Взыскание судебных расходов как убытки
Перейти к содержимому

Взыскание судебных расходов как убытки

  • автор:

Расходы на юристов взыскиваем как убытки: когда это возможно

Расходы на юристов взыскиваем как убытки: когда это возможно

В первом деле все началось с того, что УФАС по Ростовской области обвинило Южный федеральный университет в нарушении конкурентного законодательства, которое вуз якобы совершил при проведении аукциона на поставку оборудования для своего ботанического сада. К такому выводу ведомство пришло, когда изучило материалы оперативно-разыскной деятельности, которые прислали из ФСБ. Институт не согласился с этими претензиями, нанял московского юриста, который в судебном порядке добился признания незаконным решения антимонопольного органа (дело № А53-29467/2017).

Столичный представитель семь раз летал в Ростов-на-Дону для участия в процессе и потратил на поездки 140 000 руб. ЮФУ решил компенсировать эти убытки за счет антимонопольщиков. Первая инстанция удовлетворила иск (дело № А53-32431/2018) и посчитала требования обоснованными в полном объеме.

Апелляция пришла к другому выводу и указала, что если действия управления по возбуждению и рассмотрению дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства суд не признал незаконными, то нет оснований для взыскания убытков. Окружной суд отменил акт апелляционной инстанции и оставил без изменений выводы Арбитражного суда Ростовской области.

УФАС не согласилось с подобным решением и обжаловало его в Верховном суде. На сегодняшнем заседании в ВС представитель заявителя Ирина Иваненко указывала на то, что в спорной ситуации суды не посчитали незаконным возбуждение антимонопольного дела, а лишь указали на отсутствие нарушения конкурентного законодательства в действиях вуза. Ответчица подчеркивала, что признаки антимонопольного нарушения имели место в истории с организацией аукциона: «Обнаружилась аффилированность ректора ЮФУ с участником аукциона, а стороны переписывались о составлении техзадания перед торгами». Сам факт возбуждения антимонопольного дела не может причинить убытки, настаивала Иваненко: «А приказ о назначении самой проверки истец не оспаривал».

– Обжалование этого документа было обязательно в рассматриваемом случае? – уточнила председательствующая судья Татьяна Завьялова у представителя ФАС.

– В любом случае оппоненту нужно было доказать, что наши действия являлись незаконными в той ситуации, – ответила Иваненко.

Представитель ЮФУ Наталия Чирва указывала, что по закону у антимонопольного органа нет полномочий возбуждать подобные процессы лишь на основании данных ОРД, полученных от Федеральной службы безопасности: «Мы все эти материалы даже не видели, только в суде нам часть показали. То есть мы не понимали, какой повод оказался для возбуждения дела. Никаких других документов у ответчика не было».

– Как считаете, признание решения ведомства недействительным автоматически дает основания для взыскания убытков? – спросила у представителя университета Завьялова.

– Нет, это вовсе не взаимосвязанные вещи. Просто речь идет о незаконных действиях со стороны ФАС, которая не вправе осуществлять ОРД и использовать такую информацию при осуществлении своих контрольных функций, – пояснила Чирва.

Выслушав все доводы сторон, тройка судей удалилась в совещательную комнату и спустя четверть часа огласила резолютивную часть решения: акт окружного суда отменить, а решение апелляции оставить без изменений. Транспортные расходы юриста не признали убытками.

Плата за жалобу

Во втором деле траты на юристов в виде убытков взыскивали уже с другого госоргана – налоговой. Районная инспекция в Волгограде по результатам выездной проверки АО «Титан-Баррикады» доначислила компании 392 млн налогов, учитывая штраф и пени. Налогоплательщик успешно оспорил это решение в областном УФНС. По результатам досудебного рассмотрения спора апелляция снизила доначисления более чем в 10 раз: с 392 млн до 39,6 млн руб. Эту жалобу подготовили для АО «Титан-Баррикады» внешние консультанты (ЮК «Легат») за 495 000 руб. Компания посчитала эти траты своими убытками и обратилась в арбитражный суд с требованием возместить их. Суды отказали заявителю и сослались на то, что решения налоговиков не были признаны незаконными (дело № А12-39006/2018). Тогда фирма обратилась в Верховный суд.

На заседании в ВС заместитель генерального директора компании по правовым и корпоративным вопросам Наталья Малюгина отмечала, что незаконность действий налоговиков подтвердилась при досудебном обжаловании, по итогам которого объем доначислений уменьшили более чем в 10 раз. «Для этого нашему предприятию пришлось обращаться за квалифицированной юрпомощью, поэтому наши права могут быть восстановлены лишь путем компенсации убытков», – подчеркнула юрист.

Представители ФНС не соглашались с позицией оппонентов и отмечали, что апелляционная жалоба, составленная ЮК «Легат», не слишком отличалась от тех аргументов, на которые компания указывала изначально.

– Тогда почему районная инспекция не приняла изначально эти доводы во внимание? – поинтересовалась председательствующая Завьялова.

– Дело в том, что во время апелляционного оспаривания фирма также представила решение налогового управления в свою пользу по подобной ситуации, – пояснил представитель ФНС.

Выслушав все доводы сторон, тройка судей под председательством Татьяны Завьяловой удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила резолютивную часть решения: все акты нижестоящих судов отменить, а дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты: «Досудебные траты могут признать убытками»

Действующее процессуальное законодательство исходит из того, что критерием присуждения судебных расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования, а не о материальном присуждении той или иной стороне, поясняет Ксения Созина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Банкротство (споры mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 1 место По выручке на юриста 18-20 место По количеству юристов 3 место По выручке Профайл компании × . Об этом указано в Постановлении Конституционного суда от 11 июля 2017 года № 20-П. Но на настоящем этапе развития правоприменительной практики суды часто отказывают взыскивать с налоговиков судебные расходы именно по мотиву «отсутствия материальной заинтересованности» и тем самым защищают бюджет, говорит эксперт.

Решение ВС означает, что досудебный порядок обжалования является частью гражданского процесса, говорит управляющий партнер юрфирмы Солнцев и партнеры Солнцев и партнеры Региональный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Интеллектуальная собственность группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 17 место По количеству юристов Профайл компании × Станислав Солнцев: «Отсутствие процессуального порядка возмещения в такой ситуации означало бы нарушение баланса интересов истца и ответчика». Второй подход может быть связан с тем, что именно в суде компания не понесла судебные расходы, поэтому досудебные траты следует взыскивать как убытки, добавляет юрист.

Если взыскивать расходы за отмену решения в УФНС, то это может привести к тому, что внутренняя апелляция госоргана станет реже отменять решения коллег на досудебной стадии, опасается партнер Войнов, Маслов и партнеры Войнов, Маслов и партнеры Региональный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Налоговое консультирование и споры группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство × Александр Маслов.

Что касается судебных расходов при оспаривании антимонопольных решений, то здесь должен применяться общий принцип: если акт признаётся незаконным, судебные расходы подлежат возмещению в разумных пределах, поясняет партнер Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Рынки капиталов группа Транспортное право группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Недвижимость, земля, строительство × Алексей Костоваров. С коллегой соглашается и Солнцев: «Если из-за действий госоргана организацию или гражданина незаконно привлекли в какую-либо административную процедуру, то такое лицо вправе требовать возмещения убытков, которые оно понесло для защиты своих прав и законных интересов». Более того, предложенная антимонопольным органом позиция, которую учел Верховный суд, излишне формальна и может повлечь существенные нарушения конституционных прав истца, уверен партнер Шаймарданов, Ялилов и Сабитов Шаймарданов, Ялилов и Сабитов Региональный рейтинг. × Айнур Ялилов.

Не столь важно, был ли признан незаконным приказ о возбуждении антимонопольного дела. Вопрос о правомерности претензий антимонопольного органа в данном случае разрешается в рамках процесса об оспаривании его решения, этого вполне достаточно.

Алексей Костоваров, партнер Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Рынки капиталов группа Транспортное право группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Недвижимость, земля, строительство ×

Если же говорить об общих советах для подобных случаев, то, по словам Созиной, чтобы повысить шанс на взыскание расходов в полном объеме, разумность заявленной цифры перед судом можно подтверждать коммерческими предложениями других юркомпаний в регионе с ценой за аналогичную услугу. Кроме того, необходимо аргументировать существенность расхождения стоимости подготовки документов в различных судебных инстанциях, добавляет эксперт.

Расходы на представителя в рамках дел об административных правонарушениях

На просторах Интернета можно найти множество популярных статей в стиле «сам себе адвокат» и «плюсы и минусы взыскания расходов на юристов в самостоятельном процессе как убытков или в том же самом процессе как судебных расходов».

При обосновании такой альтернативы практически всегда следует прослеживается следующая логика.

Судебные расходы оцениваются судами как особый вид убытков, для которого установлен специфический процессуальный порядок взыскания (гл. 9 АПК РФ). Статья 110 АПК РФ о судебных расходах является специальным случаем статьи 15 ГК РФ об убытках. Как между юристами говорится, lex specialis derogat legi generali, поэтому суды не ссылаются при взыскании судебных издержек статью 15 ГК РФ.

Далее обычно отмечается, что если по какой-либо (любой) причине судебные расходы не могут быть взысканы в соответствии с гл. 9 АПК РФ, то можно применить общие положения об убытках, инициировав отдельный процесс.

Для придания весомости такой логике, как правило, приводятся примеры из практики Конституционного суда РФ. Например, цитируется определение от 29.09.2011 №1150-О-О, где сказано, что отсутствие в процессуальном законе нормы, регулирующей возмещение судебных расходов лица, чьё право нарушено, не означает, что такие расходы не могут быть возмещены в порядке ст. 15 ГК РФ.

Опытные коллеги, наверное, могут посоветовать в духе профессора Преображенского не читать до обеда советских газет, а читать АПК РФ и судебную практику.

Я так и делаю. При чтении судебной практики о взыскании судебных расходов в рамках дел об административных правонарушениях заметила интересную тенденцию: есть судебные акты, в которых судебные расходы заявляются как убытки и суды удовлетворяют такие иски. И, напротив, есть судебные акты, где также судебные расходы заявлены как убытки, однако суды отказывают и говорят, что нужно было обращаться с заявлением о распределении судебных расходов.

Поскольку у меня лично не было дел о взыскании судебных расходов при рассмотрении административных дел, то решила хотя бы в теории разобраться, почему суды то благосклонны к заявителям, то отказывают во взыскании, утверждая, что требование заявлено неверное.

Судебные расходы как убытки?

В пункте 8 части 1 статьи 148 АПК РФ сказано, что основанием для оставления искового заявления является заявление требования искового требования о взыскании судебных расходов, которое подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 112 АПК РФ.

Суды так и делают. К примеру, в середине марта 2019 года судья Елена Зарубина отказалась передавать на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ жалобу компании на отказ судов взыскать убытки в виде расходов на проведение социологического исследования по делу о защите исключительных прав на товарные знаки, поскольку судами было установлено, что заявленные истцом расходы по своей правовой природе являются судебными расходами, понесенными стороной в связи с рассмотрением иного дела.

Уместным будет процитировать Конституционный суд, который в своем совсем свежем определении от 25.10.2018 № 2682-О подчеркивает:

Положение пункта 8 части 1 статьи 148 АПК Российской Федерации, предоставляющее арбитражному суду полномочие оставить без рассмотрения исковое заявление о взыскании судебных расходов, поданное с нарушением установленного порядка разрешения вопросов о судебных расходах, препятствует тем самым злоупотреблению лицами, участвующими в деле, своими процессуальными правами и само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права этих лиц.

Состав расходов на представителя в делах об административном правонарушении

А теперь переходим к нашей задачке со звездочкой: расходы на представителей по делу об административном правонарушении должны взыскиваться как убытки или как судебные расходы, если суд отменил постановление о привлечении к административной ответственности?

Ввести в замешательство может ст. 24.7 КоАП. В этой статье юридические услуги не относятся к издержкам по делу об административном правонарушении. Поэтому требование о возмещении расходов на оплату услуг защитника не может быть заявлено в процессуальном порядке при рассмотрении дела об административном правонарушении. Об этом высказался также ВС РФ в пункте 26 постановления Пленума от 24.03.2005 № 5.

Именно эта формулировка дает все основания говорить, что расходы на представителя на досудебной стадии долджны взыскиваться как убытки, о чем подробнее можно почитать, например, по этой ссылке.

Однако даже если юрист один и тот же при рассмотрении дела об административном правонарушении в административном органе и в суде, то для целей компенсации расходов с административного органа не следует пытаться взыскать судебные расходы на досудебном и судебном этапе одновременно. В противном случае суд откажет во взыскании той или иной части:

Во-первых, необходимо заявлять самостоятельное требование о взыскании убытков в виде расходов, которые понесены на защиту прав в административном органе. Обратите внимание, допустим, на определение Верховного Суда РФ от 18.01.2019 № 304-ЭС18-23388 по делу № А27-403/2018.

Во-вторых, необходимо заявлять как судебные расходы все те расходы, которые связаны с непосредственным рассмотрением дела в суде, иначе иск об убытках оставят без рассмотрения в арбитражном процессе на основании п.8 ч.1 ст.148 АПК РФ.

Примеров таких несчастных случаев, когда иск об убытках был оставлен без рассмотрения, достаточно много: определение Верховного Суда РФ от 25.03.2016 по делу № 303-ЭС16-1193 по делу А59-489/2015; определение Верховного Суда РФ от 17.03.2016 № 303-АД16-1054 по делу № А59-494/2015; определение Верховного Суда РФ от 01.09.2014 № 309-ЭС14-925 по делу № А60-44253/2012.

В гражданском процессе могут не прекратить дело, а отказать в удовлетворении требований о взыскании расходов на юриста как убытков, если по факту это судебные расходы, см. например, пункт 17 Обзора судебной практики Приморского краевого суда за второе полугодие 2013 года (утв. президиумом Приморского краевого суда 21.02.2014).

Согласна, совет кажется противоречащим принципу процессуальной экономии. Зачем два заявления (тем более, если расходы на представителя, к примеру, в деле о нарушении ПДД, копеечные)?

Но что поделать, логику процесса задает законодательство. Если нет желания затягивать со взсканием расходов с государства за необоснованное привлечение к административной ответственности или вернуть только часть расходов, придется их делить. Заранее целесообразно подумать также и о том, чтобы первичные документы, которые будут потом представлены в качестве доказательств (договоры, акты и т.п.), тоже были оформлены отдельно для досудебного и судебного этапов.

А Вам удавалось взыскать и досудебные, и судебные расходы на представителя в деле об административном правонарушении в одном заявлении, допустим, как убытки? Заранее спасибо за ссылку на номер дела.

Судебные издержки в качестве убытков

Поиски интересных судебных дел о взыскании убытков в виде упущенной выгоды применительно к патентным спорам натолкнул на нижеприведенное дело. Несмотря на то, что Истцу удалось взыскать только реальный ущерб (с упущенной выгодой вышел конфуз — срок исковой давности был пропущен), в данном деле есть несколько интересных для освещения моментов.

Фабула дела.

На этот раз в центре событий оказалось изобретение, используемое производителем тестоокруглителей в своих агрегатах. Выявив факт нарушения своих патентных прав другим игроком на рынке, производитель обратился в суд с требованием о взыскании с нарушителя убытков в виде реального ущерба в размере в сумме 16 559 042 руб., в том числе: 1 499 042 руб. реального ущерба и 15 060 000 руб. упущенной выгоды.

Интересен состав убытков, заявляемых в качестве реального ущерба. Производитель решил «повесить» на нарушителя практически все свои расходы, связанные со сбором доказательств (приобретение спорного изделия у ответчика, проведение досудебной сравнительной экспертизы), а также расходы, связанные с рассмотрением дела в антимонопольном органе и суде (в рамках дела об оспаривании ответчиком решения и предписания антимонопольного органа).

Суды двух инстанций сошлись в убеждении, что иск нужно удовлетворить частично: взыскать реальный ущерб. Суд по интеллектуальным правам поддержал.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30.01.2014 по делу № А08-2171/2012

Выводы суда.

1) Суды обоснованно расценили требования Истца о взыскании судебных издержек в качестве убытков (статья 15 ГК РФ).

2) Отсутствие в процессуальном законе нормы, регулирующей возмещение судебных расходов лица, чье право нарушено, не означает, что такие расходы не могут быть возмещены в порядке статьи 15 ГК РФ.

3) Законом не предусмотрен обязательный порядок возмещения представительских расходов третьими лицами.

Комментарии:

1) Истцу удалось «провести» в качестве реального ущерба расходы, связанные с участием в другом судебном деле (оспаривание ответчиком актов антимонопольного органа) – расходы на представителя, на проведение экспертизы, транспортные расходы, по большей части благодаря тому, что он не заявлял их отдельным требованием, ну и, конечно, их документальному подтверждению.

2) Логика судов в отношении удовлетворения требований в части возмещения судебных расходов в качестве реального ущерба понятна: Истец являлся третьим лицом в другом судебном деле, с отдельным требованием о возмещении ему понесенных судебных издержек не обращался, а значит, не имел право обратиться с отдельным иском о взыскании убытков.

3) Интересно, что суды, исследуя представленные Истцом заключенные договоры на оказание ему юридических/детективных услуг не дали правовой оценки условию, предусматривающему «гонорар успеха»: в одном случае 100 000 руб., в другом — 14 % от суммы удовлетворенных исковых требований.

4) Думается, что Истец, заявляя требования, все-таки рассчитывал больше на возмещение ему убытков в виде упущенной выгоды в размере 15 060 000 руб. Сначала все шло гладко, суд по ходатайству Истца назначил судебную экспертизу для определения размера упущенной выгоды. Эксперт пришел к выводу, что размер неполученных доходов Истца за 7 лет составил 15 650 000 руб. И все бы хорошо, если бы ответчик не додумался заявить о пропуске срока исковой давности.

5) Ответчик красиво и филигранно отбился от заявленных почти 16-ти миллионов, сославшись на то, что Истец на момент заключения договора об оказании детективных услуг, уже знал, о том, что ответчик нарушает его права. Иными словами, сначала ответчик узнал о нарушении, а потом уже с целью пресечения незаконных действий нанял детективов.

Опубликовано собрание позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном процессе

Конституционный Суд опубликовал собрание своих правовых позиций о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве. В обзор вошли три постановления и 10 определений, первое из которых вынесено в 2004 г.

Расходы компенсируются в разумных пределах

В Определении № 454-О/2004 отмечается, что обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя победившей стороны с проигравшей в разумных пределах – это один из правовых способов борьбы с необоснованным завышением размера оплаты таких услуг. «Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов», – указал КС.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и партнеры» Игорь Ершов отметил, что это определение широко применяется на практике, но зачастую суды понимают «разумные пределы» произвольно. По его словам, снижение предъявленных ко взысканию расходов нередко происходит без мотивировки.

«Ни законодатель – что, вероятно, невозможно в силу свободы договора, – ни Конституционный Суд, ни Высший Арбитражный Суд, ни Верховный Суд не предложили жесткие критерии для установления, что есть “дорого”, “неразумно” и “чрезмерно” применительно к судебным расходам», – указал эксперт. Размытость этих критериев приводит к тому, что разрешение вопроса о распределении расходов на оплату юридических услуг для взыскивающего лица переходит в категорию исключительно везения, а для суда – произвольности и свободы установления любой суммы, убежден Игорь Ершов.

Когда судебные расходы можно взыскивать как убытки

В Определении № 88-О-О/2010 отмечается, что суд распределяет судебные расходы между сторонами при прекращении производства по делу из-за отказа от иска лишь тогда, когда выявляет правомерность или неправомерность заявленных истцом требований или позиции ответчика, отказавшегося добровольно удовлетворить такие требования.

Игорь Ершов согласился с тем, что позиция КС о невозможности по общему правилу распределять судебные расходы в случае прекращения производства важна. «Однако в настоящее время суды уже исходят из необходимости возмещать судебные расходы лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу, включая в список судебных актов не только решения суда, но также определения о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения. Указанный подход сформулирован в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1. Таким образом, упомянутая позиция КС РФ, видимо, не будет применяться на практике», – пояснил юрист.

В том же Определении № 88-О-О/2010 КС указал, что отсутствие в процессуальном законе нормы, регулирующей возмещение судебных расходов, не означает, что такие расходы не могут быть возмещены в порядке ст. 15 ГК. «Внимание КС РФ к данной проблеме, вероятно, обусловлено тем, что на практике до сих пор возникают сложности при взыскании судебных расходов, когда требования поданы не в порядке специальных глав процессуального законодательства, а в рамках общих правил о взыскании убытков», – полагает адвокат АП г. Москвы, преподаватель НИУ ВШЭ Валерия Романова.

При этом, пояснила она, проблема взыскания судебных расходов в качестве убытков до сих пор существует – прежде всего в административных делах: «Так, в двух относительно недавно рассмотренных делах № 44-КГ20-6-К7 и № 48-КГ20-9-К7 Верховный Суд прямо указал на возможность взыскания судебных расходов на основании ст. 15 ГК РФ в связи с отсутствием специальных норм в процессуальном законодательстве».

Иные позиции из определений

Определением № 1236-О/2012 КС напомнил, что возмещение судебных издержек производится только той выигравшей стороне, которая на самом деле понесла такие расходы в связи с защитой своих нарушенных прав в арбитражном суде. «В случае же, когда участником гражданского судопроизводства в арбитражном суде является общество с ограниченной ответственностью и его интересы в суде представляет в силу своего должностного положения единоличный исполнительный орган этого общества – директор, нельзя утверждать, что это общество в действительности понесло расходы на оплату услуг представителя в связи с рассмотрением данного дела», – считает КС РФ.

В Определении № 1851-О/2012 указано, что перечень судебных издержек в АПК не является исчерпывающим, поэтому за счет проигравшей стороны могут возмещаться и расходы, связанные с получением сведений о факте, которые затем представляются в суд для подтверждения требований или возражений. «Однако при разрешении вопроса о судебных издержках расходы, связанные с получением указанных сведений, как и иные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, требуют судебной оценки на предмет их связи с рассмотрением дела, а также их необходимости, оправданности и разумности», – подчеркнул КС.

Определение № 461-О/2013 говорит о том, что участие в рассмотрении заявления о взыскании судебных расходов по делу не порождает дополнительного права на возмещение судебных расходов, вызванного таким участием.

В Определении № 807-О/2014 отмечается, что необходимость пересмотреть дело по новым или вновь открывшимся обстоятельствам сама по себе не влияет на правомерность вывода суда об обоснованности правовых претензий истца к ответчику, а значит, не изменяет и первоначального распределения судебных расходов между сторонами.

В соответствии с Определением № 1469-О/2014 при частичном удовлетворении иска и истец, и ответчик вправе требовать присуждения понесенных ими судебных расходов. «Но только в части, пропорциональной соответственно или объему удовлетворенных судом требований истца, или объему требований истца, в удовлетворении которых судом было отказано», – пояснил КС.

Определением № 137-О/2015 Суд напомнил, что, согласно ч. 2 ст. 100 ГПК, если услуги адвоката оказаны бесплатно победившей стороне, то расходы на оплату таких услуг взыскиваются с другой стороны в пользу соответствующего адвокатского образования. «При этом в части второй статьи 100 ГПК Российской Федерации имеются в виду только случаи возмещения стоимости труда адвокатов, когда адвокат обязан в силу закона оказывать правовую помощь бесплатно. Эти случаи закреплены в статье 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г/ № 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», – указал КС.

Для общественных объединений, в частности профессиональных союзов, законодательством подобная обязанность не предусмотрена. «Соответственно, на сторону, против которой было вынесено решение суда, не может быть возложена обязанность возмещать расходы общественных объединений, которые оказывали услуги по предоставлению другой стороне правовой помощи бесплатно по своей инициативе», – считает КС.

В Определении № 1388-О/2019 КС отметил, что, устанавливая в ч. 2 ст. 112 АПК шестимесячный срок (с даты вступления в законную силу последнего судебного акта, завершившего рассмотрение дела по существу) для обращения с заявлением о судебных расходах, законодатель действовал в целях обеспечения принципа правовой определенности, стабильности гражданского оборота и прозрачности осуществления правосудия. Кроме того, по мнению Конституционного Суда, важно и исключение возможности затянуть процесс или необоснованно возобновить разбирательство.

Согласно Определению № 1677-О/2019 обязанность сторон при заключении мирового соглашения предусмотреть порядок распределения судебных расходов – одно из следствий принципа диспозитивности в гражданском процессе. Стороны должны принять на себя последствия совершения или несовершения ими процессуальных действий, в том числе включения в мировое соглашение пункта об отсутствии претензий по судебным расходам, считает КС.

Позиции из постановлений

В Постановлении № 27-П/2015 отмечается, что, если для проверки законности и обоснованности определения о распределении судебных расходов в апелляционной инстанции необходимо исследовать новые доказательства, суд обязан назначить заседание с проведением слушания. «Поскольку для этих случаев именно такая процессуальная форма разрешения дела не только выступает предпосылкой для представления и исследования определенных видов доказательств (например, показаний свидетелей), но и служит гарантией осуществления судопроизводства на основе конституционного принципа состязательности и равноправия сторон», – пояснил КС.

Согласно Постановлению № 20-П/2017 дифференциация правового регулирования распределения судебных расходов в зависимости от характера категорий дел сама по себе не является отступлением от конституционных принципов правосудия, поскольку необходимость распределить судебные расходы обусловлена не судебным актом как таковым, а установленным по итогам разбирательства вынужденным характером соответствующих материальных затрат, понесенных лицом, прямо заинтересованным в восстановлении нормального режима пользования своими правами и свободами. «Однако в любом случае такая дифференциация не может носить произвольный характер и должна основываться на законе», – добавил КС.

В Постановлении № 6-П/2019, о котором также писала «АГ», Суд признал конституционным возмещение судебных расходов заинтересованному лицу, с правами и обязанностями которого непосредственно связан спор и которое участвовало в деле на той стороне, в чью пользу принят судебный акт. Однако, как указал КС, такие расходы должны быть реальными, вынужденными и разумными.

Еще раз о важности критериев определения размера расходов на юристов

«Все правовые позиции, высказанные КС РФ в упомянутых актах, несомненно важны для судебной практики, так как служат ориентиром как для законодателя, так и для правоприменителя, – указал старший партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин. – Однако вопрос, который не нашел отражения в правовых позициях КС РФ и который целиком и полностью отдан на усмотрение суда при разрешении конкретного спора – это вопрос размера присуждаемых расходов».

По словам адвоката, Конституционный и Верховный суды исходят из двух посылов: расходы не могут быть произвольно уменьшены и взыскиваются в разумных пределах. «Но что лежит за этими критериями? Полное судебное усмотрение, не связанное ни с какими критериями. В актах по разрешению вопросов о взыскании судебных расходов суды зачастую цитируют нормы права, позиции КС и ВС, используемые в качестве шаблона, а потом произвольно устанавливают сумму», – отметил Дмитрий Проводин.

Вопрос предсказуемости суммы расходов важен как для истца при обращении в суд, так и для ответчика, совершающего те или иные действия (например, недобросовестно затягивающего судебный спор), убежден эксперт. «При заключении соглашения о правовой помощи большая часть клиентов спрашивает нас: а могу ли я выплаченный вам гонорар взыскать с проигравший стороны? И мы вынуждены отвечать все теми же шаблонами, что суд взыщет расходы в разумных пределах, то есть, как правило, намного меньше того, что было заплачено», – рассказал адвокат.

При такой неопределенности лица, чьи права нарушены, находятся в позиции дважды ущемленных, убежден Дмитрий Проводин: «Их права и так нарушены, и они еще раз будут нарушены, когда нарушившая сторона “отделается” символической компенсацией расходов на юристов».

Все это, добавил адвокат, негативно влияет и на развитие института финансирования судебных процессов за счет третьих лиц, то есть сдерживает развитие рынка юридических услуг. «Поэтому без выработки четких обязательных критериев, по которым суды смогут более или менее предсказуемым способом определять сумму подлежащих взысканию судебных расходов с проигравший стороны, принцип полного возмещения вреда не сможет быть реализован на практике», – заключил он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *