Почему в россии запрещена эвтаназия
Перейти к содержимому

Почему в россии запрещена эвтаназия

  • автор:

«Право на смерть есть у всех»: как смертельно больные россияне добиваются эвтаназии

Около миллиона россиян страдают смертельными заболеваниями. Треть из них задумывается о добровольном уходе из жизни, говорят специалисты. При этом эвтаназия в России запрещена, а поездка на процедуру в Европу стоит несколько тысяч евро.

Как живут смертельно больные россияне, почему в России запрещена эвтаназия, а также кто помогает неизлечимо больным уйти из жизни — «Бумага» выяснила, имеют ли жители России право на смерть.

Татьяне из Москвы 55 лет. Она обожает комедии Гайдая и практически наизусть знает Булгакова, увлекается раритетным парфюмом и часто вспоминает своих учеников — за 25 лет работы преподавателем физики их было немало.

Сейчас Татьяна уже не преподает. Она вышла на пенсию и пытается накопить на эвтаназию — процедуру, при которой врач сам вводит пациенту смертельный препарат.

В марте 2015 года женщина узнала, что у нее рак. Позже — что ее заболевание не реагирует на лечение и лишь прогрессирует. А недавно врачи обнаружили у Татьяны новую опухоль в легком.

— Стадия [заболевания] у меня поздняя. Ситуация пока не особенно критическая, но я знаю, что будет дальше. Страшная боль, беспомощность, ненужность никому — у меня нет родственников и близких. Некому бегать выбивать лекарства и обеспечить элементарный уход. Осталась только пара друзей, — рассказывает Татьяна.

На таком фоне москвичка задумалась о добровольном уходе из жизни: «Каждый человек имеет право на достойный уход. Лучше уйти цивилизованно, а не размазаться по асфальту, выйдя на улицу через балкон. И то, если сможешь до него доползти».

В России эвтаназия запрещена. Единственный выход для женщины — это поездка на процедуру за границу. Но стоит она несколько тысяч евро. «Я пытаюсь накопить на эвтаназию, но с пенсии получается не очень. Онкология — это очень дорого. Бесплатная медицина у нас отошла на второй план. За всё приходится платить. Если ты тяжело болен, государство стоит в сторонке. Накопить просто невозможно», — подчеркивает Татьяна.

Где разрешена эвтаназия и к чему приводит ее легализация

Эвтаназия запрещена в большинстве стран мира. Россия не является исключением: у больных есть только право отказаться от медицинского вмешательства, включая искусственное поддержание жизни.

Однако некоторые страны легализовали для своих граждан эвтаназию или ассистированное самоубийство (АС) — процедуру, при которой врач выписывает смертельное лекарство больному, но тот принимает его сам.

С 2002 года эвтаназия разрешена в Нидерландах и Бельгии. C 2009-го помощь в совершении самоубийства разрешили в Люксембурге, в 2015-м — в Колумбии, Германии и Канаде. Кроме того, ассистированное самоубийство разрешено в шести штатах США: Орегон, Вашингтон, Колорадо, Вермонт и Калифорния получили его путем изменения законодательства, а Монтана — по решению суда. В этих штатах право на уход из жизни с помощью врачей имеют пациенты старше 18 лет, жить которым остается не больше полугода. Смертельный диагноз должны подтвердить два независимых врача, а свое желание умереть пациент должен высказать трижды.

В Швейцарии ассистированное самоубийство также легализовано на государственном уровне, а процедуру можно применять и к зарубежным гражданам. Еще в 1942 году там приняли закон, разрешающий «помогать совершать самоубийство», если у «помощника» — чаще всего, врача — нет корыстных мотивов. В стране работает сразу несколько некоммерческих организаций, которые за определенную плату помогают иностранцам совершить ассистированный суицид.

Наиболее известная из них — Dignitas — предлагает организовать ассистированный суицид людям, страдающим от неизлечимых болезней, «невыносимой боли» или «непереносимой инвалидности». Такие услуги стоят 8–12 тысяч долларов. Всего, по официальным данным, за 18 лет некоммерческая организация помогла уйти из жизни 2328 людям, почти половина из которых — немцы. Россиян среди клиентов Dignitas за всё это время было всего двое. Оба сделали ассистированное самоубийство в 2014 году. Рассказать о них «Бумаге» в Dignitas отказались.

При этом количество людей, выбирающих эвтаназию или ассистированное самоубийство, от страны к стране серьезно разнится. Так, в Швейцарии в год насчитывается порядка 700 случаев добровольного ухода из жизни с помощью врачей, в Нидерландах – больше 5 тысяч, а в американском Орегоне — чуть больше сотни. Вместе с тем число смертельных процедур в таких странах год от года увеличивается. Например, в Швейцарии в 2014 году провели на 26 % больше эвтаназий, чем годом ранее.

Из статистики следует, что чаще других эвтаназию выбирают онкобольные. В 2015 году в Нидерландах больше 70 % из 5500 людей, выбравших эвтаназию (которое составило около 4 % всех смертей в стране), были больны раком.

При этом, согласно опросам, физические мучения не являются для таких больных главным фактором в пользу эвтаназии. Решившиеся на нее люди чаще всего указывают, что сделали такой выбор в первую очередь из-за депрессии и чувства «безнадежности».

Что является альтернативой эвтанзии и АС

Альтернативой в России считается паллиативная помощь больным. В задачи врачей, занимающихся паллиативной медициной, входит использование методов и процедур, которые могут облегчить состояние неизлечимо больного: например, обезболивание и купирование тяжелых симптомов.

— Паллиативная медицинская помощь развивается сегодня в России семимильными шагами. Однако если сравнивать уровень нашего развития с другими странами, то, конечно, мы сильно отстаем и будем наверстывать отставание еще какое-то время, — говорит исполнительный директор российской Ассоциации хосписной помощи Евгений Глаголев.

В России паллиативная помощь представлена в первую очередь хосписами: их в стране около сотни. Хосписы — это бесплатные медицинские учреждения для больных в терминальной стадии заболевания. Обстановка в хорошем хосписе напоминает кадры из голливудских фильмов, где показывают дома для пожилых людей. В таких заведениях небольшое число пациентов (порядка 30–50 человек), заботливые медсестры, психологическая помощь и индивидуальный подход к больным. Кроме того, у хосписов есть выездные службы, которые обслуживают и помогают пациентам, оставшимся дома: обычно их больше, чем тех, кто лежит в стационаре.

По последним данным Минздрава, который ведет учет только больных в терминальной стадии, сейчас в России до 600 тысяч нуждающихся в паллиативной помощи, включая 36 тысяч детей. На деле тех, кому требуется помощь, скорее всего, еще больше, говорит Глаголев. Назвать точные цифры сложно: существуют разные методики оценки. По одной из них, в такой помощи нуждаются как минимум 260 тысяч онкобольных и 520 тысяч пациентов с иными заболеваниями, а также около 200 тысяч несовершеннолетних. По оценке Глаголева, паллиативную помощь получают менее половины нуждающихся.

— Хосписы очень дороги в обслуживании. Естественно, государственного финансирования не хватает, как и везде, — говорит Глаголев. — Однако у Минздрава есть четкий план по развитию паллиативной помощи, согласно которому к 2020 году в стране будет достаточное количество паллиативных коек на душу населения. План успешно выполняется. Койки открыть легко, на это даже не нужно много денег, особенно с учетом идущей модернизации системы здравоохранения, когда закрываются многие отделения. А вот сделать так, чтобы на выделенных койках действительно оказывалась качественная паллиативная помощь со всеми составляющими, очень трудно — и в этом я вижу большую проблему.

Глаголев приводит следующий пример: государство выделяет около 1800 рублей на один койко-день для пациента хосписа, тогда как в реальности для качественной помощи больному ежедневно нужно около 10 тысяч рублей.

Специалист признает, что у пациентов с неизлечимыми заболеваниями нередко возникают мысли об эвтаназии. «В задачи паллиативной помощи не входит ни торопить, ни отдалять наступление смерти. Однако все исследования по этой теме говорят, что люди боятся не самого факта смерти, а связанных с умиранием мучений. Не только своих, но и своих близких. Никто не хочет быть обузой для родственников. Я точно знаю, что если купировать тягостные симптомы, убрать боль, облегчить болезненное состояние, то очень часто вопрос об эвтаназии уходит сам собой», — рассказывает Глаголев.

С ним согласна и педиатр Анна Сонькина, изучавшая опыт эвтаназии в Нидерландах: «Думать о легализации эвтаназии в России можно только после развития паллиативной помощи».

Руководитель отдела суицидологии московского НИИ психиатрии Евгений Любов в разговоре с «Бумагой» пояснил, что не менее трети всех тяжело больных склонны к суицидам, но решается на них лишь малая часть. Любов подчеркивает, что точной статистики по таким самоубийствам в России не существует: они «маскируются» случайными передозировками, падениями и так далее. Однако, по его оценке, только около 5 % суицидов в России происходит из-за неизлечимых болезней, гораздо опаснее — психологические проблемы. «Большинство призывающих смерть депрессивны, ощущают обремененность собой, одиноки и физически страдают. И им нужно помочь», — пояснил специалист.

Действительно, получить необходимую паллиативную помощь могут далеко не все россияне. Так, даже в Москве, по данным фонда «Вера», качественный уход и обезболивание в 2015 году получали не более четверти неизлечимо больных. Иногда такая ситуация приводит к волне самоубийств. Так было, например, в феврале 2015 года, когда за один месяц в Москве покончили с собой одиннадцать человек, страдавших от рака и не получивших необходимой медпомощи. После одного из таких случаев — самоубийства контр-адмирала Вячеслава Апанасенко — в России всё-таки существенно облегчили выписку наркотических обезболивающих онкобольным.

Однако с похожими проблемами сталкиваются не только больные раком. Более того, большинство бесплатных хосписов принимает только их, отказывая больным с другими диагнозами.

Почему РПЦ против эвтаназии и что об этом думают больные

Болеть Анастасия начала с рождения. В младенчестве она дважды перенесла заражение крови, после этого девочке сделали прививку против туберкулеза, а затем Настю парализовало. В 3,5 года ей диагностировали детский церебральный паралич.

Сейчас Анастасии 40 лет. У нее 1-я группа инвалидности — женщина не может ходить и обслуживать себя. За ней ухаживает ее пожилая мама. «Я знаю, что с 2-й или 3-й группой инвалидности люди с подобным диагнозом зачастую могут где-то учиться и социализироваться, иногда даже создать семью и родить здоровых детей. Но я могу только говорить, видеть и слышать, — рассказывает Анастасия. — Интеллект у меня нормальный, но от этого психологически, как ни странно, только сложнее. Понимаете, каково осознавать, что вам 40 лет и у вас в силу сложившихся обстоятельств не будет самостоятельной жизни, личной жизни, семьи? Вы зависимы от других в том, чтобы одеться, раздеться, помыться или сходить в туалет».

Выходов из такой ситуации женщина не видит, новых способов лечения Анастасии давно не предлагают. «В интернат меня мама не сдаст. Она категоричный человек: решила, что будет за мной ухаживать до конца жизни, сколько сможет. А я считаю, что неправильно делают, оставляя тяжелых инвалидов с пожилыми родителями до конца жизни. В интернате, возможно, проживешь меньше, но это в некоторых случаях к лучшему. Ведь никто не задумывается о том, что с возрастом проблемы лишь усугубляются, — так Анастасия объясняет, почему задумывается об ассистированном суициде. — Конечно, если была бы такая возможность, то я не отказалась бы, но я не знаю, как это в моем случае осуществить технически. Дальше собственной улицы я чаще всего не могу в коляске проехать, не то что за границу полететь».

Женщина признает, что в России о легализации эвтаназии говорить сложно: «Сейчас для многих важно мнение церкви, а верующие выступают резко против подобных методов. Но не все же поголовно должны быть верующими. Я считаю, что для тех, кто не считает себя верующим, должна быть какая-то альтернатива и право выбора в том, как человеку вести себя в случае тяжелого заболевания. Лично я, например, атеистка, хотя меня крестили в младенчестве в православной церкви. Не знаю, на что надеялись родители. Возможно, думали, что я выздоровею, но ничего не произошло».

Против эвтаназии выступают все основные мировые религии, заявляя, что только бог может давать и забирать жизнь. Так, в конце 2016 года глава РПЦ патриарх Кирилл и Папа Римский Франциск сделали совместное заявление, в котором осудили процедуру. Они заявили, что распространение эвтаназии приводит к тому, что престарелые и больные люди начинают ощущать себя чрезмерным бременем для близких и общества в целом.

«Манипулирование человеческой жизнью — это покушение на основы бытия человека, сотворенного по образу божию», — пояснили в заявлении иерархи.

О негативном отношении к эвтаназии патриарх Кирилл говорил не один раз. Среди прочего он заявлял, что эвтаназия — это «путь по дехристианизации Европы» и «позор современной цивилизации».

В РПЦ часто указывали, что в странах, которые сначала легализовали эвтаназию для смертельно больных в терминальной стадии, постоянно увеличивается круг людей, которые могут воспользоваться этой процедурой. По мнению представителей церкви, такая тенденция может закончиться «принудительной эвтаназией» и легализацией убийств.

Действительно, в Бельгии со временем разрешили эвтаназию для несовершеннолетних и людей в депрессии, в Нидерландах проводят эвтаназии для «уставших от жизни» пожилых людей и психически больных, а также обсуждают легализацию эвтаназии для совершенно здоровых людей. При этом в более религиозных странах, например, в США круг людей, имеющих право на эвтаназию, не расширяется.

Согласны с решающей ролью религии в вопросе «права на смерть» даже менее системные православные священники. Например, епископ Григорий Михнов-Вайтенко, вышедший из РПЦ после того, как он публично раскритиковал войну в Донбассе, в разговоре с «Бумагой» подчеркнул, что христианство всегда будет на стороне паллиативной помощи, а не эвтаназии.

«Сейчас РПЦ — часть госаппарата»: священник — о том, почему он против передачи Исаакия и закона об оскорблении чувств верующих

Действительно ли священнослужители много зарабатывают и зачем они берут кредиты, почему священник выступает против закона об оскорблении чувств верующих и обращает ли церковь внимание на протесты против передачи Исаакиевского?

— Христианство всегда будет за жизнь и, соответственно, за развитие хосписов, — говорит священник. — Но нужно понимать, что это не вопрос законодательства или запрета на упоминание суицида в СМИ. Просто у человека всегда должна быть альтернатива уходу из жизни — это качественный уход и медицинская помощь. Потому что если говорить о тяжелобольных людях, которые испытывают страшные боли, мы не должны от них требовать продолжать жить, улыбаться и радоваться. Это по меньшей мере странно. И если они всё-таки выбирают уход из жизни, то осуждать нужно не его, а нас, окружающих, тех, кто не дал им этой альтернативы.

С важностью мнения церкви об эвтаназии согласна и 36-летняя Анна из Петербурга. Она, как и Анастасия, страдает тяжелой болезнью и выступает за легализацию эвтаназии в России.

Анна всегда любила петь. Несколько лет назад она могла часами играть на гитаре и напевать любимые рок-хиты — петербурженка обожает Цоя и «Сплин», «Арию» и ДДТ. Пение для Анны было всей жизнью, признает она в разговоре с «Бумагой«.

Сейчас из-за проблем со здоровьем женщина уже не может петь. У нее бронхиальная астма, хроническая обструктивная болезнь легких (одна из самых смертоносных болезней на Земле) и хронический гастродуоденит. Месяц назад петербурженке пришлось покинуть работу в ателье из-за очередного обострения болезни. «У меня бывает сильная одышка, даже если я просто сижу, не двигаясь. И постоянные боли в животе. Неделями. Иногда мне кажется, что я сейчас умру», — объяснила Анна.

Впервые мысль об эвтаназии возникла у женщины 15 лет назад. В 2002 году Анна в очередной раз попала в больницу, но за месяц лечения врачи так и не смогли помочь и снять боль. Выйдя из больницы в состоянии депрессии, Анна нашла в интернете информацию об асисстированном самоубийстве для иностранцев в Швейцарии и решила на нее накопить, но не смогла. А позже эту мысль отгоняла ради детей: сейчас Анна вместе с мужем Дмитрием воспитывают 10-летнего сына Тимофея и 5-летнюю дочку Алису.

Кроме семьи у петербурженки есть и любимые хобби — изучение культуры и языков Азии, живопись и научно-популярные книги. Несмотря на это, Анна признает, что, вероятно, вернется к мысли об эвтаназии: «Во время обострений я всегда думаю о смерти. Мысль о том, что так мучиться придется еще несколько десятилетий, не дает разумно относиться к жизни. Я и так практически постоянно чувствую симптомы своей болезни. Но, когда они невыносимы, хочется умереть».

На легализацию эвтаназии в России женщина уже не рассчитывает. «В России эвтаназию воспринимают очень критически. С этим я столкнулась, прося подписать петицию об эвтаназии в России своих друзей из сети. Практически всех я знаю лично, но только несколько из них подписали. Практически все отвечали, что это грех и никто не вправе отнимать чужую жизнь. Многие ссылаются на бога. Но ведь в ветеринарии никто на него не ссылается. И усыпляют, не спросив животное. Человек же может сам сказать, почему он хочет уйти из жизни», — пояснила она.

Почему российские чиновники выступают против эвтаназии

Российские власти придерживаются крайне консервативных взглядов на эвтаназию и даже не начинали разрабатывать законопроект о ее легализации. Лишь в 2007 году СМИ сообщили о возможном принятии эвтаназии в России, но и тогда всё ограничилось слухами и запросами депутатов в медучреждения. После этого об эвтаназии в Госдуме говорили исключительно в осуждающем тоне, судя по стенограммам заседаний на сайте парламента.

Свою точку зрения российские власти объясняют не только религиозными догмами, но и неготовностью общества. Так, бывший вице-спикер Госдумы Владимир Катренко, когда в парламенте в последний раз всерьез обсуждалась легализация эвтаназии, заявил, что, по сути, это является разрешением на самоубийства и убийства.

— Нам говорят, что в России очень низок качественный уровень медицинской помощи, но это лишь доказывает необходимость этот уровень повышать, а не пытаться снять проблему разрешением самоубийства отчаявшихся больных. Разрешив эвтаназию, мы легализуем право на смертный приговор, вынесенный медициной человеку и человеком самому себе, — пояснял он.

Зампред комитета Госдумы по охране здоровья Николай Герасименко тогда заявлял, что эвтаназия станет «оружием в руках недобросовестных медиков, юристов и черных риелторов», которые «загубят тысячи людей ради квартир». «Какая, к черту, эвтаназия? Пенсионеры от голода дохнут. У нас эвтаназию государство осуществляет, но про это никто не говорит», — добавляла эксперт Координационного совета по социальной стратегии при председателе Совета Федерации Наталья Маркова.

При этом чиновники подчеркивали: идея легализации эвтаназии не найдет широкой поддержки в российском обществе. Их мнение частично подтверждается тем, что борьба за легализацию эвтаназии в России сейчас ограничивается постами в специализированных сообществах для смертельно больных в соцсетях и созданием петиций на сайте Change.org. Больше 200–300 подписей они не набирают.

«Бумага» пообщалась с создателем одной из таких петиций. Им оказался 37-летний безработный мужчина, который не болен никакими смертельными заболеваниями, а за легализацию эвтаназии выступает, так как считает «жизнь слишком дорогой, опасной и аморальной, чтобы ее всерьез проживать и оставлять потомство».

— Человечество — это, по сути, абсурдная биосекта с заповедью совокупления и размножения и с неизбежным финалом перенаселения. Это беспощадный паразитирующий монстр на лице Земли, не имеющий ни морали, ни цели, ни смысла. Я понял это в 15 лет. Я не хочу жить и не хочу никого склонять к чему бы то ни было, судить кого-то. Поэтому я просто продвигаю петицию и пытаюсь сделать общество свободным. Я добиваюсь полной свободы гражданина распоряжаться своей жизнью, не быть ничьим рабом, — пояснил он, подчеркнув, что каких-то других шагов для легализации эвтаназии он не делает из-за отсутствия «легальных и эффективных путей» решения проблемы в России.

Однако недавно выяснилось, что такие пути могут появиться, ведь среди российских властей есть и открытые сторонники эвтаназии. Например, о своей позиции заявила новая уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова. «Мне кажется, это очень гуманно, если сам человек хочет уйти из жизни и его жизнь не имеет шансов на проживание, если он страдает, и если его близкие и родственники в единой гармонии пришли к тому, чтобы прекратить эти страдания», — сказала омбудсмен. Дальше этого заявления дело пока не продвинулось.

При этом о введении эвтаназии в России мечтают не только смертельно больные люди, но и те, кто страдает психическими заболеваниями.

Почему за эвтаназию выступают не только смертельно больные

О настоящем 27-летний Руслан из Симферополя разговаривать не любит и живет только прошлым. Пять лет назад у него всё «было идеально». Тогда Руслан работал продавцом канцтоваров и подрабатывал на стройке, прыгал с парашютом и занимался единоборствами, обожал природу и встречался с девушками. Но когда молодому человеку исполнилось 22 года, всё изменилось: Руслана начала мучить социофобия — расстройство психики, характеризующееся боязнью находиться в обществе.

На фоне социофобии у Руслана развилась сильнейшая бессонница. Он горстями пил антипсихотические препараты и снотворное, чтобы заснуть, и думал о самоубийстве. «Я помню тот ужас, когда думаешь, что скоро настанет день, когда снотворное перестанет действовать, и ты будешь страшно мучительно умирать на протяжении недели с полным отсутствием сна», — пояснил он «Бумаге».

За два года лечения Руслану удалось победить бессонницу, но социофобия становилась всё сильнее. Сейчас мужчина живет на антидепрессантах, которые помогают всё меньше. «Я был вполне жизнерадостным человеком, но теперь я психологически сломлен. У меня больше нет надежды. Жизнью это не назовешь — я просто существую», — объяснил он, подчеркнув, что в будущем, скорее всего, покончит с собой, если социофобия не отступит, а эвтаназию в России так и не легализуют.

Однако не все больные способны уйти из жизни без посторонней помощи. Им в этом нередко помогают родственники, соседи и даже интернет-активисты.

Почему в России нелегально делают эвтаназию и как за это наказывают

Первое громкое судебное разбирательство о неофициальной эвтаназии в России состоялось еще 13 лет назад. В феврале 2004 года 32-летняя Наталья Баранникова из Ростовской области попала в автокатастрофу и осталась парализованной. За прикованной к постели женщиной ухаживал ее муж, но потом стать сиделкой для Натальи он попросил соседскую девочку — 14-летнюю Марту Шкерманову. Та согласилась.

— Тетя Наташа очень страдала из-за болезни. Постоянно жаловалась, что не хочет жить. Говорила, что хочет умереть, не желая быть обузой для семьи. Она несколько раз просила меня узнать, кто бы мог ее убить, чтобы закончить ее страдания, — рассказывала потом Марта. Найти желающих убить Наталью оказалось трудно, и Баранникова попросила помочь уйти из жизни свою сиделку, пообещав той примерно 5 тысяч рублей.

О предложении Марта рассказала своей 17-летней подруге Кристине Патриной. Школьницы решили помочь женщине. «Эвтаназию» назначили на 22 августа.

— Тетя Наташа лежала, как обычно, на кровати. Одежды на ней не было, лишь сверху она была укрыта халатом. Тут она начала плакать, просить, чтобы ее скорей убили. Мы испугались и отказались. Но она продолжала умолять, — рассказывала Марта во время следствия.

В итоге школьницы решились: Марта перетянула ремнем руку женщины, а Кристина сделала укол, введя в вену десять кубиков воздуха. Женщина не умирала и попросила девушек удушить ее. Подруги взяли веревку и убили парализованную Наталью.

Убедившись, что соседка мертва, девушки забрали драгоценности Натальи, обещанные за «эвтаназию»: обручальное кольцо, серьги, крестики и прочие маленькие украшения. Их подруги сдали в ломбард и получили 4575 рублей, которые потратили на мороженое и жвачку. Через два дня девушек задержали.

Несмотря на слова подруг, суд посчитал, что убийство девушки совершили только ради наживы. «На мой взгляд, никакой эвтаназией здесь и не пахнет. Об этом свидетельствует дальнейшее поведение девушек, когда они начали поспешно тратить „заработанные“ деньги», — говорил начальник отдела прокуратуры Ростовской области Сергей Ушаков. В конце декабря 2004 года Кристина получила пять лет тюрьмы за убийство, Шкерманова — четыре года.

Подобные истории в регионах России случались не раз. Они неизменно заканчивались приговором за убийство, но не всегда с реальным сроком наказания. Например, бывший сержант полиции Владимир Корсаков получил только четыре года условно за то, что задушил свою мать, которая страдала от рака и просила сына убить ее.

При этом «эвтаназию» в России делают не только соседи или родственники, но и врачи: о такой неофициальной практике не раз анонимно говорили сами российские медики. Например, один из бывших руководителей НИИ скорой помощи имени Склифосовского сообщал «Коммерсанту», что легализация эвтаназии «узаконит фактически существующее явление: случаи эвтаназии в России есть, но официально об этом никто не скажет, потому что это преступление».

В странах, которые официально разрешили эвтаназию, также часто указывают, что подобное происходит по всему миру. «Закон об эвтаназии появился в нашей стране в 2002 году, чтобы защитить врачей, чтобы они могли проводить эвтаназию, не боясь уголовного преследования. И в России они тоже это делают, и в Киргизии, и в Чили, и в Лондоне, и в Вашингтоне. Практика [неофициальной] эвтаназии имеет место везде. Но в Голландии мы решили больше не делать этого украдкой за занавеской, а достойно и открыто», — пояснял голландский врач Берт Кайзер, проводивший эвтаназию больше 30 раз. Однако о каких-либо громких судах над российскими врачами, которые убивали пациентов по их просьбе, неизвестно.

Кроме того, в тематических группах в соцсетях, посвященных эвтаназии, можно найти и активистов, которые пропагандируют «право на смерть» и готовы помочь советом смертельно больным. Один из них рассказал «Бумаге», что уже несколько лет пытается распространять идеи о «праве на смерть» в российском интернете: заказывает перевод и озвучку фильмов об эвтаназии, заливает на хостинги видео и книги о способах уйти из жизни, а также дает личные консультации.

По его словам, всего к нему обращались несколько десятков россиян, желавших покончить с собой (скриншоты переписок есть в распоряжении «Бумаги»). «Люди разные были: кто-то был смертельно болен, кто-то неизлечимо, кто-то устал жить. Почему я помогал последним? Я считаю, что любой имеет право на смерть», — поясняет он.

Активист, который общался с «Бумагой» на условиях анонимности, писал заинтересованным в его консультации, что у тех есть несколько гуманных вариантов. Это либо дорогая поездка в Швейцарию, либо покупка в Китае химического препарата, используемого при эвтаназиях, либо вполне легальное приобретение баллона инертного газа.

— Сам я ничем не торгую. Даю только консультации, — подчеркнул он. — Всё это я делаю из-за философии права на смерть. Я говорю не про аффективное импульсивное решение, а про взвешенное решение. Мне кажется, что тут особо нечего пропагандировать, это право есть у каждого. Мне больше интересно, что, когда люди реализуют это право, они делают это далекими от гуманных способами и убирать за ними приходится другим людям, — пояснил активист «Бумаге», отмечая, что, как он считает, привлечь его к суду за доведение до самоубийства невозможно, так как он якобы не желает ничего плохого тем, кому дает консультации, а, наоборот, помогает им.

При этом он отмечает, что даже в странах, где разрешена эвтаназия, есть общественные организации, помогающие людям умереть. Действительно, за рубежом существуют десятки организаций, например, World Federation of Right to Die Societies, объединяющая активистов и общественников из 26 стран от Зимбабве до Новой Зеландии. Однако наиболее известной является организация Exit International, насчитывающая больше 20000 членов, и ее создатель Филип Ничке. Ничке и его коллеги дают консультации смертельно больным, борются за легализацию эвтаназии в разных странах мира, издают книги, снимают фильмы и даже дают рекламу эвтаназии по ТВ.

Собеседник «Бумаги» признал, что, в отличие от Запада, тема эвтаназии в России «никому не нужна» и ей мало интересуются даже смертельно больные. «Думаю, это вопрос менталитета и общественного устройства. Смертельно больному человеку проще прыгнуть из окна, чем хотя бы попытаться отстоять свои права, о которых, наверное, он и не задумывался даже. О праве на достойное окончание жизни. Это просто рабский менталитет», — подчеркнул он.

На Западе есть не только известные активисты, но и свои «звезды» среди людей, решившихся на эвтаназию. Например, американка Бриттани Мэйнард, болевшая раком мозга. После рецидива болезни 29-летняя девушка переехала из Калифорнии в Орегон, где уже тогда было разрешено ассистированное самоубийство, выложила на YouTube видеообращение, которое просмотрели более 3 миллионов раз, и отправила в CNN письмо под названием «Мое право на смерть с достоинством в 29».

В последние месяцы жизни она пропагандировала право на смерть, а также исполнила все желания из своего списка, который составила, узнав о смертельной болезни. Бриттани несколько месяцев обучала сирот в Непале, покорила Килиманджаро, занималась скалолазанием в Эквадоре, посетила Йеллоустонский национальный парк и побывала на Аляске. В октябре 2014 года она сказала, что зачеркнула последний пункт в списке мест, которые надо посетить перед смертью, — им оказался Большой каньон.

1 ноября 2014 года Британни с помощью врачей ушла из жизни и стала американским символом борьбы за право на смерть. После ее кончины ассистированное самоубийство легализовали еще в двух штатах. В том числе в Калифорнии — родном штате девушки.

Стыдные вопросы про эвтаназию Можно ли считать ее убийством? Разрешена ли она в России и кто выступает против?

Правительство Нидерландов рассматривает законопроект, в соответствии с которым люди смогут прибегнуть к эвтаназии, даже если они не являются смертельно больными. В сентябре в Бельгии впервые в мире эвтаназия была применена к ребенку. Законодательство о добровольном уходе из жизни по медицинским показаниям смягчается одновременно в нескольких странах мира. «Медуза» отвечает на вопросы о том, какой бывает эвтаназия — и в каких случаях и странах она применяется.

Что такое эвтаназия?

Слово «эвтаназия» происходит от греческого еu — «хорошо» и thanatos — «смерть». В медицинском контексте это понятие впервые употребил английский ученый Фрэнсис Бэкон на рубеже XVI и XVII веков. Бэкон говорил, что цель врача — не только исцелять, но и избавлять пациента от страданий, которые причиняют ему болезни, когда уже никакой надежды на спасение нет. При этом в 1930–40-е годы нацисты называли «эвтаназией» свою программу умерщвления «Т-4», которая предусматривала казнь инвалидов, людей с психическими расстройствами и с наследственными заболеваниями.

В наши дни определение «эвтаназия» включает в себя ряд обязательных элементов. В Оксфордском справочнике по клинической медицине она описывается как «намеренное умерщвление неизлечимо больного человека с целью облегчения его страданий». Смерть человека считается эвтаназией, если она наступила в результате действия или бездействия (в случае отказа от лечения) другого человека — врача.

Подобному уходу из жизни должны предшествовать невыносимые страдания от неизлечимой болезни или нахождение в необратимой коме; главный и единственный мотив для доктора — прекращение страданий пациента. В этом контексте смерть больного становится единственным способом прекратить его мучения, а значит, является для умирающего единственным возможным благом. Врач должен выбрать для своего пациента самый безболезненный и гуманный способ расстаться с жизнью.

Какие виды эвтаназии существуют? Можно ли ее назвать убийством или самоубийством?

Выделяют активную и пассивную эвтаназию. В первом случае врач назначает или вводит пациенту смертельную дозу препарата. Первым врачом, который применил в своей практике активную эвтаназию, был американец Джек Кеворкян. Он получил прозвище «Доктор Смерть» за то, что создал так называемую «машину самоубийства» — мерситрон: аппарат, который сам подавал смертельную дозу анальгетиков и ядовитых веществ в кровь человека. В 1990 году мерситроном впервые воспользовался пациент с болезнью Альцгеймера.

В 1991-м Кеворкяна лишили лицензии врача, ему запретили заниматься медицинской практикой. Однако за восемь последующих лет с помощью мерситрона себя лишили жизни более 130 человек. В 1999-м врача приговорили к десяти годам лишения свободы по обвинению в убийстве.

В случае пассивной эвтаназии происходит сознательный отказ пациента от лечения или поддерживающей терапии. Выделяют также добровольную эвтаназию, когда она проводится с согласия больного, и недобровольную, когда за него решение принимают родственники (в случае если пациент находится без сознания).

В 2003 году Европейская ассоциация паллиативной помощи в своем докладе, принятом всеми международными организациями, уточнила определение эвтаназии: она может быть только активной и только добровольной.

В России эвтаназия запрещена?

Практика отказа от лечения применяется в российской медицине с начала ХХ века, в 2011 году она была закреплена Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Он предусматривает право пациента или его законного представителя (если человек находится в вегетативном состоянии) отказаться от медицинского вмешательства. Например, от искусственного поддержания жизни: сердечно-легочной реанимации, искусственной вентиляции легких, искусственного питания и гидратации, гемодиализа и даже кардиостимуляторов.

Значит, разрешена?

Нет. Отказ от медицинского вмешательства — это не эвтаназия. В России она запрещена статьей 45 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

Как в России живут неизлечимо больные на последней стадии?

Сторонники развития и улучшения качества паллиативной медицины считают, что человек может жить достойно и на финальных стадиях тяжелейших заболеваний: для этого нужен качественный уход. Также следует разграничить желание умирающего избавиться от боли и его желание смерти. При правильном подходе — в первую очередь хорошо подобранном обезболивании, доступности морфина в день обращения — человека покидают мысли о добровольном уходе из жизни. В феврале 2015-го специальный корреспондент «Медузы» Катерина Гордеева опубликовала репортаж о трудностях, с которыми сталкиваются онкобольные при получении обезболивающих. Только за февраль 2015-го в Москве покончили с собой 11 человек, страдавших от рака и не получивших необходимой медицинской помощи.

В каких странах неизлечимо больные люди имеют право на эвтаназию? Что написано у них в законодательстве?

В США эвтаназия легальна в пяти штатах: Орегон (с 1997 года), Вашингтон (с 2008-го), Монтана (с 2010-го), Вермонт (с 2013-го) и Калифорния (с 2015-го). Согласно орегонскому закону «О достойной смерти», врач может выписать неизлечимому больному смертельную дозу препарата, но ввести ее должен сам пациент. В этих штатах право на эвтаназию имеют пациенты, достигшие 18 лет, находящиеся в здравом уме, жить которым остается не больше полугода, — диагноз должны подтвердить два независимых специалиста, а свое желание умереть больной должен высказать трижды.

С 2002 года эвтаназия разрешена в Нидерландах и в Бельгии. Неизлечимо больные люди имеют право получать помощь в совершении эвтаназии — то есть врач не только может назначить смертельную дозу препарата, но и самостоятельно ее ввести. Право на смерть получают больные, которые испытывают невыносимые страдания от неизлечимого заболевания, победить которое нет ни единого шанса. Свое желание умереть пациент должен высказать несколько раз и при этом находиться в здравом уме. В Бельгии создана Федеральная комиссия по оценке и контролю, которая следит за тем, чтобы врачи не нарушали закон. В Нидерландах в 2015 году было зафиксировано 5,5 тысячи случаев применения эвтаназии.

В Швейцарии в 1942 году был принят закон, разрешающий «помогать совершать самоубийство», если у «помощника» (им в данном случае становится врач) нет корыстных мотивов. Речь идет не об эвтаназии в чистом виде: пациент имеет право принять смертельную дозу, но врач не может ее ввести. В отличие от Бельгии, в Швейцарии эвтаназия доступна для иностранцев.

C 2009-го эвтаназию и помощь в совершении самоубийства разрешили в Люксембурге, в 2015-м — в Колумбии и Канаде. В 2010-м в Швеции сделали законным отключение медицинских систем поддержания жизни — по просьбе больного.

Дети тоже могут подвергаться эвтаназии?

Применять эвтаназию в отношении несовершеннолетнего разрешено в Бельгии. Закон об облегчении предсмертных страданий неизлечимо больных детей был принят в 2014 году. 17 сентября 2016-го 17-летний бельгийский подросток на последней стадии неизлечимой болезни подвергся эвтаназии — это стало первым подобным случаем. По закону, чтобы получить такое право, несовершеннолетний должен быть в сознании, сам обратиться с просьбой об эвтаназии, а его родители должны дать на это согласие.

Какие есть аргументы за и против эвтаназии? Кто ее главные противники?

Защитники эвтаназии называют ее «актом милосердия» и «избавлением от страданий». Они говорят о том, что жизнь не может считаться благом, когда она состоит из одних физических и душевных мучений — без надежды на облегчение; если существование человека поддерживается с помощью сложных технологий, жизнь перестает быть желанной целью. Среди доводов в пользу эвтаназии упоминается и экономический аспект: средства, которые тратятся на поддержание жизни безнадежно больных, можно тратить на лечение тех, у кого еще есть надежда на исцеление. И наконец, один из главных аргументов в пользу эвтаназии: человек имеет право самостоятельно распоряжаться своей жизнью.

Против эвтаназии высказываются представители всех мировых религий. Их главный аргумент: только бог дает человеку жизнь — и только он ее может забрать. Намеренное прекращение жизни религия считает убийством или самоубийством. Врач не должен брать на себя функцию бога.

Светские противники «права на смерть» говорят об абсолютной ценности человеческой жизни: она в любой своей форме лучше, чем отсутствие всякой жизни, она есть благо, даже если превращается в сплошное страдание, люди в вегетативном состоянии тоже имеют право жить. Те, кто выступает против эвтаназии, говорят также о возможных злоупотреблениях со стороны родственников и врачей: одни могут желать человеку смерти из-за наследства, другие таким образом могут экономить бюджет.

Противники эвтаназии отмечают, что прекращение человеческой жизни для врачей противоестественно. Если «право на смерть» будет легализовано, появится опасность того, что врачи потеряют стимул для поиска новых препаратов и способов лечения.

Эвтаназия противоречит клятве Гиппократа?

Гиппократ писал: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». Древнегреческий целитель считал, что врачи должны делать все, чтобы сохранить жизнь человеку, и сформулировал принцип «не навреди». Одновременно с этим в своей книге «Об искусстве» он так описал цель медицины: «Она совершенно освобождает больных от болезней, притупляя силу болезней, но к тем, которые уже побеждены болезнью, она не протягивает своей руки».

Медицинская этика и медицина в целом со времен Гиппократа изменились. Сейчас большое внимание уделяется развитию паллиативной медицины: разрабатываются программы поддержания качества жизни неизлечимых больных, которые помогают им дожить до своего естественного конца, не испытывая страшных страданий.

Право на эвтаназию в РФ

К сожалению, несмотря на все достижения современной медицины, не все болезни излечимы и не все их симптомы можно подавить. Порой человек оказывается в ситуации, когда он болен неизлечимой болезнью, испытывает сильнейшие страдания от вызванных ею симптомов, а врачи ничем не могут ему помочь. В такой ситуации некоторые люди в некоторых странах соглашаются на эвтаназию – добровольное прекращение жизни под контролем врачей. Эта практика вызывает множество споров среди юристов, священнослужителей, философов-моралистов, политиков и общественных деятелей. Лишь немногие страны мира разрешают ее в полном объеме, строго регулируя при этом право на эвтаназию. В нашей статье мы разберем вопрос юридического статуса в России и других государствах.

Важно! Материал для лиц старше 18 лет! В статье описывается спорные с точки зрения нравственных норм практики, запрещенные российским законодательством. Статья подготовлена в образовательных целях и объясняет юридические аспекты эвтаназии. Если вы испытываете суицидальные мысли, то мы рекомендуем незамедлительно обратиться за помощью к врачу-психиатру или позвонить по горячей линии психологической помощи МЧС России: +7 (495) 989-50-50.

Что такое эвтаназия?

Под этим словом, которое дословно переводится как «хорошая смерть», понимают добровольный уход из жизни, совершенный при участии или под надзором врачей. Эта процедура имеет несколько разновидностей, в зависимости от которой ее легальный статус сильно различаться:

  1. Пассивная эвтаназия – добровольное прекращение лечения, которое приведет к скорой смерти пациента. Как правило, в этот способ включают отключение от аппаратов жизнеобеспечения и/или прекращение приема препаратов, от которых зависит жизнь пациента. Эта процедура вызывает меньше всего вопросов со стороны права и морали, а потому легализована во многих странах мира.
  2. Активная эвтаназия – добровольная процедура, при которой врач вводит пациенту инъекцию, которая приведет к незамедлительной и безболезненной кончине. Эта разновидность процедуры вызывает больше всего ожесточенных дискуссий, так как, если оставить в стороне все нюансы и оговорки, врач совершает убийство пациента.
  3. Ассистированное врачом самоубийство (самоубийство с помощью врача) – ситуация, когда пациент осознанно, самостоятельно и по своей инициативе принимает смертельный препарат, предоставленный врачом. Принципиальное отличие этой процедуры от активной эвтаназии в том, что действие, приводящее к смерти, совершает сам пациент, а не врач: последний выступает в качестве соучастника самоубийства, а не убийства. Эта процедура легальна (при определенных обстоятельствах) в нескольких десятках стран, однако распространена не та широко, как пассивная форма.

Для правовой стороны вопроса также важно уточнить вопрос добровольности, который вводит еще одну классификацию:

  1. Добровольная – эвтаназия, совершенная с добровольного согласия пациента, находившегося в здравом уме и получившего полную информацию о процедуре. Большая часть стран, легализовавших процедуру, допускают только ее.
  2. Вне-добровольная (также называемая недобровольной) – это процедура, проведенная с согласия родственников пациента, но без его согласия пациента, при условии, что пациент физически не способен дать свое согласие. Сюда относят случаи пассивной эвтаназии, когда тело человека продолжает жить за счет аппаратов жизнеобеспечения, но его мозг уже мертв. Также сюда относят случаи глубокой комы, когда шансов на «возвращение» больного нет, а его жизнь поддерживается искусственно.
  3. Недобровольной называют медикаментозное убийство, проведенное вопреки воле больного. Ни одна страна мира не допускает такую процедуру и рассматривает ее как убийство, осуществленное персоналом медицинского учреждения.

Примечание: обычно российские специалисты по биомедицинской этике и врачебному праву называют второй тип «недобровольной», а третий тип не рассматривают в качестве эвтаназии.

В праве эвтаназия может быть закреплена несколькими способами. Во-первых, законодательные и правительственные органы ряда стран приняли развернутые законы, описывающие и регулирующие эту процедуру, причем эти нормативно-правовые акты могут ее как разрешать, так и запрещать. Во-вторых, ряд стран не имеет регулирующих законов, но допускают проведение этой процедуры, основываясь на решении верховного или конституционного суда. Например, именно так дела обстоят в Колумбии, где верховный суд запретил преследование врачей, поспособствовавших смерти пациентов (разумеется, при соблюдении определенных условий), но парламент и правительство страны так и не приняли закон, разрешающий эвтаназию.

Какой закон запрещает эвтаназию в РФ?

В России право на эвтаназию не предусмотрено законом. Четкий запрет прописан в Статье 45 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ. При этом эта статья уточняет, что под запрет попадает и «ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями или средствами», и «прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

Российское законодательство не имеет отдельной статьи об ответственности за такое преступление. Оно рассматривает любые формы такой процедуры как убийство, наказуемое в соответствии со статьей 105 Уголовного Кодекса. Такое преступление может быть рассмотрено как убийство по мотиву сострадания (смягчающее обстоятельство согласно ст. 61 УК РФ), но это повлияет лишь на тяжесть наказания, но не квалификацию преступления. Это вызывает критику российских юристов в течение многих лет, так как, даже если признавать любые формы такой процедуры преступными и аморальными, фактически уравнивает два разных вида убийства: одно – хладнокровное, другое – безболезненное и совершенное из соображений милосердия к страдающему человеку.

Какое наказание предусмотрено за нарушение закона?

  • Статья 105. Убийство. Большая часть случаев рассматривается как убийства и наказываются лишением свободы (тюремным сроком) на срок в 6-15 лет. Дополнительно может быть введено ограничением свободы (домашний арест) на срок до двух лет.
  • Статья 110.1. Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства. В случае, если врач предоставил пациенту смертельную дозу лекарства, которую пациент принял сам, то это может быть расценено как «содействие совершению самоубийства». Он может быть наказан ограничением свободы, принудительными работами, лишением свободы на срок до трех лет. Также медицинскому работнику может быть запрещено занимать определенные должности на тот же срок.

Важно отметить, что поскольку медицинским работникам запрещается проводить эту процедуру, они имеют должностные обязанности в отношении пациента, и больной зачастую находится в зависимом от них положении, то им назначается более строгое наказание. Вследствие этого человек, убивший своего родственника из соображений милосердия, нередко получает более мягкое наказание, чем врач, способствовавший смерти пациента, даже если убийство домочадца было болезненным.

А что насчет пассивной эвтаназии?

Пассивная эвтаназия в России также запрещена законом. Чаще всего ее также рассматривают в качестве убийства. При этом некоторые юристы видят противоречия в законодательстве РФ об эвтаназии, в первую очередь, в упомянутом выше законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». По их мнению статья 45 N 323-ФЗ противоречит п.3 статьи 20 того же федерального закона. Последний дает право пациенту или его законным представителям отказаться от лечения за исключением определенных случаев. Запрещено прекращать оказывать больному экстренную и паллиативную помощь больному, которые не может высказать своего желания от них отказаться. Кроме того, если врач продолжает проводить лечебные процедуры вопреки информированному решению пациента, то он нарушает конституционные права человека, зафиксированные в статьях 21 и 22 Конституции России.

Где эвтаназия разрешена официально?

Ответ на вопрос о том, в каких странах у людей есть право на эвтаназию, зависит от типа процедуры:

  1. Активная эвтаназия легализована лишь в: Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Швейцарии, Испании, Канаде и Новой Зеландии.
  2. Самоубийство с соучастием врача возможно в вышеперечисленных странах, а также в Австрии и в некоторых штатах США и Австралии.
  3. Активная эвтаназия (или асисстированное самоубийство) разрешены конституционным судом, но не регулируется законом в Италии, Германии и Колумбии.
  4. Пассивная эвтаназия разрешена в вышеперечисленных странах, а также в: Сальвадоре, Никарагуа, Коста-Рике, Панаме, Доминиканской республике, Тринидаде и Тобаго, Израиле, Армении, Казахстане, ОАЭ, Индии, Таиланде, Тайване, Южной Корее, Нигерии, Эфиопии, Замбии, Намибии, ЮАРе, Сингапуре, Фиджи, некоторых штаты Мексики. Также эта процедура легальна во всех странах Южной Америки кроме Парагвая и Суринама и во всех странах Европы кроме Лихтенштейна, Сан-Марино, Ватикана, Боснии и Герцеговины, Черногории, Македонии, Приднестровья, Беларуси и России.
  5. Полный запрет есть только в четырех странах мира: России, Беларуси, Кении и Белизе.

Эвтаназия в праве остальных стран мира никак не зафиксирована и никак не регулируется.

Споры об эвтаназии

С того момента как английский философ XVI века Фрэнсис Бэкон ввел это понятие в современном значении, споры вокруг него не утихали. Наиболее ожесточенную форму они приняли в XX веке, когда, с одной стороны, медицина получила возможность продлевать жизнь человека на многие годы и десятилетия (порой вместе со страданиями), а с другой человечество пережило чудовищный опыт «конвейерного» уничтожения людей нацистским режимом и его союзниками, в том числе с помощью «инъекций смерти».

В мире

Первые попытки введения эвтаназии предпринимались в начале XX века, например, в США в 1906 году. Однако проводимая нацистской Германией политика в области медикаментозного убийства людей существенно повлияла на восприятие этой практике в мире. В 1948 году «Всеобщая декларация прав человека» зафиксировала, что «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность», что было дополнено позже рядом мировых документов.

Исходя из этого, многие страны противились введению соответствующего права. Ситуация начала меняться в 1970-е годы: в 1973 году тогда голландский врач-физиолог была осуждена за помощь своей матери в медикаментозном суициде. Больная неоднократно выражала свою желание закончить жизнь, была тяжело больна и испытывала страдания от своего состояния. Хотя врач была осуждена, этот случай вызвал широкий общественный резонанс. С 1980 по 2001 годы в Нидерландах велась разработка критериев, которые позволили бы легализовать и регулировать эвтаназию. При этом Голландия была не единственной страной, в которой шли эти дискуссии: схожие случаи были зафиксированы также в странах Азии, в США и некоторых других странах Европы.

В этот период длиной в несколько десятилетий отношение правительственных органов и общественных организаций к процедуре изменилось. В 1983 году 35-я Всемирная медицинская ассамблея в своей Венецианской декларации установила запрет для врачей проводить активную эвтаназию. Эту позицию подтвердила 39-я Всемирная медицинская ассамблея, установив в Декларации об эвтаназии, что эта процедура неэтична. Однако уже тогда в текстах документов были важные уточнения. В Венецианской декларации участники зафиксировали, что «врач не продлевает мучения умирающего, прекращая по его просьбе лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежного конца». Запрет в Декларации 1987 года «не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания».

А уже в 1999 году Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла Резолюцию «По правам больных и умирающих людей», которая довела до сведения врачей Европы, что продление жизни больного не всегда бывает в его интересах, и что многие умирающие предпочитают достойную и мирную смерть длительному страданию.

В Российской Федерации

Общественная дискуссия вокруг проблемы эвтаназии в Российской Федерации не имеет столь длительной истории. В начале 1922 года в Советском Союзе была принята поправка к Уголовному Кодексу, гласившая, что «Убийство, совершённое по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается». Однако поправка действовала лишь пару месяцев и была отменена в мае 1922 года. С тех пор законодательные и правительственные органы Советского Союза не возвращались к этому вопросу.

Российская Федерация во многом унаследовала правовые нормы Советского Союза. При этом общественные и научные дискуссии о моральном и правовом статусе эвтаназии велись по меньшей мере с 1994 года. Тогда IV Конференцией Ассоциации врачей России был принят Этический кодекс российского врача, запретивший эту процедуру и в пассивной, и в активной форме. Однако следует понимать, что кодекс носит рекомендательный характер и не является законом.

Многие положения эти кодекса в дальнейшем критиковались специалистами как недостаточно продуманные и принятые без надлежащего профессионального обсуждения. 21 ноября 2011 года был принят Федеральный Закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», который, как мы писали выше, запретил эту процедуру. Даже среди противников такой медицинской практики недостаточная проработанность этой процедуры в законодательстве вызвала нарекания: отдельная статья, которая бы определяла это преступление в уголовном праве и устанавливала бы за него наказание за него, так и не была принята.

Вопросы и ответы

Какое максимальное наказание может получить российский врач, проведший эвтаназию?

Максимальный срок назначается по статье убийства с отягчающими обстоятельствами и составляет 20 лет лишения свободы.

Какие альтернативы эвтаназии существуют?

В качестве основной альтернативы этой процедуре рассматривается паллиативная помощь: то есть нахождение умирающего и страдающего больного в специальном учреждении, сотрудники которого осуществляют за ним уход и помогают справиться с мучениями.

Почему в России не была легализована эвтаназия?

Помимо дискуссионных вопросов о моральном статусе такой процедуры, соотношения прав на жизнь и прав на свободу, ее легализация также затруднена опасениями из-за возможных злоупотреблений. Критики указывают на опасность того, что больных будут умерщвлять без должной оценки ситуации, либо из целей использования их органов в трансплантологии, либо по наущению недостойных наследников.

Эвтаназия в России нелегальна и вряд ли будет легализована в ближайшее время. Порой умирание может страшить куда больше самой смерти, но представители общественности не без основания считают, что убийство или самоубийство – это не выход из такой ситуации. Справиться с мучениями в тяжелой ситуации людям помогают различные способы, от паллиативной помощи до простого сострадания близких.

Право на смерть: что такое эвтаназия и где она разрешена

Фото: Shutterstock

Эвтаназия — это лишение человека жизни как способ прекратить его страдания от старости или болезни. Эвтаназия является довольно спорным аспектом современной медицины, однако в последнее время она набирает популярность в западном обществе. Впервые термин «эвтаназия» употребил Френсис Бэкон еще в XVII веке, говоря о легкой, безболезненной и счастливой смерти. Он считал, что задача врача в этом случае — исключить физическую боль пациента и облегчить страдания больного, позволяя ему уйти спокойно.

В середине XIX века споры об эвтаназии возобновились с удвоенной силой. К тому моменту в медицине уже активно применялись в качестве болеутоляющих препаратов морфин и хлороформ, и встал вопрос об этичности их использования для умирающих больных, лечение которых продолжать уже было бессмысленно. Рационализм и научность эпохи индустриальной революции также способствовали появлению зачатков современной системы здравоохранения и медицины. В Америке, например, возникло целое движение за эвтаназию, которое активно продвигало право человека на безболезненную и спокойную смерть. Уже в 1906 году управление штатом Огайо предприняло попытку узаконить эвтаназию, но такие радикальные идеи обществом приняты не были.

Концепт эвтаназии был жестоко искажен с приходом к власти в Германии национал-социалистической партии. Озабоченность «чистотой» немецкой расы привела к запуску программы «Т-4», которая, по сути, занималась уничтожением людей с психическими и физическими отклонениями в целях «улучшения» нации. Вначале эта программа касалась только детей с особенностями в развитии, однако после 1940 года превратилась в уничтожение недееспособного населения, спонсируемое государством.

Популяризатором эвтаназии в современном мире считается Джек Кеворкян, американский врач армянского происхождения. Он был сторонником идеи о смерти как об избавлении от боли для пациентов с неизлечимыми заболеваниями, и в 1989 году разработал препарат, который позволял быстро и безболезненно прекратить жизнь больного. Однако за его использование на Кеворкяна было заведено уголовное дело об убийстве 52-летнего пациента с болезнью Шарко, которому врач помог уйти из жизни.

На сегодняшний день довольно трудно установить, сколько человек подвергается эвтаназии в мире. В Швейцарии, например, в 2019 году эвтаназии подверглись примерно 1 200 человек. А в Нидерландах в 2020 году с помощью эвтаназии из жизни ушли 6 361 человек.

Виды эвтаназии

Добровольная эвтаназия — прекращение жизни пациента по его просьбе и только после его активного согласия. Это значит, что больной находится в ясном уме и трезвой памяти и твердо уверен, что хочет умереть. Чтобы подвергнуться добровольной эвтаназии, человеку, как правило, нужно подходить под определенные критерии, которые тщательно проверяются несколькими врачами. Непреодолимый болевой синдром, существенно снижающий качество жизни пациента, и тяжелая инвалидность — ключевые условия для проведения процедуры.

Активная эвтаназия

Любой вид эвтаназии обязательно включает в себя несколько консультаций с врачом, однако присутствие медицинского персонала при проведении процедуры не обязательно. В случае активной эвтаназии врач сам вводит дозу препарата пациенту, однако такой вид эвтаназии разрешен не везде. В США и Швейцарии, например, введение смертельной инъекции медицинским персоналом запрещается законом. Гораздо чаще встречается так называемое ассистируемое самоубийство (assisted suicide), когда врач «допускает» смерть пациента, выписывая ему летальную дозировку специального препарата. В этом случае пациент в присутствии врача принимает лекарство, которое вводит его в сон, а затем «убивает» организм.

Пассивная эвтаназия

Пассивная эвтаназия — это отказ больного от поддерживающей терапии. Отказываясь от лечения, пациент намеренно ускоряет приход смерти, и врач не вправе ему в этом отказать. Термин пассивная эвтаназия является спорным, и очень часто можно встретить мнение, что прекращение лечения по просьбе пациента вообще нельзя считать эвтаназией. Это связано с тем, что у больного всегда есть право отказаться от медицинской помощи, независимо от мнения врачей. Однако пассивная эвтаназия все же является допустимым термином для описания ситуаций, когда больной в терминальной стадии заболевания решает отказаться от лечения, чтобы ускорить приход смерти и сократить время своих страданий.

Также некоторые исследователи выделяют прямую и непрямую эвтаназию. При прямой эвтаназии врач совершает действия, которые непосредственно приводят к летальному исходу. Непрямая эвтаназия означает, что смерть наступает в результате других действий, например, при введении повышенной дозы наркотических веществ или снотворного.

Фото:«Альпина Нон-фикшн»

Как проводят эвтаназию?

Процедура проведения эвтаназии зависит от законов государства, в котором она проводится, однако существует ряд общих черт, которые не меняются от страны к стране. Когда пациент решает прекратить свою жизнь, он должен поговорить со своим врачом или обратиться в специальное медицинское учреждение, где возможно проведение процедуры. Затем собирается консилиум врачей, психологов и юристов, которые решают, насколько пациент подходит под необходимые критерии для проведения эвтаназии. Если муки пациента действительно невыносимы и не существует способа их облегчить, то больной подписывает необходимые документы и назначается дата процедуры. Как правило, пациенту дается несколько месяцев, чтобы еще раз обдумать свое решение. В этот период он часто общается со своим врачом — тот должен убедиться, что больной твердо уверен в своем решении уйти из жизни. В день процедуры больной приезжает в медицинское учреждение, где врач перед инъекцией еще раз уточняет намерение больного. После получения активного согласия от пациента врач приступает к процедуре. Вначале он делает больному инъекцию седативных и обезболивающих препаратов, и пациент засыпает. Затем врач вводит летальную дозу токсического вещества, которое заканчивает жизнь больного.

Где разрешена эвтаназия?

Швейцария

В Швейцарии, в кантоне Цюрих, эвтаназия разрешена в форме ассистируемого суицида с 1941 года. Первые компании, осуществляющие такой вид эвтаназии, появились в стране в 1980-х годах. Организации Dignitas и Exit сегодня являются основными учреждениями в стране, предлагающими услуги эвтаназии для терминальных пациентов.

Dignitas — единственная компания в мире, которая легально проводит эвтаназию для резидентов других стран. Сегодня в Швейцарию даже проводят так называемые «суицидальные туры», предлагающие услуги эвтаназии для иностранцев. Такую практику пытались запретить в 2011 году: в Цюрихе был проведен референдум с целью запретить эвтаназию для иностранных граждан. Однако 78% жителей проголосовали за сохранение этой практики.

В 2019 году в Швейцарии закончили жизнь с помощью эвтаназии 1 176 человек. Из них — 249 иностранных граждан. Больше всего иностранцев прибыло из Германии, Великобритании, Франции, Австрии и Италии.

Нидерланды

Разговоры о легализации эвтаназии в Нидерландах велись с 1973 года, когда голландский врач-физиолог помогла уйти из жизни своей 95-летней матери. В 1980-х годах Верховный суд Нидерландов начал разработку критериев, которым пациент должен соответствовать, чтобы пройти процедуру эвтаназии. Официальный закон, разрешающий эвтаназию, вышел в 2001 году. В 2019 году в Нидерландах эвтаназии подверглись 6 361 человек.

Бельгия

Бельгийский парламент разрешил проведение эвтаназии в 2002 году. А в 2014 году Бельгия стала первой страной в мире, узаконившей эвтаназию для несовершеннолетних детей. В 2016 году с помощью эвтаназии закончил жизнь 17-летний подросток, страдавший от последней стадии рака, и ставший первым несовершеннолетним, воспользовавшимся правом на смерть. На сегодняшний день, в Бельгии эвтаназию проходит чуть больше 2 000 человек в год.

Люксембург

В Люксембурге разрешили проведение эвтаназии в 2009 году. Интересно, что в Люксембурге, так же как и в Швейцарии, де-факто разрешена эвтаназия для резидентов других стран. Однако, чтобы пройти процедуру, пациент должен уже достаточно давно наблюдаться местным врачом, что существенно снижает шансы иностранцев на проведение эвтаназии.

Испания

В Испании эвтаназию легализовали совсем недавно — в 2021 году. Предпосылками к этому стало несколько громких случаев суицида, записанных на видео. Больные объясняли свой поступок невыносимыми страданиями, которые причиняла им болезнь. Поэтому в 2020 году Конгресс депутатов поднял вопрос о легализации активной эвтаназии, и в 2021 году процедура стала доступной для граждан страны.

В США эвтаназия разрешена в 9 штатах. Самым первым штатом, легализировавшим эвтаназию, стал Орегон в 1994 году. Последним пока является Нью-Мексико, разрешивший процедуру в 2021 году. Правила проведения эвтаназии и критерии, которым должны соответствовать пациенты, разнятся от штата к штату. В Орегоне, например, эвтаназии могут подвергнуться только резиденты штата. А в Монтане вообще пациент может получить эвтаназию только по решению суда.

Эвтаназия в России

В России эвтаназия запрещена федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан РФ». В частности, ст. 45 говорит, что медицинские работники не имеют права проводить эвтаназию или ускорять наступление смерти пациента как по его просьбе, так и по просьбе его родственников. Более того, с точки зрения УК РФ проведение эвтаназии приравнивается к убийству и карается соответствующим сроком. С другой стороны, пассивная эвтаназия в России легальна и практикуется врачами при отказе пациента от дальнейшего лечения.

Фото:Unsplash

Интересно, что в Советской России в 1922 году на короткое время эвтаназия была легализована. Это делает Россию первой страной в мире, узаконившей активную эвтаназию на государственном уровне.

Что говорят сторонники и противники эвтаназии

Философ Елена Брызгалина отмечает, что в каждой стране, в итоге легализовавшей эвтаназию, решение не принималось однозначно: «Всегда были движения со стороны пациентских сообществ, врачей, гражданского общества, которые говорили, что легализовывать эвтаназию нельзя». Среди аргументов в поддержку эвтаназии там, где она разрешена, эксперт выделяет пять основных:

  1. Принятие решения о выборе смерти — это один из способов самоопределения человека, которое нельзя у него отобрать.
  2. Эвтаназия рассматривается как способ защиты человека от жестокого и негуманного лечения, когда понятно, что облегчить состояние больного невозможно, и когда продление лечения равно продлению страданий.
  3. Сторонники легализации эвтаназии говорят о том, что человеку надо дать право быть альтруистом, что человек не только испытывающий страдания сам, но и видящий, как страдают его близкие, имеет право облегчить их страдания.
  4. Современная культура провозглашает получение удовольствия (гедонизм) и говорит, что удовольствие — это принцип жизни. В этом случае эвтаназия рассматривается как реализация права на комфорт. Человек имеет право уйти из жизни, считая, что это наиболее удобный для него путь.
  5. Экономический аргумент говорит о том, что продление жизни обреченных людей связано с неоправданными расходами системы здравоохранения. Однако он не подтверждается данными: даже в странах, где эвтаназия легализована, реальные подсчеты показывают, что это не так.

Говоря же об аргументах противников легализации эвтаназии, Елена Брызгалина отмечает следующие:

  1. Аргумент о святости человеческой жизни говорит, что эвтаназия — это покушение на непреходящую ценность. Согласно ему, любой способ умерщвления людей, который разрешен законом, рассматривается с точки зрения этики как недопустимое деяние.
  2. Эвтаназия несовместима со врачебным призванием — «врачи не должны убивать».
  3. Всегда возможна ошибка при диагностике или оценке прогноза. «Бывают случаи самопроизвольного излечения пациентов. Джека Кеворкяна, например, привлекли к суду именно потому, что он сам не проводил дополнительную оценку обоснованности диагнозов, которые были поставлены людям, желающим уйти из жизни с помощью его установки», — говорит Брызгалина.
  4. Не учитываются адаптивные возможности человека и то, что медицина и паллиативная медицина развиваются.
  5. Аргумент, связанный с предыдущим: эвтаназия — угроза развитию медицинских технологий. В каждый исторический период есть направления, которые, как локомотивы, вытягивают медицину. В современной медицине это трансплантология и реаниматология. Если разрешить эвтаназию, то, возможно, результатом станет торможение технологий продления и спасения человеческой жизни.
  6. Люди боятся злоупотреблений. Существует риск, что решение об эвтаназии будет приниматься не в отношении тех, кто реально попросил об этом, а, например, исходя из позиции родственников и каких-то прагматических желаний.

Фото:Anthony Kwan / Bloomberg

Елена Брызгалина также подчеркивает значение психологических аргументов: «На самом деле человек, который просит помочь уйти ему из жизни посредством эвтаназии, может просить не об этом, а просто обращать на себя внимание. Люди, которые говорят, что надо разрешить другим уйти из жизни, потому что они страдают, на самом деле могут говорить не о благе для того человека, а о собственном эгоизме («не хочу ухаживать за ближним», «не хочу тратить душевные силы»). Провести границу и определить, что на самом деле люди думают, говоря о том, что они хотят уйти из жизни сами или просят легализовать эвтаназию, на самом деле психологически очень трудно».

Кроме того, существует философский аргумент «наклонной плоскости»: «Что-то разрешают и оговаривают условия, например, «можно разрешить эвтаназию для людей, которые…». Но жизнь очень сложна, и всегда будут ситуации, которые не укладываются в набор этих правил, и нужно будет что-то дополнительно разрешать. Человечеству легче удержать жесткое «да» или «нет», чем разрешить «да, но».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *