Правовые нормы регулируют только те отношения которые не соответствуют нормативно правовым актам
Перейти к содержимому

Правовые нормы регулируют только те отношения которые не соответствуют нормативно правовым актам

  • автор:

Правовое регулирование

Правовое регулирование – осуществляемое при помощи системы правовых средств воздействие на общественные отношения.

Для того чтобы общество было организованным и упорядоченным, необходимо осуществлять определенное согласование разнообразных интересов как отдельного человека так и сообщества людей. Это осуществляется посредством социального регулирования, то есть целенаправленного воздействия на поведение людей. Регулирование может быть внутренним (саморегулирование) и внешним (со стороны кого — либо).

В системе социального регулирования важная роль принадлежит именно правовому регулированию. Регулированием можно назвать только такое воздействие, при котором ставятся достаточно ясно обозначенные цели.

Воздействие норм, в результате которого реализуются поставленные цели, можно назвать правовыми. Если под воздействием законодательного акта или его норм наступают последствия, не предусмотренные законодательством, а иногда противоречащие целям законодателя, такое воздействие не может считаться правовым регулированием. Также нельзя считать правовым регулированием воздействие, осуществляемое неюридическими средствами. Например, воздействие на сознание людей через средства массовой информации, нравственное и правовое просвещение.

Предмет правового регулирования

Право не должно и не может регулировать все общественные отношения и все социальные связи людей. Поэтому должна быть достаточно точно определена сфера правового регулирования, то есть те связи, которые необходимо урегулировать правом.

В сферу правового регулирования должны входить отношения со следующими признаками:

— в них находят отражение как индивидуальные интересы членов общества, так и интересы общесоциальные;

— в них реализуются взаимные интересы их участников, каждый из которых идет на какое-то ущемление своих интересов ради удовлетворения другого;

— они строятся на основе согласия выполнять определенные правила, признания обязательности этих правил;

— они требуют соблюдения правил, обязательность которых подкреплена достаточно действенной силой

Этим признакам отвечают три группы общественных: отношений:

1) отношения людей по обмену материальными и духовными ценностями (имущественные);

2) отношения по властному управлению обществом (государственное управление социальными процессами);

3) отношения по обеспечению правопорядка (призваны обеспечить нормальное протекание процессов обмена ценностями и процессов управления в обществе). Эти отношения возникают из нарушения правил поведения людей в двух указанных сферах.

Общественные отношения, входящие в эти группы составляют предмет правового регулирования, поскольку по своей природе могут поддаваться нормативно-организационному воздействию и требуют правового регламентирования.

От характера и содержания общественных отношений зависят особенности, характер, способы и средства правового регулирования.

Такой характер и вид общественных отношений обусловливают степень интенсивности правового регулирования (широта охвата правовым воздействием, степень обязательности правовых предписаний, формы и методы правового принуждения, степень детализированности предписаний, напряженность правового воздействия на общественные отношения).

Методы, способы и типы правового регулирования

Разнообразие общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, порождает различия в методах и способах юридического воздействия. В теории правового регулирования принято выделять два метода правового воздействия.

Метод децентрализованного регулирования (автономный, диспозитивный) – построен на координации целей и интересов сторон в общественном отношении субъектов гражданского общества, удовлетворяющих свои частные интересы (в сфере отраслей частноправового характера).

Метод централизованного (императивного, авторитарного) регулирования – базируется на отношениях субординации между участниками общественного отношения. В этих отношениях приоритетным является общественный интерес. Централизованные, императивные методы используются в публично-правовых отраслях (в конституционном, административном, уголовном праве).

Метод правового регулирования является одним из важных критерия разграничения прав на отрасли.

Способы правового регулирования определяются характером предписания, зафиксированного в норме права, способами воздействия на поведение людей. В теории права принято выделять три основных способа правового регулирования.

1. Дозволение – состоит в предоставлении субъектам прав на совершение определенных положительных действий (предоставление субъективных прав).

Дозволение связано с предоставлением субъектам возможности совершать определенные действия в собственных интересах (например, работник предприятия имеет право на достойное вознаграждение за свой труд). Дозволения весьма не однородны. Они могут выражаться в таких формах, как субъективное право, свобода, законный интерес. Каждая из названных форм имеет собственную природу и обладает соответствующей степенью гарантированности.

2. Обязывание – заключается в возложении обязанности совершить определенные положительные действия (обязанность платить налоги).

Обязывание связано с возложением на лиц необходимости совершить активные указанные в законе либо в договоре действия (например, должнику необходимо исполнить свои обязанности перед кредитором). Обязывание как способ правового регулирования ориентируется на интересы управомоченного субъекта и представляет собой специфический приказ, долг совершать определенные действия.

3. Запрет – сводится к возложению обязанности воздерживаться от определенных действий.

Запрещение связано с необходимостью воздержания от конкретных действий, с пассивным поведением (например, работники правоохранительных органов не имеют права применять недозволенные методы расследования). Запрещение есть разновидность обязывания, представляющее собой определенное долженствование.

Второй и третий способы имеют определенное сходство. Оба предполагают возложение обязанностей, но если в одном случае обязанности носят позитивный характер, то в другом – пассивный. Кроме того, можно выделить дополнительные способы правового воздействия. Это:

поощрение— выражается в награждении субъектов за определенные заслуги;

рекомендации – состоят в предложении избрать наиболее целесообразный (оптимальный вариант поведения).

Также к дополнительным способам относятся применение мер принуждения (например, возложение юридической ответственности за правонарушение). К дополнительным способам можно отнести предупредительное (превентивное) воздействие норм, предусматривающих возможность правового применения правового принуждения.

В юридической литературе и в практике существуют две юридические формулы (принципа), на основе которых выделяются два типа правового регулирования.

Общедозволительный тип – выражается в принципе: разрешено все, что прямо не запрещено законом. По этому типу в регулируемых правом отношениях устанавливаются строго и четко сформулированные запреты. Как правило, объем этих запретов невелик.

Общедозволительный тип правового регулирования связан с закреплением в праве социальной свободы, с правом человека на выбор средств и способов достижения поставленных целей.

Общедозволительный тип правового регулирования основывается на общем дозволении, из которого путем запрещения делается исключение.

Его формула: дозволено все, кроме того, что прямо запрещено. Например, субъектам дозволено совершать различные виды сделок, однако совершение некоторых сделок любому субъекту запрещено (например, купля – продажа наркотиков).

Данный тип правового регулирования способствует (или хотя бы препятствует) проявлениям инициативности, активности, самостоятельности в решении тех или иных задач. Однако подобный тип правового регулирования не применим к деятельности государственных органов, ибо это создало бы возможности для различного рода злоупотреблений.

Общедозволительный тип правового регулирования связан с закреплением в праве социальной свободы, с правом субъекта на выбор средств способов достижения поставленных целей.

Разрешительный тип – выражается в принципе: запрещено все, что прямо не разрешено законом. Участники правовых отношений подобного типа может совершить только действия, которые прямо разрешены законом, а все остальные действия запрещены.

Разрешиетльный тип правового регулирования вытекает из необходимости в высокой и строгой упорядоченности социальных связей, последовательной реализации принципов законности. Он является единственным при применении мер государственного принуждения.

Разрешительный тип правового регулирования основывается на общем запрещении какого-либо вида действия, однако в индивидуальном порядке запрещенное поведение запрещается.

Его формула звучит следующим образом: запрещено все, кроме прямо разрешенного. Это означает, что участник правовых отношений подобного типа может совершать только действия, которые прямо разрешены законом, а все остальные действия запрещены.

Здесь в законе указывается точный, строго ограниченный объем правомочий: все, что выходит за пределы компетенции властвующего субъекта, категорически запрещено.

Глава 1.3. Основные понятия теории права.

Понятие «правовая норма» является абстрактным, существующим в пространстве других абстрактных понятий типа «правило поведения» (см. раздел 1.1.3.).

Формой существования правовых норм, так сказать, на «физических носителях» (глиняные таблички, бумага, компьютерные файлы. ) являются законы, указы, решения судов и другие источники права.

Источники права — это акты органов государства, устанавливающие или санкционирующие (признающие) правовые нормы.

В научной и учебной литературе обычно выделяют следующие виды источников права.

  • Правовой обычай: исторически сложившееся путем многократного повторения правило поведения, санкционированное государством в качестве общеобязательного правила. Большинство древних юридических памятников представляют собой записанные правовые обычаи (например, древнеримские «Законы XII таблиц», древнерусская «Русская Правда»).
  • Юридический прецедент: конкретное решение по определенному делу судебного или административного органа, которое становится обязательным при решении аналогичных дел в будущем.
  • Нормативный акт: документ, принимаемый специально уполномоченным органом государства, который устанавливает, изменяет или отменяет правовые нормы. Отличается от правового обычая специальным механизмом принятия, формальной и структурной четкостью.
  • Нормативный договор: двустороннее или многостороннее соглашение субъектов права, содержащее правовые нормы (например, международно-правовой договор или договор об образовании федерации или конфедерации).

Обычно в конкретном государстве преобладает какой-то определенный вид источников права. Например, в древних государствах, когда еще не сложились специальные органы, уполномоченные разрабатывать и принимать нормативные акты, преобладающим видом являлся правовой обычай. Издание специальных документов, представлявших собой свод правовых обычаев, воспринималось современниками не как собственно создание правовых норм, а как чисто техническая операция, направленная на сохранение и систематизацию уже существующих правовых норм.

В большинстве современных государств (кроме государств с правовой системой англо-саксонского типа — см. раздел 1.3.ХХХХ.) основной формой существования правовых норм являются нормативные акты.

1.3.2. Нормативные акты

Нормативные акты принимаются различными органами государства, специально уполномоченными устанавливать правовые нормы.

В современных государствах сложилась достаточно четкая и универсальная иерархия нормативных актов, связанная с иерархией органов государства. В применении к нормативным актам иерархия обозначается понятием «юридическая сила»: одни акты обладают большей юридической силой, то есть «главнее», чем другие.

С этой точки зрения можно классифицировать нормативные акты следующим образом (в порядке убывания юридической силы): конституция, законы, подзаконные акты.

1. Конституция — основной закон государства.

Конституция закрепляет наиболее фундаментальные вопросы организации государства (чаще всего также и общества данной страны).

В частности, большинство современных конституций содержат положения по следующим вопросам: основы общественного строя, правовое положение личности (в том числе права и свободы человека), порядок формирования и деятельности высших органов государства, порядок принятия законов, территориальное устройство государства.

С точки зрения формы конституции, она может представлять собой:

  1. Отдельный акт (собственно Конституция страны — например, Конституции США, Франции, России). Первые конституции как отдельные документы появились в штатах будущих США в 70-е годы XVIII века. Самая старая из действующих в современных государствах конституций такого типа — Конституция США 1787 года. Иногда отдельные вопросы конституционного уровня детализируются в специальных законах, на которые дается ссылка в Конституции (например, «федеральные конституционные законы» в России, «органические законы» во Франции).
  2. Набор связанных актов (например, в Финляндии — 4 «органических закона», в Швеции — 3 «основных закона», ни один из которых не называется собственно «конституцией»).
  3. Совокупность правовых норм, содержащихся в некоторых исторических документах или даже в неписаных правовых обычаях (Великобритания, Израиль). В этом случае правильнее говорить не о конституции как основном законе, а о системе конституционных норм.

В федеративных государствах, помимо общегосударственной Конституции, существуют конституционные акты субъектов федерации, например: Конституции штатов США; Конституции республик, уставы краев, областей в Российской Федерации.

«Особость» конституции как основного закона, определяющего фундаментальные вопросы государства и общества, фиксируется особым порядком принятия и изменения конституции, отличающимся от порядка принятия и изменения других законов государства. Особый порядок изменения конституции направлен на то, чтобы конституцию было сложно изменить, что обеспечивает стабильность фундаментальных основ государства и общества.

Некоторые конкретные способы принятия конституций:

  1. Принятие квалифицированным большинством парламента (то есть не просто большинством голосов депутатов, а 2/3 или даже 3/4 голосов). Так были приняты, например, Конституции СССР 1977 г. и Греции 1975 г.
  2. Принятие специально созванным конституционным представительным органом. Так были приняты, например, Конституции Италии 1947 г., Португалии 1976 г.
  3. Принятие на референдуме (всенародном прямом голосовании). Так были приняты, например, Конституции Франции 1958 г., России 1993 г.
  4. Дарование монархом (так называемое «откроирование») — например, Конституции Катара, Кувейта.

Некоторые конкретные способы изменения конституции:

  1. Квалифицированное большинство парламента.
  2. Двойное (повторное) голосование в парламенте, в т.ч. с обязательными перевыборами парламента и утверждением изменений новым составом парламента (Бельгия, Финляндия);
  3. Утверждение принятых парламентом изменений конституции субъектами федерации (например, поправки к конституции соответствующих стран должны одобрить более 1/2 штатов Индии; 3/4 штатов США; 2/3 республик, краев, областей и прочих субъектов федерации России).
  4. Утверждение поправок на референдуме (Швейцария).
  5. Изменение конституции специально созываемым конституционным представительным органом (Россия, США).

2. Законы — нормативные акты, принятые высшим законодательным органом (парламентом) и подписанные главой государства.

В современных государствах существуют достаточно жестко установленные и весьма сложные процедуры принятия законов, в которых можно выделить следующие стадии:

  • Законодательная инициатива. Существуют субъекты, обладающие правом законодательной инициативы, т.е. возможностью вносить в парламент законопроекты, которые парламент обязан рассмотреть. Обычно таким правом обладают депутаты парламента, президент, правительство и прочие высшие государственные органы и должностные лица. Иногда такое право предоставлено общественным организациям. Прочие лица, желающие внести законопроект, должны использовать свое влияние на субъектов законодательной инициативы.
  • Подготовка проекта. Кто-то должен написать текст законопроекта, согласовать его с действующим правом, подготовить всевозможные справки о необходимости законопроекта и о последствиях его принятия или непринятия. Обычно это делают либо те, кто заинтересован в проекте, либо аппараты правительства или министерств, либо сами депутаты или аппарат парламента.
  • Обсуждение в парламенте. Парламенты имеют внутреннюю структуру: они разбиты на комитеты, комиссии и другие подмножества депутатов по направлениям работы (например, по бюджету, налогам, экономики, промышленности, обороне и т.д.). Поступившие в парламент законопроекты после включения в план работы направляются соответствующим профильным комитетам или комиссиям парламента. Эти органы готовят заключения по законопроектам, привлекая правительство, экспертов, проводя парламентские слушания, опросы общественности и заинтересованных лиц и пр. При этом снимаются разногласия, учитываются различные интересы. Крайне редко в развитых парламентах на голосование выносится проект, не прошедший подробной предварительной «обкатки». В большинстве случаев еще до голосования выясняется мнение основных фракций парламента. Заведомо «непроходные» проекты не доходят до пленарных заседаний парламента.
  • Принятие закона. Обычно в двухпалатных парламентах (см. раздел 1.2.2.) требуется набрать большинство голосов в каждой из палат. В некоторых странах палаты в этом смысле равноправны: законопроект может сначала быть принят любой палатой, потом отправиться в другую. Если другая палата тоже принимает законопроект, он поступает на подпись главе государства. Если другая палата отклоняет проект, либо вносит в него изменения, запускается согласительная процедура. В некоторых странах путь законопроекта установлен более жестко: сначала обязательно нижняя палата, потом — верхняя (например, в России законы принимаются Государственной Думой, после чего направляются на утверждение Совету Федерации). Совместные заседания палат по принятию закона (как было в СССР и в РСФСР) проводятся в мировой практике очень редко.
  • Подписание и обнародование закона. Конституции обычно устанавливают, что законы вступают в силу после их подписания главой государства и опубликования. Право главы государства подписать (или не подписать — право вето) принятый парламентом закон бывает как формальным (европейские монархии), так и вполне реальным и применяемым на практике (США, Россия). Обычно конституции устанавливают процедуры преодоления вето главы государства квалифицированным большинством голосов парламента.

Практически на всех стадиях законодательного процесса имеются возможности для лоббирования лицами, заинтересованными в принятии (или, наоборот, в провале) законопроекта. Конкретные формы лоббирования чрезвычайно разнообразны — от мягкой просветительской работы с законодателями (большинство из которых не являются специалистами по вопросам большинства законопроектов) до жестких и иногда, мягко говоря, не очень законных способов. С последними везде борются, но еще нигде не победили.

В федеративных государствах помимо федеральных законов имеются законы субъектов федерации. Эти законы принимаются по предметам ведения регионов — субъектов федерации (например, региональный бюджет, региональные налоги, программы развития региона) и действуют на территории этих регионов. Процедура их принятия аналогично описанной выше. Например, закон Московской области принимается Московской областной Думой и подписывается Губернатором Московской области.

3. Подзаконные акты — акты главы государства и органов исполнительной власти, содержащие правовые нормы: указы президента, постановления правительства, распоряжения министерств, постановления губернаторов и пр.

Подзаконные акты имеют свою собственную иерархию, соответствующую положению издавшего их должностного лица или органа в системе органов государства.

Завершая раздел о нормативных актах, сделаем три замечания.

  1. От нормативных актов следует отличать акты ненормативные (исполнительно-распорядительные решения по конкретным ситуациям, индивидуальные предписания), которые в строгом юридическом смысле не являются источниками права, хотя издаются теми же органами, что и нормативные акты. Нормативные акты отличаются от ненормативных по следующим признакам: 1) Адресование неопределенному или широкому кругу лиц. Например, постановление о налоговых льготах для всех предприятий с участием инвалидов — акт нормативный; постановление о налоговых льготах для предприятия «ОАО Инвалид» — не нормативный акт. 2) Возможность неоднократного применения акта. Например, нормативный акт Уголовный Кодекс можно применять неоднократно; указ о помиловании конкретных лиц или постановление об амнистии — один раз. Бывают ситуации, когда в одном документе имеются как правовые нормы, так и индивидуальные предписания. В этом смысле такой документ следует считать «нормативным актом», но «источником права» будет, строго говоря, только та его часть, где устанавливаются правовые нормы.
  2. В некоторых случаях нормативные акты принимаются не уполномоченным государственным органом, а непосредственно населением, на референдуме. В частности, на референдуме приняты некоторые конституции (Франции 1958 года, России 1993 года); на местных референдумах в ряде штатов США устанавливаются местные налоги; по различным вопросам референдумы постоянно проводятся в Швейцарии. Юридическая сила таких решений всегда выше, чем у решений государственных органов. От референдумов, на которых утверждаются конкретные нормативные акты, следует отличать консультативные референдумы, не имеющие прямого юридического значения и обычно проводящиеся с политическими целями — например, референдум 1991 года о сохранении СССР или референдум 1993 года об экономической политике России.
  3. О терминологии. Очень часто под словами «законы, законодательство» понимают не только законы в собственном значении этого слова (акты, принятые парламентом), но и всю совокупность нормативных актов или даже всех вообще документов по конкретному вопросу. Например, если вы откроете любой сборник типа «Законодательство России о труде», то обнаружите в нем не только собственно законы, но и указы Президента, постановления Правительства, приказы Министерства труда и социального развития, разъяснения Пленума Верховного Суда и даже, возможно, совместные постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС (некоторые из них все еще действуют). Бывает и наоборот, некоторые документы, являющиеся законами в собственном значении этого слова, имеют конкретные названия другого типа, например: Гражданский кодекс, Кодекс законов о труде.

1.3.3. Система права

Система права — это строение права, деление его на составные части с точки зрения содержания правовых норм, то есть определенных общественных отношений, которые эти нормы регулируют.

Правовые нормы можно группировать в некоторые множества правовых норм, регулирующие более или менее широкие сферы общественных отношений.

В научной и учебной литературе обычно выделяют следующую иерархию общности:

  1. Правовая норма — элементарное общеобязательное правило поведения — так сказать, «квант» права.
  2. Правовой институт — совокупность относительно обособленных норм, регулирующих близкий круг общественных отношений (например, институт выборов в государственном праве, институт права собственности в гражданском праве, институт преступления в уголовном праве. ).
  3. Отрасль права: совокупность правовых институтов (иногда включают подотрасли), регулирующих однородную область общественных отношений (например, государственное право, гражданское право, уголовное право. ).

Понятно, что деление права на составные части происходит в абстрактном «пространстве» правовых норм. Нигде не существует никакого официально утвержденного полного списка правовых норм, сгруппированных по правовым институтам и по отраслям права. Поэтому конкретная структура права — в том числе перечень отраслей права, набор правовых институтов — определяется разными авторами по разному даже для права конкретного государства в конкретный период времени.

В то же время в научной и учебной литературе сложились достаточно универсальные критерии для выделения отраслей права, среди которых основными являются следующие:

  1. Предмет правового регулирования — то есть определенная, достаточно широкая и вместе с тем более или менее отделенная от других сфера общественных отношений. Например, есть отношения супругов, родителей и детей — отсюда семейное право; есть отношения между государством и налогоплательщиками по поводу налогов — отсюда налоговое право; есть отношения между работниками и работодателями — отсюда трудовое право.
  2. Метод — то есть способы регулирования общественных отношений, которые могут быть для одних отраслей преимущественно жесткими, закрытыми (запрещено все, что прямо не разрешено), а для других отраслей — напротив, преимущественно мягкими, открытыми (разрешено все, что прямо не запрещено). Для одного типа объектов в различных отраслях права применяются различные методы правового регулирования. Например, финансы являются объектом общественных отношений как в налоговом праве, так и в гражданском, однако налоговое право устроено гораздо более жестко, чем гражданское.
  3. Наличие базовых источников права Например, в российском законодательстве базовым источником государственного права является Конституция России, гражданского права — Гражданский кодекс, семейного права — Семейный кодекс.

Конкретная система отраслей для права конкретных государств выглядит весьма разнообразно. В большинстве государств можно выделить государственное (конституционное) право, гражданское право, трудовое право, семейное право, налоговое право. В некоторых государствах отдельно выделяются торговое право, земельное право, административное право. В СССР в отдельные отрасли выделялись колхозное право и хозяйственное право.

Система права современной России подробно рассмотрена во второй части настоящего учебника.

Завершая раздел о системе права, сделаем два замечания.

  1. Понятия «система права» и «система законодательства» не совпадают. Во-первых, это понятия из разных «пространств»: система права — из абстрактного пространства правовых норм; система законодательства — из конкретного пространства физически существующих документов. Во-вторых, конкретный нормативный акт может содержать нормы различных отраслей права. Например, Федеральный закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» содержит нормы государственного и административного права (устанавливает систему органов приватизации и компетенцию органов государственной власти по вопросам приватизации), нормы гражданского права (устанавливает порядок заключения сделок приватизации), нормы трудового права (устанавливает гарантии трудовых отношений для работников приватизируемых предприятий).
  2. Помимо отраслей внутреннего права конкретного государства, существует международное право. Оно не входит в систему какого-либо внутригосударственного права, поскольку устанавливается не отдельным государством, а соглашениями государств. Международное право обычно подразделяется на международное публичное право, регулирующее отношения между государствами, и международное частное право, регулирующее отношения (прежде всего гражданско-правовые) с участием иностранных физических или юридических лиц, либо по поводу объектов, находящихся за границей. Источниками международного права являются международные конвенции и договоры, уставы и акты международных организаций, международные правовые обычаи.

1.3.4. Структура и виды правовых норм

Вернемся теперь к рассмотрению элементарного абстрактного понятия «правовая норма».

Идеальная правовая норма выглядит примерно следующим образом: описание ситуации, когда она применяется (например, у налогоплательщика был доход за отчетный год); описание собственно правила поведения в этой ситуации (надо подать налоговую декларацию и уплатить налог); определение ответственности за невыполнение правила (штраф за неподачу декларации или за неуплату налогов).

Соответственно, в научной и учебной литературе обычно рассматривают следующую структуру правовой нормы:

  • Гипотеза — описание условий действия нормы;
  • Диспозиция — описание правила поведения;
  • Санкция — мера ответственности за нарушение правила поведения.

Аналогично нетождественности понятий «система права» и «система законодательства», понятие правовой нормы не тождественно, например, понятию статьи закона.

Тут возможны самые разные соотношения.

В конкретной статье закона могут содержаться несколько норм разного содержания.

Разные структурные части одной нормы могут быть в разных статьях и даже в разных законах. Например, в вышеприведенном примере о налоговой декларации (применительно к России) гипотеза и диспозиция содержатся в законе о подоходном налоге с физических лиц, а некоторые санкции — в Уголовном кодексе. Наконец, отдельные структурные части нормы могут вообще формально отсутствовать. Например, в статьях Уголовного кодекса с точки зрения структуры правовых норм есть только гипотезы (конкретные составы преступлений — например: кража, убийство) и санкции (конкретные виды наказаний — например: лишение свободы, смертная казнь). Что касается диспозиций, то они в данном случае подразумеваются и прямо не указываются (например: «не укради», «не убий»).

Поэтому надо ясно понимать, что когда мы говорим о структуре правовой нормы, речь идет о некоторой «идеальной» норме в абстрактном пространстве системы права. Более того, даже в рамках теории одни структурные части «идеальной» нормы могут рассматриваться как отдельные нормы или другие части норм в конкретном контексте. Например, санкция в вышеприведенном примере о налоговой декларации является диспозицией для налогового инспектора или суда, которые определяют меру ответственности для нерадивого налогоплательщика.

В то же время, понятие «структура правовой нормы» имеет большое прикладное значение, в частности — для совершенствования того, что юристы называют «юридическая техника». Например, сам факт понимания того, что у норм бывают гипотезы, диспозиции и санкции, заставляет юристов при разработке текстов нормативных актов так или иначе отражать все эти составляющие.

Правовые нормы могут делиться на виды по различным критериям.

  • С точки зрения предмета правового регулирования (содержания нормы) правовые нормы делятся на нормы государственного (конституционного), гражданского, уголовного и иных отраслей права.
  • С точки зрения метода правового регулирования нормы могут быть управомочивающие (в диспозиции указываются права; например: каждый имеет право на труд); обязывающие (в диспозиции указываются обязанности; например: «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы»); запрещающие (в диспозиции указываются запреты; например: «Принудительный труд запрещен»). Бывают также нормы, содержащие не собственно правила поведения, а определение понятий, принципов — дефинитивные нормы; например: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью».
  • С точки зрения источника права (см. разделы 1.3.1-1.3.2) нормы могут быть в законах, в подзаконных актах, в решениях судов и пр.

1.3.5. Правоотношения. Юридические факты

Установленные или санкционированные государством правовые нормы представляют собой общие правила поведения, призванные регулировать определенные общественные отношения. Когда такие отношения возникают фактически, их участники обязаны подчиняться соответствующим правовым нормам. При этом фактические отношения приобретают характер правоотношения — то есть, по определению, конкретного общественного отношения, регулируемого правовыми нормами.

Как уже говорилось выше, не всякое общественное отношение регулируется правом. Например, обязанности платить партийные взносы или соблюдать религиозные посты не относятся к правоотношениям (хотя могут в принципе быть таковыми соответственно в тоталитарных коммунистических или религиозных режимах).

Правоотношение характеризуется следующими элементами:

  • Объект правоотношения — то, по поводу чего складывается правоотношение. Это могут быть имущество, работы и услуги, нематериальные блага (честь, достоинство и пр.), власть и другие объекты.
  • Субъекты правоотношения — стороны, участники правоотношения. Это могут быть физические лица, организации (в том числе юридические лица), государство, отдельные органы государства и другие субъекты.
  • Содержание правоотношения составляют два взаимосвязанных элемента:субъективное право и юридическая обязанность, которыми связаны субъекты правоотношения. Субъективное право — это возможность определенного поведения; юридическая обязанность — соответствующая обязанность определенного поведения.

Для иллюстрации понятия элементов правоотношения приведем конкретные примеры.

Пример 1. Иванов должен Петрову 100 рублей. Объект правоотношения: деньги. Субъекты правоотношения: физические лица Иванов и Петров. Содержание правоотношения: у Петрова — субъективное право получить от Иванова деньги; у Иванова — соответствующая юридическая обязанность долг возвратить. В этом примере у одной стороны (Иванова) есть только юридическая обязанность, а у другой стороны (Петрова) — только субъективное право.

Пример 2. Иванов заключил договор купли-продажи автомобиля с ООО «Авто», согласно которому ООО «Авто» обязуется продать автомобиль Иванову, а Иванов — оплатить ООО «Авто» стоимость автомобиля. Объекты правоотношения: автомобиль и деньги. Субъекты правоотношения: физическое лицо Иванов и юридическое лицо ООО «Авто». Содержание правоотношения: у Иванова — субъективное право получить автомобиль и юридическая обязанность уплатить деньги; у ООО «Авто» — субъективное право получить деньги и юридическая обязанность передать автомобиль. В этом примере стороны имеют взаимные права и обязанности.

Пример 3. Студенту Сидорову пришла повестка из военкомата. Объект правоотношения: служба в армии Субъекты правоотношения: гражданин Сидоров и государство. Содержание правоотношения: у Сидорова — юридическая обязанность нести военную службу (для начала — явиться в военкомат); у государства — субъективное право призвать Сидорова на военную службу.

В реальной жизни правоотношения могут носить достаточно сложный, многоуровневый характер; особенно — правоотношения по поводу сложных объектов и при большом количестве участников, когда возникает система взаимных прав и обязанностей участников правоотношения. Например, в вышеприведенном примере о призыве Сидорова на военную службу можно сколь угодно подробно детализировать объект правоотношения и участников правоотношения — в частности, отдельно рассматривать отношения Сидорова и военкомата по поводу явки в военкомат; отношения Сидорова и медицинской комиссии по поводу здоровья Сидорова; отношения института, где учится Сидоров, и военкомата по поводу отсрочки для студентов; отношения родителей Сидорова и командования воинской части по поводу отправки Сидорова в «горячую точку» и т.д.

Основанием возникновения правоотношений являются юридические факты, т.е. конкретные, наступающие в жизни обстоятельства, с которыми правовые нормы связывают возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Эти обстоятельства указываются в гипотезах правовых норм (см. раздел 1.3.4).

С точки зрения наличия или отсутствия воли участников юридические факты делятся на действия и события.

  1. Действия — юридические факты, зависящие от воли сторон. Например, заключение договора, передача вещи, принятие закона, совершение умышленного преступления. В этом контексте термин «действие» понимается в широком смысле — действие может носить в том числе характер отказа от определенного «действия» в прямом смысле этого слова (например, неподача налоговой декларации в широком смысле тоже действие — ср. термины «деяние» и «бездействие» в разделе 1.3.6).
  2. События — юридические факты, наступающие независимо от воли тех субъектов, для которых наступают юридические последствия. Например, достижение определенного возраста, наступление определенной даты или истечение определенного срока, землетрясение.

Бывают ситуации, когда определенное наступившее обстоятельство для одних правоотношений или участников является действием, а для других — событием. Например, если Иванов поджег дом Сидорова, то для правоотношений Иванова с правоохранительными органами факт поджога является действием; а для правоотношений Сидорова с пожарными — событием.

Понятия «элементы правоотношения» и «юридические факты» имеют большое значение как для юридической техники при подготовке нормативных актов, так и при рассмотрении конкретных ситуаций, в частности — в ходе судебных разбирательств. Необходимо всегда четко определить, что именно является объектом правоотношения, кто конкретно стороны правоотношения, каковы конкретные субъективные права и юридические обязанности сторон, какие конкретно юридические факты породили наступление соответствующих прав и обязанностей.

1.3.6. Правонарушения и юридическая ответственность

Наряду с правомерной деятельностью (т.е. соответствующей нормам права) отдельные субъекты права порой кое-где еще пока допускают правонарушения.

Правонарушение — это деяние (т.е. действие или бездействие) субъекта права, нарушающее нормы права, являющееся виновным и общественно опасным.

Основные виды правонарушений (по Российскому праву):

  1. Уголовное правонарушение или преступление — виновное, общественно опасное, противоправное деяние, предусмотренное уголовным законом и влекущее уголовное наказание.
  2. Административное правонарушение — виновное, общественно опасное, противоправное деяние, за которое предусмотрена административная ответственность (см. Кодекс об административных правонарушениях России, а также разделы многих законов, устанавливающие всевозможные санкции за их нарушение).
  3. Дисциплинарное правонарушение — нарушение должностными лицами и работниками должностных обязанностей, правил служебной дисциплины и трудового распорядка (см. Кодекс законов о труде России, законодательство о государственной службе, о военной службе и пр.).
  4. Гражданское правонарушение — нарушение норм гражданского права, влекущее имущественную ответственность (см. Гражданский, Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы России).

В России действует принцип наказания только за виновное деяние (за некоторыми исключениями — например, гражданская ответственность владельцев источников повышенной опасности).

Основные формы вины — умысел и неосторожность. Особенно подробно вопросы вины проработаны в уголовном праве, где от формы вины часто зависит квалификация преступления по той или иной статье Уголовного кодекса (прямой и косвенный умысел; преступная самонадеянность или преступная небрежность). За правонарушения наступает соответствующая ответственность, т.е. наступление для правонарушителя определенных нормами права неблагоприятных последствий.

Виды ответственности соответствуют видам правонарушений. Конкретные меры ответственности могут затрагивать самые разные интересы и блага правонарушителя (свобода, имущество и пр.; как исключение — даже сама жизнь).

Контрольные вопросы к Главе 1.3.

Какие из следующих документов являются источниками права:

  • Указ Президента России о призыве на действительную военную службу юношей 1970 года рождения;
  • Постановление Правительства России о правилах оказания бытовых услуг в Российской Федерации;
  • Федеративный договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республик в составе Российской Федерации;
  • Постановление Конституционного Суда России о признании несоответствующими Конституции некоторых положений части первой статьи 325 Гражданского процессуального кодекса РСФСР;
  • Решение Московской городской Думы о назначении досрочных выборов Мэра Москвы.

Опишите элементы правоотношения и юридические факты для следующих ситуаций:

Коллизия норм, или какому закону отдать предпочтение?

В теории права юридическая коллизия 1 определяется как расхождение или противоречие между нормативными правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные правоотношения, а также между компетенцией органов власти.

Норма права – обязательное, формально сконструированное правило поведения, установленное или санкционированное государством, обеспеченное его силой, закрепляющее права и обязанности участников общественных отношений и являющееся критерием оценки поведения, как правомерного, так и неправомерного.

Причин для возникновения юридических коллизий множество. Это и противоречия между нормами права в связи с их действием во времени (например, когда принятие нового правового акта одним и тем же органом одновременно не сопровождалось отменой устаревшего документа), и ошибки в правотворчестве, и определенная неразбериха в системе действующего российского законодательства. Существуют различные виды коллизий. Например, между положениями международных договоров и национальным законодательством; нормами федеральных законов и законов субъекта федерации; нормами, которые содержатся в актах, имеющих различную юридическую силу (например, в постановлениях Правительства РФ и ведомственных документах); нормами различных отраслей права (допустим, гражданского и административного).

Работниками кадровых служб особенно болезненно (в силу того, что эти ветви законодательства находятся в зоне их профессиональных интересов) воспринимаются конфликты норм гражданского и трудового права, административного и трудового.

Все же не будет большим преувеличением, если мы скажем, что главная проблема каждого кадровика состоит в том, как разобраться с противоречиями внутри самого Трудового кодекса РФ. А этих противоречий на сегодняшний момент не так уж мало.

Задача с двумя неизвестными

Возьмем хотя бы ст. 136 Трудового кодекса РФ. Она диктует условия, по которым работодатель обязан выплачивать работникам заработную плату не реже чем каждые полмесяца. При этом норма уточняет, что конкретный день выплат должен быть определен правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором. Однако далее в той же статье говорится, что «при совпадении дня выплаты с выходным или нерабочим праздничным днем выплата заработной платы производится накануне это дня». Таким образом, получается юридическая коллизия. Ведь если одну часть зарплаты выплатить накануне выходного или нерабочего праздничного дня, то следующую выплату работники получат позднее чем через полмесяца.

В организации, в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка, заработная плата работникам выплачивается 5-го и 20-го числа каждого месяца. В декабре 2010 года 5-е число пришлось на выходной день (воскресенье). Следовательно, по закону работодатель должен выплатить зарплату в пятницу 3 декабря (в последний рабочий день недели). Таким образом, следующие выплаты (20 декабря) будут сделаны через 16 календарных дней, то есть позднее чем через полмесяца.

Или обратимся к ст. 61 Трудового кодекса РФ. В части четвертой нормы говорится, что если работник своевременно не приступил к работе (в день, определенный трудовым договором, или на следующий день после вступления трудового договора в силу), то работодатель имеет право аннулировать трудовой договор. При этом нам предлагают аннулированный договор считать незаключенным (то есть его как бы и не было вовсе). В то же время в части первой этой же нормы сказано, что по общему правилу трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем. Получается нонсенс: мы должны считать незаключенным договор, который прежде надлежащим образом уже вступил в законную силу.

При внимательном прочтении текста законов можно обнаружить несостыковки норм ТК РФ и КоАП РФ. Возьмем хотя бы нормы, где речь идет о наказании за нарушение или невыполнение сторонами коллективного договора, соглашения. Из смысла нормы Трудового кодекса РФ (ст. 55) получается, что в качестве единственной меры наказания может быть применен штраф, тогда как КоАП РФ наряду со штрафом упоминает еще и о такой санкции, как предупреждение (ст. 5.31).

Короткий срок для иностранца?

Обратимся к такой деликатной теме, как трудовой договор с иностранным работником. До сих пор кадровые специалисты так и не могут прийти к единому мнению, должен ли такой договор иметь срочный характер или его следует заключать на неопределенный срок. Хотя в Федеральном законе от 25.07.2002 г. 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 115-ФЗ) прямо не говорится о том, что отношения с иностранцем нужно строить на основании срочного трудового договора. В то же время утверждается, что срок такого договора тесно связан с наличием у иностранного работника разрешения на работу. А как мы знаем, такое разрешение выдается на строго ограниченное время 2 . Кроме того, «пассаж» о срочном договоре прослеживается в уведомлениях, которые работодатель должен направить в государственный орган службы занятости населения и ФМС о привлечении иностранного работника к трудовой деятельности и заключении с ним трудового договора 3 . В этих документах требуется указывать временной отрезок, на который заключен трудовой договор. Следовательно, подразумевается, что с иностранцем должен быть заключен трудовой договор на определенный срок.

Разрешение на работу – документ, подтверждающий право иностранного работника на временное осуществление на территории Российской Федерации трудовой деятельности или право иностранного гражданина, зарегистрированного в Российской Федерации в качестве индивидуального предпринимателя, на осуществление предпринимательской деятельности.

Теперь посмотрим, что об этом говорит Трудовой кодекс РФ. Согласно части второй статьи 58 закона срочный трудовой договор должен быть заключен в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения. То есть в случаях, указанных в части первой ст. 59 ТК РФ (например, на период выполнения временных (до двух месяцев) работ).

Срочный трудовой договор может также заключаться по соглашению сторон (уже без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения) в случаях, предусмотренных частью второй ст. 59 Трудового кодекса РФ (например, с лицами, поступающими на работу по совместительству). При этом нигде не упоминаются иностранные граждане. Сторонники заключения срочного трудового договора с мигрантами в обоснование своей позиции говорят о том, что на самом деле в ст. 59 Трудового кодекса содержится уточнение, согласно которому срочный трудовой договор должен (может) быть заключен и в других случаях, предусмотренных Трудовым кодексом или федеральными законами. Да, это так, но только в том случае, если об этом будет четко и однозначно сказано в норме другого федерального закона.

Ищем выход

Помочь сделать выбор между нормами, вступившими между собой в конфликт, призваны специальные коллизионные нормы. Они регулируют выбор между положениями, содержащимися в актах различного уровня, а также по предметному, территориальному или временному признаку. В качестве примера такой специальной коллизионной нормы можно привести ст. 5 Трудового кодекса РФ.

Статья 5 Трудового кодекса РФ «Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права»

Нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.

В случае противоречий между настоящим Кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется настоящий Кодекс.

Если вновь принятый федеральный закон, содержащий нормы трудового права, противоречит настоящему Кодексу, то этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений в настоящий Кодекс.

Указы Президента Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить настоящему Кодексу и иным федеральным законам.

Постановления Правительства Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить настоящему Кодексу, иным федеральным законам и указам Президента Российской Федерации.

Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить настоящему Кодексу, иным федеральным законам, указам Президента Российской Федерации и постановлениям Правительства Российской Федерации.

Законы субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить настоящему Кодексу и иным федеральным законам. Нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации не должны противоречить настоящему Кодексу, иным федеральным законам, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации и нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти.

Органы местного самоуправления имеют право принимать нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

При этом важно, что все правовые нормы, призванные решить юридическую коллизию, базируются на общеправовых принципах построения системы права и применения норм права. В частности, на таких, как приоритет нормы, обладающей более высокой юридической силой, приоритет специальной нормы, приоритет нормы, принятой позднее. Именно о них в дальнейшем и пойдет речь. Дело в том, что в затруднительной ситуации выбора с помощью данных принципов можно найти единственно верный ответ.

Правила против Инструкции: какому документу верить?

Суть принципа – приоритет нормы, обладающей более значимой юридической силой, – заключается в следующем. Если в нормативных правовых актах существуют разночтения по поводу регулирования одних и тех же вопросов, предпочтение следует отдать документу, имеющему больший юридический вес 4 . Поясним на примере двух нормативных правовых актов, которые не понаслышке знакомы работникам кадровых служб, – постановления Правительства РФ от 16.04.2003 г. № 225 и постановления Минтруда РФ от 10.10.2003 г. № 69. Первым актом были утверждены Правила ведения и хранения трудовых книжек. (далее – Правила), вторым – Инструкция по заполнению трудовых книжек (далее – Инструкция). Как часто бывает, не обошлось без определенных накладок. Так, в пункте 3.2 Инструкции (где речь идет о внесении в трудовую книжку сведений о переименовании организации) ничего не говорится о том, что такая запись должна иметь порядковый номер (обычно на практике кадровики его и не ставят), а в пункте 11 Правил сказано, что все записи в пределах своего раздела должны быть пронумерованы. Если руководствоваться принципом приоритета нормы, имеющей высшую юридическую силу, мы должны сделать выбор в пользу нумерации записи о переименовании организации, так как эти требования содержатся в постановлении Правительства РФ (а противоречащие нормы – в постановлении Министерства).

Главенство специальной нормы

При возникновении юридической коллизии мы также должны отдать предпочтение специальной норме. Так, в ст. 136 Трудового кодекса, о которой мы говорили ранее, мы отдадим предпочтение специальной (уточняющей) норме, согласно которой «при совпадении дня выплаты с выходным или нерабочим праздничным днем выплата заработной платы производится накануне это дня». Несмотря на то, что срок между выплатами может быть больше, чем полмесяца, то есть больше, чем того требует общая норма.

Кстати, Трудовой кодекс РФ в ряде статей во избежание коллизий предупреждает о том, что при конкуренции норм предпочтение нужно отдать именно специальной норме. Например, Кодекс предоставляет определенные гарантии и компенсации работникам, трудовая деятельность которых осуществляется в районах Крайнего Севера (приравненных к ним областях) (гл. 50), а также лицам, совмещающим работу с обучением (гл. 26). В то же время в ст. 287 Кодекса сказано, что совместителям такие гарантии и компенсации предоставляются только по основному месту работы, тогда как все иные «преференции», связанные с трудовой деятельностью, предоставляются этой категории работников в полном объеме.

Выбираем новый документ

Этот принцип (приоритет нормы, принятой позднее) можно отследить, сопоставляя два равных по своей силе закона, – Трудовой кодекс РФ и Гражданский кодекс РФ. О том, что они действительно равны, можно судить по положениям статьи 3 ГК РФ, где закреплен приоритет норм ГК РФ перед другими правовыми актами, содержащими нормы гражданского права (точно так же в ст. 5 ТК РФ говорится о приоритете Трудового кодекса РФ перед другими правовыми актами, содержащими нормы трудового права). Таким образом, если в нормах этих законов будут обнаружены взаимоисключающие установки, следует руководствоваться положениями Трудового кодекса РФ как принятого позднее (за исключением части 4 ТК РФ).

А как показывает опыт, порой гражданское и трудовое законодательство демонстрируют различное понимание сути проблемы.

Согласно Трудовому кодексу РФ (ст. 20) работодателем может быть не только юридическое, но и физическое лицо (например, частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты). В частности, если гражданин зарегистрировал себя должным образом, он может получить статус индивидуального предпринимателя, осуществляющего деятельность без образования юридического лица. А нормы гражданского законодательства (ст. 27 ГК РФ) допускают, что индивидуальным предпринимателем может быть признан и несовершеннолетний (в том случае, если он достиг возраста 16 лет, имеет соответствующее решение органа опеки и попечительства, согласие родителей и т.д.). Важно, что с момента регистрации статуса индивидуального предпринимателя такой подросток может быть объявлен полностью дееспособным. В этом случае родители, усыновители и попечители не будут нести никакой ответственности за причинение несовершеннолетним работодателем имущественного вреда.

Как видим, имеет место серьезное противоречие между нормами трудового и гражданского законодательства. Трудовое законодательство, учитывая психофизиологические особенности молодого организма, стоит на страже интересов несовершеннолетних работников. Устанавливает специальные нормы, предоставляющие лицам в возрасте до 18 лет определенные гарантии относительно условий выполнения трудовой функции, рабочего времени, времени отдыха и т.д. (для работодателей, даже если они несовершеннолетние, таких льгот Трудовой кодекс РФ не предусматривает). Гражданское же законодательство в рассматриваемом примере «награждает» их полной дееспособностью. Безо всяких скидок на здоровье и возраст предлагает относиться к несовершеннолетним работодателям так же, как и к совершеннолетним, к которым работники могут предъявить весь спектр претензий, связанных с нарушением их трудовых прав.

Теперь несколько слов о том, в каком порядке применяются вышеуказанные правовые принципы. В первую очередь применяется принцип приоритета нормы, обладающей более высокой юридической силой (например, предпочтение отдается Федеральному закону перед Указом Президента РФ или постановлением Правительства РФ). Во вторую очередь – принцип приоритета специальной нормы перед общей. То есть если по иерархии документы равны (например, оба – постановления Правительства РФ), то применяется тот нормативный правовой акт, который содержит специальную (уточняющую) норму. И, наконец, в последнюю очередь применяется принцип приоритета нормы, принятой позднее 5 .

Кодекс – всему голова

Вновь обратимся к вопросу, который мы обсуждали ранее: о том, какой трудовой договор должен быть заключен с иностранным гражданином – срочный или на неопределенное время. Спорный предмет регулируется нормами федеральных законов, но один из них – Кодекс (Трудовой кодекс РФ), а другой – обычный закон (Федеральный закон № 115-ФЗ). Как сделать выбор между ними? Давайте разберемся.

Существует мнение, что при сравнении двух федеральных законов в любом случае приоритет имеет кодифицированный закон, так как он является своего рода основой, ядром при построении системы права. И все другие нормативные правовые акты, регулирующие точно такие же или сходные правоотношения, должны подстроиться под него. На самом деле не все так просто. На эту тему существует два противоположных решения Конституционного Суда. В первом отрицается возможность какого-либо главенства одного федерального закона (пусть даже и кодифицированного) над другим, во втором «пальма первенства» отдается кодифицированному закону 6 .

Учитывая неоднозначность позиции Конституционного Суда, следует подходить к вопросу о приоритете кодекса перед обычным федеральным законом очень осторожно и отдавать предпочтение кодифицированному закону только при условии, если:

  • приоритет норм кодекса прямо закреплен в самом кодексе относительно всех федеральных законов, в том числе и принятых ранее;
  • приоритет норм кодекса может использоваться только при невозможности применения принципа приоритета специальной нормы перед общей;
  • федеральный закон сам не должен быть кодексом (иным кодифицированным актом);
  • норма иного федерального закона должна регулировать отношения, входящие в предмет регулирования кодифицированного акта.

Таким образом, в вопросе о заключении трудового договора с иностранным гражданином (уже по первому признаку) предпочтение следует отдать Трудовому кодексу РФ. Так как в его статье 5 четко сказано, что «в случае противоречий между настоящим Кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется настоящий Кодекс».

Учитывая тот факт, что в статьях 58 и 59 Трудового кодекса РФ (а именно в этих нормах приведены условия заключения срочного трудового договора) ничего не говорится об иностранных гражданах, следует сделать вывод, что с этой категорией работников следует заключать трудовой договор на неопределенный срок. А когда закончится срок действия разрешения на работу (если не будет выдано новое), этот договор нужно будет расторгнуть по пункту 9 части первой 1 статьи 83 Трудового кодекса РФ. То есть на основании истечения срока действия специального права. Следует отметить, что если иностранный гражданин захочет оспорить действия работодателя в части срока трудового договора, то суд встанет на сторону мигранта. Дело в том, что суды (в силу части 5 статьи 58 Трудового кодекса) признают срочный договор, заключенный без достаточных к тому оснований, трудовым договором, заключенным на неопределенный срок.

Итак, мы рассказали о юридических коллизиях, которые встречаются в практике кадровой работы, и дали некоторые рецепты по их разрешению.

В заключение хочется сказать вот о чем. Чтобы разобраться в рабочей ситуации, сотруднику кадровой службы приходится порой потратить немало времени, просмотреть специальную литературу, проконсультироваться у корпоративного юриста. Но иногда такие трудозатраты излишни, потому что ответ лежит буквально на поверхности. Например, в «настольной книге» любого кадровика – Трудовом кодексе РФ.

В следующий раз мы расскажем о том, как читать Трудовой кодекс, чтобы видеть, что там написано.

Нормативное регулирование (правовое, техническое, этическое) – что это такое и каким образом его разграничивать?

Закон.Ру – официально зарегистрированное СМИ. Ссылка на настоящую статью будет выглядеть следующим образом: Рожкова М.А. Нормативное регулирование (правовое, техническое, этическое) – что это такое и каким образом его разграничивать? [Электронный ресурс] // Закон.ру. 2020. 21 апреля. URL: https://zakon.ru/blog/2020/4/21/normativnoe_regulirovanie_pravovoe_tehnicheskoe_eticheskoe__chto_eto_takoe_i_kakim_obrazom_ego_razgr

(настоящая работа представляет собой первую часть статьи: Рожкова М.А. О правовых аспектах использования технологий: RegTech и SupTech // Хозяйство и право. 2020. № 6).

Занимаясь разработкой цифрового права[1] и его особенностей, не могу обойти вниманием вопрос разновидностей нормативного регулирования. К сожалению, сегодня не только технические специалисты, но и юристы нередко затрудняются в том, чтобы четко разграничить правовое, техническое и этическое регулирование. Это приводит к горячим спорам там, где они не возникли бы, будь у спорящих более-менее единообразное понимание того, о чем идет речь.

Нормативное регулирование в широком смысле представляет собой установление общеобязательных правил (требований, стандартов) для целенаправленного воздействия на определенную сферу. Причем на сегодняшний день выделяют, прежде всего, две основные разновидности нормативного регулирования – социальное и техническое.

1. Под социальным (нормативным) регулированием принято понимать установление обязательных для применения правил, воздействующих на поведение людей. К средствам такого регулирования относят различные социальные нормы: это не только правовые, но и корпоративные нормы, и нормы морали, и обычаи, и судебные правовые позиции, и т.д.[2]

При этом основная роль в системе социального регулирования традиционно признается за правовым регулированием. Говоря о правовом (нормативном) регулировании, под ним обычно понимают установление общеобязательных правовых норм, которые призваны упорядочить общественные отношения, возникающие между гражданами, юридическими лицами и государством. И ключевыми здесь являются несколько общеизвестных постулатов: во-первых, правовое регулирование рассчитано на неопределенный круг субъектов права (граждан, юридических лиц, государство); во-вторых, это регулирование предназначено для регламентации отношений между субъектами права; в-третьих, они разрабатываются государством, которое обеспечивает их принудительной силой.

Примечательно, что бурное развитие технологий все чаще создает ловушки отступлений от перечисленных постулатов.

Попытки отступления от первого постулата наблюдались на заре становления Интернета вещей (The Internet of Things, IoT), под которым понимается технология объединения сетью физических предметов («вещей»), техническое и программное оснащение которых позволяет им взаимодействовать друг с другом и внешней средой. При описании этой технологии особо отмечалось, что посредством Интернета теперь связываются не только и не столько люди, сколько неодушевленные предметы: можно подключить к сети Интернет любую вещь, «научить» ее отправлять sms-сообщения, электронные письма или твитты. Отсюда делался вывод о том, что в сфере технологий взамен «устаревшего» взаимодействия «человек – человек» приходит новое взаимодействие «человек – физический объект», причем не за горами переход к системе межмашинной коммуникации «физический объект – физический объект», в рамках которой различные устройства будут включаться, выключаться, отслеживаться, контролироваться вовсе без вмешательства человека. Следствием широкого обсуждения техническими специалистами этого заключения стала сумятица в правовой среде, повлекшая утверждения, что физические объекты, включенные в Интернет вещей, становятся таким образом квази-субъектами права.

Между тем возможность подключения физических объектов к сети Интернет и их электронное взаимодействие в сети никоим образом не влияют на правовой постулат, допускающий возникновение правовых отношений только между субъектами права, но никак не объектами прав. Отклонение от этого постулата, исходя только из технической возможности взаимодействия «человек – физический объект», способно привести к абсурдным попыткам возложения деликтной ответственности на объекты прав и, например, взыскания компенсации причиненного вреда непосредственно с «умной» стиральной машины, которая, отвлекшись на отправление sms-сообщений своему владельцу, не уследила за сливом воды, что привело к заливу соседской квартиры[3].

Еще более резонансной попыткой отступления от обозначенного постулата о субъектном составе правоотношения стало предложение признать искусственный интеллект (далее – ИИ) и интеллектуальных роботов самостоятельными субъектами права. В 2017 г. Европейский парламент[4] инициировал разработку нормативных актов, регулирующих использование и создание ИИ, а также наиболее «продвинутых» роботов, озвучив предложение о введении нового субъекта права – «электронной личности» – для обеспечения прав и обязанностей ИИ[5]. При этом было оставлено без внимания то, что ИИ – это информационно-вычислительная система (включающая в свой состав базы данных, решатель (специальную компьютерную программу, призванную разрешать поставленные задачи) и интеллектуальный интерфейс, представляющий собой совокупность средств, позволяющих ИИ общаться с человеком), а интеллектуальный робот – устройство, управляемое все тем же ИИ[6].

2. Под техническим (нормативным) регулированием следует понимать установление технических требований и стандартов, которые предъявляются к продукции, а также к производственным, технологическим, логистическим и иным процессам. То есть в отличие от правового регулирования, рассчитанного на субъектов права, здесь регламентации подвергаются объекты: в технических нормах раскрывается терминология и содержится описание свойств и характеристик продуктов и процессов.

Так, для биометрических технологий на сегодняшний день разработан большой массив регламентирующих документов, включающий более 80 действующих международных стандартов (более 20 проектов находятся в разработке), более 40 действующих национальных стандартов (более 20 проектов находятся в разработке), три действующих межгосударственных стандарта (один проект в разработке)[7]. К областям стандартизации в этой сфере отнесены, в частности, терминология, форматы обмена биометрическими данными, биометрические интерфейсы и проч. И, например, с 1 июля 2017 г. на территории РФ действует стандарт на термины и определения в области биометрии ГОСТ ISO/IEC 2382-37–2016 «Информационные технологии. Словарь. Часть 37.
Биометрия». При этом на уровне федерального законодательства отношения по поводу биометрических технологий урегулированы довольно скромно: в частности, первое упоминание о биометрии содержалось в Федеральном законе от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», где говорилось, что паспорта граждан «могут содержать электронные носители информации с записанными на них персональными данными владельца паспорта, включая биометрические персональные данные»; Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в 2017 г. пополнился ст. 14.1 «Применение информационных технологий в целях идентификации граждан Российской Федерации»; самим биометрическим персональным данным посвящена ст. 11 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

Не будучи правовыми, технические нормы, содержащиеся в требованиях или стандартах, разрабатываются и утверждаются в соответствующих случаях государственными органами (обязательные стандарты и технические регламенты) или неправительственными организациями (причем нередко добровольные отраслевые стандарты применяются в качестве обязательных). В современных публикациях специально отмечается, что требования и стандарты для продуктов и процессов имеют различные функции – это может быть безопасность окружающей среды, здоровье человека, взаимозаменяемость и совместимость продуктов и программ, распространение и передача технологий, улучшение управлением процессами и проч.[8], но «фактически речь идет об установлении минимально необходимых требований, обеспечивающих различные виды безопасности продукции и процессов»[9].

В качестве классического примера можно привести упоминаемые в статье «100-летие Правил устройства электротехнических установок» первые технические стандарты, касающиеся электрической энергии, – «Правила для безопасного общественного и частного пользования электричеством» (1883). В статье указывалось: «Правила состояли из 28 пунктов, разделенных на четыре части. В первой части приведены указания о помещениях (ширина проходов, вентиляция) электрических установок, во второй части – меры пожарной безопасности и защиты людей, в третьей – технические требования к нагреванию и изоляции проводников, к способам их прокладки, в четвертой – требования к «коммутаторам», выключателям, приборам, а также к шкафам, ящиками и колодцам, в которых они размещаются» [10]. Причем нормативные разработки в данной области предполагали создание не только правил безопасности и правил устройств для электротехнических сооружений, но и технических правил и норм для взаимосвязанных сфер (например, правила об измерениях в метрических единицах, в том числе времени, электрических величин, света, температуры; нормы на изоляционные масла и на трансформаторы – выключатели, магнитную сталь), а также поправки и добавления к уже разработанным нормам и правилам.

В то же время является очевидным, что техническое регулирование в целях его соблюдения и исполнения нуждается в обеспечении правовыми нормами. Потребность в законодательной регламентации возникает применительно к отношениям:

– во-первых, по поводу принятия, изменения, отмены, вступления в силу технических стандартов, требований, правил (компетентные органы, сроки действия, порядок принятия, внесения изменений, отмены, вступления в силу, переходные периоды и проч.);

– во-вторых, ответственности за несоблюдение установленных технических стандартов, требований, правил (определение мер и круга субъектов ответственности, контролирующих органов, порядка возложения ответственности и проч.).

И вот тут возникает вероятность смешения собственно технического регулирования с правовым и подмены правовых норм техническими.

Это обстоятельство, к сожалению, было упущено при проведении реформы технического регулирования. И в результате в ст. 1 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее – Закон о техническом регулировании) четко очерчен круг отношений, подпадающих под действие этого закона. Это отношения, возникающие: (1) при разработке, принятии, применении и исполнении обязательных требований к продукции или продукции и связанными с ней процессами (производства, эксплуатации, хранения и т.д.); (2) при применении и исполнении на добровольной основе требований к продукции и процессам, а также к выполнению работ или оказанию услуг в целях добровольного подтверждения соответствия; (3) в области оценки соответствия. В то же самое время в ст. 2 Закона о техническом регулировании закреплено, что техническое регулирование – это и есть правовое регулирование обозначенных общественных отношений[11]. Таким образом, по смыслу Закона понятием «техническое регулирование» охватываются и собственно техническое регулирование, и обеспечивающее его исполнение правовое регулирование.

Результатом неразграничения технического и правового регулирования становится то, что многие носящие технический характер вопросы внедрения и использования цифровых технологий в настоящее время стремятся урегулировать в законодательном порядке. Иными словами, технические нормы, в которых раскрывается терминология или описываются свойства и характеристики продуктов и процессов, теперь встраиваются в законодательные акты (причем нередко без учета уже обозначенных в технических регламентах и стандартах определений, свойств и характеристик). Тем самым нарушается второй из названных постулатов правового регулирования, согласно которому правовой регламентации подвергаются общественные отношения субъектов права, но никак не свойства и характеристики объектов.

Например, законопроект об использовании и хранении электронных документов[12] предполагает введение в Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации) таких положений: «21) реквизит документа – элемент оформления документа, позволяющий отличить документ от другого документа… 22) метаданные электронного документа – данные, которые обеспечивают управление электронными документами, в том числе их учет, хранение и использование, и могут содержать информацию о реквизитах электронного документа. Конвертацией электронного документа является его преобразование из одного формата в другой формат…».

Критически оценивая названный законопроект, нужно отметить, что термин «реквизиты документа» – общеизвестный термин, издавна используемый в делопроизводстве. При этом в п. 36 Национального стандарта РФ ГОСТ Р 7.0.8-2013 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения»[13] (далее – ГОСТ Р 7.0.8-2013) реквизит документа определен как «элемент оформления документа». Предложение о введении данного понятия в Закон об информации лишено смысла в силу отсутствия какой-либо специфики реквизитов применительно к электронным документам.

Понятие «метаданные документа» определено в п. 79 ГОСТ Р 7.0.8-2013 как «данные, описывающие контекст, содержание, структуру документов, обеспечивающие управление документами в информационной системе». Как и в первом случае, нельзя не усомниться в необходимости введения дефиниции этого понятия в законопроект об использовании и хранении электронных документов.

Применительно к предложенному законопроектом пониманию конвертации электронных документов надо заметить, что согласно п. 80 ГОСТ Р 7.0.8-2013 под конвертированием (конвертацией) электронных документов понимаются, во-первых, процесс перемещения электронных документов с одного носителя на другой, и, во-вторых, процесс преобразования электронных документов из одного формата в другой. В законопроекте же необоснованно учтен только один из названных аспектов (в условиях существования серьезных сомнений в его надобности в законопроекте).

3. Для большинства отечественных юристов этическое регулирование – не слишком понятное, малозначимое явление. И в отечественном правосознании превалирует, в частности, понимание кодексов этики как неких сводов моральных норм, в которых закреплены представления о справедливости, добре, зле и т.п.

Между тем в зарубежных юрисдикциях практика разработки и использования кодексов этики получила широкое распространение, а само этическое регулирование в системе социального регулирования занимает теперь место, если не равное правовому регулированию, то весьма к нему приближенное. Наибольшее применение получили профессиональные кодексы этики, регулирующие отношения внутри профессиональных сообществ и закрепляющие правила (стандарты) поведения специалистов (известны кодексы бухгалтеров, аудиторов и др.), а также корпоративные кодексы этики, характеризуемые нередко в качестве «конституции» той или иной компании и устанавливающие принципы деятельности компании, стандарты корпоративного поведения сотрудников и т.д. Такие кодексы не дублируют законодательство, но не противоречат ему, устанавливая необходимые регламентирующие правила, далеко не все из которых вообще могут стать правовой нормой.

Таким образом, этическое регулирование сегодня представляет собой установление правил поведения для определенного сообщества, соблюдение которых обеспечивается не государством, а соответствующим сообществом (социальным, профессиональным и др.). При этом средствами такого регулирования становятся различные нормы, кроме действующих правовых, то есть это могут быть упомянутые корпоративные нормы, нормы морали, обычаи и т.д.

Такое регулирование, осуществляемое нередко в виде в виде закрепления основополагающих принципов и общих правил, рассчитано на определенное сообщество граждан и (или) юридических лиц; оно может регламентировать отношения как между участниками этого сообщества, так и вне его, а также иные вопросы, включая технические; оно разрабатывается и принимается соответствующим сообществом.

В качестве примера изложенному можно привести недавно принятый Кодекс этики использования данных[14] (далее – Кодекс данных), в разработке которого я принимала участие в качестве руководителя рабочей группы от Института развития Интернета (ИРИ). Этот Кодекс отличается от упомянутых выше кодексов тем, что он устанавливает общие правила для всей отрасли данных в целом, а не какого-либо профессионального сообщества, осуществляющего деятельность на рынке данных, или отдельных участников рынка данных, агрегирующих, обрабатывающих и иным образом использующих данные при осуществлении своей деятельности. Кодекс закрепляет общие принципы, а также ряд принципов профессиональной этики при сборе, хранении, аналитике и коммерческом использовании данных, в том числе в рекламе и маркетинге. Также Кодекс данных включает положения о порядке присоединения к нему и ответственности за несоблюдение его требований, порядок обобщения лучших практик (Белая книга), порядок изменения и толкования Кодекса. Названные положения были предложены самой отраслью и тщательно проработаны экспертами с целью исключить возможность противоречия / несоответствия предлагаемых правил законодательству, равно как и вероятность их двойного толкования.

Подводя итоги, следует признать, что для адекватного и эффективного применения новых технологий далеко не во всех случаях срочно требуется новое правовое регулирование. Современные технологии прежде всего нуждаются в техническом регулировании (в свою очередь обеспечиваемом правовыми нормами), что позволяет внедрить и полноценно использовать эти технологии. Кроме того, целесообразно обращение и к этическому регулированию – оно способствует тому, чтобы участники того или иного рынка, использующего цифровые технологии, могли выстраивать взаимоотношения с государством, с гражданами, между собой, в том числе и в условиях, пока ведется разработка и принятие соответствующего и необходимого законодательства.

P.S. лента новостей IP CLUB в сфере права интеллектуальной собственности и цифрового права (IP & Digital Law) в:

[1] Рожкова М.А. Цифровое право (Digital Law) — что это такое и чем оно отличается от киберправа / интернет-права / компьютерного права? [Электронный ресурс] // Закон.ру. 2020. 15 марта. URL: https://zakon.ru/blog/2020/3/15/cifrovoe_pravo_digital_law_-_chto_eto_takoe_i_chem_ono_otlichaetsya_ot_kiberpravainternet-pravakompy

[2] Как известно, изначально правила и образцы должного поведения людей складывались на основе обычаев, традиций и заповедей (норм морали), а только затем стали возникать собственно правовые нормы, специально предназначенные для упорядочивания отношений между людьми, а потом и юридическими лицами, государством.

[3] См. об этом: Рожкова М.А. Найти отличия: технические и правовые аспекты Интернета [Электронный ресурс] // сайт Журнала Суда по интеллектуальным правам. 2015.

[5] Активное обсуждение этой идеи привело к созданию прецедента признания за роботом, управляемым ИИ, правосубъектности – речь идет о известном человекоподобном роботе Софии, получившей гражданство Саудовской Аравии (Morby Alice. Saudi Arabia becomes first country to grant citizenship to a robot // URL: https://www.dezeen.com/2017/10/26/saudi-arabia-first-country-grant-citizenship-robot-sophia-technology-artificial-intelligence-ai/

[6] Подробнее см.: Рожкова М.А. Искусственный интеллект и интеллектуальные роботы – что это такое или кто это такие? [Электронный ресурс] // Закон.ру. 2019. 23 ноября. URL: https://zakon.ru/blog/2019/11/23/iskusstvennyj_intellekt_i_intellektualnye_roboty__chto_eto_takoe_ili_kto_eto_takie

[9] Крючкова П.В. Система технического регулирования в РФ: формирование, возможное и ожидаемое воздействие на конкуренцию // https://iq.hse.ru/data/342/610/1233/file3758.pdf

[10] Грудинский П. Г., Фаерман А. Л. 100-летие Правил устройства электротехнических установок // Журнал Электричество. 1983. № 12. С. 64. Данные правила были направлены для утверждения в министерство внутренних дел, которое перенаправило их в министерство почт и телеграфов, которое в свою очередь вместо утверждения разработала свою редакцию правил (так и не получившую поддержку). В итоге названные правила начали действовать в качестве утвержденных Советом Русского технического общества (РТО).

[11] Абзац 24 ст. 2 Закона о техническом регулировании: «Техническое регулирование — правовое регулирование отношений в области установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, а также в области применения на добровольной основе требований к продукции, процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг и правовое регулирование отношений в области оценки соответствия».

[12] Проект федерального закона № 657361-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” и иные законодательные акты Российской Федерации» // https://sozd.duma.gov.ru/bill/657361-7

[13] Утв. приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 17 октября 2013 г. N 1185-ст.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *