Как называются обязательства из неосновательного обогащения
Перейти к содержимому

Как называются обязательства из неосновательного обогащения

  • автор:

Понятие, основания появления обязательств вследствие неосновательного обогащения

Понятие неосновательного обогащения и его основания

Гражданский Кодекс в ст. 1102 ГК определяет лицо (приобретателя), которое без установленных законом оснований приобретает или сберегает имущество за счет другого лица (потерпевшее лицо). Оно обязано возвратить последнему имущество, которое приобреталось (сберегалось) неосновательно, исключая случаи, предусмотренные 1109 статьей.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения традиционно называются кондиционными (от лат. condictio — получение). В состав субъектов данных обязательств включены приобретатель (должник) и потерпевшее лицо (кредитор). Такие лица представлены как гражданами, так и юридическими лицами.

Основание возникновения обязательства из неосновательного обогащения включают следующие ситуации:

  1. один человек приобретает (осуществляет сбережения) имущество с помощью средств другого;
  2. приобретение (сбережение) имущества происходит не по основаниям, которые предусмотрены законодателем, правовыми актами или сделкой.

Приобретение имущества здесь рассматривается в качестве количественного его приращения (повышения его стоимости), когда не были произведены соответствующие затраты приобретателями.

Сбережение характеризуется тем, что лицо должно было осуществить расходование своих средств, но не сделало этого благодаря затратам других лиц или в результате невыплаты положенного вознаграждения другим лицам.

Как неосновательное приобретение, так и сбережение могут возникать по причине осуществления определенных действий или наступления событий.

Действия по неосновательному обогащению

Разнообразием отличаются действия, которые приводят к неосновательному приобретению (сбережению). Они включают действия:

  • потерпевшего (например, повторное выполнение исполненных обязательств);
  • третьего лица (например, ошибка при выдаче вещи, которая находится на хранении, не поклажедателю, а кому-то другому);
  • приобретателя имущества (например, хищение чужого имущества, которое определяется с помощью родовых признаков).

Действия, способные порождать обязательства, вытекающие из неосновательного обогащения, подразделяются на правомерные и неправомерные.

Возникновение обязательства проявляется в виде событий. Для этого требуется, чтобы имущество было приобретено неосновательно. В качестве неосновательного выступает приобретение или сбережение, которое не имеет в основе закон, иной акт права или сделку.

Как сбережение, так и приобретение можно признать неосновательным при исключении его правового основания впоследствии (например, по причине поворота исполнения решения суда, которое было отменено или изменено , в результате чего завещание признается недействительным).

Одно лицо может неосновательно обогатиться за счет другого вне зависимости от того, в какой форме это происходит. Ситуация порождает обязательства между приобретателем и потерпевшим, которые характеризуются возмещением потерпевшему понесенных им потерь имущественного характера.

Законодательное регулирование неосновательного обогащения

В соответствии с нормами гражданского законодательства (1104 статья ГК РФ) имущество, которое составляет неосновательное обогащение приобретателя, необходимо вернуть потерпевшему в натуре. Если такой возврат невозможен в натуре, то приобретатель возмещает потерпевшему настоящую стоимость этого имущества на тот момент, когда оно было куплено. В состав расходов должны быть включены убытки, которые вызваны дальнейшим изменением стоимости в случае, когда приобретатель, узнав о незаконном обогащении, немедленно не возместил его стоимость.

Субъект, который неосновательно временно использовал чужое имущество (услуги), не имея намерения его купить (например, незаконное использование служебного имущества для личных нужд), должен произвести возмещение потерпевшему лицу того, что он сберег по причине пользования. Цена возмещения представляет собой сумму на момент, когда было завершено пользование. Это происходит также в том месте, где оно происходило (статья 1105 ГК РФ).

Использование норм о неосновательном обогащении происходит только в тех случаях, когда у приобретателя имеются вещи, которые можно определить родовыми признаками. Если рассматривать индивидуально-определенные вещи, то в их отношении необходимо использовать нормы, касающиеся истребования имущества из чужого незаконного владения. В этой ситуации происходит предъявление не кондикционного, а виндикационного иска.

В рамках обязательств из неосновательного обогащения приобретатель имеет обязанность возместить потерпевшим лицам неполученные доходы. Сумма неосновательного денежного обогащения дополняется начислением процентов за использование чужих денежных средств с момента, когда приобретатель должен был узнать (узнал) о неосновательном получении (сбережении) денежных средств.

Статья 1109 содержит положение о том, что возврату в качестве неосновательного обогащения не подлежат:

Обязательства из неосновательного обогащения

Обязательства из неосновательного обогащения, именуемые кондиционными (в переводе с латинского — возврат утраченного по ошибке), относятся к числу охранительных, внедоговорных по своей природе правоотношений и являются самостоятельным видом обязательств, сфера применения которых определяется как особенностями оснований их возникновения, так и спецификой их содержания. Данный вид обязательств регламентируется нормами гл. 60 ГК РФ. В соответствии с п. I ст. 1102 Г К РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Закон различает два способа возникновения неосновательных выгод у одного лица за счет другого: неосновательное приобретение и неосновательное сбережение имущества. Соответственно различаются и два вида обязательств из неосновательного обогащения: а) обязательства из неосновательного приобретения имущества и б) обязательства из неосновательного сбережения имущества.

Неосновательное приобретение имеет место при поступлении имущества в хозяйственную сферу приобретателя без возникновения права на него или даже при возникновении права, но без достаточного к тому основания.

В отличие от приобретения, которое всегда означает увеличение наличного имущества приобретателя при неосновательном сбережении объем его имущества остается прежним, хотя и должен был уменьшиться, если бы не наступил юридический факт, породивший рассматриваемое обязательство.

Условия возникновения обязательства из неосновательного обогащения

Для возникновения обязательств, предусмотренных ст. 1102, необходимо, чтобы:

обогащение одного лица произошло за счет другого;

обогащение произошло при отсутствии к тому законных оснований или последующем их отпадении.

В результате приобретения или сбережения имущества одним лицом уменьшается имущество другого лица. Но далеко не всякое обогащение одного за счет другого приводит к возникновению рассматриваемых обязательств. Необходимо, чтобы обогащение произошло при отсутствии к тому законных оснований. При этом не имеет значения, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения обогатившегося, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Именно поэтому неосновательность обогащения является вторым необходимым условием возникновения обязательств. Обогащение признается неосновательным, если приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого произошли при отсутствии к тому предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Под этими основаниями следует понимать различного рода юридические факты, дающие субъекту основание (титул) на получение имущественного права. Такие юридические факты названы в ст. 8 ГК РФ. Например, наследник увеличивает свое имущество за счет наследодателя, но здесь нет неосновательного обогащения, так как в силу закона в случае смерти лица его имущество переходит в порядке универсального правопреемства к другим лицам — его наследникам (ст. 1110 ГК РФ). Аналогичный характер носят доходы от выигрышей по облигациям или денежным вкладам, дивиденды по акциям, приобретение имущества в результате прошения долга (ст. 415 ГК РФ) и др. Получение же поставщиком вторичной оплаты за поставленную продукцию, напротив, признается неосновательным, так как оно не основано ни на законе, ни на договоре поставки. Обогащение будет считаться неосновательным не только при условии отсутствия соответствующего основания в момент приобретения имущества, но и в тех случаях, когда первоначально такое основание имело место, но в дальнейшем отпало. Точно так же получение имущества по завещанию будет неосновательным, если завещание признано недействительным.

Как и в других обязательственных правоотношениях, элементами рассматриваемых обязательств являются субъекты, предмет (объект) и содержание.

Субъекты обязательства: лицо, которое неосновательно приобрело либо сберегло имущество (должник), и лицо, имеющее право на получение от должника неосновательно приобретенного или сбереженного (кредитор). И должником, и кредитором могут быть как граждане, в том числе недееспособные, так и юридические лица независимо от характера их правосубъектности.

Объектом обязательства из неосновательного обогащения является действие неосновательно обогатившегося (должника) по возврату потерпевшему (кредитору) неосновательно приобретенного или сбереженного. Не исключены, однако, случаи, когда неосновательно обогатившемуся не противостоит конкретный потерпевший (физическое или юридическое лицо), за счет которого произошло обогащение (например, доходы от занятия запрещенным промыслом, в частности браконьерства). В таких случаях неосновательное обогащение взыскивается в доход бюджета либо, по указанию закона, в доход соответствующей организации. В доход бюджета взыскивается неосновательное обогащение и в тех случаях, когда лицо, за счет которого произошло обогащение, утратило право на соответствующее имущество. Таковы, в частности, случаи взыскания денежных сумм или иного имущества, полученного в качестве взятки.

Содержанием рассматриваемого обязательства являются право потерпевшего требовать возврата неосновательного обогащения (в натуре или путем компенсации) от обогатившегося и обязанность последнего возвратить неосновательно полученное (сбереженное) потерпевшему.

Как уже говорилось, для возникновения обязательств, предусмотренных ст. 1102 ГК РФ, важен сам факт неосновательного обогащения, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом. В качестве таких фактов могут выступать и правомерные, и неправомерные действия как самого обогатившегося, так и потерпевшего или третьих лиц. Ими могут быть и явления природы, и поведение животных, и любые другие обстоятельства, в результате которых происходит неосновательное обогащение одного лица за счет другого, и судебное постановление. Для квалификации обязательства по ст. 1102 решающее значение имеет не характер поведения приобретателя (правомерное или противоправное) и не природа юридических фактов, вызвавших возникновение этого обязательства (сделки, события или поступки), а отсутствие установленных законом или сделкой оснований для приобретения или сбережения имущества. Все жизненные обстоятельства, в результате которых может произойти неосновательное обогащение, в нормативном порядке предусмотреть невозможно. Поэтому основания возникновения обязательств из неосновательного обогащения в законе не перечислены, а лишь в обобщенной форме выражены в ст. 1102, согласно которой правила, закрепленные гл. 60 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Исходя из принципа, согласно которому никто не вправе обогащаться за чужой счет без установленного законом или сделкой основания, неосновательность обогащения делает его объективно противоправным. Однако это не значит, что неосновательное обогащение во всех случаях является результатом противоправного поведения обогатившегося. При таком понимании институт неосновательного обогащения лишался бы самостоятельного значения и поглощался бы обязательствами, возникающими вследствие причинения вреда. Тем не менее очевидно, что во многих случаях вывод о противоправном характере действий, результатом которых стало неосновательное обогащение, был бы необоснованным.

Во-первых, потому, что, как уже указывалось, неоснователь- нос обогащение может не только явиться следствием поведения человека, но и произойти под воздействием природных сил, поведения животных и т. д.

Во-вторых, неосновательное обогащение нередко является результатом поведения самого потерпевшего, которое приводит к потерям о его имуществе и соответствующему сбережению в имуществе обогатившегося.

В-третьих, неосновательное обогащение может явиться результатом действий третьих лиц, например, при ошибочном вручении денежного перевода однофамильцу действительного адресата либо при исполнении обязательства за должника третьим лицом.

В-четвертых, даже если неосновательное обогащение явилось следствием поведения самого обогатившегося, оно далеко не всегда безупречно, особенно когда неосновательное обогащение становится результатом отпадения первоначально вполне законного основания приобретения имущества.

Таким образом, неправомерность поведения не относится ни к обязательным, ни к характерным условиям неосновательного обогащения. Объективная противоправность неосновательного обогащения выражается в самом факте умаления охраняемых законом имущественных интересов потерпевшего. Положение же приобретателя характеризуется как неправомерное состояние, в силу чего он и обязан возвратить приобретенное (сбереженное) за счет другого имущество.

Содержание обязательства из неосновательного обогащения

Содержание требования определяется характером и размером неосновательно приобретенного или сбереженного и зависит от того, имеется ли возможность возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное имущество в натуре. Если такая возможность существует, имущество, составляющее неосновательное обогащение, должно быть возвращено потерпевшему в натуре (принцип натуральной реституции — п. 1 ст. 1104 ГК РФ). Указанная статья относится к случаям, когда неосновательное обогащение имеет материальную форму и сохранилось у приобретателя. При отсутствии такой возможности компенсируется его стоимость на момент приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ), а при обогащении путем неосновательного получения права или услуг применяются правила ст. 1106 ГК РФ. Хотя в законе и говорится о возврате неосновательно приобретенного, потерпевшему возвращается не то же самое имущество, которого он лишился, а равноценное имущество. Поэтому даже в тех случаях, когда предметом обогащения явилась индивидуально-определенная вещь, возврату но основаниям и. 1 ст. 1104 подлежит не та же самая вещь, а равноценный ее заменитель. Если бы вещь, индивидуализированная тем или иным способом, сохранилась в натуре, то это означало бы, что она не вошла в состав имущества приобретателя и он не стал се собственником, поскольку приобрел ее неосновательно. В то же время действительный ее собственник не утратил своего права на вещь и может истребовать се по правилам виндикации (ст. 301-303 ГК РФ). Исключение составляют случаи возврата имущества, полученного по основанию, впоследствии отпавшему, что чаще всего бывает при универсальном правопреемстве (например, имущество, полученное по завещанию, впоследствии признанному недействительным, или при отмене дарения в соответствии с п. 5 ст. 578 ГК РФ). За пределами этих случаев при возврате неосновательно приобретенного речь идет о передаче потерпевшему не той же самой, а такой же вещи из числа однородных вещей. В соответствии с этим под невозможностью возврата неосновательно приобретенного в натуре (о чем говорится в п. 1 ст. 1105) понимается отсутствие однородных вещей. Единственным способом удовлетворения требований потерпевшего в таком случае является денежная компенсация неосновательно им утраченного, исходя из действительной стоимости имущества. Определение цены за неосновательное пользование чужим имуществом или услугами может вызывать трудности. В этих случаях действует правило п. 3 ст. 424 ГК РФ о применении цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы и услуги. При возврате имущества в натуре приобретатель отвечает за всякие, в том числе и случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, произошедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность. Простая неосторожность не учитывается. Из этого следует, что недобросовестный приобретатель отвечает за всякие недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества независимо от вины с момента обогащения (п. 1 ст. 1104).

Обязанность по возврату имущества или компенсации его стоимости должна быть исполнена приобретателем немедленно после того, как он узнал о неосновательности обогащения.

В противном случае он обязан возместить потерпевшему убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества.

Потерпевший вправе требовать возмещения стоимости неосновательного обогащения на основании п. 1 ст. 1105 и в том случае, когда неосновательно приобретенное имущество не может быть использовано по назначению ввиду его полного износа.

Неосновательно приобретенное имущество может приносить доходы либо как естественное порождение самой вещи (приплод от животных и др.), либо на основе совершения гражданско-правовых сделок (сдачи имущества в аренду и др.). Поскольку неосновательным было приобретение (сбережение) самого имущества, неосновательным будет и получение доходов от него. Но закон признает извлечение доходов неосновательным лишь при условии, если приобретатель имущества знал или должен был знать о неосновательности его приобретения. В противном случае всякий приобретатель был бы поставлен в условия, исключающие возможность нормального хозяйственного использования находящегося в его владении имущества. Над ним постоянно висела бы опасность возврата или возмещения всех полученных от имущества доходов. Вместе с тем неиспользование приобретенного (хотя и неосновательно) имущества в ряде случаев приводило бы к неоправданному исключению его из гражданского оборота, что могло отрицательно сказаться и на интересах того, за чей счет имущество приобретено. Поэтому лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Доходы или иные выгоды, полученные им до этого времени, не подлежат возврату или возмещению. Но и после этого возврату или возмещению потерпевшему подлежат не все (как это следует из текста п. 1 ст. 1107) фактически полученные неосновательно обогатившимся доходы.

Неосновательное обогащение может выражаться в приобретении (сбережении) не только имущества, но и имущественных прав. В этих случаях содержание требования потерпевшего сводится к восстановлению неосновательно утраченного им права. В частности, лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право (ст. 1106 ГК РФ). Расходы, связанные с восстановлением прежнего положения, должно нести лицо, отвечающее за неосновательную уступку требования или иную передачу права. В ином случае такие расходы должны нести в равных долях как потерпевший, так и приобретатель. Помимо восстановления прежнего положения, между сторонами должны быть произведены соответствующие расчеты согласно правилам ст. 1107, 1108 ГК РФ. Статья 1108 содержит новую норму — возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату. Эта норма вытекает из существа взаимоотношений сторон при неосновательном обогащении: никто не должен получить имущественную выгоду без надлежащего правового основания.

Соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав

В силу положений ст. 1103 ГК РФ неосновательное обогащение приобретает характер обшей защитной меры, которая может использоваться наряду (одновременно) с другими названными в статье требованиями. Такое решение расширяет сферу применения института неосновательного обогащения и повышает его правовое воздействие. Иное может быть установлено ГК РФ, другими законами и правовыми актами, а также вытекать из существа отношений сторон. Обеспечивая потерпевшему, имущественная сфера которого уменьшилась в результате неосновательного обогащения за его счет другого лица, восстановление его имущественной сферы путем возврата ему имущества неосновательно обогатившимся, обязательства из неосновательного обогащения имеют своей задачей защиту имущественных прав и интересов граждан и организаций. Тем самым у них есть черты сходства с другими охранительными правоотношениями гражданского права. По способу зашиты интересов потерпевшего они сходны, с одной стороны, с виндикацией, с другой — с обязательствами из причинения вреда. Как и при виндикации, при неосновательном обогащении имущество потерпевшего возвращается ему нередко в натуре. Кроме того, потерпевший вправе требовать от неосновательно обогатившегося возврата не только имущества, но и доходов, которые он извлек или должен был извлечь при неосновательном пользовании его имуществом с того времени, когда обогатившийся узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Как и в обязательствах из причинения вреда, потерпевший при неосновательном обогащении вправе требовать возмещения ему убытков по принципу полного возмещения. В то же время между сравниваемыми институтами имеются и существенные различия, что позволяет выделять обязательства из неосновательного обогащения в самостоятельный вид обязательств.

Рассмотрим более подробно соотношение обязательства из неосновательного обогащения и виндикации.

Во-первых, в отличие от виндикации, при которой собственнику (титульному владельцу) возвращается именно та сохранившаяся в натуре индивидуально-определенная вешь, владения которой он лишился, а при неосновательном обогащении потерпевшему, как уже говорилось, возвращается не то же самое, а такое же имущество из числа однородных вещей.

Во-вторых, если при виндикации собственник (титульный владелец) вправе истребовать свое имущество от добросовестного возмездного приобретателя только при том условии, что оно выбыло из его владения помимо его воли (похищено, утеряно или выбыло из обладания иным путем, не зависящим от воли собственника), то при неосновательном обогащении потерпевшему возвращается такое же имущество независимо от того, каким путем выбыло имущество, составляющее предмет обогащения, из его владения.

В-третьих, для удовлетворения виндикационного иска необходимо, чтобы истребуемая вещь была приобретена лицом, от которого она истребуется.

Требование из неосновательного обогащения может иметь место не только при приобретении, но и при сбережении имущества за счет другого лица. Необходимо учитывать, что в случаях истребования имущества из чужого незаконного владения порядок расчетов между сторонами определен ст. 303 ГК РФ и ее особые правила должны иметь преимущество перед положениями гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении. Различия между обязательствами из причинения вреда и из неосновательного обогащения, как это вытекает из самого их названия, относятся прежде всего к основаниям их возникновения. В отличие от неосновательности обогащения в основании обязательств из причинения вреда, как правило, лежит деликт (правонарушение). В связи с этим, за исключением случаев, указанных в законе, обязательства из причинения вреда возникают только при наличии вины причинителя вреда (лица, отвечающего за его поведение). Для возникновения же обязательств, предусмотренных ст. 1102 ГК РФ, вина не имеет значения — важен сам факт безвозмездного перехода имущества от одного лица к другому или сбережения имущества одним лицом за счет другого при отсутствии к тому правовых оснований.

Рассматриваемые обязательства различаются и по субъектному составу. В обязательствах из причинения вреда наряду с лицом, обязанным к возмещению вреда, всегда есть и конкретный потерпевший — кредитор, в пользу которого взыскивается соответствующее возмещение. При неосновательном обогащении такого потерпевшего может и не быть, и тогда неосновательное обогащение взыскивается в доход бюджета. Кроме того, при неосновательном обогащении должником всегда является обогатившийся. В случаях же причинения вреда в качестве должника нередко выступает не сам причинитель вреда, а третье лицо, на которое закон возлагает обязанность по возмещению причиненного вреда.

Кроме того, рассматриваемые обязательства различаются по их содержанию. Как уже говорилось выше, обязательства из причинения вреда обеспечивают восстановление имущественной сферы потерпевшего в том состоянии, в каком она находилась до правонарушения, по принципу полного возмещения. В этом случае возмещение равно ущербу. При неосновательном обогащении потерпевшему ущерб возмещается только в том размере, в каком должник обогатился. Различна и юридическая природа восстановительных мер в сравниваемых обязательствах. Возмещение вреда по правилам гл. 59 ГК РФ обычно является мерой ответственности, в то время как обязанность неосновательно обогатившегося возвратить приобретенное или сбереженное потерпевшему не относится к мерам ответственности, поскольку в этом случае должник не несет никаких имущественных потерь.

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату. В случаях, предусмотренных законом, имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно как неосновательное приобретение. Исчерпывающий перечень таких случаев указан в ст. 1109 Г К РФ. Среди них следует выделить прежде всего отношения, связанные с получением денежных сумм, предоставляемых гражданину в качестве средства к существованию. По этой причине не подлежат возврату неосновательно выплаченная заработная плата и приравненные к ней платежи (пенсии, пособия, стипендии и др.) при условии, что их выплата не явилась результатом счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя (например, представления ложных сведений о стаже работы, наличии иждивенцев, тех или иных льгот и др.). По той же причине и при тех же условиях не подлежат возврату суммы, незаконно выплаченные в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, не могут быть взысканы обратно суммы, выплаченные в большем, чем причитается получателю, размере или повторно по алиментным обязательствам, и иные суммы, если для получившего они являются источником существования.

Получение незаконного порождает обязанность возвратить полученное лишь при условии, что имущество получено за счет того, кто понес соответствующие потери в имуществе. Бывает, однако, что лицу передастся хотя и незаконное, но либо его имущество, либо имущество, подлежащее передаче ему в будущем. Обязанности возвратить полученное в таких случаях не возникает, поскольку нет потерпевшего, т. е. лица, за счет которого имущество получено. На этом основании не подлежит возврату как неосновательно приобретенное имущество, переданное во исполнение обязательства либо до наступления срока его исполнения, если обязательством не предусмотрено иное, либо по истечении срока исковой давности. В обоих случаях неосновательное приобретение не имеет места. Передача имущества во исполнение обязательства до наступления срока его исполнения не приводит к получению незаконного, ибо, передавая имущество кредитору, должник, хотя и досрочно, выполняет свою обязанность, вытекающую из договора или из закона. Исполненное все равно подлежало бы передаче кредитору, и потому он не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы он и не знал о досрочности исполнения. Это правило применяется во всех случаях досрочного исполнения обязательства, независимо от того, насколько принятие такого исполнения обязательно для кредитора (ст. 315 ГК РФ), если иное не предусмотрено самим обязательством. Полученное кредитором при досрочном исполнении обязательства должником будет считаться неосновательным обогащением, если обязательство отпало после того, как было исполнено одной стороной. Например, по договору подряда заказчик оплатил стоимость выполнения работ, но в процессе их выполнения предмет подряда случайно погиб, а риск его случайной гибели лежал на подрядчике. При передаче имущества после истечения срока исковой давности также нет неосновательного приобретения на стороне кредитора. Бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в п. 3 ст. 1109 денежные суммы, должно также лежать на стороне, требующей возврата таких денежных сумм. Гражданин должен считаться в этих случаях добросовестным.

Статья 1109 отражает континентальную концепцию понимания правовой (т. е. отсутствие обязательства) и фактической ошибки (например, вторичный платеж). В общем праве действует принцип, согласно которому не подлежат возврату даже деньги, уплаченные в пользу ответчика, который, добросовестно заблуждаясь, потребовал у истца вернуть не существовавший в действительности долг, а истец, признав обстоятельства уплаты этого долга справедливыми, неверно оценил их с правовой точки зрения и поэтому ошибочно посчитал себя связанным обязательствами по его погашению.

Следует обратить внимание на то, что положения п. 4 ст. 1109 не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения

Шайхинурова, А. Ф. Обязательства вследствие неосновательного обогащения / А. Ф. Шайхинурова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 357-360. — URL: https://moluch.ru/archive/339/76045/ (дата обращения: 18.09.2023).

В юриспруденции существует такой способ защиты гражданских прав как обязательства вследствие неосновательного обогащения, ему посвящена 60 глава (ст. 1102–1109) Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), на ней, собственно, и заканчивается часть вторая указанного Кодекса. Данный способ основывается на принципах разумности и справедливости, а конкретнее на нравственных началах гражданского права. Само собой, наряду с обязательствами из причинения вреда обязательства вследствие неосновательного обогащения это самостоятельный вид внедоговорных обязательств. Здесь заложен принцип о том, что никто не вправе обогащаться за счёт другого без достаточных оснований, вне зависимости от виновности или невиновности обогащения. Очевидно прослеживается идея того, что произошедшее ущемление законных имущественных интересов потерпевшего, делает неосновательное обогащение противоправным. [1, с. 86–91.]

Сфера применения института кондикции значительное расширилась по итогу принятия части второй ГК РФ. Изменилось его место в системе обязательств: из «резервного» он превратился в «универсальный» институт защиты гражданских прав. В силу положений ст. 1103 ГК РФ неосновательное обогащение приобретает характер общей защитной меры, которая может применяться как самостоятельно, так и наряду (одновременно) с другими требованиями. [2, с. 68]

Если обратиться к истории развития института кондикционных обязательств, то можно проследить постоянное стремлении теории и практики отграничить его от смежных гражданско — правовых институтов. Помимо всего прочего это привело к тому, что в конце девятнадцатого века в гражданском законодательстве многих стран различные случаи неосновательного обогащения были объединены в самостоятельный вид обязательств. Впервые это нашло своё отражение в Германском гражданском уложении 1896 года, после было воспринято и закреплено в других более поздних кодификациях: в проекте Российского Гражданского уложения 1899 года, в Швейцарском обязательственном законе 1911 года, в Гражданском кодексе РСФСР 1922 года.

Главный разработчик первого советского гражданского кодекса А. Г. Гойхбарг, следуя указаниям В. И. Ленина, поставил цель разработать кодекс с учетом существующих на тот момент условий, и в пределах, в которых могут быть допущены частно-гражданский оборот и гражданские отношения, т. е. весьма ограниченных. [3, с. 49] Социалистический характер Гражданского кодекса 1922 года проявился, во-первых, в закреплении норм, противоречащих сути частного права, во-вторых, в изменении классических институтов с точки зрения советского правосознания. Примером могут служить нормы об обязательствах из неосновательного обогащения.

Сам факт того, что кондикционные обязательства вошли в систему отдельных видов обязательств и заняли место рядом с деликтными, бесспорно, стало шагом вперед. Однако в связи с отсутствием в законодательстве достаточных критериев не была разрешена проблема отграничения кондикционных обязательств от смежных институтов. [4, с. 41–47] Спустя несколько десятков лет новый ГК РФ решил данную проблему и разъяснил место кондикционных обязательств в системе обязательств. Такое преобразование явилось большим прогрессом в истории развития кондикции. [5, с. 239]

Рассмотрим простой и типичный пример возникновения такого обязательства. Данный случай, описанный в научной литературе, взят из судебной практики. Суть заключалась в следующем.

В решении суда о взыскании алиментов, а после в исполнительном листе была допущена описка: вместо деревни Ушаки была указана деревня Ушки. В результате житель деревни Ушки, чьи демографические данные в точности, кроме места жительства, совпадали с данными действительного отца ребёнка, на протяжении целого года выплачивал алименты на содержание чужого ребёнка вместо его родного отца — жителя деревни Ушаки. [6, с.767]

Часто возникает ситуация, когда денежные средства отправлены не на тот счет. К счастью, её можно исправить, для этого нужно сначала подать заявление в банк, который перевёл указанные средства, далее банк свяжется с получателем случайных денежных средств для мирного урегулирования вопроса. Если не получится решить вопрос миром, тогда придётся обратиться в суд.

В судебной практике имеется огромное количество разнообразных ситуаций по данной проблеме. Именно поэтому наличие соответствующего правового института в правоприменении и теории юридической науки крайне важны. Суть любого примера неосновательного обогащения всегда сводится к тому, что некое лицо обогащается без законных к тому оснований: приобретает или сберегает своё имущество за счёт другого лица, которое терпит убытки, и, значит, в качестве кредитора имеет право на защиту — на возврат такого имущества или (при невозможности возврата в натуре) — его стоимости. Таким образом, возникает обязательство вследствие неосновательного обогащения (кондикционное обязательство).

Сразу же необходимо отметить, что различаются два вида обязательств из неосновательного обогащения: 1) обязательства вследствие неосновательного приобретения имущества и 2) обязательства вследствие неосновательного сбережения имущества.

При сбережении происходит сохранение имущества у одного лица при том, что оно должно было уменьшиться в результате израсходования этим лицом средств при нормальном положении дела. В любом случае, сбережение имущества является неосновательным обогащением только тогда, когда имущество данного лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось. [7, с.1]

Практика показывает, что обогащение чаще всего возникает в результате незаконного сбережения своего имущества за счёт другого лица, нежели из-за незаконного приобретения.

Однако необходимо помнить, что не всякое сбережение в имуществе должника будет квалифицироваться как неосновательное обогащение, предусмотренное ст. 1102 ГК РФ. Так, невыполнение должником уже возникшей у него обязанности (из договора, из причинения вреда, из судебного решения) не может квалифицироваться в качестве неосновательного обогащения. Поскольку в подобных случаях речь идёт лишь о принудительном исполнении уже имеющейся у должника обязанности — уплатить деньги, передать имущество и о применении штрафных санкций, возмещения убытков, связанных с неисполнением такой обязанности.

Исходя из сказанного выше, по смыслу норм гл. 60 ГК РФ обогащение в форме приобретения имущества может выражаться как в виде поступления вещи в собственность приобретателя, так и в виде фактического завладения ею без возникновения на нее какого-либо права. При этом не является препятствием отсутствие в ст. 128 ГК РФ отдельного упоминания о владении как виде имущества, т. к. приобретение владения вещью — это приобретение самой вещи, хотя и не в собственность, а лишь во владение. Таким образом, при получении владения обогащение налицо, т. к. налицо приобретение имущества (вещи).

Однако в силу субсидиарности кондикционного иска сфера его возможного использования для возврата фактического владения очень узка. В частности, не исключена возможность кондикции владения в тех ситуациях, когда ни истец, из владения которого выбыло истребуемое имущество, ни ответчик не является собственником либо иным титульным владельцем этого имущества или лицом, отвечающим признакам добросовестного давностного владельца. [8, с. 3]

Следует отметить, что пострадавший отнюдь не всегда получает денежные средства из-за неосновательного обогащения третьего лица. Бывает так, что собственник, возвративший себе имущество, обязан возместить затраты на его содержание. Например, компания обращается в Арбитраж суд с заявлением о включении в реестр кредиторов. Причиной служит тот факт, что ранее судья в рамках процесса о банкротстве признал недействительным договор купли-продажи здания между банкротом и заявителем. Однако пока недвижимость находилась у последнего он отремонтировал и перестроил её. В итоге Арбитражный суд включил требования истца в реестр кредиторов и признал его право на возмещение в результате неосновательного обогащения банкрота. [9, с. 1]

Касательно возврата собственности в натуре и невозможности такого возврата, можно сказать следующее. В соответствии с правилами ст. 1104 ГК РФ получатель обязан вернуть потерпевшему собственность в натуре. Однако это не всегда возможно. Допустим, пользователь утратил или повредил имущество. В таком случае он обязан вернуть обогащение в денежном эквиваленте, либо иным способом компенсировать стоимость имущества, как гласит ст.1105 ГК РФ.

Пример, житель г. Рамено передал знакомому автомобиль во временное пользование. По истечении срока аренды, последний отказался вернуть автомобиль. Тогда собственник обратился в суд и потребовал обязать арендатора вернуть машину. Иск был удовлетворён. Однако судебному приставу не удалось обнаружить машину. Очевидно, арендатор разобрал её на запчасти или продал. Собственник повторно отправился в суд и потребовал возместить стоимость утраченного имущества. Судом были удовлетворены требования законного владельца автомашины. [10, с. 1]

В случае если местонахождение имущества известно, и проблема заключается в лишь том, что контрагент отказывается его возвратить, выдвигая незаконные требования, то суд выносит вердикт о необходимости вернуть его собственнику. Затем исполнение судебного акта обеспечивается судебными приставами. [11, с. 1]

Ситуации, когда неосновательное обогащение нельзя возвратить, регулируются ст. 1109 ГК РФ. Помимо прочих к ним относятся случаи, произошедшие не по вине получателя и не в результате счетной ошибки, а при перечислении алиментов, выдачи зарплаты и других денежных средств. Так, уволившийся из армии солдат — контрактник получил переплату в части денежного довольствия. Представители Министерства Обороны обратились в суд и потребовали обязать бывшего солдата вернуть деньги в бюджет. Судья в иске отказал. При вынесении вердикта он отметил, что переплата произошла не по вине военнослужащего и не в результате арифметической ошибки. Причиной для излишнего начисления довольствия послужила халатность должностных лиц, которые не внесли в программу сведения об увольнении солдата в запас. Таким образом, хотя имело место неосновательное обогащение, оно не подлежит возврату. [12, с. 1]

И в то же время, несмотря на устоявшуюся практику и подробную регламентацию, отдельные статьи до сих пор вызывают споры юристов. Например, ст.1107 ГК РФ, согласно которой лицо, незаконно завладевшее имуществом, помимо извлеченных доходов обязано вернуть собственнику ещё и то, что последний мог бы получить. Однако такая формулировка противоречит идеи реституции. Ведь при неосновательном обогащении возвращается именно то, что было, а не могло быть получено. Что следует предпринять обогатившемуся лицу в случае, когда подобный доход не был получен или его невозможно получить в принципе? Ведь попытка рассчитать его, даст потерпевшему привилегии перед приобретателем. Именно поэтому суды практически не используют его в своей практике. В остальном же это вполне работающие нормы, успешно применяемые российскими судьями.

ВС разбирался, что считать неосновательным обогащением

ВС разбирался, что считать неосновательным обогащением

В апреле 2018-го Александр Филлипов* перевел на счет Елизаветы Пчелинцевой* 150 000 руб. В назначении платежа он отметил: «Временная финансовая помощь, предоставляемая до 1 июня 2018 года». Пчелинцева не возвращала деньги, и тогда Филлипов направил ей претензию, которую та проигнорировала. В 2020-м мужчина уже через суд просил взыскать с нее долг по договору займа, а еще 22 913 руб. процентов за пользование заемными средствами с 26 апреля 2018-го по 30 июня 2020-го, проценты за пользование заемными средствами с 30 июня 2020 года по дату фактического исполнения обязательства, 25 177 руб. процентов с 26 апреля 2018-го по 30 июня 2020 за пользование чужими деньгами и проценты за пользование чужими деньгами с 30 июня 2020 года по дату фактического исполнения обязательства.

На заседании в первой инстанции представитель ответчика Алина Косова* заявила, что ее доверитель незнакома с Филлиповым. Он партнер ее бывшего мужа. Пчелинцева же не просила у истца денег. Платежное поручение, по мнению ответчика, не подтверждает заемные отношения с Филлиповым. Помимо этого, в Ставропольском районном суде Самарской области допросили самого Пчелинцева. С его слов он просил истца оказать ему финансовую помощь из-за материальных трудностей. Тот перевел деньги его экс-супруге, но затем Пчелинцев в срок вернул средства.

В итоге суд отказал в иске. Первая инстанция отметила: платежное поручение не доказывает, что стороны заключили именно договор займа.

Вместо договора займа — неосновательное обогащение

У Самарского областного суда другая позиция. Апелляционная инстанция взыскала с Пчелинцевой 150 000 руб. неосновательного обогащения, 26 525 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами с 1 июня 2018-го по 24 марта 2021 года, проценты за пользование чужими денежными средствами начиная с 25 марта 2021 года по дату фактического исполнения обязательства и расходы по уплате госпошлины 4731 руб. Остальные требования суд не удовлетворил. Апелляция согласилась, что отношения между сторонами нельзя квалифицировать как договор займа. Поэтому с Пчелинцевой не стали взыскивать проценты за пользование заемными средствами. При этом суд пришел к выводу, что к этой ситуации следует применить правила о неосновательном обогащении. В материалах дела нет доказательств, что:

  • Филлипов подарил ответчику деньги;
  • они заключали какой-либо договор;
  • у Пчелинцевой были иные основания получить и удерживать деньги Филлипова.

Шестой кассационный суд общей юрисдикции поддержал выводы апелляционной инстанции. Тогда Пчелинцева обжаловала акты в Верховном суде. Из-за того, что апелляция определила отношения сторон как неосновательное обогащение, но не поставила этот вопрос на обсуждение сторон, ответчик не могла доказать, что не приобретала и не сберегала имущество за счет другого лица.

Заем или неосновательное обогащение?

ВС отменил акты Самарского областного суда и Шестого кассационного суда общей юрисдикции, направив дело на новое рассмотрение в апелляцию (дело № 46-КГ22-17-К6). Суд установил, что стороны письменно не заключали договор займа и не составляли расписку о передаче денег. Истец же просил взыскать заемные средства. При этом ВС обратил внимание: поскольку основание иска — фактические обстоятельства, то указание в нем конкретной нормы для обоснования позиции не определяет, каким законом будет руководствоваться судья, когда станет разрешать дело.

Коллегия ВС по гражданским делам отметила, что нижестоящий суд определил отношения сторон как неосновательное обогащение. Придя к такому выводу, апелляционная инстанция была обязана:

  • поставить вопрос о квалификации отношений на обсуждение сторон;
  • определить обстоятельства, которые имеют значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались;
  • распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств.

Но суд этого не сделал. Из-за этого ответчика лишили права возразить, что с ее стороны отсутствовало неосновательное обогащение.

Мнение юристов

Когда стороны не оформили договор надлежащим образом, взыскание на основании норм о неосновательном обогащении перечисленных в качестве займа денег полностью соответствует сложившейся судебной практике, отмечает Марина Филиппова, руководитель направления по работе с корпоративными клиентами Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. ×

Эксперт обращает внимание, что одного платежного поручения недостаточно для квалификации отношений как заемных обязательств. Ранее ВС неоднократно на это указывал. Так, в определении от 02.02.2021 № 16-КГ20-29-К4 судьи отметили, что если одна сторона указала в назначении платежа «Перечисление по договору займа», то это не служит безусловным доказательством его заключения. Такое платежное поручение необходимо оценивать вместе с другими доказательствами.

Именно то, что апелляционная инстанция самостоятельно, без обсуждения со сторонами квалифицировала спорные правоотношения как неосновательное обогащение, стало основанием для отмены судебных актов.

Неосновательное обогащение — самостоятельное обязательство с собственными основаниями возникновения, отмечает Константин Ткаченко, руководитель практики правового сопровождения предпринимательства Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Недвижимость, земля, строительство 11 место По количеству юристов 19 место По выручке 22 место По выручке на юриста Профайл компании × «Смысл в том, что отсутствие указания на договор формирует обязательство из неосновательного обогащения», — обращает внимание Ткаченко. Деликт в таком случае имеет место, если:

  • лицо приобрело или сберегло имущество;
  • оно сделало это за счет другого, чье имущество в результате стало меньше;
  • у лица нет оснований получать это имущество.

Эксперт обращает внимание, что вопрос правовой квалификации соотношения неосновательного обогащения и займа без соблюдения письменной формы давно вызывает сложности в судебной практике. «Цифровые технологии развиваются очень быстро и правоприменение часто не поспевает за быстроменяющимися формами отношений», — отмечает эксперт. На практике часто можно встретить ситуации, где истец сначала требует взыскать задолженность по договору займа, но, когда рассматривают спор, ему сложно доказать условия сделки. Ткаченко полагает, если бы суды не изменили решение первой инстанции, то истцу бы пришлось подать новый иск о взыскании неосновательного обогащения. Тогда суды проверили бы, имело ли оно место в этой ситуации.

Определение ВС не будет способствовать оптимизации процессуальных затрат. Оно, напротив, создаст дополнительные основания для спекуляций недобросовестных лиц, получивших обогащение за счет других.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *