Корысть исключен как признак взятки
Перейти к содержимому

Корысть исключен как признак взятки

  • автор:

Корысть исключен как признак взятки

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она характеризует внутренний мир лица, психические процессы, которые протекают в момент совершения преступного деяния.

Субъективная сторона имеет важное значение не только для обоснования уголовной ответственности и квалификации деяния, но и для назначения наказания, освобождения от уголовной ответственности, выбора определенного вида исправительного учреждения и т.п.

Она по своему содержанию является психическим процессом, направленным на совершение общественно опасного деяния и состоящим из интеллектуального, волевого и эмоционального отражения процесса деятельности.

Как отмечает А.И. Рарог, вопрос о содержании субъективной стороны преступления, точнее ее соотношении с виной, до сих пор является дискуссионным. Выделяют три основные точки зрения:

1. Вина и субъективная сторона преступления — тождественные понятия, поскольку интеллектуально-волевая деятельность человека неразрывно связана с мотивационной и эмоциональной деятельностью. Однако, данная точка зрения не является наиболее распространенной и постоянно критикуется.

2. Вина — это понятие более широкое, чем субъективная сторона преступления. Сторонники такого мнения не считают вину одним из элементов субъективной стороны преступления. Они полагают, что вина включает в себя и объективную, и субъективную стороны, а так же все другие свойства совершенного преступления, в которых выражается отрицательное отношение субъекта к важнейшим ценностям общества. Данная точка зрения тоже не распространена.

3. В науке уголовного права преобладает мнение, что психологическое содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель, которые характеризуют различные формы психической активности человека.

Таким образом, каждое из понятий характеризует психическую сущность преступления с различных сторон.

Вина отражает психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и наступившим в результате этого общественно опасным последствиям. Она является обязательным признаком любого преступления, может быть умышленной и неосторожной. Вина является главным элементом (ядром) субъективной стороны.

В.В. Питецкий, определяя общее понятие вины, называет ее отрицательным психическим отношением лица к ценностям, указанным в ч. 1 ст. 2 УК РФ, выразившимся в совершении умышленного или неосторожного преступления и причинившим этим ценностям существенный вред.

Принято выделять такие характерные свойства вины как: сущность, содержание, форма, степень.

Сущность вины проявляется в отрицательном отношении лица, совершившего преступление, к тем социальным ценностям, которые охраняются УК РФ. В преступлениях совершенных умышленно, отрицательное отношение лица к охраняемым законом ценностям проявляется в том, что воля лица на причинение вреда направлена непосредственно. В преступлениях, совершаемых по неосторожности, воля лица к причиняемому вреду проявляется косвенно. Это различие, по мнению В.В. Питецкого, «наряду с другими факторами, лежит в основе дифференцированного подхода законодателя к оценке общественной опасности совершаемых в обществе деяний и наказуемости».

Содержанием вины является предметное наполнение психического отношения субъекта к совершенному им преступному деянию и его последствиям.

Что касается формы вины, то согласно ст. 24 УК РФ, преступление может быть совершено в умышленной форме и по неосторожности.

Получение взятки является преступлением с прямым умыслом. Он предполагает осознание лицом общественной опасности характера совершаемого деяния, предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий, а так же желания их наступления. Получение взятки не может быть с косвенным умыслом, так как в этом случае лицо только предполагает осознание общественной опасности совершаемого деяния, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает последствия, либо безразлично к ним относится.

Осознание и предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий составляют интеллектуальный элемент умысла, а отношение к наступлению последствий в виде желания, сознательного допущения либо безразличного отношения — волевой момент умысла.

Различное сочетание интеллектуального и волевого моментов в формах и видах вины позволяет выделить восемь ее степеней. Поскольку нас интересует прямой умысел, мы остановимся на первых двух степенях вины:

— прямой умысел при предвидении лицом неизбежности наступления общественно опасных последствий. Наступление последствий считается в сознании лица единственно возможным исходом его деятельности. Воля лица проявляется с наибольшей силой;

— прямой умысел с предвидением лишь возможностей наступления последствий. Последствия могут, как наступить, так и не наступить. Последнее обстоятельство уменьшает степень вины лица.

Факультативными признаками субъективной стороны преступления являются: мотив, цель, эмоции, аффект. Их значение заключается в том, что они подчеркивают повышенную, либо уменьшенную общественную опасность конкретных преступлений.

Мотив представляет собой побуждение, вызывающее решимость совершить преступление. Цель преступления — это представление о желаемом результате, к достижению которого стремится лицо, совершающее преступление». Но, «ни мотив, ни цель не входят в содержание психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его последствиям. Они лежат вне сферы интеллекта и воли как элементов вины. Мотив и цель составляют психологическую основу, на которой рождается вина».

В литературе встречаются мнения о том, что субъективная сторона преступления включает и такие признаки, как эмоции, аффект.

Как уже было сказано ранее, субъективная сторона получения взятки характеризуется только прямым умыслом:

«Виновный сознает, что получил взятку за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а ровно за общее покровительство или попустительство по службе, и желает принять взятку».

Н.Г. Смоляная приходит к выводу, что в преступлениях с формальным составом (получение взятки), умысел включает в себя лишь осознание общественной опасности действия (бездействия) и желания его совершения. «При совершении деяния с формальным составом могут быть самые разные общественно опасные последствия, наступление которых виновный предвидит или не предвидит, желает или не желает, но это находится за рамками формального состава и имеет значение либо как самостоятельное преступление, либо как отягчающее вину обстоятельство». Далее она пишет, что формальный состав преступления традиционно характеризуется тем, что «…последствие не является элементом состава, психическое отношение к нему либо отсутствует вообще (если отсутствует последствие), либо не влияет на форму вины и квалификацию преступления. Поэтому в формальных составах форма вины определяется психическим отношением к деянию, и для характеристики преступления как умышленного достаточно сознания лицом общественно опасного характера действия или бездействия. В связи с тем, что виды умысла — прямой и косвенный — отличаются друг от друга различным характером психического отношения лица к общественно опасным последствиям своего деяния, деление умысла в формальных составах на прямой и косвенный лишено смысла. В формальных составах правильнее говорить просто об умысле».

Как отмечает С.М. Фоминых, «применительно к ст. 290 УК РФ интеллектуальный момент умысла включает в себя осознание виновным того, что он получает незаконную имущественную выгоду за совершение действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, либо оказывает им покровительство или попустительство по службе с использованием при этом своего служебного положения».

В.Н. Борков в своей работе предпринял попытку выработки объективных критериев, которые позволили бы судить о наличии осознания взяткополучателем общественной опасности своих действий. В качестве основы он взял положение, согласно которому о содержании умысла виновного следует судить по обстоятельствам совершения преступления. Он отметил, что «об осознании взяточником общественной опасности своих действий и предвидений соответствующих последствий свидетельствует: стремление скрыть преступный факт, сохранить «интимный» характер взаимоотношений с взяткодателем, завуалировать получение предмета взятки».

По его словам, «гарантированные» от изобличения способы получения взятки, многоходовые комбинации по выезду высокопоставленных чиновников за рубеж для озвучивания дорогостоящих лекций, огромные гонорары за скромные писательские труды, свидетельствуют об осознании общественной опасности и уголовной противоправности.

Подводя итог своим рассуждениям, В.Н. Борков считает, что суд и органы предварительного следствия должны судить по объективным обстоятельствам совершения преступления: «О присутствии интеллектуального момента умысла могут свидетельствовать действия должностного лица, направленные на сокрытие самого факта получения взятки, избрание им различных завуалированных форм, предпринимаемые чиновником на этапе его изобличения попытки избавиться от следов преступления. Чаще всего преступники «дистанцируются» от предмета взятки. Понимание должностным лицом разрушительного воздействия преступления, предусмотренного ст. 290 УК, на интересы государственной службы могут также подтверждать юридическое образование, уровень компетенции должностного лица, прежняя судимость за взяточничество».

Волевым моментом в умысле должностного лица «является желание получить взятку от взяткодателя или представляемых им лиц за выполнение или невыполнение в их интересах определенных действий (бездействия), связанных с использованием своего служебного положения»

Таким образом, необходимо в каждом конкретном случае получении взятки выяснить, имелось ли волеизъявление должностного лица на получение либо неполучение предлагаемой взятки. Один лишь факт передачи взятки не означает наличия состава получения взятки. Если по обстоятельствам дела выясняется, что у должностного лица не было умысла на получение взятки (например, обнаружив взятку, оно заявило об этом в государственные органы), состав получения взятки исключается.

Также, Т.Б. Басова акцентировала внимание на том, что «получение взятки объективно нельзя оторвать от дачи взятки и рассматривать изолированно вне их органической связи друг с другом. В силу этого, предметное содержание умысла виновного должно охватывать и сознание того факта, что и лицо, вручающее ему вознаграждение, воспринимает данный акт именно как дача взятки». Если такого осознания у гражданина нет, отсутствует и субъективная сторона получения взятки.

В связи с этим, можно согласиться с выводом С.М. Фоминых: «хотя состав получения взятки не содержит в диспозиции указаний на форму вины, но, исходя из анализа объективной стороны, из описания преступного деяния в законе, а также руководствуясь ч. 2 . ст. 25 УК РФ можно сказать, что данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом».

Помимо формы вины, содержание субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, характеризуется мотивом и целью.

Как отметил Б.В. Волженкин, «корыстные мотив и цель непосредственно не зафиксированы в тексте уголовного закона, но вытекают из природы получения взятки как специального вида корыстного злоупотребления должностными полномочиями и материального характера предмета взятки»

В.Н. Борков поднимает проблему квалификации преступления при наличии «позитивного» намерения. Речь идет о случаях, «когда виновный, получая взятку, хочет восстановить «справедливость», действует в ложно понятых интересах дела. При чем он лично не использует врученные материальные ценности, а получает их для других лиц или организаций». По его словам, непонимание данного обстоятельства может привести к ошибкам в квалификации преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Логичной является позиция Б.В. Волженкина о том, что в случаях, когда должностное лицо, получая незаконное вознаграждение, за свое служебное поведение, изначально имеет ввиду израсходовать полученные им средства на нужды руководимой им организации, использовать их в благотворительных целях и т.п., состав получения взятки отсутствует (узкий взгляд на содержание корыстного мотива). «В этих случаях лицо, давшее взятку, но не знавшее о намерении «получателя» израсходовать полученные средства на нужды организации, виновно лишь в покушении на дачу взятки».

Одним из примеров является Постановление Президиума Верховного Суда, согласно которому «И», работая в должности участкового инспектора милиции, выявив у частного предпринимателя «К» нарушения правил торговли, за непринятие предусмотренных законом и входящих в его полномочия мер предложил передать ему и принял от «К» жалюзи и обои, которые использовал для обустройства своего кабинета на опорном пункте. Изменяя квалификацию со ст. 290 на ст. 285 УК, Президиум Верховного Суда указал, что по смыслу ст. 290 УК, следует квалифицировать действия должностного лица, когда имущественная выгода была предоставлена ему или его близким, если он не возражал против этого или вымогал взятку и использовал свои полномочия в пользу взяткодателя. Из приговора видно, что «И» использовал полученное от «К» имущество не в личных целях, а для благоустройства своего служебного кабинета.

Таким образом, принятие должностным лицом ценностей в общественных или государственных интересах нельзя рассматривать в качестве взятки.

По словам П. Яни, «приведенные решения показывают, что корыстный мотив высший судебный орган видит в стремлении должностного лица обогатить либо себя самого, либо близких ему лиц».

Противоположным является уголовное дело, преследование по которому было прекращено за отсутствием состава преступления: «В», будучи заместителем директора по коммерции муниципального предприятия ЖКХ, получил от «М» взятку в размере 30 млн. рублей за совершение сделки по приобретению его предприятием ватных курток. Задержанный, пояснил, что полученные им от «М» деньги пойдут на зарплату рабочим, несмотря на то, что деньги не оформлялись через кассу. Уголовное дело было прекращено прокуратурой, так как в действиях «В», по мнению прокурорских работников, отсутствовал корыстный мотив.

По мнению В.Н. Боркова, уголовное дело было прекращено необоснованно. Согласно классификации мотивов преступлений предложенных П.С. Дагелем: «В первом разделе среди «личных низменных» мотивов есть указание на корысть, а во втором разделе к «общественно нейтральным» мотивам автор относит материальную заинтересованность, лишенную признаков корысти». Поэтому, согласно позиции В.Н. Боркова, «если лицо намеревается удовлетворить некую материальную заинтересованность незаконным путем, то мотивы, которыми оно при этом руководствуется, следует считать корыстными».

Далее, В.Н. Борков считает, что «поведение должностного лица, получающего взятку за описанные в диспозиции ст. 290 УК действия, следует считать заведомо корыстными».

Считаем данную позицию верной, однако её следует уточнить, так как согласно п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, «при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы». Также, несмотря на то, что в ст. 290 УК РФ нет указания на обязательность установления мотива получения взятки, «теория уголовного права и судебная практика единодушны в признании корыстного мотива обязательным признаком этого состава преступления» Такое понимание, по словам С.А. Алимпиева, имеет место в сочетании с тем, что предмет преступления при получении взятки всегда носит имущественный характер и имеет экономическую стоимость, это все дает основание для признания корыстного мотива признаком состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Следовательно, в каждом конкретном случае всё равно необходимо установить мотив преступления.

В качестве примера является приговор в отношении Молодцовой, являющейся заведующей детским садом г. Кировграда:

«Подсудимая в нарушение Устава дошкольного образовательного учреждения, трудового договора в сентябре 2000 года из корыстных побуждений приняла в детский сад без оформления в установленном порядке ребенка. При этом, Молодцова с родителей ребенка получала ежемесячную плату, которую должным образом не оприходовала через кассу, а использовала по своему усмотрению. В судебном заседании Молодцова заявила, что полученные от родителей деньги тратились на покупку канцтоваров, файлов, бумаги, на ремонт мебели и игрушек, на приобретение елочных украшений, обоев и краски для ремонта. Перед коллективом за расходование денег заведующая отчитывалась, на каждой линейке собирая заявки от сотрудников на приобретение самого необходимого. Суд исследовав представленные доказательства, пришел к выводу, что в действиях Молодцовой отсутствует корыстный мотив и признал Молодцову невиновной в получении взятки».

В преступлении, предусмотренном ст. 285 УК РФ, мотив является обязательным признаком. Согласно ст. 285 УК РФ злоупотребление должностными полномочиями должно быть совершено с корыстной или иной личной заинтересованностью.

Злоупотребление должностными полномочиями и получение взятки достаточно часто взаимосвязаны между собой. Так «областным судом К. был осужден по ч. 1 ст. 285 и по п. «б» ч. 4 ст. 290 УК РФ. Он был признан виновным в том, что, будучи инспектором таможенного поста, из корыстной заинтересованности злоупотребил своими должностными полномочиями и неоднократно получал взятки. Например, при досмотре автомашины И. — гражданина Литовской Республики — К. выявил недостоверное декларирование валюты, перемещаемой через таможенную границу РФ, в сумме 11 тыс. нем. марок, и предложил тому поделиться, получив в итоге взятку в размере 4 тыс. марок. В другой раз К. получил взятку в аналогичной ситуации размером в 200 долл. США.

Таким образом, что К., обладая должностными полномочиями по досмотру автомашин, использовал их из корыстной заинтересованности (получение крупных сумм денег, личное обогащение). Очевидно и то, что в результате его действий был нанесен ущерб охраняемым законом интересам государства (нарушение таможенных правил, перемещение крупных сумм валюты без декларирования через таможенную границу России). Следовательно, суд квалифицировал содеянное — помимо ст. 290 еще и по ст. 285 УК РФ. Именно злоупотребление должностными полномочиями таможенника создало условия для получения взятки.

Согласно Постановлению Пленума №19, «ответственность по статье 285 УК РФ наступает также за умышленное неисполнение должностным лицом своих обязанностей в том случае, если подобное бездействие было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, объективно противоречило тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями, и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства».

Таким образом, злоупотребление должностными полномочиями образует самостоятельный состав преступления, и действия лица необходимо квалифицировать по совокупности преступлений (ст. 285 и 290 УК РФ)».

Пленум ВС конкретизировал постановления по делам о взяточничестве и злоупотреблении полномочиями

24 декабря Пленум Верховного Суда принял Постановление о внесении изменений в постановления Пленума ВС от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий».

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров отметил, что вопросы борьбы с коррупционными проявлениями и ее эффективности продолжают оставаться наиболее актуальной проблемой общества и государства. Он указал, что число осужденных за преступления, объединенные в гл. 30 УК РФ, характеризуется стабильно высоким уровнем. «Активизация деятельности государства в этом направлении, в свою очередь, требует более тщательного и взвешенного подхода судебных органов к рассмотрению и разрешению уголовных дел данной категории», – посчитал адвокат.

Поправки в разъяснения по делам о взяточничестве

Так, в п. 9 Постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» указывается, что переданное в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе, при необходимости, с учетом заключения специалиста или эксперта.

Ерлан Назаров указал, что п. 10 постановления дополняется понятием «электронный кошелек» как одним из инструментов для аккумулирования средств и осуществления платежных операций, который может использоваться для расчетов с коррумпированными должностными лицами. Кроме того, данный пункт дополнился разъяснениями в части определения момента окончания преступления, когда ценности по предварительной договоренности участников коррупционной схемы помещаются в условленное место, к которому взяткополучатель имеет доступ.

«Осталось без изменений дискуссионное положение о том, когда считать получение или дачу взятки оконченными. Указанный момент остался прежним – принятие хотя бы части передаваемых ценностей, независимо от того, получили ли соответствующие лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению», – отметил адвокат.

Кроме того, Ерлан Назаров заметил, что в новой редакции п. 12, где даются разъяснения о том, как должны квалифицироваться действия лица, непосредственно направленные на передачу вознаграждения, при отказе должностного или ответственного лица принять взятку, исключена ссылка на ст. 291.1 УК РФ, предусматривающую ответственность за посредничество во взяточничестве.

Он указал также, что из п. 13 документа, где говорится о правовой оценке действий лиц, причастных к получению или даче взятки, когда указанные действия осуществлялись в условиях ОРМ, исключен субъектный состав посредников. В то же время, по словам эксперта, в п. 13 постановления остается в прежней редакции весьма спорное положение о том, что действия участников коррупционной сделки, совершенные в условиях проводимого ОРМ, подлежат квалификации как оконченное преступление, даже если ценности сразу изъяты сотрудниками правоохранительных органов.

«Несмотря на то что получение и дача взятки (коммерческого подкупа) относятся к формальным составам преступления, судебная практика показывает, что в основной своей массе рассматриваемые коррупционные деяния выявляются и пресекаются исключительно в ходе осуществления оперативно-разыскной деятельности, когда вознаграждение (ценности) передаются под контролем сотрудников спецслужб. Следовательно, в этих условиях получение потенциальным взяткополучателем вознаграждения носит чисто символический, условный характер, у него заведомо отсутствует какая-либо возможность реально завладеть полученным предметом мзды, поскольку в рамках ОРМ такая перспектива не предусматривается», – отметил Ерлан Назаров.

По логике уголовного закона, считает он, такие умышленные действия должностного лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, должны расцениваться с точки зрения ч. 3 ст. 30 УК РФ, как покушение на преступление. «Однако правоприменители, руководствуясь анализируемым разъяснением Пленума ВС, квалифицируют действия должностных лиц, задержанных в момент получения взятки или непосредственно после него, как оконченный состав, с чем крайне трудно согласиться, так как подобная практика, по моему мнению, противоречит таким важным принципам Уголовного кодекса, как принцип законности, равенства граждан перед законом и вины», – подчеркнул адвокат.

Партнер АБ «Феоктистов и партнеры», адвокат Руслан Долотов посчитал, что одними из ключевых дополнений в разъяснениях Пленума ВС по вопросам взяточничества являются п. 13.1–13.5, посвященные посредничеству. В частности, ВС РФ приводит в п. 13.2 важное, по его мнению, разъяснение о том, что «посредничество путем иного способствования в достижении или реализации соглашения следует считать оконченным с момента выполнения посредником одного из указанных действий независимо от достижения или реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем, а равно лицом, передающим или получающим предмет коммерческого подкупа».

«Изучение правоприменительной практики по ст. 204.1 и ст. 291.1 УК показало, что суды периодически необоснованно увеличивают объем обвинения из-за неверного толкования криминообразующих признаков этих составов преступлений. Так, они вменяют лицу оба деяния: и способствование в достижении соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки, и способствование в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки», – поделился опытом Руслан Долотов.

Он отметил, что законодатель специально подчеркивает альтернативность данных действий с помощью союза «либо» в ст. 204.1 и ст. 291.1 УК. По его мнению, для обвинения лица в обоих действиях в приговоре должно быть указано, какое из них подпадает под понятие «способствование в достижении соглашения», а какое – под «способствование в реализации соглашения».

Руслан Долотов указал, что диспозиции ст. 204.1 и ст. 291.1 УК сконструированы таким же образом, как и, например, ч. 1 ст. 228 УК, в которой перечислено несколько альтернативных действий: хранение, перевозка, приобретение наркотических средств. «Если человек только хранит такие средства, ему нельзя вменять все указанные в диспозиции действия, так как это ведет к необоснованному увеличению объема обвинения», – посчитал он. Адвокат надеется, что разъяснения, содержащиеся в п. 13.2 постановления, решат эту проблему.

Пункт 14 постановления излагается в новой редакции, в которой указывается, что с учетом того, что нормы об ответственности за мелкое взяточничество и мелкий коммерческий подкуп являются специальными по отношению к положениям ст. 290, 291, 204 УК, получение или дачу взятки, а равно предмета коммерческого подкупа в размере, не превышающем 10 тыс. руб., следует квалифицировать по ч. 1 ст. 291.2 УК либо ч. 1 ст. 204.2 УК независимо от того, какие действия (законные или незаконные), в каком составе участников (единолично или группой лиц), а также при наличии других квалифицирующих признаков взяточничества и коммерческого подкупа совершены. При этом субъект мелкого взяточничества полностью совпадает с субъектом преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291 УК, а субъект мелкого коммерческого подкупа – с субъектом преступления, предусмотренного ст. 204 УК.

Ерлан Назаров обратил внимание на редакцию п. 29 постановления в части оценки добровольного сообщения о даче взятки как необходимого условия освобождения от уголовной ответственности по ст. 291, 291.2, 204, ч.1–4, 204.2 УК РФ. «Ранее было предписано, что не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти. Новая редакция предлагает не признавать таковым заявление о преступлении, если оно поступило в связи с задержанием лица по подозрению в совершении этого преступления», – отметил адвокат. По его мнению, такая трактовка дает сотрудникам правоохранительных органов, получившим оперативную информацию и осведомленным о планируемой коррупционной сделке, больше возможностей для привлечения потенциальных взяткодателей или посредников к изобличению коррупционеров посредством их участия в проведении ОРМ.

Ерлан Назаров посчитал обоснованным изъятие из п. 32 постановления, где разъясняются вопросы, касающиеся провокации взятки или коммерческого подкупа, положения о том, что в случаях, когда должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в результате провокации согласилось принять незаконное вознаграждение, исключается квалификация содеянного по ст. 304 УК.

В то же время адвокат указал, что остается правовая неопределенность в оценке и разграничении действий лиц, подлежащих ответственности по ст. 304 УК за провокацию взятки, а равно совершаемых в нарушение требований ст. 5 Закона об ОРМ действий сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа.

«В обоих случаях речь идет о провокации преступления, связанной с искусственным формированием доказательств криминального деяния. Между тем в п. 34 названные действия сотрудников оперативных служб предлагается отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 304 УК, но при этом не даются рекомендации, какой юридической оценке они подлежат», – подчеркнул Ерлан Назаров. По его мнению, такая позиция Верховного Суда не согласуется с элементарной логикой и, вероятно, рассматривается в виде определенной индульгенции, позволяющей сотрудникам правоохранительных органов безнаказанно инспирировать и затем выявлять коррупционные преступления.

Адвокат предположил, что попыткой уравновесить баланс интересов правоохранительных органов и лиц, в отношении которых реализуются ОРМ, направленные на изобличение в коррупции, является п. 36.3 постановления. Согласно содержащимся в нем разъяснениям, результаты ОРМ могут использоваться в доказывании по уголовному делу о коррупционном преступлении, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона. При этом они должны свидетельствовать о наличии умысла на получение или дачу взятки либо предмета коммерческого подкупа, а равно на совершение посреднических действий, который сформировался независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. «В связи с этим для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления оперативно-разыскной деятельности, суду независимо от признания подсудимым своей вины необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-разыскного мероприятия», – указано в документе. Ерлан Назаров считает, что это можно охарактеризовать как частное разъяснение по определенной категории дел общих требований уголовного судопроизводства.

Поправки в разъяснения по делам о злоупотреблении должностными полномочиями

В Постановлении Пленума ВС о судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий предлагается расширить регламентированную нормативными правовыми актами деятельность, на которую может посягать лицо, и добавить деятельность государственных компаний, государственных и муниципальных унитарных предприятий, акционерных обществ, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям.

В п. 20 постановления, в котором указывается, что при квалификации действий лица по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК судам под применением оружия или специальных средств надлежит понимать умышленные действия, связанные с использованием лицом поражающих свойств указанных предметов, или использование их по назначению, отмечается, что к специальным средствам относятся специальные палки, средства ограничения подвижности и сковывания движения, специальные газовые средства, водометы, бронемашины, средства разрушения преград, служебные животные и другие средства, состоящие на вооружении органов внутренних дел, войск национальной гвардии, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы и др.

Выводы адвокатов

Руслан Долотов с сожалением отметил, что Пленум ВС РФ при доработке постановления по делам о взяточничестве не разъяснил, что понимать под иным способствованием в реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки. Он добавил, что анализ правоприменительной практики по ст. 204.1 и ст. 291.1 УК показывает, что суды периодически необоснованно вменяют признак «иное способствование в реализации соглашения между лицом, передающим и получающим предмет коммерческого подкупа, а также взяткодателем и взяткополучателем соответственно».

Адвокат указал, что под содействием в реализации соглашения о получении и даче взятки (предмета коммерческого подкупа) понимается помощь только в получении или помощь только в даче взятки. Действия посредника ограничены исключительно функцией передачи предмета взятки от взяткодателя взяткополучателю. Под понятие посредничества во взяточничестве (коммерческом подкупе) не подпадают действия лиц, которые помогают взяткополучателям (получателям предмета коммерческого подкупа) выполнить принятые ими на себя обещания по использованию своих должностных полномочий. Данные действия лежат за рамками посредничества во взяточничестве и при наличии к тому оснований могут образовывать иной состав должностного или служебного преступления.

Таким образом, посчитал Руслан Долотов, было бы правильнее дополнить документ формулировкой следующего содержания: «Под содействием в реализации соглашения о получении и даче взятки (предмета коммерческого подкупа) понимается помощь только в получении или помощь только в даче взятки. Действия посредника в таком случае ограничены исключительно функцией передачи предмета взятки (коммерческого подкупа) от взяткодателя взяткополучателю (от лица, передающего предмет коммерческого подкупа, лицу, его получающему, соответственно). Под понятие посредничества во взяточничестве не подпадают действия лиц, которые помогают взяткополучателю (получателю предмета коммерческого подкупа) выполнить принятые ими на себя обещания по использованию своих должностных либо служебных полномочий. Данные действия лежат за рамками посредничества во взяточничестве (в передаче и получении коммерческого подкупа) и при наличии к тому оснований могут образовывать иной состав должностного или служебного преступления».

Ерлан Назаров отметил, что в целом новую редакцию постановления трудно назвать революционной и информационно насыщенной, поскольку принципиально новых изменений она не содержит и в значительной степени сводится к обобщению сформировавшейся правоприменительной практики.

Корысть исключен как признак взятки

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Носова Екатерина Евгеньевна

Программа разработана совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»

Международное сообщество, стремясь выработать эффективные меры по предупреждению и искоренению коррупции, приняло ряд документов, к которым относятся конвенции Организации Объединенных Наций (например, Конвенция против коррупции), Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок Организации экономического сотрудничества и развития и др.

В этих документах отмечается, что коррупция превратилась в транснациональное явление, которое затрагивает все страны. Этим обусловлено исключительно важное значение международного сотрудничества в области предупреждения коррупции и борьбы с ней.

В Российской Федерации правовую основу противодействия коррупции составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и другие нормативные правовые акты, направленные на противодействие коррупции.

В целях уголовно-правового обеспечения противодействия коррупции и в интересах выполнения международных обязательств Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает ответственность за совершение коррупционных преступлений. Среди них наиболее распространенным и опасным является взяточничество. Оно посягает на основы государственной власти, нарушает нормальную управленческую деятельность государственных и муниципальных органов и учреждений, подрывает их авторитет, деформирует правосознание граждан, создавая у них представление о возможности удовлетворения личных и коллективных интересов путем подкупа должностных лиц, препятствует конкуренции, затрудняет экономическое развитие.

Правосудие по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях должно осуществляться на основе соблюдения принципов независимости судебной власти, состязательности и равноправия сторон, соблюдения прав и свобод человека, в строгом соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В связи с вопросами, возникающими у судов при рассмотрении уголовных дел о взяточничестве (статьи 290, 291 и 291.1 УК РФ) и об иных связанных с ним преступлениях, в том числе коррупционных (в частности, предусмотренных статьями 159, 160, 204, 292, 304 УК РФ), и в целях обеспечения единства судебной практики Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При разрешении вопроса о том, совершено ли коррупционное преступление должностным лицом, лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации либо государственную должность субъекта Российской Федерации, иностранным должностным лицом, должностным лицом публичной международной организации (далее — должностное лицо), а равно лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, судам следует руководствоваться примечаниями 1, 2 и 3 к статье 285, примечанием 2 к статье 290, примечанием 1 к статье 201 УК РФ, учитывая при этом соответствующие разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий».

Обратить внимание судов на то, что к иностранным должностным лицам и должностным лицам публичной международной организации в статьях 290, 291 и 291.1 УК РФ относятся лица, признаваемые таковыми международными договорами Российской Федерации в области противодействия коррупции.

Под иностранным должностным лицом понимается любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия (например, министр, мэр, судья, прокурор).

К должностным лицам публичной международной организации относятся, в частности, члены парламентских собраний международных организаций, участником которых является Российская Федерация, лица, занимающие судебные должности любого международного суда, юрисдикция которого признана Российской Федерацией.

2. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 290 УК РФ, судам необходимо иметь в виду, что в этой статье установлена ответственность за получение взятки: а) за совершение должностным лицом входящих в его служебные полномочия действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, б) за способствование должностным лицом в силу своего должностного положения_ совершению указанных действий (бездействию), в) за общее покровительство или попустительство по службе, г) за совершение должностным лицом незаконных действий (бездействие).

3. Под входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного лица следует понимать такие действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции (например, сокращение установленных законом сроков рассмотрения обращения взяткодателя, ускорение принятия должностным лицом соответствующего решения, выбор должностным лицом в пределах своей компетенции или установленного законом усмотрения наиболее благоприятного для взяткодателя или представляемых им лиц решения).

4. Способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению действий (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в использовании взяткополучателем авторитета и иных возможностей занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе. Такое воздействие заключается в склонении другого должностного лица к совершению соответствующих действий (бездействию) путем уговоров, обещаний, принуждения и др.

При этом получение должностным лицом вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с его должностным положением, отношений не может квалифицироваться по статье 290 УК РФ. В этих случаях склонение должностного лица к совершению незаконных действий (бездействию) по службе может при наличии к тому оснований влечь уголовную ответственность за иные преступления (например, за подстрекательство к злоупотреблению должностными полномочиями или превышению должностных полномочий).

5. Судам следует иметь в виду, что при получении взятки за общее покровительство или попустительство по службе конкретные действия (бездействие), за которые она получена, на момент ее принятия не оговариваются взяткодателем и взяткополучателем, а лишь осознаются ими как вероятные, возможные в будущем.

Общее покровительство по службе может проявляться, в частности, в необоснованном назначении подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, во включении его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам.

К попустительству по службе относится, например, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления совершенного взяткодателем нарушения.

Относящиеся к общему покровительству или попустительству по службе действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчиненных, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции.

6. Под незаконными действиями (бездействием), за совершение которых должностное лицо получило взятку (часть 3 статьи 290 УК РФ), следует понимать действия (бездействие), которые: совершены должностным лицом с использованием служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации; относятся к полномочиям другого должностного лица; совершаются должностным лицом единолично, однако могли быть осуществлены только коллегиально либо по согласованию с другим должностным лицом или органом; состоят в неисполнении служебных обязанностей; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

К ним, в частности, относятся фальсификация доказательств по уголовному делу, неисполнение предусмотренной законом обязанности по составлению протокола об административном правонарушении, принятие незаконного решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности.

Получение должностным лицом взятки за использование должностного положения в целях способствования совершению другим должностным лицом незаконных действий (бездействию) по службе надлежит квалифицировать по части 3 статьи 290 УК РФ.

7. Не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и т.п. за совершение действий (бездействие), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно- хозяйственным функциям.

8. Ответственность за получение, дачу взятки, посредничество во взяточничестве наступает независимо от времени получения должностным лицом взятки — до или после совершения им действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также независимо от того, были ли указанные действия (бездействие) заранее обусловлены взяткой или договоренностью с должностным лицом о передаче за их совершение взятки.

9. Предметом взяточничества (статьи 290, 291 и 291.1 УК РФ) и коммерческого подкупа (статья 204 УК РФ), наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом, могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Под незаконным оказанием услуг имущественного характера судам следует понимать предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод, в том числе освобождение его от имущественных обязательств (например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатные либо по заниженной стоимости предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, в частности автотранспорта, для его временного использования, прощение долга или исполнение обязательств перед другими лицами).

Имущественные права включают в свой состав как право на имущество, в том числе право требования кредитора, так и иные права, имеющие денежное выражение, например исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225 ГК РФ). Получение взятки в виде незаконного предоставления должностному лицу имущественных прав предполагает возникновение у лица юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, требовать от должника исполнения в его пользу имущественных обязательств и др.

Переданное в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе при необходимости с учетом заключения эксперта.

10. Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

Если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по пункту «в» части 5 статьи 290 УК РФ.

11. В тех случаях, когда предметом получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве либо коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, с начала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости).

12. В случае, если должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, действия лица, непосредственно направленные на их передачу, подлежат квалификации как покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 или статьей 291.1 УК РФ, частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ.

Если условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были непосредственно направлены на их передачу или получение, содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу либо получение взятки, на посредничество во взяточничестве или коммерческий подкуп.

13. Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

14. Обещание или предложение передать либо принять незаконное вознаграждение за совершение действий (бездействие) по службе необходимо рассматривать как умышленное создание условий для совершения соответствующих коррупционных преступлений в случае, когда высказанное лицом намерение передать или получить взятку либо предмет коммерческого подкупа было направлено на доведение его до сведения других лиц в целях дачи им либо получения от них ценностей, а также в случае достижения договоренности между указанными лицами.

Если при этом иные действия, направленные на реализацию обещания или предложения, лица не смогли совершить по независящим от них обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать как приготовление к даче взятки (часть 1 статьи 30 и соответственно части 3-5 статьи 291 УК РФ) или к получению взятки (часть 1 статьи 30 и соответственно части 2-6 статьи 290 УК РФ), а равно к коммерческому подкупу (часть 1 статьи 30 и соответственно части 2-4 статьи 204 УК РФ).

15. Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более должностных лица или два и более лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц.

В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки либо незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе хотя бы одним из входящих в преступную группу должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.

При квалификации действий указанных лиц не имеет значения, какая сумма получена каждым из членов преступной группы, а также то, сознавал ли взяткодатель, что в получении взятки участвует несколько должностных лиц.

Действия лиц, не обладающих признаками специального субъекта, предусмотренными статьей 290 или статьей 204 УК РФ, участвующих в получении взятки или предмета коммерческого подкупа группой лиц по предварительному сговору, квалифицируются соответственно как посредничество во взяточничестве (статья 291.1 УК РФ) или соучастие в коммерческом подкупе (статья 204 УК РФ со ссылкой на статью 33 УК РФ).

16. Исходя из положений статьи 35 УК РФ организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и (или) руководителя.

В организованную группу (пункт «а» части 5 статьи 290 УК РФ и пункт «а» части 4 статьи 204 УК РФ), помимо одного или нескольких должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут входить лица, не обладающие признаками специального субъекта получения взятки или коммерческого подкупа.

В случае признания получения взятки либо предмета коммерческого подкупа организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке и совершении этих преступлений, независимо от того, выполняли ли они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат квалификации по соответствующей части статьи 290 или статьи 204 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ. Преступление признается оконченным с момента принятия незаконного вознаграждения любым членом организованной группы.

17. Решая вопрос о квалификации получения взятки или предмета коммерческого подкупа в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы, следует исходить из общей стоимости ценностей (имущества, имущественных прав, услуг имущественного характера), предназначавшихся всем участникам преступной группы.

18. Под вымогательством взятки (пункт «б» части 5 статьи 290 УК РФ) или предмета коммерческого подкупа (пункт «б» части 4 статьи 204 УК РФ) следует понимать не только требование должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дать взятку либо передать незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе, сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов (например, умышленное нарушение установленных законом сроков рассмотрения обращений граждан).

Для квалификации содеянного по пункту «б» части 5 статьи 290 УК РФ либо по пункту «б» части 4 статьи 204 УК РФ не имеет значения, была ли у должностного лица либо у лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, реальная возможность осуществить указанную угрозу, если у лица, передавшего взятку или предмет коммерческого подкупа, имелись основания опасаться осуществления этой угрозы (например, следователь, зная, что уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления, угрожает обвиняемому направить дело с обвинительным заключением прокурору, а, получив взятку, дело по предусмотренным законом основаниям прекращает).

Если в процессе вымогательства взятки либо предмета коммерческого подкупа должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершило действия (бездействие), повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, содеянное при наличии к тому оснований должно быть дополнительно квалифицировано по статье 285, 286 или 201 УК РФ.

19. По пункту «б» части 5 статьи 290 УК РФ либо по пункту «б» части 4 статьи 204 УК РФ следует квалифицировать получение взятки либо незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе и в том случае, когда вымогательство с согласия или по указанию должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, осуществлялось другим лицом, не являющимся получателем взятки либо предмета коммерческого подкупа. Действия последнего при наличии оснований должны оцениваться как посредничество во взяточничестве по соответствующим частям статьи 291.1 УК РФ либо как пособничество в коммерческом подкупе по части 5 статьи 33 и пункту «б» части 4 статьи 204 УК РФ.

20. Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества или коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников соответствующих преступлений, если эти обстоятельства охватывались их умыслом.

21. От совокупности преступлений следует отличать продолжаемые дачу либо получение в несколько приемов взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе. Как единое продолжаемое преступление следует, в частности, квалифицировать систематическое получение взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе, если указанные действия были объединены единым умыслом.

Совокупность преступлений отсутствует и в случаях, когда взятка или незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе получены или переданы от нескольких лиц, но за совершение одного действия (акта бездействия) в общих интересах этих лиц.

Не может квалифицироваться как единое продолжаемое преступление одновременное получение, в том числе через посредника, взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе от нескольких лиц, если в интересах каждого из них должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершается отдельное действие (акт бездействия). Содеянное при таких обстоятельствах образует совокупность преступлений.

Если общая стоимость полученных должностным лицом имущества, имущественных прав, услуг имущественного характера превышает двадцать пять тысяч рублей, сто пятьдесят тысяч рублей либо один миллион рублей, то содеянное может быть квалифицировано как получение взятки соответственно в значительном, крупном либо особо крупном размере лишь в том случае, когда принятие всех ценностей представляло собой эпизоды единого продолжаемого преступления.

22. Обратить внимание судов на то, что совершение должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, за взятку либо незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе действий (бездействие), образующих самостоятельный состав преступления, не охватывается объективной стороной преступлений, предусмотренных статьей 290 и частями 3 и 4 статьи 204 УК РФ. В таких случаях содеянное взяткополучателем подлежит квалификации по совокупности преступлений как получение взятки за незаконные действия по службе и по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, служебный подлог, фальсификацию доказательств и т.п.

23. Если за совершение должностным лицом действий (бездействие) по службе имущество передается, имущественные права предоставляются, услуги имущественного характера оказываются не лично ему либо его родным или близким, а заведомо другим лицам, в том числе юридическим, и должностное лицо, его родные или близкие не извлекают из этого имущественную выгоду, содеянное не может быть квалифицировано как получение взятки (например, принятие руководителем государственного или муниципального учреждения спонсорской помощи для обеспечения деятельности данного учреждения за совершение им действий по службе в пользу лиц, оказавших такую помощь). При наличии к тому оснований действия должностного лица могут быть квалифицированы как злоупотребление должностными полномочиями либо как превышение должностных полномочий.

Если лицо, передавшее имущество, предоставившее имущественные права, оказавшее услуги имущественного характера за совершение должностным лицом действий (бездействие) по службе, осознавало, что указанные ценности не предназначены для незаконного обогащения должностного лица либо его родных или близких, содеянное им не образует состав преступления, предусмотренный статьей 291 либо статьей 291.1 УК РФ.

24. Получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, следует квалифицировать как получение взятки либо коммерческий подкуп вне зависимости от намерения совершить указанные действия (бездействие).

В том случае, если указанное лицо получило ценности за совершение действий (бездействие), которые в действительности оно не может осуществить ввиду отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, такие действия при наличии умысла на приобретение ценностей следует квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Как мошенничество следует квалифицировать действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою пользу. Владелец переданных ему ценностей в указанных случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп.

25. Если должностное лицо, выполняющее в государственном или муниципальном органе либо учреждении организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, заключило от имени соответствующего органа (учреждения) договор, на основании которого перечислило вверенные ему средства в размере, заведомо превышающем рыночную стоимость указанных в договоре товаров, работ или услуг, получив за это незаконное вознаграждение, то содеянное им следует квалифицировать по совокупности преступлений как растрату вверенного ему имущества (статья 160 УК РФ) и как получение взятки (статья 290 УК РФ).

Если же при указанных обстоятельствах стоимость товаров, работ или услуг завышена не была, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки.

26. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве считается оконченным преступлением с момента совершения лицом действий (бездействия), направленных на доведение до сведения взяткодателя и (или) взяткополучателя информации о своем намерении стать посредником во взяточничестве.

По смыслу закона, если лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, впоследствии совершило преступление, предусмотренное частями 1-4 статьи 291.1 УК РФ, содеянное им квалифицируется по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве без совокупности с частью 5 статьи 291.1 УК РФ.

В случае, когда лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, заведомо не намеревалось передавать ценности в качестве взятки должностному лицу либо посреднику и, получив указанные ценности, обратило их в свою пользу, содеянное следует квалифицировать как мошенничество без совокупности с преступлением, предусмотренным частью 5 статьи 291.1 УК РФ.

27. При отграничении непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя (посредничество во взяточничестве) от дачи взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого взяткодателем физического либо юридического лица судам следует исходить из того, что посредник передает взятку, действуя от имени и за счет имущества взяткодателя. В отличие от посредника взяткодатель, передающий взятку за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого им лица, использует в качестве взятки принадлежащее ему или незаконно приобретенное им имущество.

28. Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, поручившее подчиненному по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать взятку должностному лицу, несет ответственность по статье 291 УК РФ за дачу взятки, а работник, выполнивший его поручение, — при наличии оснований, по статье 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве.

Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, поручившие подчиненному по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконное вознаграждение, несет ответственность по части 1 или части 2 статьи 204 УК РФ, а работник, выполнивший его поручение, — по части 5 статьи 33 и части 1 или части 2 статьи 204 УК РФ.

Привлечение указанных лиц к уголовной ответственности за дачу взятки или незаконную передачу предмета коммерческого подкупа не освобождает юридическое лицо, от имени или в интересах которого совершены соответствующие коррупционные действия, от ответственности за незаконное вознаграждение от имени юридического лица, установленной статьей 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

29. К числу обязательных условий освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 291, 291.1 и частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ, в силу примечаний к указанным статьям относятся добровольное сообщение после совершения преступления о даче взятки, посредничестве во взяточничестве либо коммерческом подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело, а также активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления.

Сообщение (письменное или устное) о преступлении должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. При этом не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти.

Активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления должно состоять в совершении лицом действий, направленных на изобличение причастных к совершенному преступлению лиц (взяткодателя, взяткополучателя, посредника, лиц, принявших или передавших предмет коммерческого подкупа), обнаружение имущества, переданного в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, и др.

30. Освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления. Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.

От передачи взятки или предмета коммерческого подкупа под воздействием вымогательства следует отличать не являющиеся преступлением действия лица, вынужденного передать деньги, ценности, иное имущество, предоставить имущественные права, оказать услуги имущественного характера должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (статья 39 и часть 2 статьи 40 УК РФ), когда отсутствовали иные законные средства для предотвращения причинения вреда правоохраняемым интересам владельца имущества либо представляемых им лиц. В таком случае имущество, полученное должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, подлежит возврату их владельцу.

Не образуют состав преступления, предусмотренный статьей 291 либо частями 1 и 2 статьи 204 УК РФ, действия лица, в отношении которого были заявлены требования о даче взятки или коммерческом подкупе, если до передачи ценностей оно добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу.

31. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 204 УК РФ, судам следует иметь в виду, что на основании примечаний 2 и 3 к статье 201 УК РФ уголовное преследование за коммерческий подкуп, совершенный лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, может осуществляться лишь по заявлению либо с согласия руководителя данной организации.

Если незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе получено руководителем такой коммерческой организации, то его уголовное преследование осуществляется по заявлению или с согласия органа управления организации, в компетенцию которого входит избрание или назначение этого руководителя, а также с согласия члена органа управления организации или лиц, имеющих право принимать решения, определяющие деятельность юридического лица.

Уголовное преследование осуществляется на общих основаниях в случаях, когда в результате коммерческого подкупа лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, вред причинен интересам иных организаций либо интересам граждан, общества или государства.

В таком же порядке осуществляется уголовное преследование за коммерческий подкуп в отношении лица, выполняющего управленческие функции на государственном или муниципальном предприятии либо в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

32. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа (статья 304 УК РФ) наступает лишь в случае, когда попытка передачи денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера осуществлялась в целях искусственного формирования доказательств совершения преступления или шантажа и должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, заведомо для виновного не совершало действия, свидетельствующие о его согласии принять взятку либо предмет коммерческого подкупа, или отказалось их принять.

Провокация взятки или коммерческого подкупа является оконченным преступлением с момента передачи имущества либо оказания услуг имущественного характера без ведома должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо вопреки их отказу принять незаконное вознаграждение.

Передача в вышеуказанных целях должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, имущества, оказание им услуг имущественного характера, если указанные лица согласились принять это незаконное вознаграждение в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, исключают квалификацию содеянного по статье 304 УК РФ.

33. В связи с тем, что провокация взятки либо коммерческого подкупа совершается без ведома либо заведомо вопреки желанию должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, указанные лица не подлежат уголовной ответственности за получение взятки либо за коммерческий подкуп за отсутствием события преступления (пункт 1 части 1 статьи 24 УПК РФ).

34. От преступления, предусмотренного статьей 304 УК РФ, следует отграничивать подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа.

Указанные действия совершаются в нарушение требований статьи 5 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» и состоят в передаче взятки или предмета коммерческого подкупа с согласия или по предложению должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, когда такое согласие либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено.

Принятие должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, при указанных обстоятельствах денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (пункт 2 части 1 статьи 24 УПК РФ).

35. Разъяснить судам, что предметом преступления, предусмотренного статьей 292 УК РФ, является официальный документ, удостоверяющий факты, влекущие юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей. К таким документам следует относить, в частности, листки временной нетрудоспособности, медицинские книжки, экзаменационные ведомости, зачетные книжки, справки о заработной плате, протоколы комиссий по осуществлению закупок, свидетельства о регистрации автомобиля.

Под внесением в официальные документы заведомо ложных сведений, исправлений, искажающих действительное содержание указанных документов, необходимо понимать отражение и (или) заверение заведомо не соответствующих действительности фактов как в уже существующих официальных документах (подчистка, дописка и др.), так и путем изготовления нового документа, в том числе с использованием бланка соответствующего документа.

Субъектами служебного подлога могут быть наделенные полномочиями на удостоверение указанных фактов должностные лица либо государственные служащие или служащие органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами.

36. Обратить внимание судов на необходимость исполнять требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания лицам, совершившим коррупционные преступления с использованием своего служебного положения, учитывая при оценке степени общественной опасности содеянного содержание мотивов и целей, значимость обязанностей, которые были нарушены, продолжительность преступных действий (бездействия), характер и тяжесть причиненного вреда, другие фактические обстоятельства и данные о личности виновного.

При наличии условий, указанных в части 3 статьи 47 УК РФ, судам следует обсуждать вопрос о необходимости назначения виновному в совершении коррупционного преступления лицу дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, имея в виду, что такой вид наказания может быть назначен независимо от того, предусмотрен ли он санкцией уголовного закона, по которому квалифицированы действия осужденного.

37. Рекомендовать судам при рассмотрении дел о коррупционных преступлениях устанавливать обстоятельства, способствовавшие совершению таких преступлений, особенно получению и даче взятки, посредничеству во взяточничестве, нарушения прав и свобод граждан, а также нарушения законодательства Российской Федерации и в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ в каждом конкретном случае выносить частные постановления (определения), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения.

38. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года № 7, от 23 декабря 2010 года № 31 и от 22 мая 2012 года № 7);

пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года № 7 «Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам»;

пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года № 31 «Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам»;

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2012 года № 7 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедев
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В. Момотов

Обзор документа

Подготовлены новые разъяснения по вопросам применения норм о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях.

Такая актуализация обусловлена многочисленными законодательными изменениями, произошедшими в этой сфере со времени разработки прежних разъяснений от 2000 г.

В частности, за этот период был установлен новый тип взяткополучателя — должностное лицо публичной международной организации.

В связи с этим поясняется, что к таким лицам относятся, в частности, члены парламентских собраний международных организаций, участником которых является Россия.

Кроме того, это лица, занимающие судебные должности любого международного суда, юрисдикция которого признана Россией.

Подробно разобран перечень действий, совершение которых дает основания говорить о получении взятки.

Подчеркивается, что получение вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с должностным положением отношений не может квалифицироваться как получение взятки.

Также не образует состава получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и т. п. за совершение определенных действий (бездействие).

Это действия (бездействие), хотя и связанные с исполнением его профобязанностей, но при этом не относящиеся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям.

По закону предмет взяточничества и коммерческого подкупа — не только деньги, ценные бумаги, иное имущество, но и незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Приведены примеры таких услуг и прав, которые могут признаваться взяткой или подкупом.

Указывается, что считать моментом окончания подобных преступлений. Рассмотрены случаи, которые следует квалифицировать как покушение, пособничество, провокацию взятки или подкупа.

Разобраны условия, при которых есть основания для освобождения от ответственности.

Отмечены ситуации, когда передачу денег, имущества (оказание услуг, предоставление прав) нельзя рассматривать как преступление. В частности, это случаи, когда имеет место крайняя необходимость или психическое принуждение.

Доказанность взятки

С доказанностью взятки возникают проблемы. Вроде все просто. Есть доказательства – это взятка. Нет доказательств – нет взятки. Но наши «пинкертоны» упорно пытаются при любой возможности «натянуть сову на глобус».

Даже если ребенку будет понятно, что это мошенничество, более того, «классическое», можно сказать «по учебнику», но особо одаренные следователи упорно пытаются возбудить уголовное дело по взятке.

Всегда себе задавал вопрос – «Зачем они это делают»? Статистика? «Плюс в карму» за раскрытие более серьезного, тяжкого преступления? Имитация борьбы с коррупцией? Спихивание своей работы по подследственности на другие плечи? И ведь их руководство на всех уровнях эту тенденцию поощряет, не пресекает рвение. Почему?

С годами я понял «тайный смысл». Чем больше будет привлечено к уголовной ответственности по коррупционным статьям «случайных людей», тем «красочнее и отчётливее» у обывателя сложится ложное впечатление о борьбе с коррупцией, тем меньше в «сети правосудия» попадется истинных коррупционеров, «рыбы покрупнее». Единственные выгодоприобретатели от этого «очковтирательства» коррупционеры «высокого ранга».

Как доказывают взятку?

Любыми способами. В первую очередь выбивают признание. Как угодно. Шантажом, запугиванием. Пока подозреваемый «тепленький», в момент задержания, пока ему не разъяснил все происходящее адвокат.

Конечно же в ход идут материалы ОРМ (оперативно – розыскных мероприятий). За мою огромную практику те дела, где ОРМ были проведены законно, при наличии оснований, все было задокументировано правильно и вовремя, материалы ОРД (оперативно – розыскной деятельности) были рассекречены и переданы следствию в установленном законом порядке (согласно Инструкции, она одна, только номер ее разный в разных ведомствах) – единичны!

Да, почти во всех случаях доказательства собраны, переданы, приобщены с нарушением закона, не могут быть допустимыми доказательствами, но прокурор, суд, смотрят на это «сквозь пальцы».

Если бы суды начали возвращать уголовные дела в соответствии со ст. 237 УПК РФ, прокуроры бы начали читать материалы дела, да хотя бы обвинительное, перед его утверждением и возвращали бы дела обратно в следствие, то возможно, что — то в подходе у «пинкертонов» изменилось бы.

Пока это не происходит, то все всех устраивает, кроме подсудимых и их защитников конечно.

Доказательства получения взятки, имеющие «сторонний источник», не тот, к которому «приложили руки» опера. Это выписки с банковского счета, о произведенных операциях, это записи в различных реестрах, когда предмет взятки, будь то имущество либо право на него, меняет владельца с обязательной регистрацией.

Показания свидетелей. Это могут быть «посторонние», могут быть посредники взятки, могут быть и провокаторы, действующие либо в своем интересе, либо в интересе иных лиц, например оперативников.

Конечно же суд, если дойдет до допроса этих свидетелей в суде (обычно их «прячут», пытаются огласить их показания), задаст им банальный и смешной вопрос — «Имеется ли у Вас основания для оговора подсудимого»?

Ответ будет отрицательный. Однако редко какой свидетель обвинения по делам о взятках «беспристрастен» и абсолютно честен. Многие «заряжены правоохранителями», сводят личные счеты, да просто ненавидят более успешных и обеспеченных людей.

Материалы ПТП (прослушивание телефонных переговоров). К ним относится все то, что и говорилось выше об иных ОРМ. Разберем этап, когда они уже находятся в материалах уголовного дела.

Обычно компакт диск передается вместе с материалами. Конечно же справки и рапорта сотрудника о «расшифровке» всех, абсолютно всех разговоров в материалах не будет, хотя закон требует этого. Почему абсолютно всех? Потому что опер не то процессуальное лицо, которое уполномочено определить, что относится к материалам уголовного дела, а что нет, что имеет доказательственное значение, а что нет. Это вправе сделать только следователь.

Следователь проведет осмотр компакт диска, составляет протокол осмотра. Делать он должен это при понятых. Но так никогда не происходит. Вот увидите, допросить тех, кто расписался в протоколе как понятой будет в суде невозможно. Как Вы понимаете, в протокол осмотра, а именно его будет читать прокурор, потом суд, попадет ровно то, что нужно следователю, в его собственной интерпретации, а не так как было в реальности.

Поэтому всегда нужно прослушать этот компакт диск самостоятельно, сравнить оригинал и то, что следователь внес в протокол. Более того, представляет особый интерес для защиты то, что следователь как раз не внес.

Например, в одном деле был обнаружен разговор, когда подсудимый сообщал собеседнику о том, что сотрудники ФСБ пытаются его спровоцировать, подсылают к нему провокатора, которого он уже раз послал (нецензурно). И именно этот провокатор потом был свидетелем обвинения. Как Вам такой поворот? Мой подзащитный не сказал мне ничего об этом разговоре, он попросту забыл. Конечно же его собеседник в суде был мною допрошен по обстоятельствам этого разговора.

Всегда нужно понимать техническую сторону фиксации при проведении ОРМ. Это будет компакт диск с абсолютно всеми разговорами подсудимого с определенного абонентского номера, вне зависимости входящий звонок или исходящий. Либо звонки определенных абонентов. И так и так определяется период. Он должен быть тот, который определен в постановлении суда о проведении ОРМ.

Иные доказательства незаконных действий (бездействия) должностного лица, совершенных им (или которые лицо планирует совершить) за взятку в пользу взяткодателей или представляемых ими лиц.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *