Клевета о том что лицо страдает заболеванием представляющим опасность для окружающих
Перейти к содержимому

Клевета о том что лицо страдает заболеванием представляющим опасность для окружающих

  • автор:

Клевета о том что лицо страдает заболеванием представляющим опасность для окружающих

(см. текст в предыдущей редакции)

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до ста шестидесяти часов.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо совершенная публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до двух месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

3. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот двадцати часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

4. Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, —

наказывается штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот часов, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

5. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Не врать и не бояться: как работают законы о клевете и оскорблении в России

В 2020 году, согласно поручениям президента России Владимира Путина и одобренным им предложениям, законы о клевете и оскорблении собираются ужесточить. Так, до 1 июля администрации президента следует «рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации», а Генпрокуратуре предложить улучшения правоприменительной практики, связанной с распространением порочащей честь или достоинство граждан информации в интернете. Данное поручение было опубликовано 29 января.

В декабре 2019 года президент поддержал идею увольнять чиновников, которые оскорбляют граждан. В том же году была введена ответственность за оскорбление государства. Вопросы клеветы, чести и достоинства в последнее время стали действительно волновать законодателей, однако корень всех споров и проблем возник еще 10 лет назад.

Клевета. Убрать нельзя оставить

Понятие клеветы в законе чем-то напоминает если не двуглавого дракона, то двуглавую ящерицу, у которой одна голова растет из Гражданского кодекса, а другая – из Уголовного. При этом вторая в том виде, в котором мы ее знаем, выросла относительно недавно.

В 2011 году статья 129 УК РФ (Клевета) была декриминализована, но уже в 2012 году она вернулась в Уголовный кодекс в виде статьи 128.1. Что изменилось? Например, мера наказания и число квалифицированных составов. В статье 129 их было всего два – «клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» и «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления». Наказание – до трех лет лишения свободы (хотя на практике судьи всегда ограничивались штрафами, обязательными или исправительными работами; реальное лишение свободы никому не назначалось).

В статье 128.1 формулировка осталась той же: клевета – это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Однако появились новые квалифицированные составы: «клевета, совершенная с использованием своего служебного положения» и «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Изменилось наказание – лишение свободы теперь не предусмотрено, зато штраф увеличился до 5 миллионов рублей.

Возникает и другой вопрос: почему закон вернули уже через восемь месяцев после декриминализации? По версии юриста международной правозащитной группы «Агора» Рамиля Ахметгалиева, инициатива убрать статью о клевете из Уголовного кодекса поступила от Дмитрия Медведева (который на тот момент был президентом России) в период так называемой оттепели. Появление же статьи 128.1 в УК пришлось на время «закручивания гаек», когда также были приняты закон «Об иностранных агентах», «закон Лугового» и ужесточились наказания за нарушения на митингах.

Есть и другая версия. «Отсутствие уголовной ответственности за клевету привело к тому, что появилось огромное количество материалов, которые бросали тень и задевали честь, достоинство и деловую репутацию очень разной категории лиц: и юридических, и физических лиц, и артистов, и врачей – самых разных. Получалось, что механизмами административного законодательства справиться не удавалось. В итоге эта статья была возвращена в Уголовный кодекс», – отмечает адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Сергей Завриев.

Тем не менее, клевета – единственный состав преступления в России, по которому оправдательных приговоров больше, чем обвинительных. Более того, если обратиться к статистике, то станет ясно, что приговоров по статье за клевету всегда было очень мало. В 2011 году по статье 129 УК РФ было 244 приговора, а в 2018 году по 128.1 – всего 110. Это неудивительно, так как доказать преднамеренность ложных обвинений очень тяжело. Кроме того, большая часть дел проходит по части 1 статьи 128.1, а это дела частного обвинения. «Бремя доказывания состава лежит на самом потерпевшем, он является одновременно и обвинителем. Не всегда непрофессиональный обвинитель может это доказать», – поясняет Игорь Симонов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

Не стоит забывать и о статье 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации). Конечно, она не идентична статье 128.1 УК РФ. В первую очередь, клевета – это уголовное дело, а распространение порочащих сведений – гражданский спор. Помимо прочего, есть важное отличие в условиях, по которым признается вина ответчика/обвиняемого. «Разница в том, что статья 152 (Распространение порочащих сведений, в том числе через СМИ) является неосторожным деянием, а статья 128.1 – умышленным. В этом, наверное, и смысл наказания и разницы в общественной опасности», – отмечает Игорь Симонов.

Кроме того, суммы, которые в виде штрафа налагаются по статье 128.1, взыскиваются с осужденного в доход государству. В рамках гражданского судопроизводства определяется уже сумма компенсации за причинение морального вреда. Несмотря на все различия, одно и то же дело все равно может проходить по обеим статьям. «Речь идет о том, что сам по себе факт привлечения человека к уголовной ответственности за клевету и признание его виновным не лишает права потерпевшего обращаться в суд с гражданско-правовыми требованиями в порядке статьи 152 ГК», – говорит Сергей Завриев.

В связи с этим возникает вопрос: а так ли нужна в таком случае статья в Уголовном кодексе? По мнению Игоря Симонова, нужна. «Наказание за клевету я считаю правильным. Необходимо уголовно преследовать лиц, которые умышленно распространяют заведомо ложные сведения, в том числе и через СМИ, потому что такими действиями можно причинить значительный вред личности, обществу, государству», – отмечает эксперт.

Юрист Международного центра «Агора» Дамир Гайнутдинов, напротив, считает, что клеветы и оскорбления (в том числе представителей власти, судей и прочих) не должно быть ни в УК, ни в КоАП. «Гражданский кодекс предоставляет достаточно возможностей для возмещения вреда и восстановления справедливости», – полагает юрист.

«Нельзя не учитывать, как мне кажется, сам факт наличия уголовной ответственности, то есть судимости. Дело в том, что факт привлечения к уголовной ответственности имеет серьезные последствия для будущего человека. Да, судимость может быть снята или погашена, плюс, понятно, что речь идет о преступлении небольшой тяжести, но все-таки этот момент остается навсегда в биографии человека», – напоминает Сергей Завриев.

Оскорбление, вседозволенность и закон Мерфи

В 2011 году вместе со статьей 129 УК РФ была декриминализована статья 130 УК РФ об оскорблении. Однако в отличие от закона о клевете, она не вернулась в Уголовный кодекс и до сих пор существует в рамках статьи 5.61 КоАП РФ.

«Статья 130 УК РФ «Оскорбление» в том виде, в котором она существовала, ранее была нерабочей. Ее декриминализация – абсолютно логичное действие. Сегодня при правильном применении норм гражданского права (ст. 152 ГК РФ) и административной ответственности необходимости в возврате такого состава преступления в УК РФ нет», – считает управляющий партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и партнеры» Юлия Лялюцкая.

Тем не менее, о возвращении статьи об оскорблении в УК все-таки заговорили после поручения президента рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации. Но действительно ли «усиление ответственности» означает криминализацию? Не обязательно. Вспомним одобренное президентом предложение об увольнении чиновников, которые оскорбляют граждан. Выбранное наказание – даже не административная мера, а дисциплинарная.

Речь также может идти просто о повышении штрафа. «На мой взгляд, административная ответственность за оскорбление больше похожа на «прайс-лист»: от 1 000 до 5 000 рублей для граждан, от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц, от 50 000 до 100 000 рублей для юридических лиц. Санкция «декриминализированной» статьи УК РФ об оскорблении была более разумной в части штрафа – в целом, по статье до 80 000 руб. Иной раз размер административного штрафа не способствует исправлению нарушителя, а скорее поощряет его своим минимальным размером продолжать противоправную деятельность», – считает адвокат Юлия Лялюцкая.

«Даже если восстановят статью УК, то привлечение за оскорбление будет только в том случае, если ранее лицо привлекалось к административной ответственности», – добавляет Сергей Завриев.

Страх криминализации закона об оскорблении, в целом, не совсем рационален. Вместе со статьей 5.61 КоАП уже существуют статьи Уголовного кодекса об оскорблении чувств верующих, военнослужащих, полицейских, а с 2019 года и об оскорблении власти.

Среди юристов действительно вызвала непонимание в поручении президента формулировка о «совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации».

«Совершенствовать там нечего. В статье 152 ГК РФ и законе о СМИ все предельно четко сформулировано», – считает Дамир Гайнутдинов. Согласно статье, порочащие сведения должны либо быть опровергнуты в том же источнике, в котором были опубликованы (СМИ/документах), либо удалены. Порядок опровержения также может устанавливать суд, если прописанные в законе методы не подходят.

«Проблемы механизмов опровержения я не вижу. Единственное, сложности зачастую бывают, когда речь идет о доказывании порочащих сведений, которые, допустим, были распространены в каком-то фильме или программе. Невозможно опровергнуть всю программу или фильм. То есть бывает такой формат публикации, когда аналогичный формат опровержения невозможен. Может быть, здесь что-то нужно сделать», – отмечает Игорь Симонов.

Неоднозначную реакцию вызвало и поручение Владимира Путина об усовершенствовании борьбы с распространением в интернете информации, порочащей честь или достоинство гражданина.

С одной стороны, существует анонимность: доказывать факт клеветы и авторства в социальных сетях и онлайн-медиа действительно очень тяжело. Хотя у правоохранительных органов есть возможность по IP адресу и некоторым другим характеристикам установить факт размещения статьи конкретным лицом, этот механизм все еще не идеален.

«Не должно быть вседозволенности, несмотря на то, что существует интернет. Надо понимать, что содержит то или иное высказывание, нарушает ли это чьи-то права или нет», – подчеркивает Игорь Симонов.

С другой стороны, существует свобода слова. Да и оскорбление, моральный вред, ущемление чести и достоинства – все это оценочные категории. По этой причине за последние пару лет уголовные дела, заведенные за публикации в сети, вызывали много осуждения. «В этой сфере в России действует закон Мерфи – если закон может быть применен репрессивно, значит, он будет применен максимально репрессивно. Рассмотреть дело за пару дней и дать 3-5 лет лишения свободы за комментарий или картинку в интернете стало нормой. Поэтому усовершенствовать могу предложить только одно – все поправки в закон об информации, а также в КоАП и УК об ответственности за выражение мнения, принятые после 2011 года, должны быть отменены», – комментирует Дамир Гайнутдинов.

Как уже отмечалось, в отношении положений о клевете и оскорблении речь идет о категориях субъективных и оценочных. Вероятно, это одна из причин, почему в делах о клевете так много оправдательных приговоров, а трактовка оскорбления в законе как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» настолько расплывчата. И, возможно, именно из-за этого любое наказание по этим статьям, будь то штраф в 15 тысяч или лишение свободы, кому-то покажется слишком мягким, а кому-то – уже репрессивным. И на данный момент, чтобы не попасться на клевете и оскорблении, вероятно, нужно быть двуглавым. С одной стороны, как отмечает Игорь Симонов, важно помнить, что «кроме своих прав, есть еще и права других лиц, а незнание закона не освобождает от ответственности». С другой же стороны, «не признавать вину без консультации с профессиональным юристом, которого вы наняли сами, и не верить представителям власти», – советует Дамир Гайнутдинов.

Узнать больше о практических аспектах защиты чести, достоинства и деловой репутации можно на курсе адвокатов Максима Степанчука и Анастасии Тараданкиной. В нем представлена информация о том, в какой суд необходимо обращаться за защитой, кто является надлежащим истцом и надлежащим ответчиком, как исчисляется исковая давность, а также какие материальные требования могут быть заявлены в рамках таких исков. В курсе рассмотрены предмет доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, распределение бремени доказывания, а также виды доказательств, которые могут быть использованы сторонами, и даны рекомендации по их представлению и оспариванию. Кроме того, из курса вы сможете узнать о том, какие существуют меры уголовно-, административно- и гражданско-правовой защиты при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию.

Клевета в отношении должностного лица

Прокурор разъясняет — Прокуратура Челябинской области

Конституция Российской Федерации гарантирует достоинство личности, закрепляет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

В соответствии с ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации клевета, т.е. распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, наказывается штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до 160 часов.

Под честью понимается общественная оценка личности; достоинством — совокупность качеств и способностей человека и их внутренняя, субъективная оценка; деловой репутацией — набор качеств, с которыми человек ассоциируется в глазах своих партнеров по бизнесу, коллег по работе, других деятелей в своей области.

Потерпевшим от клеветы может выступать любое лицо вне зависимости от его способности воспринимать и осознавать смысл и значение распространяемых в отношении его сведений (малолетний, душевнобольной и др.). Клевета в отношении умершего может рассматриваться как преступление лишь в случае, когда она является средством умаления чести и достоинства живущих лиц (например, родственников умершего).

Клевета характеризуется действиями, состоящими в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Не соответствующими действительности (заведомо ложными) сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся распространяемые сведения. Эти сведения могут относиться лишь к фактам прошлого или настоящего; измышления о позорящих фактах, которые могут наступить в будущем, состава клеветы не образуют. Заявления общего характера, не содержащие указания на определенный ложный факт (например, выражения «вор», «мошенник», «взяточник», «подлец» и др.), не образуют состава клеветы.

Согласно диспозиции ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство других лиц или подрывающих их репутацию, и желал их распространить. Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они ложные, он не может нести уголовную ответственность по указанной статье.

Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Уголовной ответственности за клевету подлежит физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Закон предусматривает несколько квалифицированных составов клеветы.

Более строгое наказание следует за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Публичность как признак клеветы предполагает открытость, доступность распространяемых сведений, их способность быть воспринимаемыми неопределенным кругом лиц. Публичная клевета может состоять в распространении заведомо ложных сведений либо непосредственно в присутствии публики (зрителей, слушателей и т.п.), либо в такой форме или таким способом, что они становятся или могут стать известными многим людям (например, путем публичной демонстрации надписей, рисунков и др.).

Под средством массовой информации в соответствии с Законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» следует понимать периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмму, кинохроникальную программу, иную форму периодического распространения информации, при этом периодичность предполагает выход информационной продукции не реже одного раза в год. Если кино-, видео-, аудио-, печатная продукция либо информационный ресурс в сети Интернет не носит периодического характера и не зарегистрирована в качестве средства массовой информации, вменение рассматриваемого признака невозможно; при наличии соответствующих оснований в данном случае содеянное может быть квалифицировано лишь с учетом признака публичности.

В ч. 3 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации установлена повышенная ответственность за клевету, совершенную с использованием своего служебного положения.

Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, влечет ответственность по ч. 4 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Под заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, следует понимать болезни, включенные в соответствующий список на основании Постановления Правительства РФ от 01.12.2004 № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих». Таковыми, в частности, признаются: болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), вирусные лихорадки, передаваемые членистоногими, и вирусные геморрагические лихорадки, гельминтозы, гепатит B, гепатит C, дифтерия, инфекции, передающиеся преимущественно половым путем, лепра, малярия, педикулез, акариаз и другие инфестации, сап и мелиоидоз, сибирская язва, туберкулез, холера, чума.

Преступлениями сексуального характера следует считать не только деяния, предусмотренные ст. ст. 131 — 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, но также преступления, предусмотренные в ст. ст. 240, 241, 242.1 и 242.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, образует особо квалифицированный состав преступления (ч. 5 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации).

В соответствии с ч. 2 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовные дела о клевете считаются уголовными делами частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

За клевету собираются сажать на 5 лет

Как избежать уголовной ответственности за сплетни и что делать, если вы сами стали жертвой клеветников?

За клевету собираются сажать на 5 лет

23 декабря 2020 г., в мой день рождения, сразу во втором и третьем чтениях Госдума приняла закон, предусматривающий реальные сроки лишения свободы за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Уже через неделю закон был опубликован и стал называться Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 538-ФЗ, а с 10 января 2021 г. начала действовать новая редакция ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). Честно говоря, так себе подарок.

В этот же период депутаты перекроили ст. 5.61 КоАП РФ («Оскорбление») – был принят Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 513-ФЗ, который начал действовать с 15 января 2021 г. Но обо всем по порядку.

Размыли «оскорбление»: сутяжникам понравится, чиновникам аукнется

Оскорбление является административным правонарушением. Последние поправки в ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ понятие это существенно расширили. Раньше было: оскорбление – это «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». А теперь: оскорбление – это «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме».

Закон заиграл новыми красками. Раньше было ясно – чтобы стать оскорблением, речевой акт должен отвечать трем требованиям: адресованность конкретному лицу, значение унизительной оценки лица, неприличная форма. Причем с неприличной формой судам и экспертам не всегда было просто разобраться. Новая же конструкция («иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме») позволяет считать оскорблением жесты, знаки, символы, а также речевые конструкции, не связанные с задействованием нецензурных слов. Это порождает неопределенность, но и делает нашу жизнь гораздо интереснее.

Только подумайте: теперь оскорбление из уст чиновника при осуществлении им своих полномочий или должностных обязанностей будет караться штрафом от 50 до 100 тыс. руб. или дисквалификацией на срок до года (ч. 4 ст. 5.61 КоАП РФ). А чиновники у нас кто? Лица, замещающие государственные и муниципальные должности. В их число входят депутаты и министры, аудиторы Счетной палаты, руководство Следственного комитета, судьи Конституционного и Верховного судов, губернаторы. Граждане, склонные к сутяжничеству, обеспечены развлечениями на годы вперед. Прямо сейчас они могут начинать внимательно смотреть телевизор и читать новости, выделять в речи чиновников все то, что их оскорбляет, и требовать привлечения обидчиков к ответственности.

Вот буквально на днях в решении Арбитражного суда г. Москвы, подписанном судьей Е.С. Игнатовой, была выявлена надпись «письку сосите». Сделана она была белым цветом, а потому не видна, но если скопировать решение с сайта суда и вставить в word, то надпись становится заметна. Убрать это послание не удалось: все документы подписаны электронной цифровой подписью, и любое внесение изменений в них будет существенным нарушением. Так «письку сосите» стало решением, вступившим в законную силу. Хорошее основание для применения обновленной статьи об оскорблении. А как это будет сделано, зависит от того, кто и кому адресовал эту записку: или суд – лицу, подавшему ходатайство, которое оставлено без удовлетворения; или помощник судьи – судье.

Так что задумка законодателя не такая уж плохая. Призвана она остановить словесный креатив чиновников, порой создающий в обществе напряжение в и так непростой сегодня ситуации.

Если бы новая редакция статьи действовала ранее, то под нее могли бы подпасть такие высказывания:

  • в 2019 г. начальница управления пресс-службы губернатора Иркутской области Ирина Алашкевич назвала «быдлом» и «бичевней» жителей региона, пострадавших от наводнения;
  • в мае 2020 г. исполняющая обязанности директора Центра молодежных инициатив Энгельсского района Саратовской области Лидия Бузовчук осудила сограждан за то, что они «скулят и денег просят»;
  • глава Департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких заявила матерям: «Государство не просило вас рожать»;
  • в этом же регионе министр труда и занятости Наталья Соколова доказывала, что на 3500 руб. в месяц вполне можно жить, питаясь «макарошками», и стать «моложе, красивее и стройнее»;
  • в прошлом году депутат Волгоградской областной думы от «Единой России» Гасан Набиев заявил, что низкую пенсию получают только «тунеядцы и алкаши».

Кто такие индивидуально не определенные лица и как за их публичное оскорбление будут наказывать

Теперь рассмотрим повнимательнее измененную ч. 2 ст. 5.61 КоАП РФ: «Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации либо совершенное публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть “Интернет”, или в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных» – влечет наложение штрафа на граждан в размере от 5 до 10 тыс. руб., на должностных лиц – от 50 до 100 тыс. руб., на юрлиц – от 200 до 700 тыс. руб.

Тут законодатель ввел понятие «индивидуально не определенные лица». Давайте разбираться, что это значит. Нам известны такие понятия, как:

  • «неопределенный круг лиц» – в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2004 г. разъясняется, что «под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела»;
  • «индивидуально-определенная вещь» (ст. 398 ГК РФ), т.е. единственная в своем роде, и «индивидуально определенное лицо» (ст. 85 УК РФ);
  • «индивидуально не определенный круг лиц» (ст. 84 УК РФ, а теперь и ст. 5.61 КоАП РФ). Что данное понятие значит?

Выглядит это примерно так: «жители улицы Заречной» – неопределенный круг лиц; «проживающий на улице Заречной гражданин Иванов» – индивидуально определенное лицо; «некоторые из граждан, проживающих на улице Заречной» – индивидуально не определенные лица.

В целом новая редакция статьи об оскорблении выстроена юридически неправильно, размывает сложившееся понятия оскорбления. Похоже, законодатель просто не решился ввести новые термины для того, чтобы правильно описать чванство чиновников и их негатив, транслируемый на граждан. По конструкции данное административное правонарушение ближе к указанному в ст. 20.3.1 КоАП РФ: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть “Интернет”». Вероятно, в эту статью и следовало вносить изменения, либо нужно было вводить новую статью.

Новая статья о клевете в КоАП РФ может и разорить

Наказание за клевету теперь предусмотрено не только в УК РФ, но и в КоАП ПФ.

В 2012 г. клевету убрали из КоАП РФ, сделав уголовным преступлением, и вот снова туда вернули. Согласно введенной ст. 5.61.1 теперь в административном порядке наказывать за «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию» будут юридических лиц. А поскольку посадить юрлицо нельзя, законодатель предусмотрел огромные штрафы – от 500 тыс. до 3 млн руб.

За опубликованные клеветнические анонимные материалы накажут владельца сайта – редакцию СМИ, некоммерческую или коммерческую организацию. Причем такие штрафы способны существенно сказаться на экономической деятельности юрлица и привести к ликвидации СМИ.

Это является серьезным ограничением свободы слова и, вероятно, будет противоречить Европейской конвенции. Ранее Европейский Суд высказывался о недопустимости столь сурового наказания за «слово». Решение о возмещении ущерба должно быть «необходимым в демократическом обществе» в том смысле, что оно должно предполагать разумную соразмерность с нанесенным репутации ущербом 1 .

В деле «“Коммерсантъ” и другие против России» Европейский Суд указал, что непредсказуемо большие суммы компенсации по делам о диффамации (т.е. о распространении порочащих сведений) способны оказать сковывающее воздействие на свободу выражения мнений 2 . Тогда в пользу г-на Лужкова национальный суд взыскал с издательского дома и Бориса Немцова, на основе доклада которого была опубликована статья в газете, в общей сложности 1 млн руб. в качестве компенсации морального вреда. Эта сумма была во много раз больше по сравнению с премиями по аналогичным делам о клевете: из заявленных чиновниками 500 тыс. руб. губернатору Ульяновской области присудили 2500 руб. 3 ; члену парламента – 5 тыс. руб. 4 ; губернатору Омска – 60 тыс. руб. 5 Правительству удалось выявить лишь пять внутренних дел, по которым были присуждены сопоставимые или большие компенсации.

Представляется, что статья о клевете в КоАП РФ дублирует ст. 152 ГК РФ («Защита чести, достоинства и деловой репутации»). При этом она снижает критерий доказывания для лица или органа, считающего, что его оклеветали. Кроме того, выгодоприобретателем в таком деле становится государство, т.е. если согласно Гражданскому процессуальному кодексу компенсацию морального вреда получает гражданин, подвергшийся диффамации, то при привлечении клеветника к ответственности по ст. 5.61.1 КоАП РФ сумма выплаченного штрафа отойдет государству.

Уголовная клевета: о преступлениях – молчать

Клеветой считается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Это может быть опубликование таких сведений в печати, трансляция их по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах, распространение в интернете, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях и заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в любой форме хотя бы одному лицу. Причем сообщение подобных сведений человеку, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если передающий эту информацию позаботился о том, чтобы она не стала известна третьим лицам.

Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении человеком законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном и неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики и обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство другого человека или его деловую репутацию 6 .

С 10 января вступили в силу поправки в УК РФ, которыми за клевету введены новые виды уголовного наказания. Усилена ответственность за клевету, высказанную в публичном пространстве. И за «слово» теперь предполагается наказывать реальными сроками лишения свободы.

Согласно ст. 128.1 УК РФ клевета наказывается штрафом до 500 тыс. руб. или в размере дохода осужденного за период до 6 месяцев либо обязательными работами. За публичную клевету грозят штраф до 1 млн руб. или в размере дохода осужденного за период до года, обязательные или принудительные работы, арест на срок до 2 месяцев или лишение свободы на срок до 2 лет. За клевету с использованием служебного положения могут назначить штраф до 2 млн руб. или в размере дохода осужденного за период до 2 лет, а самое большее – лишить свободы на 3 года. За клевету о том, что человек страдает опасным для окружающих заболеванием, минимальным наказанием будет штраф до 3 млн руб. или в размере дохода осужденного за период до 3 лет, максимальным – лишение свободы на 4 года. За ложные обвинения в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности или тяжкого преступления грозит минимум штраф до 5 млн руб. или в размере дохода осужденного за период до 3 лет, максимум – лишение свободы на 5 лет.

Например, высказывание «вшивый журналистишка» может быть истолковано как клевета о том, что человек страдает опасной для других болезнью, поскольку педикулез (вши) включен в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих 7 . Коронавирусная инфекция также в числе таких заболеваний. За распространение подобной информации могут лишить свободы на 4 года. А на 5 лет – за высказывание предположений и утверждений о коррупции, о том, что чиновник принял взятку, сотрудники МВД или ФСИН применяют пытки, если после таких заявлений в публичном пространстве человек не сможет их подтвердить. Теперь в отсутствие доказательств будет гораздо сложнее и опаснее пожаловаться на сексуальное насилие и домогательство, поскольку может последовать наказание в виде 5 лет лишения свободы за клевету о совершении преступления против половой неприкосновенности.

Суд Франкфурта-на-Майне признал сравнение экс-сенатора с женщиной легкого поведения допустимой критикой, а российский суд назначил штраф за «матерное слово» в адрес президента. Как в России после принятия закона об оскорблении власти будут решать вопрос о том, является ли распространенная информация порочащей и нужно ли за это наказать человека?

Зачастую именно огласка и скандал заставляют правоохранительные органы обратить внимание на преступления коррупционной направленности, превышение должностных полномочий, пытки и преступления против половой неприкосновенности. Поправки в УК РФ урезали возможность называть вещи своими именами и ограничили важный инструмент отстаивания гражданских прав – гласность. При том что ранее ст. 128.1 УК РФ в совокупности с возможностью обращения за защитой своих прав в порядке ст. 152 ГК РФ ограждала от распространения ложных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Пока нет сложившейся практики назначения наказания в виде лишения свободы за «слово», и поэтому рано говорить о нарушении Европейской конвенции и других международных договоров, обязательных к исполнению в Российской Федерации. Тем не менее внесение поправок в УК РФ может способствовать нарушению прав и свобод граждан. Скажем, как теперь обсуждать политиков в публичном пространстве? Говорить только о хорошем или ничего? Между тем в соответствии со ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ было определено, что политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом политической дискуссии в обществе. Выполнение государственными должностными лицами своих обязанностей может критиковаться в СМИ, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

На своем опыте: силовики обвиняют нас в клевете и требуют миллионы, а клеветники называют мошенниками

Нашим Центром наработана неплохая практика по защите свободы слова не только в Европейском Суде (одно из последних дел «Авагян против России» сейчас находится на рассмотрении), но и в национальных судах. Противодействуя применению пыток в местах лишения свободы, мы часто вынуждены делать публикации, содержащие описания преступлений сотрудников ФСИН и МВД на фоне противодействия расследованию и препятствия сбору доказательств. Обычно это ведет к миллионным искам силовиков о защите деловой репутации. Конечно, нам удается успешно отстаивать свои интересы, за все время мы не проиграли ни одного такого дела (решение Люберецкого городского суда Московской области от 14 марта 2014 г. по делу № 2-2214/2014; решение Люберецкого городского суда Московской области от 5 мая 2014 г. по делу № 2-2612/14; решение Раменского городского суда Московской области от 4 февраля 2016 г. по делу № 2-186/2016; решение Раменского городского суда Московской области от 6 февраля 2017 г. по делу № 2-222/2017). Но мы тратим время и силы, чтобы отбиться от обвинений в распространении ложных сведений, порочащих деловую репутацию сотрудников мест лишения свободы.

С другой стороны, мы сами становимся мишенью клеветнических публикаций. Этому риску подвергается каждый, кто изобличает мошенников, коррупционеров и насильников или работает в публичном пространстве. Порой недобросовестные конкуренты заказывают целые проекты по дискредитации. Один из ярких примеров – заказная статья, в которой я представлен как мошенник и торговец детской порнографией. Там же написано о нарушении руководимым мной Центром договорных отношений. Все это влияет на репутацию, ведь не каждый будет перепроверять информацию, способную породить сомнения, чтобы убедиться, что на сайтах московских судов нет ни одного иска против ООО «Центр Практических Консультаций» за все 10 лет нашей работы.

Вместе с тем я против наказания за клевету лишением свободы. Компенсации ущерба деловой репутации вполне достаточно. Другое дело, что установить анонимно действующего злоумышленника удается не всегда, и правоохранительные органы в этом малоэффективны. Убрать информацию из интернета – трудоемкий и небыстрый процесс. При этом ничто не помешает злоумышленнику разместить клевету снова. Но это неотъемлемая составляющая свободы слова, потому к подобным явлениям следует относиться терпимее.

Побывав на одной и другой стороне, хочу дать вам несколько рекомендаций: как избежать привлечения к ответственности за клевету и что делать, если вы сами стали жертвой клеветнических измышлений.

Как действовать, чтобы не наказали за клевету?

1. Следует различать утверждения о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, и оценочные суждения, которые являются выражением субъективного мнения. Избегайте прямых утверждений в рискованных случаях.

2. Перед тем как публично обвинить человека в преступлении, следует направить заявление в правоохранительные органы, а затем в публикации упомянуть, что такое заявление подано. Тогда вы будете защищены своим правом на обращение в госорганы (ст. 33 Конституции РФ), и вас будет сложно наказать за клевету. Вместе с тем следует помнить о ст. 306 УК РФ («Заведомо ложный донос»). Но за такое преступление не привлекут к ответственности, только если сведения окажутся непроверенными и не соответствующими действительности. Распространяющий их должен еще и осознавать, что это ложь.

3. Если требуется легализовать негативную информацию, которую вы не в состоянии подтвердить, можно это сделать в судебном процессе. Пример из практики: у нас были сведения от анонимных источников, что руководитель оперативного отдела одного из следственных изоляторов поставляет наркотики и телефоны некоторым заключенным, чтобы они применяли к другим заключенным пытки для получения явок с повинной. В достоверности информации мы были уверены, но доказать ее не могли. Было решено придать ее огласке на одном из судебных процессов, в котором участвовал этот сотрудник. В дальнейшем мы получили возможность публично использовать эти сведения со ссылкой на материалы судебного дела без опасения быть привлеченными к ответственности.

4. И самое важное: если вас все же привлекают к уголовной ответственности за клевету, не спешите давать пояснения и показания. В большинстве случаев именно они станут основным доказательством, положенным в основу приговора. Уделите особое внимание проведению экспертизы по делу. Рекомендуется пользоваться помощью адвокатов.

Как действовать, если стал жертвой клеветников?

Честь и достоинство (доброе имя) гражданина – нематериальные блага, принадлежащие ему от рождения, которые он имеет право защищать (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ).

1. Прежде всего нужно объективно оценить: насколько значительный ущерб (репутационный, финансовый) вам наносит распространяемая клевета; насколько она хорошо подготовлена и правдоподобна; каковы охват и аудитория; как быстро она может распространиться. Затем надо определить, удастся ли остановить распространение клеветы, какие понадобятся ресурсы и сколько времени вам для этого потребуется, возможен ли рецидив (повторное распространение порочащих сведений).

2. Не переоценивайте возможности и желание правоохранительных органов вам помогать. Отдел К и Бюро специальных технических мероприятий обычно не спешат оказывать помощь простым гражданам, хотя клевета – исключительно их зона ответственности. Их усилия по установлению источников анонимной клеветы в большей степени направлены на обслуживание интересов государства и чиновников. Если же вам повезет – виновник будет найден и привлечен к уголовной ответственности, то с него, вероятно, взыщут штраф в пользу государства, а вы сможете обратиться к нему с гражданским иском.

3. Обращаться в суд с требованием признать сведения не соответствующими действительности – не всегда хорошая идея (это можно сделать, даже если источник не установлен; см., например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 августа 2018 г. по делу № А40-133231/2018). Можно получить обратный эффект, если сведения до этого не были широко распространены. Но если клеветник известен, то при хорошем юристе ст. 152 ГК РФ («Защита чести, достоинства и деловой репутации») – это то, что доктор прописал.

4. Может помочь обращение к администрации сайта, на котором размещена клевета. Также следует обратиться к поисковым системам «Яндекс» и «Гугл» с заявлением, в котором нужно попросить убрать ложные порочащие сведения из выдачи.

5. Попробуйте игнорировать клевету, если оказалось, что борьба нецелесообразна, после сопоставления причиненного вреда с силами и средствами, которых потребуют удаление порочащих сведений и наказание виновника.

6. Позаботьтесь об опровержении. Идеально, если удастся заставить виновника признать ложность порочащих сведений в нужной для вас форме с дальнейшим распространением этого опровержения. Второй, тоже неплохой вариант – клевету может опровергнуть авторитетный источник. Третий, не лучший вариант – начать оправдываться самому. Иногда это помогает, но чаще – нет. Тут лучше прибегнуть к похожему способу, указанному в п. 7 ниже, он более эффективный.

7. Используйте клевету как инфоповод, как способ рассказать о себе, своей деятельности и борьбе. Если кто-то оставил о вас единичный ложный отрицательный отзыв, считайте, у вас появилась возможность изобличить обманщика и укрепить репутацию. К таким ситуациям следует относиться как к удачному шансу (примеры подобных ситуаций можно посмотреть в отзовиках на страничках отзывов о нашем «Центре Практических Консультаций»). Сложнее, если идет информационная атака. Но и в таких случаях при вдумчивом подходе можно нивелировать действие клеветы и даже приобрести репутационные плюсы.

1 Tolstoy Miloslavsky v. The United Kingdom, 13 July 1995, § 48–51, Series A no.316-B.

2 Kasabova v. Bulgaria, № 22385/03, § 71, 19 апреля 2011 г.

3 Grinberg v. Russia, № 23472/03, § 12, 21 июля 2005 г.

4 Fedchenko v. Russia, № 33333/04, § 15, 11 февраля 2010 г.

5 Novaya Gazeta and Borodyanskiy v. Russia, № 14087/08, § 15, 28 марта 2013 г.

6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

7 Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих».

Когда жалобы во властные структуры можно расценить как клевету?

КС РФ указал, что при рассмотрении уголовного дела о клевете суд в каждом конкретном случае должен выяснить, было ли обращение гражданина реализацией своих прав или оно преследовало цель причинения вреда другому лицу

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Конституционного Суда. По мнению одного из них, решение хоть и содержит объемный анализ применимого законодательства и практики ЕСПЧ, связанных с правом гражданина на обращение, но по существу лишено четких выводов и границ допустимого поведения лица. Другой отметил, что определение КС никак не повлияет на практику, поскольку каждый правоприменитель найдет в этом решении то, что выгодно ему. Третий эксперт также отметил противоречивый характер выводов Суда. По мнению четвертого, в рассматриваемом деле поднимается очень важный вопрос о том, как найти баланс между свободой выражения мнения при подаче обращений в госорганы и правами на защиту чести, достоинства и деловой репутации лица, на которое подана жалоба.

5 декабря Конституционный Суд РФ вынес Определение № 3272-О по делу о проверке ч. 1 ст. 128.1 (клевета) УК РФ и ст. 318 (возбуждение уголовного дела частного обвинения) УПК РФ по жалобе оштрафованного за совершение вышеуказанного преступления гражданина.

Повод для обращения в Конституционный Суд

В апреле 2019 г. Михаил Москалев был осужден за клевету приговором мирового судьи и оштрафован на 380 тыс. руб. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу суд установил, что подсудимый на протяжении 4 лет обращался в различные инстанции с письменными заявлениями и жалобами в отношении Ж., владельца земельного участка рядом с многоквартирным домом, в котором проживал обвиняемый. В них он, в частности, указывал, что Ж. якобы незаконно занимается предпринимательской деятельностью (стирка и химическая чистка текстильных и меховых изделий), нарушив закон при регистрации в качестве ИП и согласовании выезда из прачечной. Михаил Москалев также утверждал, что вышеуказанный гражданин загородил часть придомовой территории многоквартирного дома и угрожал его жильцам, пытаясь разжечь межнациональный конфликт, а также незаконно возвел мансардное строение.

Мировой суд усмотрел заведомую ложность таких сведений в том, что обвиняемый после неоднократных проверок его заявлений/жалоб и получения ответов от компетентных госорганов об отсутствии нарушений со стороны Ж. продолжал систематически обращаться в иные органы и организации по тем же основаниям. В связи с этим суд счел, что заявления и жалобы подсудимого являлись не способом реализации конституционного права на обращение в государственные органы, а были направлены исключительно на причинение вреда Ж., то есть они имеют очевидные признаки злоупотребления правом.

Мировой судья также заключил, что все без исключения доводы Михаила Москалева о нарушении потерпевшим действующего законодательства и недобросовестности при осуществлении им предпринимательской деятельности, изложенные в заявлениях и жалобах, не нашли своего подтверждения и, умаляя честь, достоинство и деловую репутацию последнего, являются клеветой. Впоследствии приговор мирового суда устоял в апелляции.

В своей жалобе в Конституционный Суд Михаил Москалев указал на несоответствие ч. 1 ст. 128.1 УК РФ и ст. 318 УПК РФ Основному Закону. По его мнению, спорные нормы позволяют признавать обращение гражданина в государственные органы и органы местного самоуправления распространением информации и на этом основании привлекать к уголовной ответственности за клевету, инициируя уголовное преследование по заявлению частного обвинителя и не требуя в этом случае установления в ходе предварительного расследования обстоятельств содеянного.

КС отказался рассматривать жалобу гражданина

После изучения материалов дела Суд напомнил, что конституционное право граждан на обращения является важным инструментом влияния личности на публичную власть, цивилизованным способом разрешения противоречий, споров и конфликтных ситуаций, преодоление которых становится возможным при помощи государственных органов, органов местного самоуправления и судов. Осуществление такого взаимодействия предполагает наличие эффективного механизма реализации конституционного права обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

КС отметил, что положения Закона о порядке рассмотрения обращений граждан допускают достаточно широкие возможности гражданина при реализации конституционного права на обращения. Одновременно федеральный законодатель установил гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением. Среди них, в частности, запрет на преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой их деятельности либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Как пояснил Суд, правомерное осуществление гражданином своих конституционных прав и свобод не должно влечь для него неблагоприятные правовые последствия, тем более в форме уголовной ответственности (Постановление КС РФ от 20 декабря 1995 г. № 17-П). «Вместе с тем выход за установленные федеральным законодателем пределы реализации этого конституционного права объективно может создавать угрозу конституционным правам и свободам других лиц и охраняемым публичным интересам, а потому предполагает допустимость введения законодательных ограничений в этой сфере, связанных в том числе с привлечением к ответственности. Иное понимание существа права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, по сути, означало бы незащищенность лица, о действиях которого, носящих якобы противоправный характер, информируются на систематической основе государственные органы, органы местного самоуправления с целью причинения ему вреда», – отметил КС.

Со ссылкой на ряд правовых позиций ЕСПЧ Конституционный Суд указал, что сам по себе ограниченный режим использования информации в таких случаях не исключает риск потенциального причинения вреда репутации лица, а необходимость применения в таких случаях санкций зависит в том числе от содержания, достоверности, формы и последствий переданной информации, а также цели ее передачи.

При этом высшая судебная инстанция пояснила, что вопрос об ответственности за преступление, предусмотренное ч.1 ст. 128.1 УК РФ, применительно к деянию, сопряженному с обращением в государственные органы и органы местного самоуправления (в том числе квалификация этого деяния в качестве преступления), разрешается путем исследования фактических обстоятельств в системной связи с положениями Закона о порядке рассмотрения обращений граждан РФ. «Само по себе обращение в указанные органы, связанное с реализацией конституционного права лица на обращение, не ведет к распространению (разглашению) этой информации. Систематический же характер такого рода обращений граждан, т.е. использование конституционного права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления путем постоянного направления информации, вынуждающего эти органы неоднократно проверять факты, указанные в обращениях, может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого содержалась информация в обращении», – отмечено в определении.

Конституционный Суд добавил, что выяснение того, было ли обращение во властные структуры обусловлено стремлением (попыткой) реализовать свои конституционные права или же оно связано исключительно с намерением причинить вред другому лицу, подлежит установлению судом в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств дела.

Он также напомнил, что уголовные дела частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и прекращаются в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. При этом такое заявление не только признается поводом к возбуждению уголовного дела, но и рассматривается в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование. Тем не менее реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет природы соответствующих судебных решений как государственных правовых актов, выносимых именем РФ и имеющих общеобязательный характер.

В связи с этим КС заключил, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции РФ, и отказался принимать жалобу Михаила Москалева к рассмотрению. Он также отметил, что в компетенцию Суда не входит проверка и оценка фактических обстоятельств уголовного дела заявителя.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Суда

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский полагает, что рассматриваемое определение КС РФ хорошо лишь тем, что оно содержит объемный анализ применимого законодательства и практики ЕСПЧ, связанной с правом гражданина на обращение. «Этот анализ позволяет вдумчивому юристу успешно подготовить свою позицию. Причем в ту или иную сторону, в зависимости от того, кого в конкретном уголовном деле он представляет», – отметил он.

По мнению эксперта, определение по существу не содержит четких выводов и границ допустимого поведения лица. «Такая неопределенность, к сожалению, в последнее время стала типичной для судебных актов КС РФ. В анализе применимого законодательства в части оценки конституционного смысла ст. 128.1 УК применительно к реализации прав на обращение содержится противоречие. С одной стороны, Суд констатирует, что обращение в государственный орган не является распространением информации и, следовательно, с точки зрения формальной логики в принципе не может образовывать состава такого преступления, как клевета, с другой – исходя из положений ч. 3 ст. 55 Конституции, суду необходимо в каждом случае устанавливать, являлось ли такое обращение реализацией права или это все-таки было злоупотребление правом», – пояснил адвокат.

Сергей Колосовский добавил, что анализ положений ст. 318 УПК противоречит собственной позиции Конституционного Суда, приведенной в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П. «Одним из элементов сформулированной в указанном постановлении правовой позиции является то обстоятельство, что гражданско-процессуальные механизмы не тождественны уголовно-процессуальным. Первые основаны на равенстве граждан – участников гражданского судопроизводства, вторые же – на дискреционных полномочиях правоохранительных и правоприменительных органов, которые значительно шире», – отметил адвокат.

По его словам, в рассматриваемом случае Конституционный Суд, не усмотрев нарушений конституционных гарантий прав граждан в применении частного порядка обвинения при проверке обстоятельств, связанных с обращениями в государственные и иные органы, допустил отступление от описанной логики. «Фактически в данном случае КС признал нормальной ситуацию, когда граждане – частный обвинитель и подсудимый – в условиях равноправия сторон фактически занимаются проверкой правильности решений государственных и иных органов по соответствующему обращению, принятых ими в пределах их полномочий в результате проверки с использованием средств, недоступных частным лицам», – считает Сергей Колосовский.

Эксперт полагает, что такая ситуация в действительности не отвечает принципам справедливости и, более того, противоречит смыслу правосудия, поскольку фактически исключает возможность и необходимость проверки судом правильности решения государственного и иного органа по обращению подсудимого. «Вместе с тем, исходя из комментируемого определения, в такой плоскости вопрос перед Конституционным Судом, вероятно, не ставился», – предположил адвокат.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов также неоднозначно оценил определение: «С одной стороны, КС РФ высказался относительно того, что реализация права на обращение в государственные органы не отвечает критерию противоправности, а следовательно, должны возникать сомнения в обоснованности квалификации обращения в государственные органы как клеветы. С другой стороны, он в очередной раз привел стандартный довод о том, что заявитель пытается через обращение в КС РФ пересмотреть дело».

Он с сожалением отметил, что такова стандартная позиция Конституционного Суда по подавляющему большинству жалоб, что делает их подачу практически бессмысленной с практической точки зрения. «То есть если раньше жалоба в Конституционный Суд РФ могла быть эффективным инструментом для пересмотра дела, то в настоящее время, как правило, этот инструмент не работает», – полагает адвокат.

В связи с этим Андрей Гривцов заключил, что определение КС РФ никак не повлияет на практику, поскольку каждый правоприменитель найдет в этом решении то, что выгодно ему. «Например, он может заключить, что обращение в государственные органы – это реализация гарантированного права, а потому оно не может быть преступным, или же что оснований для пересмотра дела не найдено и оценку обоснованности каждого обращения в государственные органы с точки зрения злоупотребления правом необходимо давать в каждом случае индивидуально», – пояснил он.

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов также отметил противоречивый характер выводов КС РФ. «Так и не понятно, к какому выводу Суд пришел по данной ситуации и позволяет ли ст. 128.1 УК РФ привлекать к уголовной ответственности лиц при неоднократном обращении с жалобами, если лицо намеренно желает навредить лицу, в отношении которого подаются обращения», – считает эксперт. По его мнению, Конституционный Суд пришел к очевидному выводу о том, что неоднократные необоснованные обращения могут за собой нести вред правам и законным интересам лица, проверяемого на их основании: «Но ведь этот вред не является единственным и достаточным основанием для привлечения жалобщика к уголовной ответственности по ст. 128.1 УК РФ».

Сергей Гревцов пояснил, что обязательным квалифицирующим признаком ст. 128.1 УК РФ является распространение заведомо ложных сведений, однако обращение в любой государственный орган (независимо от содержания обращения) не является и не может быть квалифицировано как их распространение. «С этим выводом КС РФ согласился, но раскрывать итоговый вывод в данном конкретном случае не стал», – отметил эксперт.

Он добавил, что после прочтения определения можно сделать вывод о том, что неважно, каким будет обращение в государственный орган и несет ли оно своей целью причинить вред: независимо от количества обращений такие действия не могут быть квалифицированы по ст.128.1 УК РФ. «В связи с этим было бы неплохо отразить такой вывод хотя бы в форме определения Суда об отказе с позитивным содержанием», – подытожил адвокат.

Медиаюрист, руководитель проекта «Право в сети» Маргарита Ледовских выразила согласие с доводами КС РФ в том, что в рассматриваемом случае идет речь о неопределенности ст. 128.1 УК РФ как таковой и, следовательно, данная норма не может быть признана не соответствующей Конституции. «Однако в данном деле поднимается очень важный вопрос о том, как найти баланс между свободой выражения мнения при подаче обращений в госорганы и правами на защиту чести, достоинства и деловой репутации лица, на которое подана жалоба. Этот случай не единичный: по одному из моих дел в Европейском Суде на стадии коммуникации вставал подобный вопрос, но по гражданскому, а не уголовному делу», – отметила она.

По словам эксперта, в своем определении Конституционный Суд указал, что систематический характер обращений граждан может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого заявлено в обращении. «Таким образом, суды могут использовать это в качестве критерия для того, чтобы определить – было ли злоупотребление свободой выражения мнения или нет. Главное, чтобы суды обращали внимание, что это лишь может свидетельствовать о злоупотреблении, то есть необязательно это будет происходить в каждом случае», – подчеркнула Маргарита Ледовских.

Она добавила, что в подобных случаях кроме систематичности обращений судами должны быть учтены и другие обстоятельства. «Например, повторные обращения могут быть связаны с бездействием правоохранительных органов, в этом случае направляющий повторное обращение человек не злоупотребляет своим правом. Конституционный Суд также отметил, что именно суды должны сопоставить факты и понять: защищает заявитель свои права или намеревается своим обращением причинить вред другому лицу», – резюмировала медиаюрист.

Статья 128.1 УК РФ. Клевета (новая редакция с комментариями)

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до ста шестидесяти часов.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо совершенная публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до двух месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

3. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот двадцати часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

4. Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, —

наказывается штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот часов, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

5. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к ст. 128.1 УК РФ

1. В ст. 29 Конституции каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации. Применительно к этому конституционному положению на территории РФ действует ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), в соответствии с ч. 1 которой каждый человек имеет право выражать свое мнение, которое включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. В ее ч. 2 указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями и санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета или беспристрастности правосудия. При этом положения данной нормы должны толковаться в соответствии с правовой позицией ЕСПЧ, выраженной в его постановлениях.

Предусмотренное ст. 23 и 46 Конституции право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст. 152 ГК право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространения не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами (см. преамбулу Пост. Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).

Президиум ВС РФ отменяет или изменяет судебные решения по уголовным делам в тех случаях, когда установленные ЕСПЧ нарушения свидетельствуют о незаконности, необоснованности или несправедливости судебных решений .
———————————
БВС РФ. 2009. N 9. С. 21.

2. Непосредственный объект преступления — честь, достоинство, репутация человека.

3. Честь есть общественная оценка личности человека как участника общественных отношений, нравственных и иных качеств, достоинство представляет внутреннюю самооценку человека, определение им своей значимости для окружающего мира, репутация определяется, как мнение окружающих о способности человека, его деловых, профессиональных качествах, компетенции, и соответственно, ухудшение этого мнения есть подрыв репутации .
———————————
См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. С. 180, 676, 880.

4. Потерпевшим может быть любое лицо, в том числе малолетний, недееспособный, а также умерший, если распространяемые позорящие сведения о нем задевают честь живых.

В специальных случаях, в частности в ст. 298.1 УК РФ, предусмотрена ответственность за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя и других, указанных в ней лиц.

5. Объективная сторона преступления состоит в действии — а) распространении; б) заведомо ложных сведений; в) порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

6. Заведомо ложными признаются такие сведения, которые не соответствуют действительности, утверждают о фактах или событиях, не имевших место в реальности, являются вымышленными, надуманными, напр., о совершении преступления, о злоупотреблении спиртными напитками, о заболевании СПИДом, иных заведомо ложных измышлений о якобы имевших фактах, касающихся потерпевшего. Заведомость, как обязательный признак, предполагает точное знание лица о ложности сообщаемых им сведений в отношении другого лица. Например, по делу Д. был отменен приговор и последующие судебные решения, а дело прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, поскольку установлено, что он при даче интервью журналисту добросовестно заблуждался относительно распространяемых сведений в отношении А. и В. о присвоении ими денег .
———————————
БВС РФ. 2000. N 3. С. 21 — 22.

Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных актах, постановлениях органов предварительного расследования и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок.

Также следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет соответствия действительности. Согласно ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12.02.2004 на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий (см. п. 7 Пост. Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).

7. Под порочащими понимаются конкретные сведения, умаляющие честь и достоинство потерпевшего, подрывающие его репутацию. Если сообщения не касаются каких-либо конкретных фактов, а лишь содержат абстрактную оценку типа «вредный человек», «слабый студент», «плохой сосед», то они не могут быть признаны порочащими сведениями. При решении вопроса о том, порочат ли распространяемые заведомо ложные сведения честь и достоинство другого лица и подрывают ли они его репутацию, учитывается как мнение потерпевшего, так и мнение общества на основании устоявшихся представлений о добре и зле, чести и бесчестии, порядочности и бесстыдстве.

Порочащими в, частности, являются сведения, содержащие утверждение о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство или деловую репутацию гражданина. Под распространением таких сведений следует понимать опубликование их в печати, трансляции по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам (см. п. 7 Пост. Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).

8. Состав преступления формальный, считается оконченным с момента, когда указанные сведения стали известны хотя бы одному постороннему человеку. Угроза распространить порочащие сведения не является клеветой, но может признаваться способом совершения другого преступления (ст. 110, 163 УК и др.).

9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Например, по делу К. указано, что клевета совершается только с прямым умыслом .
———————————
БВС РФ. 1999. N 2. С. 12.

Когда лицо распространяет хотя и позорящие сведения, но соответствующие действительности, или добросовестно заблуждается относительно подлинности сведений, полагая их правдивыми, а также тогда, когда ложные сведения не являются порочащими, ответственность за клевету исключается.

Например, было прекращено уголовное дело в отношении Щ., поскольку материалами дела не установлено, что при допросах в качестве потерпевшей по факту поджога ее дома, сообщая о причастности К., заведомо понимала ложность сообщаемых ею сведений, а также то, что распространяемые сведения порочат честь и достоинство другого лица, подрывают его репутацию, сознательно желала именно этого .
———————————
БВС РФ. 2007. N 7. С. 27 — 28.

10. Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

11. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ (ч. 2). Публичным распространение порочащих сведений признается тогда, когда совершается в общественном месте, среди широкого круга посторонних лиц, напр., на митинге, лекциях, путем вывешивания на видных и доступных для граждан местах листовок, рисунков, оборудования выставок, витрин и т.д.

Под публично демонстрирующемся произведении понимаются различные кино-, теле-, видеоматериалы и т.п.

Согласно Закону о СМИ под средствами массовой информации понимаются газеты, журналы, альманахи, бюллетени, другие издания, постоянно выходящие в свет, радио, телевидение, видео и аудиокассеты, предназначенные для неограниченного круга лиц, и т.д. В том числе этим Законом необходимо руководствоваться и в случае клеветы в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном Законом порядке в качестве СМИ. Аналогично в случае публикации клеветы в рекламе, поскольку в ст. 36 этого Закона указано, что распространение рекламы осуществляется в соответствии с законодательством о рекламе. В Федеральном законе от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» указано, что одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству и деловой репутации (см. п. 7, 12 Пост. Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).

В п. 1 Пост. Пленума ВС РФ от 15.06.2010 N 16 указано, что правовое регулирование отношений, касающихся свободы слова и свободы массовой информации, кроме указанных Федеральным законом, осуществляется и другими федеральными законами, в том числе от 09.02.2009 N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», от 22.12.2008 N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», от 12.05.2009 N 95-ФЗ «О гарантиях равенства парламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами», от 13.01.1995 N 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации», от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении», от 30.01.2002 N 1-ФКЗ «О военном положении», от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму», от 25.07.2002 N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», от 12.06.2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», от 28.06.2004 N 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», от 10.01.2003 N 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации», от 22.02.2014 N 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», а также иными нормативными правовыми актами, принимаемыми в установленном порядке.

Например, в п. 17 Пост. Пленума ВС РФ от 29.06.2010 N 17 разъяснено, что на основании ч. 3 ст. 15 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» при размещении судебных решений в сети Интернет в целях защиты прав и обеспечения безопасности потерпевшего его персональные данные подлежат исключению из текста судебного решения, вместо этого используются инициалы, псевдонимы или другие обозначения, не позволяющие расшифровать личность потерпевшего.

12. Субъект клеветы с использованием своего служебного положения (ч. 3) — специальный — должностное лицо, государственный или муниципальный служащий, лицо, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, понятия которых даны в примеч. к ст. 201, 285, 318 УК (см. комментарий к ним). В таких случаях виновное лицо сообщает о потерпевшем клеветническую информацию третьим лицам лишь благодаря своим служебным полномочиям, которые предоставляют ему возможность делать это, в том числе клеветать и в служебных документах, напр., в характеристике на потерпевшего.

13. Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера (ч. 4).

Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утв. Пост. Правительства РФ от 01.12.2004 N 715, где указаны код и наименование каждой из болезней. Всего таких болезней 15: 1. В 20 — В 24 — болезнь, вызванная иммунодефицитом человека (ВИЧ); 2. А 90 — А 99 — вирусные лихорадки, передаваемые членистоногими, и вирусные геморрагические лихорадки; 3. В 65 — В 83 — гельминтозы; 4. В 16, В 18.0, В 18.1 — гепатит В; 5. В 17.1, В 18.2 — гепатит С; 6. А 36 — дифтерия; 7. А 50 — А 64 — инфекции, передаваемые преимущественно половым путем; 8. А 30 — лепра; 9. В 50 — В 54 — малярия; 10. В 85 — В 89 — педикулез, акариаз и другие инфестации; 11. А 24 — сап и мелиоидоз; 12. А 22 — сибирская язва; 13. А 15 — А 19 — туберкулез; 14. А 00 — холера; 15. А 20 — чума.

О преступлениях сексуального характера см. комментарий к ст. 131 — 135, 240 — 242.2.

14. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5). Понятие такой категории преступлений дано в ч. 4 и 5 ст. 15 УК (см. комментарий к ним).

15. Клевета, соединенная с обвинением в совершении преступления, отличается от заведомо ложного доноса тем, что при клевете умысел направлен на унижение чести и достоинства потерпевшего, а при доносе — на привлечение его к уголовной ответственности.

Согласно ст. 33 Конституции граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные и муниципальные органы. При доносе виновного лица обращение в правоохранительные органы не имеет никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг и защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред потерпевшему.

Дополнительный комментарий к ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ

Основным объектом самоуправства является установленный порядок осуществления прав и исполнения обязанностей. Дополнительным объектом могут выступать неприкосновенность и здоровье личности.

Объективная сторона преступления выражается действием и состоит в самовольном, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином. Обязательным признаком объективной стороны состава преступления являются общественно опасные последствия в виде существенного вреда, а также причинная связь между действиями и последствиями.

К числу обязательных признаков относится также оспаривание правомерности действий гражданином или организацией.

По своему содержанию самоуправство представляет собой совершение действий, направленных на реализацию действительного или мнимого права. Эти действия совершаются вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку: без оформления соответствующих документов, без соблюдения установленной процедуры и т.п. Требования, предъявляемые к порядку совершения действий, могут быть установлены законом или иным нормативным правовым актом, например Указом Президента РФ, решением органа местного самоуправления. Они могут регламентировать различные условия совершения действий: форму, время, последовательность, процедуру и т.д.

Например, самоуправством может быть признано возведение строения без соответствующего разрешения, изъятие у собственника имущества, на которое, как полагает виновный, у него есть право, без судебного решения и т.д.

Оспаривание правомерности подобных действий гражданином или организацией означает заявление указанными субъектами в той или иной форме о нарушении своего права: обращение в органы милиции, заявление в прокуратуру, подача искового заявления в суд, обращение в органы исполнительной власти и др.

Понятие существенного вреда является оценочным и подлежит установлению в каждом конкретном случае в зависимости от размера причиненного материального ущерба, важности нарушенного права и т.п. Состав преступления материальный. Преступление окончено с момента наступления последствий в виде существенного вреда.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого или косвенного умысла.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицированный состав преступления образует самоуправство, совершенное с применением насилия или угрозой его применения (ч. 2 ст. 330 УК РФ). Состав преступления формально-материальный. Деяние будет окончено как с момента угрозы или применения насилия, так и с момента причинения вреда здоровью.

Угроза, как отмечалось выше, представляет собой воздействие на психику потерпевшего. Содержанием угрозы является доведение до сведения потерпевшего намерения применить насилие.

Способ выражения угрозы может быть любым: устным, письменным, по телефону и т.п., а также в виде демонстрационных действий: угрожающие жесты, показ оружия и др.

Форма выражения угрозы для квалификации значения не имеет.

В ст. 330 УК РФ законодатель не конкретизировал тяжесть возможного вреда здоровью при применении насилия. Но анализ санкций соответствующих статей УК РФ позволяет сделать вывод о том, что составом самоуправства не охватывается причинение тяжкого вреда здоровью. В этом случае деяние следует квалифицировать по совокупности преступлений со ст. 111 УК РФ.

При неосторожном отношении к причинению тяжкого вреда здоровью деяние следует квалифицировать по совокупности преступлений со ст. 118 УК РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *