Как использовать электронные доказательства в арбитражном суде
Перейти к содержимому

Как использовать электронные доказательства в арбитражном суде

  • автор:

Как использовать электронные доказательства в арбитражном суде

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Носова Екатерина Евгеньевна

Программа разработана совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Рассматривается дело в суде. Важным доказательством является переписка в электронной почте.
Каким образом возможно заверение данной переписки, чтобы она была принята судом в качестве доказательства?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Закон не предъявляет требований к заверению переписки по электронной почте, однако такая переписка может быть заверена нотариально.

Обоснование вывода:
Документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», документы, подписанные электронной подписью либо выполненные иным позволяющим установить достоверность документа способом, могут являться доказательствами по делу (ч. 1 ст. 71 ГПК РФ). В арбитражном процессе документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также документы, подписанные электронной подписью, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены нормативными правовыми актами или договором (ч. 3 ст. 75 АПК РФ).
Переписка по электронной почте подлежит оценке наряду с другими, в том числе косвенными, доказательствами в их взаимосвязи и совокупности (п. 9 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2018 N 08АП-12799/18)
Для того чтобы электронная переписка была принята судом в качестве надлежащего доказательства по рассматриваемому делу, судебной практикой сформировано несколько условий.
Во-первых, для придания электронной переписке статуса доказательства важно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»), во-вторых, письма должны быть подписаны уполномоченным на то представителем (смотрите постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.08.2018 N Ф05-11749/2018 по делу N А41-84219/2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2017 N 09АП-25271/17). Другими словами, необходимо установить принадлежность электронных почтовых адресов соответствующим лицам, а также что именно эти лица имели полномочия на ведение соответствующей переписки.
В целях установления авторства, времени и места создания электронного документа или его получения могут быть использованы нотариальные процедуры. Так, могут быть представлены в суд нотариально удостоверенные протоколы осмотра письменных доказательств, порядок производства и заверения которых предусмотрены Основами законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 N 4462-I.
Таким образом, электронная переписка сторон при предоставлении в суд может быть удостоверена нотариусом. Некоторые суды указывали в своих актах на нотариальное заверение электронной переписки (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.10.2019 N Ф05-388/2019 по делу N А41-36852/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.09.2019 N Ф07-9864/2019 по делу N А56-112073/2018).
В то же время некоторые суды указывают на то, что отсутствие нотариального заверения электронной переписки сторон не является основанием для признания электронной переписки недопустимым доказательством, поскольку необходимость нотариального удостоверения электронной переписки нормами АПК РФ не предусмотрена, а дополнительного подтверждения принадлежности электронного адреса такая форма заверения не предполагает (смотрите постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2017 N 09АП-25271/17, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2017 г. N 09АП-14971/17).
Оценка таких доказательств осуществляется по общим правилам оценки доказательств наряду с иными доказательствами по делу. В то же время вопрос о признании подобных документов достоверными доказательствами и их судебной оценки может быть решен только с учетом конкретных обстоятельств дела, в том числе с учетом содержания иных доказательств по делу, возражений другой стороны о направлении соответствующих документов, и прочих обстоятельств.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Охотникова Нина

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Парасоцкая Елена

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. Для получения подробной информации об услуге обратитесь к обслуживающему Вас менеджеру.

Электронная переписка как доказательная база при рассмотрении гражданских дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах

Электронная переписка как доказательная база при рассмотрении гражданских дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах

С развитием информационных технологий все большую популярность стали получать такие виды коммуникации, как текстовые сообщения при помощи различных мессенджеров или электронной почты. Во-первых, подобный подход является крайне удобным, поскольку все сообщения отправляются крайне быстро, что существенно повышает скорость передачи информации. Во-вторых, многие организации и люди стали рассматривать этот способ коммуникации как возможность уклонения от заключения договоренностей в письменном виде. Пострадавшая сторона могла бы использовать только скриншоты переписки в качестве доказательства своей правоты при разбирательствах.

Стоит отметить тот факт, что достаточно длительный промежуток времени подобная доказательная база была крайне сомнительной, из-за чего велись активные споры о возможности ее действительного использования на практике. Тем не менее, информационные технологии стали неотъемлемой частью общества достаточно давно, что позволило судам сформировать конкретную позицию в подобных вопросах: скриншоты переписки действительно могут выступать в качестве доказательства в судебных разбирательствах.

Подтверждение этому тезису можно найти в актуальной судебной практике, к примеру: Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13 марта 2017 года № Ф08-1154/2017 по делу № А77-986/2015, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2015 года № 15АП-17545/2015 по делу № А32-5344/2015, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2017 года N 09АП-50243/2017 по делу № А40-173183/2016, а также дела № А29-9751/2017, № А50-7834/2015 и другие, Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 06 апреля 2017 года по делу N 33-5779/2017.

Стоит сразу отметить, что это далеко не единственные прецеденты, когда переписка в социальных сетях, электронной почте или мобильном приложении выступала в качестве аргумента для принятия того или иного решения судом. Отдельного внимания заслуживает конкретная роль переписок. В каждом из указанных выше дел суд давал конкретную правомерную оценку содержанию сообщений в переписке в социальных сетях и мессенджерах. В некоторых случаях велись активные споры о невозможности использования переписки, но только по причине недостоверности или неполноты представляемой информации, что в целом, лишь подтверждает общую сложившуюся тенденцию принятия решений в подобных делах.

При этом на законодательном уровне также принимаются решения, направленные на ликвидацию любых потенциальных споров в вопросах правомерности использования переписок. Так, например, в обновленной редакции ГПК РФ, в части 1 статьи 71 появилась новая отметка, согласно которой материалы, полученные при помощи информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также любым другим способом, который позволяет убедиться в достоверности предоставляемой информации, стали частью гражданского процесса. То есть, подобные информационные материалы нашли отражение и в законодательной базе, что позволило полноценно ссылаться на них при рассмотрении дел.

Таким образом, теперь наиболее целесообразно рассматривать не саму возможность использования переписки и других информационных материалов при рассмотрении судебного дела, а наиболее оптимальные способы сделать это. То есть, поднимается вопрос оформления доказательной базы подобного вида.

В первую очередь здесь стоит обратить внимание на то, что у нас есть четыре основных опции как сделать это: необходимость обеспечения достаточных доказательств у нотариуса, попытка самостоятельного закрепления доказательной базы, удостоверение оператором связи, компьютерно-техническая экспертиза. Рассмотрим каждый из этих случаев подробнее.

1. Обеспечение достаточных доказательств у нотариуса

Подобный вариант является наиболее оптимальным, поскольку при обеспечении доказательств нотариус будет опираться на статьи 102-103 Основ законодательства о нотариате. То есть, при подобном подходе нотариус выступит в качестве суда, он подробно рассмотрит все информационные материалы, которые предлагается использовать в качестве доказательств, на основе чего будет составлен соответствующий протокол, который будет полностью удовлетворять имеющимся формальным требованиям. Это значительно повышает вероятность успешного использования подобных доказательств. Наиболее значимыми факторами здесь становится полнота содержимого подобного предоставляемого доказательства, а также наличие и возможность предоставления информации о других значимых обстоятельствах конкретного дела. К примеру, в качестве подобного важного обстоятельства можно рассматривать принадлежность номера телефона конкретному лицу.

Основным недостатком данного подхода можно выделить лишь повышенные материальные затраты, связанные с обращением к нотариусу. Однако подобный негативный фактор всплывает только при сравнении с самостоятельным обеспечением доказательной базы, что логично, поскольку в этом случае человек возьмет все обязанности по обеспечению и оформлению документов на себя. Также стоит помнить о том, что, если вы выбираете обращение к нотариусу, то следует готовиться и к определенным временным затратам, потому сделать все в самый последний момент однозначно не удастся.

Главное преимущество также становится вполне очевидным: подобное оформление документа явно не оставит каких-либо вопросов у суда. Здесь очень важным дополнением становится факт того, что доказательная база может быть обеспечена даже после подачи иска в суд. Это стало возможным после вступления в силу с 1 января 2015 года соответствующего Федерального закона № 457.

Если же рассматривать процесс подготовки доказательств с точки зрения законов, регулирующих деятельность нотариуса, то данное лицо после поступления соответствующего заявления от клиента приступает к подготовке соответствующих доказательств, которые требуются для административного органа. При подготовке доказательной базы нотариус может зафиксировать письменные пояснения свидетелей, изучает и анализирует предоставленные письменные и вещественные доказательства. Документ, удостоверенный нотариусом, закрепляет факт того, что стороны достигли определенного соглашения или согласовали его существенные условия в рамках электронной переписки, что может рассматривать в суде, как весомое доказательство.

2. Самостоятельный сбор и подготовка доказательной базы

Подобная деятельность не определяется строгим регламентом, поэтому каждое лицо выбирает для себя наиболее оптимальный алгоритм и подход. Достаточно популярным способом является создание скриншотов диалогов, которые впоследствии заверяются. В некоторых случаях скриншоты могут быть предоставлены суду даже без заверения.

Вторым вариантом предоставления информации является «распечатка» диалога, который называется «актом осмотра».

Оба подобных варианта будут недействительными без предоставления телефона, который содержит подобную переписку. В случае возражения противоположной стороны, без телефона все распечатанные бумаги не обладают доказательственной силой. Здесь очевидным становится главная проблема: что если будет потерян доступ к подобной информации на телефоне? К примеру, телефон будет утерян, сообщения удалятся по ошибке пользователя или из-за программного сбоя. К сожалению, ответ здесь достаточно прост – доказательная база становится утерянной. То есть, без обращения к нотариусу существует большая вероятность того, что человек останется ни с чем.

К тому же, при самостоятельной подготовке доказательной базы существует достаточно большая вероятность того, что суд все равно откажется от ее рассмотрения. Отказ может быть аргументирован тем, что суд не будет рассматривать предоставленную информацию в качестве доказательства до тех пор, пока все предоставленные таблицы вызовов и сообщения не будут заверены оператором связи (дело № А50-7834/2015). Такое как правило случается когда переписка является ключевым доказательством по делу.

3. Удостоверение оператором связи и особенности оформления таких доказательств

При использовании электронных доказательств возникает и множество других проблем. К примеру, необходимо не только доказать факт наличия конкретной переписки в социальных сетях, мессенджерах или электронной почте, но и доказать, что конкретный номер телефона или электронная почта принадлежат этому лицу.

Для решения данной проблемы можно воспользоваться несколькими способами. Первый вариант – вторая сторона самостоятельно подтверждает факт того, что данный номер телефона принадлежит ему, равно как и электронная почта. Это, разумеется, позволяет разобраться с любыми проблемами. Второй – если номер телефона зарегистрирован на конкретное лицо, необходимо обратиться к оператору, чтобы затребовать факт принадлежности. Полученный документ будет обладать доказательственной силой в суде.

Большая часть проблем формируется в том случае, если телефон оформлен на другое лицо или организацию. Здесь придется воспользоваться определенными ухищрениями. Самое логичное – возможно сама суть переписки подтверждает факт принадлежности номера конкретному лицу, например, человек представился. В некоторых случаях право использования телефона данным лицом может указываться в официальных документах или на визитках. Допускаются также ссылки на официальные сайты в интернете, где расположена подобная информация. Разумеется, информацию, взятую с сайта, лучше всего также заверить у нотариуса. Таким образом, допускается использование всех доступных способов и подходов к решению данной проблемы.

Еще одной серьезной проблемой является предоставление доказательств о факте передачи конкретных сообщений. Зачастую вторая сторона начинает оспаривать тот факт, что она отправляла подобные сообщения. Это может аргументироваться фальсификацией сообщений. Подобная проблема в принципе решается, необходимо сделать соответствующий запрос о детализации сообщений. Лучше всего все подобные документы подготовить заранее, чтоб одновременно предоставить их в суде. Это снижает вероятность затягивания процесса, а также увеличивает шанс на его положительный исход. Разумеется, оператор связи вправе отказать в предоставлении запрашиваемой информации, но такой отказ является основанием для заявления перед судом ходатайства об истребовании соответствующих доказательств.

Соотнесение детализации и переписки следует сделать в контексте следующей ключевой информации: даты, времени, событий, зафиксированных в памяти телефона, событий, зафиксированных в базе данных оператора.

К примеру, отлично подойдет следующий вариант:
06.10.2021 г. 18-15.
СМС-сообщение
СМС-сообщение от абонента «Кирилл Петрович» с текстом «Надоело работать с вами, поставок больше не будет!».

Разумеется, можно воспользоваться и любыми другими вариантами оформления подобной информации. Важно лишь предоставить их в удобной для суда форме, чтобы упростить рассмотрение дела и соотнесение всех фактов и доказательств.

Все становится более проблематичным, если переписка велась в мессенджерах, поскольку операторы хоть и фиксируют весь исходящий интернет-трафик, однако идентифицировать конкретное сообщение будет сложно. В подобной ситуации единственным сильным аргументом выступает требование к противоположной стороне доказать факт фальсификации, для чего, как минимум, потребуется продемонстрировать данные со своего мобильного телефона. Здесь стоит понимать, что вторая сторона не сможет отмести ваши аргументы простым отрицанием. В некоторых случаях может быть проведена специальная техническая экспертиза, которая позволит установить характер переписки на подлинность.

4. Компьютерно-техническая экспертиза

Согласно статьям 82 и 87 АПК РФ, а также статье 79 ГПК РФ лицо может воспользоваться обращением к специалисту при необходимости придания юридической силы электронной корреспонденции. При этом итоговый вердикт специалиста может быть вынесен как устно, так и письменно, а также в форме судебной экспертизы. К тому же, допускается привлечение работника полиции. Это требование является обязательным при рассмотрении уголовных дел.

Достаточно часто подобное обращение к специалисту необходимо для того, чтобы разъяснить смысл части используемых слов или предложений, который были применены в ходе переписки. Это позволит зафиксировать факт заключения договора между двумя сторонами. Здесь может использоваться специалист в области филологии, который обладает достаточными навыками и знаниями для проведения лингвистических экспертиз. Он проведет тщательный анализ всех использованных слов, словосочетаний и предложений, чтобы впоследствии предоставить в суде конкретную их трактовку, а также вынесет заключение о наличии или отсутствии договоренностей между сторонами.

Содержание переписки

Нельзя забывать о таком ключевом факторе предоставления доказательств из электронных источников, как полнота информации. Это особенно актуально с учетом того, что в переписках достаточно часто используются сокращения и разговорный язык, из-за чего сторонний читатель не сможет однозначно воспринять суть подобных текстовых сообщений. К тому же, многие сообщения будет крайне сложно понять вне контекста.

Подобная проблема имела место в деле № 08АП-13836/2016. В нем суд указал, что предоставленная переписка не позволяет однозначно понять о каких документах идет речь, а также о том, кто какие документы запрашивал, и что является предметом переписки. Следовательно, переписка не может быть использована в качестве факта, подтверждающего передачу объекта.

Таким образом, очень важно не только корректно предоставить всю информацию для судебного рассмотрения, но и убедиться, что предоставляемая информация является полной, и позволяет доказать конкретный рассматриваемый факт. В качестве подтверждения могут выступать показания свидетелей, письменные доказательства и документы.

Особенности придания юридической силы электронной переписки

Информационные технологии являются краеугольным фактором, который позволяет обеспечивать стремительное развитие хозяйственных отношений между различными субъектами экономической деятельности, когда многие участники процесса находятся в различных городах и государствах. Для легализации деятельности подобных учреждений были разработаны системы электронного документооборота для хозяйствующих субъектов.

К примеру, если рассматривать 434 статью Гражданского кодекса Российской Федерации, то в ней ясно описывается, что договор может быть заключен не только в письменной форме, но и благодаря различным видам электронных документов, передающихся по существующим каналам связи. Главное условие заключается в том, что эта система должна позволять убедиться, что документ точно передается от конкретного участника договора.

АПК РФ также подтверждает, что электронные документы и вся другая цифровая корреспонденция также могут выступать в качестве вещественных доказательств в суде, позволяющих устанавливать достоверность конкретного документа или информации.

Также согласно актуальному законодательству, если вы не можете самостоятельно предоставить доказательства собственной позиции при помощи соответствующих электронных документов, поскольку не обладаете доступом к этому ресурсу, то вы можете ходатайствовать о том, чтобы компания, занимающаяся предоставлением данной цифровой услуги, предоставила подобные доказательства к судебному рассмотрению. Это работает в отношении всех компаний, которые предоставляют услуги связи, доступ к интернету, хостингу и другим подобным технологиям. Таким образом, в целях индивидуализации электронных сообщений, чтобы однозначно удостовериться, что именно ваш собеседник отправил эти сообщения вам, заявляется ходатайство к суду, в котором содержится просьба о направлении судебного запроса к провайдеру, конкретному владельцу доменного имени или лицу, занимающимся хостингом сайта, с которого было направлено данное письмо, а также лицу, которое предоставляет конкретные услуги связи. В ответ эти лица должны будут предоставить информацию из собственных электронных журналов, где содержатся конкретные сведения обо всей активности с аккаунта ответчика. Альтернативный вариант ответа – заключение поставщика услуги о причастности проверяемого лица к отправленным им сообщениям, материалам и распространяемой информации.

Особенности использования электронной подписи регламентируются положениями Федерального Закона №63 от 06.04.2011 «Об электронной подписи». Согласно положениям данного Федерального закона использование электронной подписи осуществляется в следующих случаях:

  • для совершения гражданско-правовых сделок;
  • в ходе оказания муниципальных и государственных услуг;
  • для выполнения муниципальных и государственных функций;
  • в ходе ведения любых других значимых с юридической точки зрения действий.

Таким образом, любая документация, которая была подписана при помощи электронной подписи, с судебной точки зрения является эквивалентной заверенным бумажным документам. При обращении с электронной документацией следует руководствоваться конкретными регламентами организации по управлению бумажной документацией, а также требованиями к конфиденциальности по отношению к распространяемой информации.

Особенности доказывания возникновения правоотношений между сторонами

В условиях современного мира довольно часто именно электронная переписка является подтверждением того, что стороны достигли определенного соглашения между собой по конкретным существенным пунктам договора, соглашения. Следовательно, именно электронные источники в таком случае подтверждают факт наличия определенной договоренности. Здесь очень важно рассмотреть пункты, которые считаются существенными условиями договора.

  • Описание и условия предмета договора.
  • Перечень фактов и информации, которые являются обязательными для подобного типа соглашения с точки зрения законодательства.
  • Конкретные условия, по которым требуется достичь соглашения с точки зрения одной из сторон. К примеру, здесь можно рассматривать ситуацию, когда одна из сторон выдвигает оферту на оплату предоставляемых услуг или товаров, а вторая сторона должна поставить собственную подпись, подтверждая принятие подобных условий.

Здесь важно рассмотреть конкретный прецедент спора, который возник между Продавцом и Покупателем после заключения соответствующей оферты. Причиной спора послужил отказ Продавца отгружать приобретенный Покупателем товар в установленный срок.

Пример из практики

Индивидуальный предприниматель заключил соглашение с Интернет-магазином на поставку изделий из кожи. Для заключения соглашения была использована электронная почта. Этот ИП уже обладал положительным опытом покупок в данном магазине, до этого проблем не возникало. Стороны использовали привычную схему сотрудничества: продавец отправлял на электронную почту соглашение (оферту), где описывались детали поставки, счет на оплату и цветной каталог кожаных изделий. После того, как ИП изучил все условия, он согласился с ними, после чего перевел оплату более 1 миллиона рублей, перечислив данные денежные средства на банковский счет Интернет-магазина. ИП, учитывая многолетний положительный опыт сотрудничества, полагал, что риски в подобном случае минимальны.

В свою очередь продавец, получивший всю оплату в срок, а также не выдвинувший никаких претензий по соглашению, не осуществил отгрузку товара в указанные сроки. После получения уведомления о задержке отгрузки, он отправляет письмо, что покупатель может самостоятельно забрать товара со склада в течение пяти дней в своем городе. В письме также содержится предупреждение, что при нарушении данного срока товар будет отгружен другому покупателю, либо будет продан тому же, но по цене на 15% выше. Как оказалось, желание продать товар дороже и было основным мотивом продавца. В этот момент ИП выдвинул уведомление, содержащее отказ от договора, после чего затребовал возвращения предоплаты в течение трех дней. Продавец данное требование проигнорировал.

Здесь в первую очередь стоит рассмотреть юридическую сторону данного вопроса. Дистанционная торговля определяется 497 статьей ГК РФ, а также статьями о защите прав потребителей.

Оферта между сторонами признается действительной, если она была подписана электронной подписью или другими аналогами собственноручной подписи, например сканом бумажной подписи. Таким образом, договор между продавцом и покупателем является заключенным, а значит, в случае любых проблем с отгрузкой покупатель вправе затребовать возврата собственных средств в трехдневный промежуток времени.

Главная проблема заключалась в том, что интернет-магазин был зарегистрирован в другом регионе, а отгрузка осуществляется в регионе ИП. Однако требования истца были аргументированы, продавец действительно имел средства на счету. Покупатель подал иск в суд, предоставив всю необходимую документацию, счета и каталоги, скриншоты переписок. Все документы были заверены нотариусом. Суд начал рассмотрение дела, однако не наложил арест на средства продавца.

В ходе судебного рассмотрения были тщательно изучены предоставленные документы, скриншоты переписок, договор поставки, а также счета и факт оплаты.

Истец аргументировал свою позицию следующим образом: коммуникация посредством электронной почты является одним из требований договора поставки, ответчик не выступал с заявлением о факте фальсификации электронной переписки, конкретных доказательств о совершенной поставке предоставлено не было. Как результат, основываясь на 487 статье Гражданского кодекса Российской Федерации истец обладал правом потребовать возвращения предоплаты.

Ответчик не собирался признавать иск, аргументируя тем, что товар находится на складе и может быть отгружен в любое время.

Суд, на основе всей полученной информации, поддержал позицию истца, согласно которой, если продавец не соблюдает все взятые на себя обязательства по передаче товара в установленные сроки, то покупатель имеет право востребовать предоплату в полном размере в течение трех дней или другой разумный срок.

Судебным решением иск удовлетворен. Согласно ему ответчик должен был выплатить истцу весь долг, неустойку, а также затраты, связанные с судебными издержками и процедурами.

Судебное решение привело к тому, что все денежные средства с банковского счета ответчика были переведены обратно истцу. Таким образом, данный прецедент может рассматриваться в качестве подтверждения того, что электронная документация и переписка может рассматриваться в качестве достаточного доказательства при судебном рассмотрении.

Выводы

На основе всех рассмотренных тезисов и прецедентов формируется однозначный вывод: электронная переписка посредством социальных сетей, мессенджеров или СМС может выступать в качестве доказательной базы для гражданских дел.

Для того чтобы избежать любых проблем с оформлением документа и потерей доказательств, рекомендуется заверить их нотариально. Самостоятельно подготовленные скриншоты и выписки из переписок могут выступать в качестве доказательства, однако потребуется предоставить телефон с перепиской на судебное обозрение. В противном случае предоставленные доказательства не будут иметь юридической силы. Также, зачастую, для судебного рассмотрения требуется запрашивать подтверждения и детализацию звонков или выхода в Интернет в оператора связи. Отдельное внимание необходимо уделять полноте предоставляемой информации и проведению экспертизы.

Электронные доказательства в арбитражном процессе

В эпоху цифровизации жизни в целом и хозяйственного оборота в частности неудивительно, что все большее распространение в арбитражном процессе получают электронные (цифровые) доказательства.

Несмотря на то, что движение в сторону использования электронных доказательств происходят активно, сложностей остается достаточно много: практика принятия доказательств, их удостоверения и истребования несложившаяся, неустойчивая и противоречивая.

Если обратиться к общим положениям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), то согласно ст. 75 АПК РФ документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", а также документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и порядке, которые предусмотрены АПК РФ, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором.

Таким образом, можно выделить два вида электронных документов: 1) простые (электронные копии документов, электронная переписка и т.д.); 2) заверенные электронной подписью. К ним могут быть отнесены документы, передаваемые по системе «Клиент-Банк», разного рода отчетность, документы, подаваемые для участия в электронных торгах, и т.д.

Определение электронного документа содержится также в Федеральном законе от 27.07.2006 года N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Согласно данному закону электронный документ – это документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) определяет электронный документ как информацию, которую зафиксировали с применением программных средств. Передача такой информации происходит с помощью электронных средств связи или на электронных носителях (абз. 2 п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Таким образом, электронные доказательства относятся российским законодательством к письменным доказательствам. Нужно отметить, что ещё до внесения соответствующих изменений в ст. 75 АПК РФ перечень доказательств был не исчерпывающим, что позволяло и ранее в качестве письменного доказательства рассматривать, например, электронную переписку.

Основная практическая проблема для профессионального судебного представителя состоит в том, чтобы подтвердить достоверность электронных доказательств. На сегодняшний день ни в законе, ни в практике арбитражных судов РФ не существует конкретных критериев достоверности информации, полученной в форме электронного документа.

Однако, исходя из той практики, которая имеется на сегодняшний день, главные критерии достоверности сводятся к тому, что такой документ должен быть:

  • читаемым;
  • обладать всеми необходимыми и достаточными реквизитами;
  • быть сохраненным в первоначальном виде (принцип целостности и полноты электронного доказательства);
  • комплиментарным иным доказательствам по делу.

Последний критерий можно оценивать по разному. С одной стороны, наличие этого критерия, говорит о некой несамостоятельности (несамодостаточности) электронных доказательств. Однако нужно реалистично смотреть на вещи и понимать, насколько сложно доказывать свою правовую позицию в суде, основываясь исключительно на электронных документах. Особенно учитывая тот факт, что до сих пор понимание юристами (судьями, в том числе) категории доказательств по делу как сведений о фактах, имеющих значение по делу, в первую очередь, ассоциируется с овеществленными предметами. С другой стороны, анализ соотношения одного какого-то конкретного доказательства с остальными доказательствами, по сути, есть один из элементов процесса исследования доказательств по делу и производится, в том числе, в отношении вещественных доказательств. В связи с чем можно сделать вывод, что последний критерий не дискредитирует электронные доказательства как самостоятельный вид доказательств.

На сегодняшний день в юридической практике (см.: Лаптев В.А., кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда г. Москвы "Электронные доказательства в арбитражном процессе) выделяют следующие группы электронных доказательств:

1. Информация официальных сайтов публичных органов и организаций в сети Интернет.

Публичные органы и организации размещают соответствующие сведения (информацию) на официальных сайтах в сети Интернет, это в современных реалиях позволяет всем участникам гражданского оборота оперативно получать необходимую информацию.

В данном случае уже традиционными электронными доказательствами по делу стали: распечатки с сайтов информации из реестров Федеральной налоговой службы России (https://egrul.nalog.ru/); распечатки с сайта ФГУП "Почты России" (https://www.pochta.ru/tracking) с информацией об отслеживании отправки и получения оппонентом соответствующей корреспонденции, имеющей отношение к судебному спору; распечатки с официального сайта Росреестра (https://rosreestr.ru/site/), который позволяет в режиме online получить информацию о постановке на кадастровый учет объектов недвижимости, об адресе и технических характеристиках объектов недвижимости; информация, полученная с использованием таких информационных ресурсов, как Интерфакс (http://www.interfax.ru/), СПАРК (http://www.spark-interfax.ru/) и др.

По моему мнению, интерес представляют также информационные справочные сети, такие как БИТРИКС24, Контур.Фокус, Casebook и другие. Они предоставляют уже в отформатированном (нередко графически оформленном) виде срез информации по оппоненту, его благонадежности, добросовестности и о его деловой активности. Такая информация бывает очень полезной в корпоративных спорах, в делах об оспаривании сделок, при обосновании применения обеспечительных мер и т.п.

Конечно, такая информация носит базовый справочный характер, и редко когда она сама по себе позволяет разрешить спор, однако именно она поможет определить основное направление исследования доказательств по делу.

К этой же группе электронных доказательств я бы отнесла информацию из сетевых СМИ.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации" под сетевым изданием понимается сайт в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, зарегистрированный в качестве средства массовой информации.

В качестве электронных доказательств по судебному делу могут использоваться сведения, размещенные на таких сайтах сетевых СМИ, как РБК (http://www.rbc.ru/) или РИА Новости (https://ria.ru/). Использование данной информации получило широкое распространение в административной практике и даже может служить основанием для возбуждения дела об административном правонарушении (п. 4 ч. 2 ст. 39 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции").

При использовании этого вида электронных доказательств необходимо соблюдать ряд правил, позволяющих, в первую очередь, идентифицировать источник информации. Так, например, существует позиция Постановления Президиума ВАС РФ от 05.04.2012 N 16311/11 по делу N А40-7557/11-152-86, согласно которой распечатки страниц интернет-сайта не принимаются в качестве доказательства, если лицо, участвующее в деле, не обосновало допустимость их представления. В данном деле, на мой взгляд, проблемой был не сам факт того, что представленные доказательства были электронными, а тот факт, что на соответствующих электронных материалах не отображалась необходимая информация и они противоречили иным доказательствам по делу.

2. Электронные сообщения (согласно ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" электронное сообщение — это информация, переданная или полученная пользователем информационно-телекоммуникационной сети)

В торговом обороте все большее распространение получает оформление и направление контрагентами друг другу документов с помощью средств электронной связи или замена их соответствующими электронными сообщениями. Такой подход является вполне обоснованным и соответствует положениям ст. 5 и абз. 2 ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). В международном торговом обороте этот процесс нашёл своё отражение достаточно давно — транспортные документы в бумажном виде и электронные сообщения имеют равную юридическую силу (п.А7 и п. А8 Правил Инкотермс-2000, например).

Еще ВАС РФ указывал на то, что подобная информация: электронная переписка, информация с жестких дисков и иных носителей и т.д., должна рассматриваться как надлежащее доказательство, несмотря на отсутствие в ней электронной подписи, а также на то, что она не является электронным документом как таковым (Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 2013 г. N 18002/12). Причём данное правило действует вне зависимости от признания электронного взаимодействия сторонами процесса (соглашение сторон об обмене электронными документами между сторонами переписки либо процессуальное признание).

В судебной практике также была высказана позиция, согласно которой арбитражному суду необходимо учитывать электронные доказательства с иными, в частности, письменными доказательствами. Такая потребность существует вне зависимости от того, предусмотрен ли между сторонами электронный документооборот договором или нет (например, Определение ВАС РФ от 15 марта 2010 г. N ВАС-2621/10).

Подобным подходом признается возможность представления суду любых документов и материалов в качестве доказательств, если таковые содержат сведения об обстоятельствах, имеющих юридическое значение для правильного рассмотрения дела (ст. 89 АПК РФ). Однако нельзя забывать при представлении в суд электронных доказательств о том, что суд будет оценивать их достоверность, относимость, допустимость и достаточность таких доказательств.

Тем не менее, в судебной практике также можно встретить негативное отношение арбитражного суда к электронной переписке и электронным сообщениям.

В частности, Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 апреля 2016 г. N 10АП-17900/2014 (Постановлением АС Московского округа от 27.07.2016 N Ф05-10260/2016 оставлено без изменения) при отклонении в качестве доказательства электронных писем указано на то, что в соответствии с п. 4 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" необходимо подписание документа электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения. Таким образом, в отсутствие закрепления между сторонами в договоре возможности обмена документами с помощью электронных писем данные доказательства о каком-либо факте не будут рассматриваться как надлежащие.

С документами, подписанными электронной подписью, ситуация более определенная. Согласно ч. 3 ст. 75 АПК РФ они допускаются в качестве письменных доказательств. Закрепление в ГК РФ электронных документов (п. 2 ст. 160, п. 2 ст. 434 и т.д.) признало заключением договора в письменной форме, в том числе, обмен электронными документами, передаваемыми по каналам связи, под которыми понимается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

А с принятием Федерального закона от 6 апреля 2011 г. №63-ФЗ "Об электронной подписи" решено много вопросов, связанных с использованием хозяйствующими субъектами электронной подписи и электронных документов при совершении не только гражданско-правовых сделок, но и иных юридически значимых действий.

3. СМС и сообщения из мессенджеров

Использование людьми в последние несколько лет СМС-сообщений, а также мессенджеров Skype, Viber, WhatsApp, Telegram, Facebook Messenger и многих других уже стало обыденностью. Реалии настоятельно требуют задуматься о возможности использования их содержимого в качестве доказательств по делу. По мнению большинства юристов природа данных электронных доказательств близка к электронным сообщениям, понятие которых дано в ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Вместе с тем, на практике всё не так просто. Особенно в арбитражном процессе. Если суды общей юрисдикции в бОльшей степени проявляют лояльность к таким доказательствам, то особенности и "традиции" рассмотрения дел по экономическим спорам не дают однозначно положительной оценки данным доказательствам и их силе.

Однако само наличие прецедентов использования и принятия указанных выше электронных доказательств в рамках рассмотрения споров в предпринимательской сфере говорит о полноценном доказательственном потенциале электронных сообщений. Так, в сфере рекламы, например, установлен запрет на распространение рекламы посредством СМС-сообщений без предварительного согласия абонента (письмо ФАС России от 31.10.2013 N АК/43077/13, от 25.06.2013 N АК/24455/13 и др.). Доказательством нарушения данного правила, что может повлечь привлечение виновного лица к ответственности, могут служить, в частности, изображение рекламы, поступившей абоненту (фотография, сканкопия СМС-сообщения и т.п.), подтверждение факта поступления рекламы абоненту (например, детализация услуг связи от оператора, содержащая указание на факт соответствующего соединения).

Еще одним аргументом для судебного представителя при возникновении необходимости апеллировать к электронным доказательствам, является факт использования сведений мессенджеров в качестве электронных доказательств в практике международных судов, в частности, относительно мессенджера Yahoo (см. Постановление ЕСПЧ от 12.01.2016 по делу "Бэрбулеску (Barbulescu) против Румынии", жалоба N 61496/08).

Кроме того, в последние годы мессенджеры все чаще упоминаются в актах арбитражных судов: WhatsApp (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.01.2020 N Ф05-24406/2019 по делу N А40-70772/2019; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.05.2018 N Ф05-5881/2018 по делу N А40-85119/2017; Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.02.2020 N Ф06-57911/2020 по делу N А12-14532/2019; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2017 N Ф08-3363/2017 по делу N А32-7123/2016; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2019 N Ф09-7658/19 по делу N А60-66560/2018; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.11.2019 N Ф09-6847/19 по делу N А60-72497/2018; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30.07.2018 N Ф09-4657/18 по делу N А76-576/2017 и др.); Viber (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2016 N Ф05-18585/2015 по делу N А40-37096/2015; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.02.2019 N Ф07-655/2019 по делу N А56-30432/2017; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.03.2020 N Ф10-237/2020 по делу N А68-2715/2019); Skype (Постановление ФАС Московского округа от 25.10.2011 по делу N А40-113202/09-62-790, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.05.2016 N Ф09-3531/16, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.03.2014 по делу N А78-7055/2013; Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.11.2017 N Ф02-6141/201 по делу N А10-1842/2017; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.03.2019 N Ф05-1815/2019 по делу N А40-40359/2018; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.10.2019 N Ф08-8571/2019 по делу N А32-20542/2018; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.04.2019 N Ф08-2534/2019 по делу N А32-14429/2018; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 01.08.2017 N Ф10-2843/2017 по делу N А14-17242/2015 и т.д.)

Необходимо, однако, учитывать, что СМС-сообщения, сообщения в мессенджерах или изображения, полученные и хранящиеся на мобильном телефоне абонента, могут содержать персональные сведения, обладающие режимом ограниченного использования (Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных"). Вместе с тем, нужно помнить, что обработка персональных данных допускается в случае необходимости для осуществления правосудия (подп. 3 п. 1 ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных").

4. Аудио- и видеозапись, цифровое фотоизображение

Судьям, а также судебным представителям в их практике приходится сейчас часто сталкиваться с электронными доказательствами на магнитных носителях, представляемыми сторонами по делу и содержащими аудио-, видеозапись или фотоизображения, а также использовать их и анализировать. Традиционный подход заключался ранее и в большей степени заключается и сейчас в возможности использования данных доказательств только наряду с другими.

Подвижки в применении данного подхода произошли с принятием ряда нормативных актов в сфере привлечения к ответственности за административные правонарушения. Так, в частности, Федеральным законом от 26.04.2016 N 114-ФЗ к числу доказательств, а именно к "документам", отнесены материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации (ст. 26.7 КоАП РФ). Ранее же ст. 26.7 КоАП РФ закрепляла формулировку "могут быть отнесены", и суды приобщали данные доказательства наряду со всеми иными собранными по делу доказательствами (например, см. п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 N 18 совместно с вопросом N 15 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2015).

Доказывание юридических фактов посредством видео- и аудиозаписей нередко используется в корпоративных спорах (п. 107 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). Как ранее уже отмечалось, по административным делам при нарушении законодательства о конкуренции для выяснения обстоятельств, имеющих значение для полноты проверки, антимонопольным органом могут осуществляться осмотр, фото- и киносъемка, видеозапись, снимаются копии с документов, а также делаются копии электронных носителей информации, о чем составляется соответствующий протокол осмотра (ст. 25.3 Закона о защите конкуренции; Приказ ФАС России от 25.05.2012 N 340).

Фотоматериалы, в том числе выполненные цифровыми устройствами, нередко выступают ключевыми доказательствами по делу (например, Постановление ФАС Центрального округа от 01.11.2011 по делу N А23-4551/10А-18-216, Постановление АС Поволжского округа от 03.11.2015 N Ф06-1934/2015).

Аудиозапись является весьма специфическим средством доказывания. Верховный суд РФ в Определении от 06.12.2016 по делу № 35-КГ16-18 напомнил, что аудиозаписи являются самостоятельным средством доказывания. В российских условиях, когда ряд договоренностей достигаются путем "джентельменских" соглашений и не фиксируются на бумаге, аудиозапись порой остается единственным способом доказать, что права одной из сторон нарушены. При этом осуществление диктофонной записи без ведома оппонента вовсе не делает подобное доказательство недопустимым (на это указал Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 02.10.2006 по делу № 09АП-10902/2006-ГК).

Судебная практика на вопрос, как оценивать и в каких случаях принимать электронные доказательства, однозначного ответа не дает.

Так, в частности позиция судов по отношению к переписке посредством e-mail пока еще остается противоречивой. С одной стороны, если в договоре сторонами прописан такой способ общения между ними, суды признают его допустимым письменным доказательством (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.08.2014 № Ф03-3226/2014 по делу № А73-12821/2013). С другой стороны, суды считают такой способ взаимодействия между сторонами договора приемлемым и относимым к доказательственной базе только при наличии определенных условий, которые позволяют абсолютно точно установить, что электронная переписка признана контрагентами способом обеспечения исполнения договора. Поэтому в качестве рекомендации все юристы советуют в тексте договоров делать специальную оговорку, в которой указывать, что стороны согласовали, что «электронная переписка, осуществляемая сторонами в целях выполнения обязательств по договору, а также передаваемые в ходе такой переписки электронные документы или электронные копии документов признаются контрагентами юридически значимыми в случае передачи их по адресам электронной почты, указанным сторонами в реквизитах договора, и являются письменными доказательствами в соответствии с нормами процессуального права». Если такое условие в текст договора не был включен, необходимо устранить этот пробел посредством заключения дополнительного соглашения.

Мое мнение сводится к тому, что похожее положение можно и необходимо включать в текст официальных писем, направляемых контрагентам. Деловая переписка также может осуществляться по электронным каналам, главное, чтобы стороны согласовали такой порядок в этой переписке или своими конклюдентными действиями подтвердили согласие на такой порядок взаимодействия. О деловой переписке я речь веду именно в контексте того, что она также является зачастую доказательством по делу. Грамотно организованная досудебная переписка с оппонентом позволяет формировать доказательственную базу целенаправленно и заблаговременно. Поэтому легитимизация таких документов в случае использования их в электронном виде, имеет ключевое значение.

Безусловно, при переходе на электронный документооборот участник экономических взаимоотношений может ориентироваться на электронные адреса, приведенные на официальных сайтах, визитках сотрудников, в рекламных материалах, каталогах выставок и даже на бланках организаций.

Пока ещё существует достаточно высокая степень недоверия к электронным доказательствам по делу. Тем не менее, мои наблюдения, как и наблюдения моих коллег, я думаю, заставляют видеть картину, согласно которой всё реже есть возможность, участвуя в судебных процессах, рассматривать какую-либо сделку, например, без анализа ее технико-технологического сопровождения. Не случайно сейчас появилось и развивается направление – электронный форензик. Несмотря на то, что это в бОльшей степени касается расследований и изучения финансовой активности, нередко такие расследования проводятся и в отношении соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, процедуры заключения договора и т.д.

При разрешении спора электронная переписка может сыграть решающее значение. Было бы стратегически неверно переоценивать электронные доказательства, но в купе с иными доказательствами, они действительно могут развернуть ход процесса и позволить отстоять правовую позицию доверителя в условиях дефицита вещественных или традиционных письменных доказательств.

Способы обеспечения электронных письменных доказательств разделяют на: досудебные, нотариальные, полученные судом (Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/2176-qqq-17-m3-17-03-2017-elektronnye-dokazatelstva-v-arbitrajnom-protsesse).

К досудебным, в частности, относятся договорные обеспечительные меры и самостоятельное заверение распечаток электронных документов.

Основной досудебный способ обеспечения электронных доказательств — внести соответствующее условие в договор. Согласно правилам абз. 1 п. 2 ст. 434 ГК РФ заключение договора можно подтвердить путем обмена электронными документами, если из документа ясно видно, что он исходит от стороны по договору. Такой договор будет действительным.

Арбитражные суды сформулировали правовую позицию по вопросам о договорном способе обеспечения доказательств. Контрагенты вправе прописать в договоре, что любые документы, переданные средствами факсимильной или электронной связи, обладают силой оригинала. В одном споре суд принял электронную переписку как доказательство, поскольку стороны указали в договоре, что такая переписка носит силу оригинала (постановление АС Московского округа от 06.04.2015 по делу № А40-41729/13-46-392).

Но если в договоре стороны таких условий не укажут, с очень высокой степенью вероятности суд отклонит доказательство в виде электронной переписки (постановления Суда по интеллектуальным правам от 19.01.2016 по делу № А40-217983/2014, АС Уральского округа от 20.10.2015 по делу № А60-54628/2014).

Заверение распечаток электронных документов также является способом обеспечения электронных доказательств. Если документ заверен надлежащим образом, арбитражный суд примет такое доказательство (ч. 8 ст. 75 АПК РФ). Далеко не всегда суды требуют нотариального заверения электронных доказательств. Однако такая процедура позволяет гарантировать себя от того, что Ваше доказательство будет проигнорировано или непринято судом.

Заверение электронных доказательств у нотариуса производится посредством составления нотариальных протоколов осмотра доказательств. Также участник спора вправе заявить ходатайство о нотариальном обеспечении доказательств по делу. Например, апелляция приняла в качестве допустимого доказательства нотариальный протокол осмотра интернет-сайта и размещенной на нем информации. Нотариус провел осмотр уже во время рассмотрения дела в апелляции (постановление 4ААС от 29.06.2015 по делу № А58-6199/2014). В другом деле суд удовлетворил ходатайство участника спора о нотариальном обеспечении доказательства по делу — электронной переписки между сторонами (постановление АС Северо-Западного округа от 20.03.2015 по делу № А56-70956/2013). Нотариус удостоверяет то, что видит на экране.

Помимо содержания, он может подтвердить другие данные, если они присутствуют. Например, контактные данные сторон спора.

Участник спора может направить в арбитражный суд заявление об обеспечении доказательств. Это можно сделать как до подачи иска в суд, так и в ходе работы по делу. Если заявитель обратился до предъявления иска, суд расценивает обращение как заявление о принятии предварительных обеспечительных мер. Независимо от времени направления заявления нужно соблюсти требования ч. 1 ст. 72 АПК РФ. Обратиться об обеспечении доказательств праве участники дела, если они опасаются, что иначе доказательства получить будет нельзя или затруднительно. Обычно суд применяет следующие способы обеспечения доказательств: запрещает удалять информацию или вносить изменения в информацию; предписывает обеспечить сохранность электронных документов и папок; инициирует осмотр информации, содержащейся в компьютерах, с фиксацией в бумажном протоколе результатов такого осмотра. Для обеспечения электронных доказательств могут привлечь экспертов. Например, до направления иска в суд заявитель обратился с ходатайством об обеспечении доказательств. Заявитель просил приставов-исполнителей и технических специалистов провести осмотр компьютеров. Это потребовалось, чтобы доказать использование нелицензионного программного обеспечения (постановление 3ААС от 05.02.2015 по делу № А33-24660/2014). Аналогичные способы обеспечения доказательств встречаются в делах № А45-22420/2013 и № А56-12157/2013.

В завершении хочется обратить внимание на то, что развитие института использования электронных доказательств не просто цивилизационная правовая необходимость, но и способ реального расширения возможностей по судебной защите своих не только материальных, но и процессуальных прав.

* Обращаю внимание, что рассмотренные примеры использования электронных доказательств в арбитражном процессе составляют лишь их часть. Настоящая заметка не является научным исследованием, а носит справочно-информационный и практический характер.

Analytics Publications

Перечень доказательств, которые можно использовать в споре, открытый. АПК допускает письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. (ч. 2 ст. 64 АПК). Это значит, что можно прибегать к любым видам и формам доказательств, но они должны отвечать критериям относимости и допустимости.

На практике часто возникают сложности именно с допустимостью доказательств, а точнее, с ее практической стороной: фиксацией, оформлением, заверением. Особенно остро этот вопрос стоит из-за информатизации всех сфер общественной жизни. С появлением и развитием технологий появляются новые формы и виды доказательств, что требует выработки алгоритмов их надлежащего представления в суд, но анализ судебной практики показывает, что и «традиционные» доказательства могут вызвать определенные затруднения.

Подача документов через «Мой арбитр»

Стороны могут подать документы в суд через систему «Мой арбитр» в виде электронных образов (скан-копий). После принятия обращения суд может потребовать представить подлинники данных документов либо их копии (п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов»).

Важно помнить, что суд не обязан распечатывать поступившие материалы в полном объеме: распечатывается копия процессуального документа, а иные материалы, поступившие в суд в электронном виде, суд распечатает, если сочтет это необходимым (п. 4.6 Порядка подачи в арбитражные суды Российской Федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, утвержденного Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 28.12.2016 № 252). Поэтому надо помнить про риск отсутствия в деле документов, поданных в электронном виде. Например, доказательства, не распечатанные и не приобщенные к делу судом первой инстанции, послужили подтверждением доводов ответчика в апелляции и привели к отмене решения суда (постановление 10 ААС от 07.09.2016 по делу № А41-25364/16).

Ситуации, когда нужен оригинал документа

Необходимость представить в суд оригинал документа зависит от категории спора. Например, в делах о банкротстве в большинстве случаев суды требуют представления в суд оригинала документа, на котором основаны требования к должнику. Если оригинал не представляется – отказывают во включении требований в реестр (постановления АС Московского округа от 08.05.2018 по делу № А40-123670/2015, от 14.09.2017 по делу № А40-209656/2015, 9 ААС от 20.02.2018 по делу № А40-201209/16, 10 ААС от 16.11.2017 по делу № А41-61840/16). Это объясняется повышенными требованиями к доказыванию в делах о банкротстве (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). В деле о банкротстве включение каждого требования в реестр оказывает влияние на права и законные интересы иных кредиторов.

В делах о взыскании задолженности по договору роль играет правовая природа такого договора. Например, если задолженность образовалась из договора займа, оригинал договора может не потребоваться в суде (п. 10 Обзора судебной практики ВС РФ № 3 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 25.11.2015). Договор займа — реальный договор, и если сторона может подтвердить факт передачи денежных средств, оригинал договора не требуется[1]. Однако если предметом спора является кредитный договор (задолженность по нему), то без подлинника суд может удовлетворить требования в части основного долга и отказать во взыскании процентов за пользование кредитными денежными средствами (постановления 9 ААС от 10.11.2016 по делу № А40-71579/2016, от 20.10.2016 по делу № А40-89732/2016).

Аналогичная практика существует и в отношении взыскания неустойки. В случае банкротства банков распространены ситуации, когда у конкурсного управляющего банка, обращающегося в суд за взысканием задолженности по кредитному договору, отсутствует оригинал кредитного договора. В таком случае суды при наличии копии кредитного договора могут взыскать основной долг, а во взыскании неустойки отказать (постановления АС Московского округа от 16.01.2018 по делу № А40-12844/2017, от 22.12.2017 по делу № А40-69088/2017 от 03.05.2017 по делу № А40-166245/2016, от 16.01.2018 по делу № А40-12844/2017; 9 ААС от 24.01.2018 по делу № А40-48945/2017, от 27.11.2017 по делу № А40-250175/2016).

Нельзя заявить о фальсификации в отношении копии документа

Стороны часто пользуются возможностью заявить довод о том, что для вынесения судебного акта необходим оригинал спорного доказательства. Однако суды в большинстве случаев не принимают подобный довод со ссылкой на ч. 6 ст. 71 АПК, говоря о том, что в отсутствии нетождественной копии, представленной другой стороной, оригинал не требуется (постановление АС Московского округа от 29.03.2017 по делу № А41-27575/2016).

Суды иногда указывают также на то, что сторона не заявляла ходатайства о фальсификации доказательств в порядке ст. 161 АПК. Такая позиция представляется спорной, поскольку проверка заявления о фальсификации путем назначения и проведения экспертизы в отношении копии документа является крайне затруднительной, а результаты такой экспертизы – вероятностными. Поэтому суды часто отказываются удовлетворять о фальсификации в отношении копии (постановления АС Центрального округа от 15.08.2016 по делу № А62-7344/2013, Восточно-Сибирского округа от 24.01.2017 по делу № А33-27750/2015, 9 ААС от 20.12.2017 по делу № А40-19363/17, от 17.11.2016 по делу № А40-200181/14).

Есть единичные случаи, когда суд проводит проверку заявления о фальсификации в отношении копии без назначения экспертизы и истребования оригинала документа (постановление АС Дальневосточного округа от 30.08.2017 по делу № А73-8733/2016). Это не совсем корректно, поскольку фальсификация подразумевает под собой изменение содержания документа путем внесения в него недостоверных сведений (например, подделка подписи). Поскольку подобные действия совершаются в отношении оригинала документа, копия не позволяет достоверно установить, производились ли какие-либо неправомерные действия с подлинником документа.

Две нетождественные копии и отсутствие оригинала

Проблемной для сторон является ситуация, в которой стороны предоставили суду две нетождественные копии, и при этом оригинал отсутствует у обеих сторон. По умолчанию суды не принимают такие копии в качестве надлежащих доказательств.

Однако при определенных обстоятельствах суды могут признать приоритет одной копии над другой. Например, если такая копия заверена нотариально (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.05.2017 по делу № А75-1715/2016).. При этом суды ссылаются на ч. 5 ст. 69 АПК РФ, которая предусматривает, что обстоятельства, подтвержденные нотариусом (в настоящем случае — достоверность копии), не требуют доказательств, только если такое подтверждение не оспаривается. При этом такой подход стал возможным только после вступления в силу обозначенного законоположения. Ранее суды не признавали приоритета нотариально заверенной копии над другим копиями, представленными в материалы дела (определения ВАС РФ от 07.10.2013 № ВАС-13432/13 по делу № А58-1475/12, от 13.04.2012 № ВАС-3602/12).

Встречается судебная практика, где суд устанавливал, что копия, предоставленная стороной, не совпадает с копией документа, предоставленной компетентным лицом, который не является стороной разбирательства.

Так, в одном споре сторона представила копию периодического издания, в котором было напечатано имеющее значение для дела сообщение. Суды приняли данную копию в качестве надлежащего доказательства. Однако Президиум ВАС РФ отменил судебные акты судов, сославшись на то, что копия публикации, представленная Российской книжной палатой, имеет преимущественное значение, так как является контрольным экземпляром для издаваемой периодики (постановление Президиума ВАС РФ от 14.12.2010 № 7781/10 по делу № А41-26106/09).

Если стороне необходимо подтвердить достоверность своей копии, которая не совпадает с копией другой стороны и не обладает дополнительными признаками, обозначенными выше, необходимо обратить внимание суда на иные доказательства, которые, возможно косвенно, могут подтвердит занятую позицию. Это может быть деловая переписка, исполнение спорных условий и любые иные доказательства, отвечающие критериям допустимости и относимости. В таком случае суд сможет либо признать одну из копий надлежащим доказательством, сославшись на то, что иные доказательства позволяют установить подлинное содержание первоисточника, либо, исключив представленные копии документов из числа доказательств, указать на то, что иные доказательства позволяют установить действительную волю сторон.

Стоит помнить, что суд может истребовать оригинал документа по своему усмотрению, и сторона обязана выполнить такое требование. Полагаем целесообразным, приобщая надлежащим образом заверенную копию, иметь оригиналы таких доказательств в ходе судебного разбирательства для исключения каких-либо негативных последствий, связанных с признанием копий ненадлежащим доказательством.

Электронные доказательства

Лицо, предоставляющее электронный документ, должно обеспечить его переход в статус доказательства, отвечающего критериям допустимости в конкретном деле.

Вопросы легитимизации доказательства для целей судебного процесса возникают, когда в рамках рассмотрения спора требуется установить факты размещения информации в сети Интернет, либо в электронной переписке. В данной ситуации стороны должны обеспечить надлежащее заверение такой информации. Суды не во всех случаях принимают заверенную представителем простую распечатку страницы сайта в сети Интернет либо так называемые «скриншоты» (визуальный образ отображаемой на экране информации) (постановление АC Московского округа от 31.10.2016 по делу № А40-226103/2015). Современные технологии позволяют практически без ограничений внести любые изменения в такие документы. Поэтому суды относятся к ним критически (постановление 17ААС от 31.08.2012 по делу № А60-20330/2012). Практика исходит из того, что, например, скриншот должен содержать дату и время получения информации с сайта в сети Интернет (постановление ФАС Уральского округа от 15.10.2013 по делу № А07-513/2013, письмо ФНС России от 31.03.2016 № СА-4-7/5589 «Об использовании «скриншотов» в качестве доказательств в арбитражном суде»).

В законах нет ограничений в способах доказывания факта распространения сведений через сеть Интернет. Однако нужно заранее выбрать способ обеспечения доказательства (п. 7 постановления Пленума ВС от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

Нотариальное обеспечение электронного доказательства

Самый эффективный с точки зрения временных затрат способ — обратиться к нотариусу.

Нотариус должен известить о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц, однако неявка их не является препятствием для выполнения действий по обеспечению доказательств. Такое обеспечение без извещения заинтересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих отлагательства, или когда невозможно определить, кто впоследствии будет участвовать в деле.

Одним из наиболее распространенных возражений в отношении такого вида доказательств является проведение осмотра интернет-страницы без участия заинтересованного лица или стороны разбирательства. К такой ситуации есть два подхода.

Подход № 1. Судебная практика выработала подход, при котором осмотр страницы интернет-сайта всегда проходит в условиях срочности, поскольку информация в сети Интернет может быть в любой момент изменена, удалена или утрачена. Осмотр и фиксация интернет-страницы должны осуществляться безотлагательно (постановления 9 ААС от 06.02.2018 по делу № А40-158287/16-69-1396, 1 ААС от 20.09.2017 по делу № А43-9738/2016, 10 ААС от 09.07.2014 по делу № А41-401/14; п. 2 письма ФНП от 13.01.2012 № 12/06-12 «Об обеспечении нотариусом доказательств»).

Подход № 2. Некоторые суды указывают на необходимость извещения заинтересованных лиц. Таким примером могут служить сайты почтовых сервисов для электронной переписки. Суд указал, что нотариус должен тщательно проверить доводы о срочности обеспечения доказательства. Особенно в ситуации, в которой проводится нотариальный осмотр электронной переписки с конкретным контрагентом, в отношении которого заявителем уже направлена претензия, поскольку контрагент должен извещаться нотариусом (постановление 13 ААС от 08.12.2016 по делу № А56-18410/2015). Есть и другие примеры (постановление 9 ААС от 08.12.2017 по делу № А40-107886/2016). Иными словами, суды указывают на то, что важен характер информации, обстоятельства ее размещения, которые необходимо анализировать при подаче заявления об осмотре, при принятии нотариусом решения об осмотре без извещения заинтересованных лиц, что должно быть перепроверено судом в случае последующего судебного разбирательства.

Следовательно, при подготовке нотариального протокола осмотра доказательств в сети Интернет необходимо учитывать, что извещение заинтересованных лиц является обязанностью нотариуса и в случае ссылок на неотложность такой процедуры, ее необходимо обосновать, даже если этого не требует сам нотариус. Впоследствии такая информация сможет убедить суд в правомерности осмотра без извещения противоположной стороны, а, следовательно, и в допустимости подобного доказательства.

Судебное обеспечение электронного доказательства

Альтернативой нотариальному заверению является обращение в суд за обеспечением доказательств, а также ходатайство об обозрении интернет-страницы судом непосредственно в судебном заседании. Однако процесс осмотра электронного доказательства будет связан с необходимостью выполнения судебного акта через службу судебных приставов-исполнителей (постановления СИП от 06.09.2016 по делу № А53-5226/2016, ФАС Московского округа от 21.12.2009 по делу № А40-56/09-ПО-67). Пристав обязан привлечь соответствующего специалиста с необходимым оборудованием и программным обеспечением, что позволит зафиксировать содержание страницы в сети Интернет. Учитывая возможность нарушителя в любой момент удалить либо изменить информацию на сайте, подобный способ представляется крайне неэффективным.

Если сторона выберет способ заверения путем ходатайства перед судом об осмотре страниц сайтов в сети Интернет, то существует высокий риск отказа в удовлетворении данного ходатайства (например, в случае, отсутствия у суда технической возможности). Еще один риск — признание в последующих инстанциях подобного осмотра неправомерным (постановление ФАС Поволжского округа от 14.03.2014 по делу № А06-1285/2013).

Причинами негативных последствий может служить то, что суд не обладает специальными знаниями и не способен установить, действительно ли электронный документ, представленный на обозрение, содержит достоверную информацию. Также суды не оборудованы техническими средствами и не имеют доступа к специальным программам, позволяющим проанализировать документ на предмет изменений, авторства документа и иных необходимых критериев. Однако у суда есть право в целях собирания (обеспечения) доказательств незамедлительно провести осмотр страниц сайтов по правилам ст. 79 АПК, регулирующим осмотр доказательств, подвергающихся быстрой порче (п. 22 постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов»).

Установление авторства электронного доказательства

Когда сторона хочет использовать электронный документ как доказательство в суде, ей необходимо доказать, что информация исходила от конкретного лица. В случае с традиционными доказательствами, как правило, такой вопрос не возникает (например, в случае с подписями на договоре либо с печатным изданием), если иное не заявлено лицами, участвующими в деле. Для доказательств, полученных из сети Интернет, вопрос принадлежности доменного имени, страницы или адреса электронной почты имеет важное значение при оценке относимости и допустимости. Без установления авторства или принадлежности документа суд не сможет признать представленные сведения надлежащим доказательством, подтверждающим, что именно лицо, участвующее в деле, отвечает за размещение данных сведений в сети (постановления ФАС Московского округа от 29.07.2013 по делу № А41-38079/12, АС Восточно-Сибирского округа от 29.05.2015 по делу№ А19-2571/2014).

Как правило, ответственность за размещение информации в сети несет администратор сайта, то есть то лицо, которое имеет непосредственную возможность корректировать его содержание. Однако существуют площадки (социальные сети, форумы, поисковые и почтовые сервисы), где размещение информации может распространяться любыми лицами, в большинстве случаев без идентификации.

Если в первом случае возможно воспользоваться функциями сервиса «WHOIS[2]» для установления ответственного лица (что в большинстве своем делают нотариусы при осмотре сайтов), то в случае с социальными сетями либо почтовыми сервисами данные об администраторе не помогут установить принадлежность размещенной информации (постановления ФАС Северо-Западного округа от 08.11.2010 по делу № А56-52099/2009, ФАС Московского округа от 20.01.2012 по делу № А40-42730/2011, ФАС Поволжского округа от 27.08.2013 по делу № А65-28674/2012). В подобном случае необходим дополнительный набор сведений, как то, размещенные на странице фотоматериалы, ссылки в других источниках и иные, при этом конкретный набор необходимых доказательств будет индивидуален для каждого дела.

Свои особенности доказывания имеют сведения из электронной переписки. Суды при анализе допустимости и относимости таких доказательств исходят из условий договора (если спор возник из обязательств) (постановление 2 ААС от 14.10.2015 по делу № А31-130/2015). Важным является закрепление адреса электронной почты в условиях договора. Если данный адрес фигурирует в тексте, то стандарт доказывания значительно снижается, так как необходимо доказать лишь содержание письма и факт его получения.

В случае отсутствия указаний на электронный обмен в договоре (или внедоговорных спорах) стороне достаточно сложно будет доказать, что письмо исходило от конкретного лица. В случае с корпоративными доменами суд все-таки имеет возможность установить авторство, для этого возможна оценка совокупности фактов (постановление АС Северо-Западного округа от 24.10.2014 по делу № А56-77438/2013).

Что же касается общедоступных почтовых сервисов, то использование такой переписки в качестве доказательства в суде будет еще сложнее. При регистрации почтового адреса, как правило, пользователь не идентифицирует себя, что делает бессмысленным запрос администратору почтового сервиса (постановление 4 ААС от 22.09.2011 по делу № А19-16786/2010). Однако в последнее время суды стали снижать стандарт доказывания по данному виду переписки. При выяснении автора электронных писем и принадлежности почтового ящика определенному лицу суды могут исходить из совокупности обстоятельств, например, характера содержащихся сведений, фотографий в профиле почтового ящика и иной информации, позволяющей идентифицировать отправителя.

Письменное заявление, заверенное нотариусом

В англо-американской правовой системе распространенным документом является аффидевит – письменные показания, данные под присягой и заверенные уполномоченным лицом. Подобные документы приравниваются к свидетельским показаниям и позволяют упростить процесс, поскольку такие документы могут быть оформлены до судебного заседания и служить самостоятельным основанием для процессуальных действий.

В российском арбитражном процессе все чаще стали прибегать к схожему институту – письменному заявлению лиц, заверенному нотариусом. Обычно такие заявления содержат сведения о фактах, которые не могут быть изложены лицом лично, например, в связи с невозможностью явки в судебное заседание. Поскольку практика применения такого вида доказательств окончательно не сформировалась, суды оценивают такие документы с осторожностью.

Стороны, ссылаясь на подобные заявления, указывают на то, что к ним должна применяться ч. 5 ст. 69 АПК — обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке ст. 161 АПК РФ, или если нотариальный акт не был отменен в предусмотренном законом порядке.

Однако для того, чтобы придать письменному заявлению, заверенному нотариусом, такую доказательственную силу, необходимо соблюсти некоторые формальности при его составлении.

В арбитражном процессе нотариально заверенное заявление лица может обладать признаками письменного доказательства, которое может не требовать дополнительного доказывания. В таком заявлении должны содержаться сведения об осведомленности лица о содержании ст. 51 Конституции РФ, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных свидетельских показаний и за отказ от дачи показаний по ст. 307, 308 УК, а также то, что такое лицо дало свое согласие на использование данных письменных показаний в судебных, налоговых и иных органах (постановление 9 ААС от 11.09.2017 по делу № А40-5888/2017).

Иногда стороны, обращаясь за составлением письменного заявления к нотариусу, не указывают на требования к его содержанию. Нотариусы в тексте заявления ссылаются на ст. 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, которая устанавливает порядок свидетельствования подлинности подписи. Это лишает заявление доказательственной силы. Например суд в одном из дел указал, что в случае, если нотариус составляет заявление со ссылкой на указанную статью 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, то «заверение заявления нотариусом может подтверждать лишь подлинность подписи на этом заявлении, но не содержание этого заявления и соответственно удостоверение нотариусом изложенных в этом заявлении фактов. В этой связи, предоставленные в материалы дела нотариально заверенные показания , как указано выше, не могут быть приняты в качестве достаточных и допустимых доказательств, подтверждающих определенные фактические обстоятельства (ст. 68 АПК РФ)» (постановление АС Московского округа от 18.06.2015 по делу № А40-63264/14).

Таким образом, письменное заявление, заверенное нотариусом, будет являться надлежащим доказательством только тогда, когда лицо, дающее письменные объяснения, будет предупреждено об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, а также об иных процессуальных последствиях такого заявления. Также важным является указать в таком письменном заявлении на согласие лица представить заявление в арбитражный суд.

Очевидно, что приведенные в настоящей статье вопросы доказывания в арбитражном процессе не представляют собой закрытый перечень. На практике постоянно возникают неоднозначные ситуации, требующие дополнительного анализа и тщательной проработки. Участникам судебного процесса необходимо следить за формирующейся судебной практикой, чтобы избежать негативных последствий.

[1] В настоящем абзаце имеются в виду договоры займа, заключенные до вступления в силу новой редакции статьи 807 ГК РФ, предусмотренной Федеральным законом от 26.07.2017 № 212-ФЗ.

[2] Сервис в сети Интернет, содержащий сведения об администраторах домена. В случае, если информация закрыта от публичного просмотра, то заинтересованное лицо наделено правом обратиться с обоснованным заявлением к аккредитованному на территории России регистратуру для получения сведений об администраторе сайта (в соответствии с пунктом 9.1.5. Правил регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *