — невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них коммент. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом коммент. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩЕМУ ОСНОВАНИЮ (выделено мной. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в ч. 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции .

См.: Постановление КС РФ от 20 апреля 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // РГ. 1999. 27 апр. N 80.

5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй комментируемой статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического, довода защиты.

6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

Prima facie (лат.) — «на первый взгляд». Означает такую степень доказанности, которая основана на доказательствах, представленных одной из сторон (в данном случае обвинения) и представляющихся достаточными, пока не заявлены доводы другой стороны.

Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу «Джон Мюррей против Соединенного Королевства», соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник .

См.: решение по делу Murrey (John) v. The United Kingdom от 8 февраля 1996 г. Reports 1996-1. P. 52. § 54.

В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу . Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 569.

Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине такси, водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт .

См.: БВС РФ. 1997. 1 февр. N 2.

Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

Так, по делу Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным .

См.: решение по делу Pham Hoang v. France // Ser A. 1992. 25 сентября. N 243.

Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания .

Более подробно об этом см.: Смирнов А.В. Презумпции и распределение бремени доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 2008. N 1. С. 60 — 68.

Страница отображения — Прокуратура города Москвы

Презумпция невиновности – важнейший принцип уголовного процесса

  • 26 июня 2015, 15:10

Разъясняет заместитель начальника управления – начальник кассационного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Елена Анатольевна Каретникова

В соответствии с положениями части 1 статьи 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается виновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В части первой статьи раскрывается понятие презумпции невиновности — принципа, согласно которому никто не может быть обвинен в совершении преступления, пока не будет доказано обратное.

На международном уровне данный принцип закреплен в статье 11 Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948, а также в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966.

Вышеуказанная норма распространяется как на обвиняемого (лицо, в отношении которого вынесены постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и обвинительный акт), так и на подозреваемого (лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано по одному из указанных в законе оснований, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в установленном законом порядке).

Виновность лица непременно должна быть установлена вступившим в законную силу приговором суда. В соответствии с этим, ни заключение обвиняемого под стражу, ни назначение судебного заседания, ни даже провозглашение обвинительного приговора не являются основаниями считать лицо виновным в инкриминируемом ему деянии. Лишь с момента вступления приговора в законную силу лицо считается виновным в совершении преступления.

В случае, если судом вынесен оправдательный приговор, лицо признается невиновным в совершении деяния.

«Accusare emo se debet, nisi coram Deo» (лат.) — никто не обязан обвинять самого себя, разве что перед Богом.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Указанное в части 2 статьи 49 Конституции Российской Федерации гласит о том, что бремя доказывания (установления обязательных применительно к конкретному делу обстоятельств) возложено на сторону обвинения, а точнее, на определенный государственный орган, осуществляющий функцию уголовного преследования.

Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что он не сумел опровергнуть обвинение, не представил доказательства, подтверждающие свою непричастность к совершению инкриминируемого ему преступления, или же отказался от дачи показаний. Обязанность представления доказательств не может быть возложена и на защитника обвиняемого. Вполне естественно, что защитник выясняет все обстоятельства, имеющие значение для подзащитного, однако доказательства, говорящие в пользу обвиняемого, представленные его защитником, призваны лишь поставить под сомнение выводы обвинения, а никак не опровергать его в обязательном порядке.

Согласно части 3 части статьи 49 Конституции Российской Федерации, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В случае, если оценка собранных по делу доказательств вызывает у стороны обвинения или суда сомнения в виновности лица, тогда как все возможности пополнения доказательной базы исчерпаны, обвиняемый должен быть оправдан.

Сомнения толкуются в пользу обвиняемого не только лишь относительно вопроса о его виновности (невиновности), но и касательно других связанных с этим аспектов: о наличии (отсутствии) смягчающих и отягчающих обстоятельств, об объеме обвинения и т.д.

Если уголовное дело на момент появления неустранимых сомнений не направлено в суд для рассмотрения по существу, следователь (дознаватель) обязан прекратить его. На судебной же стадии вынести в отношении подсудимого оправдательный приговор обязан суд первой или апелляционной инстанции.

Обвинительный или оправдательный приговор в кассационном или надзорном порядке также могут быть отменены или изменены в связи с тем, что обстоятельства, квалифицированные ранее как противоправные, получили иную оценку со стороны вышестоящих судов.

Пересмотр в кассационном и надзорном порядках приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Что такое презумпция невиновности. Объясняем простыми словами

Презумпция невиновности — один из главных принципов уголовного и административного права. Его смысл в том, что человек считается невиновным, пока не докажут обратное. Подробнее в статье, которую проверил адвокат Андрей Саунин.

Проще говоря, даже человека в статусе подозреваемого и обвиняемого нельзя считать преступником. Так его называть можно будет после того, как его осудят и обвинительный приговор вступит в законную силу. Ведь в ходе судебного разбирательства можно доказать невиновность — для того оно и существует.

Презумпция невиновности считается основой уголовной юстиции в правовом государстве и символизирует уважительное отношение к личности человека как высшей социальной ценности.

Презумпция невиновности в Конституции РФ

Презумпция невиновности в России гарантируется главным законом страны — статьёй 49 Конституции. При этом понятие разбито на три составляющих:

Каждый считается невиновным, пока его вина не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Обвиняемый в преступлении не обязан доказывать свою невиновность.

Неустранимые сомнения толкуют в пользу обвиняемого.

Обвиняемый также имеет право отказаться от дачи каких-либо показаний — вообще, (это гарантировано Конституцией). А вот обвинитель обязан собирать и приводить доказательства, а также опровергать доводы защиты. При этом приговор суда не может быть основан на предположениях.

На кого не распространяется презумпция невиновности

Всё это полностью актуально для уголовного закона РФ. А вот в административном праве есть исключения. Так, в ст. 1.5 КоАП указано, что презумпция невиновности не распространяется на правонарушения в области дорожного движения, а также на некоторые нарушения при обращении с отходами и зафиксированные камерами нарушения в области благоустройства.

Именно поэтому штрафы с камер ГИБДД приходят владельцу автомобиля. Возможно, за рулём сидел не он. Но доказать свою невиновность не получиться — придётся платить. И проводить профилактическую работу с тем, кто на самом деле управлял машиной.

Критика

Презумпция невиновности хоть и гарантирована гражданам РФ, но не всегда этот принцип соблюдается. Ведущий юрист отдела недвижимости и инвестиций адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Максим Денисов ещё в 2016 году писал в «Секрете», что в российских судах общей юрисдикции плохо работает принцип состязательности, отчего появляется «презумпция виновности».

«Логика судей обычно заключается в том, что “государственный орган всегда прав”. <. > Из одного судебного акта в другой кочует стандартная фраза о том, что вина лица подтверждается “совокупностью доказательств”, полученных чиновниками. К доказательствам другой стороны судьи в большинстве случаев относятся скептически», — говорил он.

Также Денисов отмечал, что доля оправдательных приговоров в России из года в год не превышает 2% — то есть свыше 98% дел заканчиваются обвинительным вердиктом. Так что в РФ скорее действует презумпция виновности, делает вывод юрист.

Жалобы по делам об административных правонарушениях в районных судах зачастую рассматривают судьи, специализирующиеся на уголовных делах, что тоже порождает обвинительный уклон. Всё зависит от того, как они толкуют нормы закона.

Так, согласно КоАП, юридическое лицо признаётся виновным в совершении административного правонарушения, если установлено, что у него была возможность его предотвратить, но оно не сделало для этого всё от него зависящее.

«Применяя данное положение, суды сформировали единообразную практику, согласно которой при решении вопроса о виновности юридического лица в совершении административного правонарушения именно на него возлагается обязанность по доказыванию принятия всех зависящих от него мер по соблюдению правил и норм», — говорит адвокат Даниил Жерде

По сути, отмечает эксперт, это игнорирование принципа презумпции невиновности, что противоречит общим принципам российского права и приводит к необоснованному и несправедливому привлечению юридических лиц к ответственности.

Интересный факт

Презумпция невиновности также отдельно прописана в Кодексе торгового мореплавания РФи касается судов (плавучих сооружений). Суть её в том, что при столкновении все участники невиновны, если не доказано иное.

Происхождение термина

Слово «презумпция» происходит от латинского praesumptio — «предположение, ожидание, надежда». Презумпция — это предположение, которое считается истинным до тех пор, пока его ложность не будет доказана.

Пример употребления на «Секрете»

«Многие считают, что с камерами и бюрократической системой бороться бессмысленно, а судиться — долго и дорого. Удручает и то, что в подобных административных делах водителю придётся доказывать, что он “не верблюд” и ничего не нарушал. На презумпцию невиновности можно не рассчитывать».

(Из материала от 14 сентября 2022 о том, как обжаловать штрафы с дорожных камер.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *