Необходимая оборона как обстоятельство исключающее преступность деяния
Перейти к содержимому

Необходимая оборона как обстоятельство исключающее преступность деяния

  • автор:

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступное деяние

Необходимая оборона – это правомерная защита прав и личности обороняющегося лица, охраняемых законодательством интересов и свобод государства и общества от опасного посягательства посредством причинения вреда посягающему.

Защита от посягательства, не связанного с опасным для здоровья и жизни обороняющегося (иного лица) насилием, с угрозой применения данного насилия выступает правомерной, если не наблюдалось превышения необходимой обороны, каких-либо умышленных действий, не соответствующих опасности и характеру посягательства (ч. 2 УПК).

Причинение вреда посягающему в состоянии необходимой обороны не является преступлением (ч. 1 ст. 37), если данное посягательство было связано с насилием, предоставляющим опасность для общества, для жизни обороняющегося, или если имелась непосредственная, реальная угроза данного насилия.

Особенности необходимой обороны, определенные в УК:

  • ситуация необходимой обороны четко разграничена как действие, направленное на защиту индивида, прав обороняющегося, каких-либо других лиц, интересов государства и общества от посягательства, которое не связано с насилием и действия, опасные для жизни или с угрозой такого насилия, когда существует вариант превышения пределов, как обстоятельство, смягчающее наказание или ответственность, ситуация необходимой обороны, в виде обстоятельств, исключающих преступность этого деяния;
  • это правомерное деяние, которое направлено на защиту охраняемых правом интересов от социально опасного посягательства;
  • защита от общественного посягательства происходит через причинение вреда посягающему, чьи интересы находятся в определенных, охраняемых законом интересах, что указывает на чрезвычайный характер действий обороняющегося, установление пределов причинения вреда допустимого;
  • превышение необходимой обороны показывает виновность, общественную опасность деяния, обоснованность ответственности в уголовном праве, если содержит признаки, свойства состава преступления.

Необходимую оборону можно охарактеризовать как общественно полезное и правомерное действие, если оно происходит в состоянии необходимой обороны, совершается при обстоятельствах, указывающих на условия и основания для защиты правоохраняемых интересов от социально опасного посягательства, обозначающих пределы данной защиты, которые позволяют избежать излишнего вреда посягающем, именуемые условиями и основаниями правомерности необходимой обороны.

Состояние необходимой обороны – это комплекс признаков, которые характеризуют как защиту, так и посягательство, а также конфликтное взаимодействие (конфликт посягающего и обороняющегося в ситуации обороны).

Основания и условия необходимой обороны

Объективным основанием необходимой обороны является только оборона от социально опасного посягательства. Нельзя допускать оборону против действия (бездействия), формально содержащего признаки деяния, но не представляющего общественной опасности в силу своей малозначительности. Оборона недопустима против общественно полезных и правомерных действий.

Для того, чтобы возникло состояние необходимой обороны, достаточно только факта совершения посягательства, способного причинить или причиняющего уголовно-наказуемый вред правоохраняемым интересам.

Состояние необходимой обороны может быть вызвано исключительно действием посягающего. Если оборона – это противодействие нападению, то осуществляемое в форме нападения посягательство представляет собой первоначальное действие, вызывающее необходимость не менее эффективной по характеру, силе и интенсивности реакции на него.

В некоторых ситуациях необходимая оборона создается противоправными и незаконными действиями должностных лиц, которые используют собственное официальное положение в ущерб интересам и вопреки правоохраняемым интересам службы. Если посягательства госслужащих происходит в виде нападения, причиняющего очевидный, неотвратимый, неустранимый, невосполнимый вред (в том числе, имущественный) своей жертве, они создают условия необходимости и важности защиты в виде противодействия путем причинения нападающему чрезмерно физического вреда.

Особую опасность среди таких посягательств представляют деяния, которые совершаются в ситуации, позволяющей предполагать, что здоровью или жизни потерпевшего может грозить реальная опасность. В таких случаях законодательно предусмотрена возможность причинения любого вреда посягающему, при условии, что это посягательство было сопряжено с опасным для жизни обороняющегося насилием, допуская, что действия обороняющегося носили правомерный характер, то есть совершались в состоянии необходимой обороны.

Оправдать применение мер защиты через причинение уголовно-наказуемого вреда может только реальное посягательство. Обороняться против только предполагаемого или готовящегося нападения недопустимо. Применение оборонительных действий допускается только при существующем в действительности, реальном нападении.

Необходимая оборона носит правомерный характер при нападении, которое характеризуется следующими качествами:

  • носит реальный, а не предполагаемый характер;
  • представляет собой наступательное и агрессивное поведение;
  • начинается с момента создания реальной опасности правоохраняемым интересам жертвы;
  • опасность нападения конкретно выражена в действиях нападающего, которые выдают агрессивность намерений, их направленность в сторону жертвы, определенных интересов государства и общества;
  • существует непосредственная угроза применения опасного для жизни насилия, которая появляется в действиях, несущих угрозу скорой расправы с обороняющимся или иными лицами.

Нападение начинается посягающим. Необходимая оборона имеет вид упреждающей своевременной реакция на реальную угрозу здоровью и жизни, реализуемую посягающим. Такая угроза может проявляться как в словах, так и в конкретных действиях, свидетельствующих о начале (продолжении) нападения.

Лекция №6. «Обстоятельства, исключающие преступность деяния»

Обстоятельства, исключающие преступность деяния – это такие специфические условия, которые указывают на то, что причинение лицом вреда не образует посягательства на объекты уголовно-правовой охраны и содеянное не рассматривается в качестве преступления.

К числу таких обстоятельств относятся:

1) необходимая оборона;

2) причинение вреда при задержании лица;

3) крайняя необходимость;

4) физическое или психическое принуждение;

5) обоснованный риск;

6) исполнение приказа или распоряжения.

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) – это защита личности и прав обороняющихся или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, путем причинения вреда посягающему лицу.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Право на необходимую оборону имеют все лица, независимо от: 1) возможности избежать общественно опасного посягательства; 2) возможности обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Условия правомерности необходимой обороны:

— общественная опасность посягательства;

— действительность (реальность) посягательства;

— наличность посягательства, т.е своевременность акта обороны.

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст.38 УК) — это действия, состоящие в причинении вреда лицу, совершившему преступление, с целью его доставления в органы власти и недопущения совершения им новых преступлений.

Условия правомерности:

1) относящиеся к условиям задержания:

— задерживать путем причинения вреда можно только лицо, совершившее преступное деяние;

— право на задержание преступника сохраняется после окончания преступления вплоть до истечения сроков давности;

2) относящееся к действиям задерживающегося:

— причинение вреда именно лицу, совершившему преступление;

— при задержании вред должен причиняться вынужденно;

— вред должен соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного задержанным лицом преступления и обстоятельствам задержания.

Крайняя необходимость (ст. 39 УК) – это вынужденное причинение лицом вреда правоохраняемым интересам в целях устранения опасности, непосредственно угрожающей человеку, его правам и интересам, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другим путем.

Условия правомерности:

1) относящиеся к опасности:

2) относящиеся к действиям, направленные на ее устранение:

-причиненный лицом вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный вред.

Физические или психические принуждение (ст.40 УК) — два самостоятельных обстоятельства, исключающих преступность деяния.

Не является преступлением причинение вреда охраняемым законом интересам в результате физического принуждения, если лицо не могло руководить своими действами (бездействием). Например, лицо под пыткой выдало государственную тайну.

Вопрос об уголовной ответственности лица за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при наличии психического принуждения решается по правилам о крайней необходимости (ст.39 УК).

Примером психического принуждения являются различные угрозы (убить, причинить тяжкий вред здоровью, уволить с должности и др.) и использование гипноза.

Обоснованный риск (ст.41 УК). Не является преступлением причинение вреда охраняемым УК интересам при обоснованном риске для достижении общественно-полезной цели.

Условия правомерности:

общественно-полезная направленность риска (например, работник милиции может стрелять в местах массового скопления людей в целях пресечения преступных действий террориста, ведущего беспорядочную стрельбу в толпе);

вынужденность действий. Цель- достижение блага не может быть достигнута иным путем;

лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым УК интересам.

Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Исполнение приказа или распоряжения (ст.42 УК). Лицо не несет ответственности, если действовало во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения.

Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Лицо, совершившее преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Ставропольского края

Уголовное законодательство в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, признает необходимую оборону, понятие необходимой обороны закреплено в статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Под необходимой обороной понимаются активные действия по защите себя, других лиц, общественных и государственных интересов в рамках действующего законодательства. Однако результатом таких действий может стать нанесение ущерба здоровью и жизни нападающего.

Активные защитные действия не будут считаться криминальными, если не произошло превышение пределов необходимой обороны.

Необходимая оборона признается правомерной лишь при соблюдении нескольких обязательных условий. Основное – применение ее по отношению к противоправным действиям совершаемых против личности, а также интересов общества и государства. Под этим утверждением понимается:

  • правомерная защита допускается при совершении преступных действий, заранее спланированных или непреднамеренных;
  • ее применение правомерно в отношении сотрудников правоохранительных органов, совершающих противозаконные поступки;
  • правомерность необходимой обороны регламентируется правовыми нормами УПК России;
  • применение правомерной защиты в отношении психически больных лиц и несовершеннолетних должно осуществляться с нанесением минимально возможного ущерба нападающему, так как они могут не осознавать противоправность своих действий;
  • действия в рамках необходимой обороны может производить и постороннее лицо, защищая жизнь и здоровье жертвы нападения.

Применять правомерную защиту человек может только при наличии явной угрозы применения в отношении него физического насилия или в условиях непосредственного нападения преступника. Другими словами, можно защищаться, не ожидая нападения, однако активные оборонительные действия без наличия угрозы физического насилия являются противозаконными.

Необходимая оборона может быть признана противозаконной, когда:

  • ее применение помешало действиям сотрудников органов правопорядка;
  • необходимой обороной маскируется расправа над гражданином;
  • нападавший уже прекратил нападение;
  • нападение уже предотвращено.

Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Таким образом, законом предусмотрено, что если лицо будет защищать себя либо третьих от преступного посягательства, то уголовная ответственность за причиненный при этом вред не наступит, если при этом не превышены пределы необходимой обороны.

При разрешении вопросов о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, судебная практика учитывает различные обстоятельства:

избранный посягавшим лицом способ достижения результата, тяжесть последствий, которые могли наступить в случае доведения посягательства до конца, наличие необходимости причинения смерти посягавшему лицу или тяжкого вреда его здоровью для предотвращения или пресечения посягательства;

место и время посягательства, предшествовавшие посягательству события, неожиданность посягательства, число лиц, посягавших и оборонявшихся, наличие оружия или иных предметов, использованных в качестве оружия;

возможность оборонявшегося лица отразить посягательство (его возраст и пол, физическое и психическое состояние и т.п.);

иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и оборонявшегося лиц.

В силу части 3 статьи 37 УК РФ положения о необходимой обороне распространяются на любых лиц, в том числе на сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, которые в связи с исполнением своих служебных обязанностей могут принимать участие в пресечении общественно опасных посягательств или в задержании лица, совершившего преступление, независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

В соответствии со статьей 1066 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы.

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния Текст научной статьи по специальности «Право»

Анализируются понятие «обстановка совершения преступления» и ее значение при расследовании преступлений против жизни и здоровья осужденных в местах лишения свободы.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гусейнов Ильхам Гусейн Оглы

Necessary defense as the circumstance excluding crime of act

In article the concept of a situation of commission of crime and its value at investigation of crimes against the life and health condemned in the conditions of imprisonment places is analyzed.

Текст научной работы на тему «Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния»

ПРОБЛЕМЫ УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА (PROBLEMS OF STRENGTHENING OF LEGALITY AND LAW

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 25 (380). Право. Вып. 45. С. 108-114.

УДК 343.3 ББК 67.308

НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВО, ИСКЛЮЧАЮЩЕЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Анализируются понятие «обстановка совершения преступления» и ее значение при расследовании преступлений против жизни и здоровья осужденных в местах лишения свободы.

Ключевые слова: необходимая оборона, общественно опасное посягательство, причинение вреда, превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны).

Уголовный закон выделяет необходимую оборону как важнейшее обстоятельство, исключающее преступность деяния. Она считается общественно полезной и рассматривается как конституционное право каждого гражданина на защиту своих интересов и интересов других лиц от общественно опасных посягательств (ст. 45 Конституции РФ).

Обороняющийся употребляет силу, предупреждая общественно опасное деяние. Он стремится сохранить свои интересы от грозящей опасности [11. С. 194]. Следует помнить, что цель необходимой обороны — защита правоохраняе-мых интересов, а причинение посягающему вреда в процессе ее осуществления носит вынужденный характер [4. С. 17].

Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ, «не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства».

Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства при соблюдении указанных в законе условий. Право на необходимую оборону вытекает из естествен-

ного, присущего человеку от рождения права на жизнь [16. С. 118].

По замечанию Н. С. Таганцева, такая «оборона является необходимым дополнением охранительной деятельности государства и повреждение, причиненное интересам нападающего, представляется не только не противозаконным или извинительным, но и правомерным. <. > Право на необходимую оборону не создается государством, а только признается и санкционируется им» [6. С. 194].

Позиция эта подвергалась критике. Еще в начале XX в. профессор С. В. Познышев писал: «Прирожденных прав вообще не существует; всякое право индивида мыслимо и возникает лишь в общежитии» [8. С. 155]. Таково же мнение современных исследователей института необходимой обороны С. Ф. Милюкова и В. В. Орехова [9. С. 9; 11. С. 44-45].

Статья 45 Конституции РФ провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Обратимся теперь к этимологии понятия «необходимая оборона».

«Оборона» — это «совокупность средств, необходимых для отпора врагу». «Оборонять» значит «защищать, отражая нападение противника». Иными словами, «оборона» является одним из средств «защиты», причем глагол «обороняться» применительно к нашей теме имеет более точный смысл, более адекватно отражает суть явления. Что же касается слова «необходи-

мый», то оно толкуется как «такой, без которого нельзя обойтись, нужный, обязательный, неизбежный» [13. С. 434]. При этом необходимость означает, что в процессе обороны граждане вправе использовать силы и средства в объеме, достаточном для защиты, и не должны причинять вред больший, чем это необходимо для защиты.

Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность, а следовательно, преступность и наказуемость действий обороняющегося. Эти действия хотя формально и подпадают (по внешним данным) под признаки предусмотренного уголовным законом деяния, на самом деле являются общественно полезными, поскольку служат интересам предотвращения и пресечения преступлений.

Осуществление акта необходимой обороны — неотъемлемое субъективное право гражданина. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. Каждый может использовать свое право на защиту, но может и уклониться от его осуществления. В определенных ситуациях оборона от преступного посягательства может являться моральной обязанностью, общественным долгом гражданина во имя торжества правопорядка, ради его поддержания [4. С. 17].

Необходимая оборона является самостоятельным по своей природе правом граждан, порожденным фактом общественно опасного посягательства. Осуществлять это право путем причинения вреда посягающему, согласно ч. 3 ст. 37 Уголовного кодекса (УК) РФ, граждане могут независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Ошибочно поэтому рассматривать необходимую оборону как субсидиарный (дополнительный) институт к деятельности государства по пресечению преступлений и наказанию преступников.

Однако на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего нападения. К числу таких лиц относятся сотрудники полиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, Госнаркоконтроля, уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, Федеральной службы охраны, других охранных служб, инкассаторы и пр. Осуществление акта необходимой

обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.

Отказ от обороны в подобных случаях сам может заключать в себе состав преступления или дисциплинарного проступка. Уголовная ответственность за невыполнение указанной обязанности в ряде случаев возможна по ст. 285, 293, 341-343 УК РФ [16. С. 118].

Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19, «правомерные действия должностных лиц, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей, даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его причинения, состояние необходимой обороны не образуют (применение в установленных законом случаях силы сотрудниками правоохранительных органов при обеспечении общественной безопасности и общественного порядка и др.)» [21].

В УК РФ сохраняется преемственность норм о праве на необходимую оборону. Указанное обстоятельство неслучайно упоминается первым в перечне подобных. Это свидетельствует об его исключительной важности и большой значимости для государства и общества [16. С. 78].

Статья 37 УК РФ 1996 г. в своей первоначальной редакции гласила: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства» [17. С. 118].

Новый УК РФ восстановил, возможно, небезупречную, но проверенную временем и апробированную правоприменительной практикой формулировку необходимой обороны [Там же]. Относительно новым здесь является положение о том, что право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица «независимо от их

профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения» (ч. 2 ст. 37 УК РФ).

Существенные изменения ст. 37 УК РФ претерпела в связи с принятием Федерального закона от 14 марта 2002 г. № 29-ФЗ «О внесении изменений в ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации». Законодатель предпринял еще одну попытку установить дифференцированный правовой режим необходимой обороны в зависимости от ценности охраняемого блага. Это уже третья попытка усовершенствовать редакцию данной статьи. Законодатель опять попытался реанимировать идею так называемой беспредельной обороны, «если. посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». В значительной мере это означает возвращение к тексту ст. 13 УК РСФСР в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г. [17. С. 118]

Причем сделано это было, как указывают С. Ф. Милюков и Л. А. Сиятскова, неудачно, поскольку обновленная ч. 1 ст. 37 УК РФ уже почему-то не говорит о причинении посягающему на жизнь любого вреда [9. С. 26].

Вместе с тем это обстоятельство нашло отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19, в котором указано, что «при защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой приме -нения такого насилия (часть 1 статьи 37 УК РФ), а также в случаях, предусмотренных частью 2.1 статьи 37 УК РФ, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу».

Как отмечает С. В. Пархоменко, законодатель должным образом не учел правоприменительный опыт реализации данной нормы в период 19941996 гг. Поэтому не случайно отклики на изменение редакции ст. 37 УК РФ в 2002 г. на страницах юридических изданий были преимущественно негативными, созвучными тем, которые имели место после изменения редакции ст. 13 УК РСФСР 1960 г. [10. С. 17].

Положительно оценивающий рассматриваемую законодательную новеллу (закон от 14 марта 2002 г.) В. В. Орехов, например, полагает, что она ориентирована не на правоприменителя, а на лицо, реализующее право на оборону

[11. С. 44-45]. Аналогичной точки зрения придерживаются авторы современного учебника по уголовному праву, которые пишут, что новая редакция ст. 37 УК РФ усиливает позицию обороняющейся стороны, расширяет право граждан на самооборону от опасных посягательств [Там же]. Вероятно, это так, поскольку для правоприменителя правомерность действий обороняющегося в подобных случаях (когда посягательство угрожает жизни) совершенно очевидна и особых сомнений никогда не вызывала.

Однако, как указывает Э. Ф. Побегайло, хуже обстоит дело с адресатом нормы (субъектом обороны), который фактически поставлен в ситуацию, при которой он должен не только дождаться посягательства, но и определить его направленность и выяснить характер применяемого или угрожающего насилия, то есть решить вопросы, вызывающие трудности даже у специалистов. В возникшей экстремальной ситуации у защищающегося, конечно, нет времени на объективную оценку характера и степени опасности посягательства. Цена же ошибки здесь слишком велика — это уже конфликт с уголовным законом [12. С. 23].

Как считает Э. Ф. Побегайло, чтобы избежать подобных ситуаций, «на законодательном уровне необходим четкий, последовательный переход к "перечневой" системе защищаемых при обороне благ, когда возможно причинение любого вреда посягающему. В этот "перечень", разумеется, нужно включить "половую свободу и неприкосновенность" субъекта обороны» [Там же. С. 75].

В уголовном законодательстве большинства зарубежных стран пределы необходимой обороны определены на основании принципа соразмерности, выраженного в форме перечневой системы [Там же. С. 23].

Применительно к российской действительности для перечневой (казуальной) системы определения пределов необходимой обороны, как указывает Э. Ф. Побегайло, «характерны такие положительные качества, как определенность, лаконичность, доступность к восприятию, что особенно важно при невысоком уровне правосознания как населения, так и правоприменителя» [Там же].

Мы полностью согласны с тем, что при такой системе у правоприменителя будет меньше ошибок, и это аргумент в пользу указанной системы. Однако низкий уровень правосознания у населения, на наш взгляд, скорее является аргумен-

том против такой жесткой, детальной системы. Собственно и Э. Ф. Побегайло указывает на недостаток такой системы: «.. .при этом неизбежно уменьшается возможность использования принципа необходимости причинения того или иного вреда при отражении посягательства, поскольку рекомендации на этот счет уже будут даны законодателем» [12. С. 23]. Однако нельзя забывать и то, что предусмотреть в законе все варианты криминальной ситуации «посягательство — защита», конечно, невозможно [5. С. 22]. Учитывая многочисленные ошибки, допускаемые судами при применении законодательства, регламентирующего институт необходимой обороны, а также международный опыт, на наш взгляд, введение хорошо продуманной перечневой системы определения пределов необходимой обороны в нашей стране все же оправдано.

Чтобы минимизировать квалификационные ошибки, на наш взгляд, следует:

— законодательно закрепить состав необходимой обороны в уголовном законе, что позволит правоприменителям более четко учитывать эти признаки в ходе уголовно-правовой квалификации необходимой обороны;

— использовать системный анализ квалификационных ошибок в ходе проведения занятий с субъектами правоприменения.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ внес существенное дополнение в статью о необходимой обороне [5]. Согласно ч. 2.1 ст. 37 УК РФ не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. Значение такого законодательного решения, на наш взгляд, еще не осмыслено в полной мере. Как указывают авторы учебника по уголовному праву [16. С. 78], вопрос может касаться отмены уголовной ответственности как таковой за превышение пределов необходимой обороны.

В соответствии с ч. 2 ст. 37 УК РФ превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

Следует согласиться с мнением К. И. Попова, что данная законодательная дефиниция является не вполне точной. Дело в том, что необходимая оборона определена в законе (ч. 1 ст. 37 УК РФ)

не как действия, а как причинение вреда посягающему. Эксцесс же обороны определен в ч. 2 ст. 37 УК РФ как «умышленные действия».

Однако никакие действия сами по себе, если они не причинили посягающему вреда, превышением пределов необходимой обороны признаваться не могут [12. С. 21]. Правильнее говорить об умышленном причинении вреда, явно не соответствующего характеру и опасности посягательства [17. С. 118].

Превышение пределов необходимой обороны — многоплановая по своему содержанию юри -дическая проблема. Толкование ее законодательной формулировки в значительной мере включает оценочные моменты [3. С. 41]. Оценочным является, в частности, понятие «явности» несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

В литературе по уголовному праву неоднократно подчеркивалось, что применение оценочных понятий на практике связано с определенными трудностями, оперирование ими намного сложнее, чем понятиями неоценочными [Там же]. Это нередко влечет за собой ошибки в применении уголовно-правовых норм.

На наш взгляд, целесообразно ч. 2 ст. 37 УК РФ закрепить в следующей редакции: «Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть явного для обороняющегося несоответствия защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняются смерть или тяжкий вред здоровью».

Достоинствами данного определения являются два момента:

а) понятие превышения пределов необходимой обороны четко увязано с субъективным восприятием обороняющегося лица. Ответственность за превышение пределов необходимой обороны возможна только при доказанности того, что обороняющийся сознательно превышал пределы необходимой обороны;

б) прямо указаны случаи превышения пределов необходимой обороны — это умышленное причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью без существующей на то необходимости.

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Рос. газ. — 2009. — 21 янв.

2. Уголовный кодекс Росийской Федерации от 13 июня 1996 г. № 630-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Росийской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2001. — № 52 (ч. 1). — Ст. 4921.

4. Федеральный закон от 14 марта 2002 г. № 29-ФЗ «О внесении изменений в ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2002. — № 11. — Ст. 1021.

5. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2003. — № 50. — Ст. 4848.

6. Таганцев, Н. С. Русское уголовное право: лекции. Часть Общая : в 2 т. / Н. С. Таганцев. — М. : Юрист, 2009. — Т. 1. — 576 с.

7. Колосовский, В. В. Проблемы уголовно-правовой оценки необходимой обороны и крайней необходимости: теоретические вопросы квалификации : учеб. пособие / В. В. Колосовский. — Челябинск : Мир, 2009. — 165 с.

8. Познышев, С. В. Основные начала науки уголовного права. Общая часть уголовного права / С. В. Познышев. — М. : Юрист, 2008. — 587 с.

9. Милюков, С. Ф. Необходимая оборона по уголовному законодательству России как элемент гражданской самозащиты / С. Ф. Милюков, Л. А. Сиятскова. — Новгород : Мир, 2005. — 247 с.

10. Пархоменко, С. В. Проблемы уголовно-правовой регламентации института необходимой обороны / С. В. Пархоменко // «Черные дыры» в рос. законодательстве. — 2003. — № 1. — С. 16-24.

11. Орехов, В. В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния /

B. В. Орехов. — СПб. : Питер, 2008. — 198 с.

12. Побегайло, Э. О пределах необходимой обороны / Э. Побегайло // Уголов. право. — 2008. — № 2. —

13. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка. 80 000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — М. : Юрист, 2010. — 897 с.

14. Турецкий, Н. Н. Необходимая оборона. Причинение вреда при задержании лица, совершившего посягательство / Н. Н. Турецкий. — М. : Бек, 2009. — 268 с.

15. Энциклопедия уголовного права : в 26 т. Т. 7. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. — СПб. : Питер, 2010. — 589 с.

16. Уголовное право. Общая и Особенная части : учеб. для вузов / под ред. Н. Г. Кадникова. — М. : Городец, 2006. — 627 с.

17. Меркурьев, В. В. Состав необходимой обороны / В. В. Меркурьев. — СПб. : Питер, 2008. — 211 с.

18. Попов, К. И. Понятие и юридическая природа превышения пределов необходимой обороны / К. И. Попов // Закон. — 2012. — № 4. — С. 19-23.

19. Кудрявцев, В. Н. Общая теория квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. — М. : Юрист, 1972. — 311 с.

20. Питецкий, В. В. Оценочные понятия в советском уголовном праве : автореф. дис. . канд. юрид. наук / В. В. Питецкий. — Свердловск, 1979. — 24 с.

21. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Бюл. Верхов. Суда Рос. Федерации. — 2012. — № 11.

Сведения об авторе

Гусейнов Ильхам Гусейн оглы — аспирант кафедры уголовного права и криминологии Института права Челябинского государственного университета, Челябинск, Россия. ugp@csu.ru

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. No. 25 (380). Law. Issue 45. Pp. 108-114.

NECESSARY DEFENSE AS THE CIRCUMSTANCE EXCLUDING CRIME OF ACT

Chelyabinsk state University, Chelyabinsk, Russia. ugp@csu.ru

In article the concept of a situation of commission of crime and its value at investigation of crimes against

the life and health condemned in the conditions of imprisonment places is analyzed.

Keywords: necessary defense, socially dangerous encroachment, infliction of harm, excess of limits

of nekobkhodimy defense (defense excess).

1. [The constitution of the Russian Federation (it is accepted on national vote on December 12, 1993)]. Ros-siyskaya gazeta [Russian newspaper], 2009, January 21.

2. [The criminal code of the Russian Federation of June 13, 1996, no. 630-FZ]. Sobranie zakonodatel'stva RossiyskoyFederatsii [Collection of the legislation of the Russian Federation], 1996, no. 25, art. 2954. (In Russ.).

3. [The code of criminal procedure of the Russian Federation of December 18, 2001, no. 174-FZ]. Sobranie zakonodatel'stva Rossiyskoy Federatsii [Collection of the legislation of the Russian Federation], 2001, no. 52 (ch. 1), art. 4921. (In Russ.).

4. [Federal law of March 14, 2002, no. 29-FZ "About modification of Art. 37 of the Criminal code of the Russian Federation"]. Sobranie zakonodatel'stva Rossiyskoy Federatsii [Collection of the legislation of the Russian Federation], 2002, no. 11, art. 1021. (In Russ.).

5. [Federal law of December 8, 2003, no. 162-FZ "About modification and additions in the Criminal code of the Russian Federation"]. Sobranie zakonodatel'stva Rossiyskoy Federatsii [Collection of the legislation of the Russian Federation], 2003, no. 50, art. 4848. (In Russ.).

6. Tagantsev N.S. Russkoe ugolovnoe pravo. Lektsii. Chast' Obshchaya v 2 t. [Russian criminal law. Lectures. Part the General in 2 vol.]. Moscow, Yurist Publ., 2009. Vol. 1. 576 p. (In Russ.).

7. Kolosovskiy V.V. Problemy ugolovno-pravovoy otsenki neobkhodimoy oborony i krayney neobkhodimosti: teoreticheskie voprosy kvalifikatsii [Problems of a criminal and legal assessment of necessary defense and kraykny need: theoretical questions of qualification]. Chelyabinsk, Mir Publ., 2009. 165 p. (In Russ.).

8. Poznyshev S.V. Osnovnye nachala nauki ugolovnogo prava. Obshhaya chast' ugolovnogo prava [Main be -ginnings of science of criminal law. General part of criminal law]. Moscow, Yurist Publ., 2008. 587 p. (In Russ.).

9. Milyukov S.F. Neobkhodimaya oboronapo ugolovnomu zakonodatel'stvu Rossii kak element grazhdans-koy samozashchity [Necessary defense by the criminal legislation of Russia as an element of civil self-defense]. Novgorod, Mir Publ., 2005. 247 p. (In Russ.).

10. Parkhomenko S.V. Problemy ugolovno-pravovoy reglamentacii instituta neobkhodimoy oborony [Problems of a criminal and legal regulation of institute of necessary defense]. «Chernye dyry» v rossiyskom zakonodatel'stve ["Black holes" in the Russian legislation], 2003, no. 1, pp. 16-24. (In Russ.).

11. Orekhov V.V. Neobkhodimaya oborona i inye obstoyatel'stva, isklyuchayushchieprestupnost' deyaniya [Necessary defense and other circumstances, isklyuchayukshchy crime of act]. St. Petersburg, Piter Publ., 2008. 198 p.

12. Pobegaylo Ye. O predelakh neobkhodimoy oborony [O limits of necessary defense]. Ugolovnoe pravo [Criminal law], 2008, no. 2, pp. 21-24. (In Russ.).

13. Ozhegov S.I., Shvedova N.Yu. Tolkovyy slovar' russkogo yazyka [Explanatory dictionary of Russian]. Moscow, Yurist Publ., 2010. 897 p. (In Russ.).

14. Turetskiy N.N. Neobkhodimaya oborona. Prichinenie vreda pri zaderzhanii litsa, sovershivshego posyagatel'stvo [Necessary defense. Infliction of harm during detention of the person who made encroachment]. Moscow, Bek Publ., 2009. 268 p. (In Russ.).

15. Entsiklopediya ugolovnogoprava v 26 t. T. 7. Obstoyatel'stva, isklyuchayushchieprestupnost' deyaniya [Encyclopedia of criminal law in 26 vol. Vol. 7. The circumstances excluding crime of act]. St. Petersburg, Piter Publ., 2010. 589 p. (In Russ.).

16. Kadnikov N.G. Ugolovnoe pravo. Obshchaya i Osobennaya chasti [Criminal law. The General and Special Parts]. Moscow, Gorodets Publ., 2006. 627 p. (In Russ.).

17. Merkur'ev V.V. Sostav neobkhodimoy oborony [Structure of necessary defense]. St. Petersburg, Piter Publ., 2008. 211 p. (In Russ.).

18. Popov K.I. Ponyatie i yuridicheskaya priroda prevysheniya predelov neobkhodimoy oborony [Concept and legal nature of excess of limits of necessary defense]. Zakon [Law], 2012, no. 4, pp. 19-23. (In Russ.).

19. Kudryavtsev V.N. Obshchaya teoriya kvalifikatsiiprestupleniy [General theory of qualification of crimes]. Moscow, Yurist Publ., 1972. 311 p. (In Russ.).

20. Piteckiy V.V. Otsenochnye ponyatiya v sovetskom ugolovnom prave: avtoref. dis. . kand. yurid. nauk [Estimated concepts of the Soviet criminal law. Abstract of thesis]. Sverdlovsk, 1979. 24 p. (In Russ.).

21. [Resolution of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of September 27, 2012, no. 19 "About application by courts of the legislation on necessary defense and infliction of harm during detention of the person who committed a crime"]. Byulleten' Verkhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii [Bulletin of the Supreme Court of the Russian Federation], 2012, no. 11. (In Russ.).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *