Почему в россии нет независимого суда
Перейти к содержимому

Почему в россии нет независимого суда

  • автор:

Почему в России нет независимого правосудия? Круглый стол в "Мемориале"

В офисе общества «Мемориал» в Москве состоялся круглый стол на тему: «Независимый суд или «басманное» правосудие? Перспективы формирования правового государства в России». Мероприятие проводилось в рамках проекта «Демократия в России» аналитического центра Юрия Левады и Международного общества «Мемориал».

Обсуждались вопросы: «Что на практике означает понятие «независимый суд?», «Существует ли в России общественный запрос на такой суд и какие группы могли бы его артикулировать?», «С какими основными проблемами сталкиваются российские граждане в судах?», «Какие формы общественного контроля над судебной властью существуют?» и другие.

В качестве экспертов на круглом столе выступили юрист, судья Конституционного суда РФ в отставке, профессор Тамара Морщакова и социолог, директор «Левада-центра» Лев Гудков. Роль ведущей встречи исполняла Наталья Зоркая — социолог, ведущий научный сотрудник «Левада-центра», координатор проекта по программе «Поддержка судебной реформы».

Тамара Морщакова, рассказавшая об истории становления современной российской судебной системы и ее сегодняшних самых болезненных проблемах, поставила вопрос: «Какой основной, в глазах общества, признак должен свидетельствовать о том, что в стране существует независимое правосудие?»

По мнению экс-судьи, этот признак — предсказуемость судебных решений. Точнее — предсказуемость правового разрешения конфликта в суде:

«Суд используется для того, чтобы защищать права и свободы любого человека во всех сферах жизни. То, что делает суд, должно быть адресовано не власти, а обществу — в соответствии с тем, как в российских и международных нормах зафиксировано право каждого на суд, на справедливое правосудие. Это право принадлежит каждому, более того, это право нельзя ограничить ни при каких условиях. Ограничение права человека защищать себя в суде не может быть оправдано ничем. Оно, с точки зрения Конституции РФ, является абсолютным.

Человек идет в суд для того, чтобы защитить там свои права. Мы все исходим из того, что можем предполагать такую ситуацию: раз я прав, раз у меня есть определенные основания действовать так или иначе, то я могу ожидать справедливого решения.

Никто никогда не пошел бы защищать себя в суде, если б, исходя из осознания правовых основ своих действий, не мог бы предположить, что решение будет защищать именно право.

Поэтому я предлагаю такой признак, как лакмусовую бумажку, для ответа на вопрос о том, есть ли у нас независимое правосудие или нет. Если мы можем сказать, что решения суда в государстве предсказуемы, тогда мы можем предполагать, что оно есть. Если мы не можем сказать, что решения суда предсказуемы, то его нет, и нам незачем туда идти. Ведь вряд ли можно считать, что большинство обращающихся в суд преследуют цель с помощью суда оправдать свои незаконные действия.

И вот, исходя именно из этого тезиса, из того, что предсказуемых решений суда мы уже почти не ожидаем, я утверждаю, что независимого правосудия в стране нет. Значит, суд не занимает того места, которое ему предназначено, и не исполняет той роли, которую он должен исполнять».

«Само выражение «независимый суд» — это колоссальный парадокс, потому что зависимый суд — это не суд», — подчеркнула Тамара Морщакова.

Кроме того, эксперт напомнила об истории проведения в России судебной реформы и разъяснила, почему и от кого российские судьи зависимы.

Судебная реформа в России началась в 1991-1992 годах. Законодательно были закреплены положения о независимости, несменяемости и неприкосновенности судей. При этом из закона убрали административную и дисциплинарную ответственность судей.

«Когда они это получили, они решили, что это всерьез. И это дало на первом этапе очень большие результаты», — сказала Тамара Морщакова.

Однако примерно с 2000 года, по оценке эксперта, начался откат назад:

«Первый шаг, который показал судам, что они напрасно надеются на большую независимость, был очень простой. Положение о том, что судьи назначаются пожизненно, вдруг перестало иметь тот смысл, который в него вложен. Был введен пункт о том, что первый раз судья назначается на должность на три года. Через три года его можно убрать из судейского корпуса».

При этом, как отметила Тамара Морщакова, «законодатель был прозорлив» — он никого не обязал обосновывать прекращение полномочий судьи. «И обосновываться это стало очень просто: судья переставал быть судьей в связи с истечением трехлетнего срока его полномочий».

«На фоне общего принципа несменяемости судей такие детали меняют сущность институтов и принципов до наоборот. Если каждый, приобретший судейскую должность, через три года должен предстать перед каким-то органом, который будет решать, лишить ли судью полномочий, то что нужно сделать судье, чтобы остаться? Понятно, эти три года нужно закалять себя послушанием», — считает эксперт.

Также была введена дисциплинарная и административная ответственность судей.

Органы судейской корпорации, призванные защищать судей, стали рычагами воздействия на них:

«Сейчас данные органы стали орудием в руках председателей судов для решения любых вопросов по персоналиям судей. У этих органов председательские лица, лица председателей судов», — отметила Тамара Морщакова.

По ее словам, таких деталей, искажающих принципы независимости судебной власти, с 2000 года стало появляться много.

В свою очередь, Лев Гудков рассказал о результатах исследования того, как наши сограждане воспринимают суд.

По данным «Левада-центра», в российском обществе есть слой, требующий нового, независимого, суда. Это, прежде всего, молодые образованные люди, наиболее активная часть населения, занятая в бизнесе.

Однако подавляющее большинство, 70 процентов, активно не хочет идти в суд, воспринимает его как часть репрессивной государственной системы.

«Мы имеем общество, в котором правовой культуры в современном смысле практически не было. Общество, которое вышло из репрессивного государства», — также отметил эксперт.

Как показало исследование «Левада-центра», чаще всего наши сограждане обращаются в суды по «семейным» вопросам: развод, наследование имущества, а также за разрешением трудовых споров.

В тех же случаях, «когда противной стороной является государство, большинство априорно считает, что дело абсолютно проигрышно и ввязываться не надо или же следует искать обходные пути».

Главным же дефектом суда респонденты назвали его зависимость, прежде всего от исполнительной власти и от богатых людей.

Кроме Тамары Морщаковой и Льва Гудкова, в дискуссии также приняли участие Леонид Никитинский — юрист, журналист, обозреватель «Новой газеты», основатель и экс-президент Гильдии судебных репортеров, учредитель «Центра правовых программ Леонида Никитинского» и Владимир Римский — социолог, заведующий отделом социологии фонда «ИНДЕМ».

Адвокаты не идут в судьи, потому что в России нет запроса на независимое правосудие

Буробин Виктор

Мой отец, давно уже ушедший из жизни, был судьей. Начинал в 1953 г., еще при Иосифе Сталине, в одном из судов МВД – существовали тогда и такие, потом был назначен судьей военного трибунала и всю оставшуюся жизнь проработал в системе военных судов.

Из юношеских разговоров и бесед с ним уже во взрослом возрасте остались отрывки воспоминаний о вопросах справедливости, о высоком предназначении суда, о сомнениях и глубоких переживаниях думающего судьи при вынесении судебного решения, о несправедливости правовой системы при коммунистическом режиме, о бесчеловечных законах и неправосудных судебных решениях, о путях развития права и возможных изменениях в судебной системе. Особенно врезался в память его рассказ о том, как председатель военной коллегии Верховного суда Василий Ульрих лично расстреливал приговоренных, в том числе расстрелял народного комиссара юстиции Николая Крыленко.

Тем не менее передо мной никогда не стояли вопросы, кем быть и что делать. Так и произошло: окончив юридический факультет Военного университета, я несколько лет работал судьей гарнизонного военного суда, затем преподавал право и учил будущих военных судей в своей альма-матер. После увольнения с военной службы в 1992 г. стал адвокатом и основал фирму «ЮСТИНА».

Председатель ВАС РФ Вениамин Яковлев образно представлял правосудие птицей, одно из крыльев которой – прокуратура, второе – адвокатура, а голова и тело птицы – это и есть суд. И я всегда воспринимал правоведов – судей, адвокатов, прокуроров, следователей – как единую профессиональную корпорацию (хотя, конечно, многие с этим не согласны и адвокату сегодня почти невозможно стать судьей). Полагал и полагаю, что статус юриста должен быть един, как нужны единые требования к получаемому юридическому образованию, этике, к стандартам качества работы. Должны быть сформированы единые квалификационные коллегии – совершенно недопустимо существующее положение, когда в квалификационных коллегиях судей нет никого из профессиональных юристов, кроме собственно судей.

В идеале центральной фигурой всей юриспруденции и венцом юридической карьеры должен быть, безусловно, Судья. (У американцев есть такое выражение: «Право – это то, что скажет о законе судья».)

Сейчас в России около 30 тыс. судей. И, конечно же, это уже не судьи времен Василия Ульриха или его заместителя по Военной коллегии Верховного суда СССР Ионы Никитченко. И право уже совсем не то. Во всяком случае, давно уже нет смертной казни, не отрицаются основные юридические постулаты верховенства права. Россия с 1996 г. – в Совете Европы и находится под юрисдикцией Европейского Суда по правам человека. Идет сложная, многотрудная «тонкая настройка» судебной системы. И предметный разговор об этом может быть долгим и вестись профессионалами, обществом, экспертами, он сложен и многоаспектен.

Но главное, из-за чего сегодня маловероятно какое-либо существенное изменение судебной системы и почему адвокаты не идут в судьи, – в стране нет запроса на независимое правосудие. Именно независимое, что всегда выделяло собственно адвокатуру в юридическом сообществе.

Кстати, адвокату как никому другому нужно независимое и справедливое правосудие. Почему? Все мы хотим «продавать» рынку свои юридические знания, умения и опыт, но не связи, блат и возможности.

Независимый суд появляется, когда он нужен власти. Это происходит лишь там, где есть нормальная политическая конкуренция, сменяемость власти путем выборов, когда правящая элита осознает необходимость собственной защиты в рамках независимого суда, в том числе защиты своей собственности, при смене властных элит. Сейчас же, пока это не осознано, независимый суд не нужен никому, кроме граждан.

Юристы и адвокаты это хорошо чувствуют. Казалось бы, при том, что юристов в стране около 2 млн, мы все могли бы надеяться на то, что судебная корпорация наполнится лучшими из лучших. Но этого не происходит, что показали результаты исследования Института проблем правоприменения об источниках пополнения судейского корпуса.

В судебной системе сегодня очень большое количество вакансий, и только в крупных городах на место судьи претендуют несколько человек, чаще конкурс провести не из кого. Такая неудовлетворенность статусом российской судебной власти и нежелание юристов иных профессий становиться судьями (как выяснили исследователи, около 65% судей пришли из аппарата суда, где кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе), помимо отсутствия ее независимости, мне кажется, кроется еще и в ощущении в обществе ее несправедливости. Речь идет именно об ощущении, потому что у каждого из нас могут быть разные представления о справедливости.

А ведь в разговоре о судебной системе очень важно понимать, для чего вообще нужен суд и в чем собственно фундаментальный смысл работы судьи.

На мой взгляд, лучшее определение сущности суда и судебной работы дано в ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, где сказано, что «каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». Главное, для чего создан суд – определение наших прав в гражданских делах и установление обоснованности обвинения в уголовных. Нет ни слова ни о задаче борьбы с преступностью, ни о защите «государственных» интересов или чьих-то «чувств» и т.п.

Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, прежде всего, конкретного человека. Не организации, не государства, не партии, не социальных групп, а конкретного человека. У нас же, как представляется, главные цели суда – обеспечение, прежде всего, государственных интересов (под ними могут пониматься и абсолютно ложные интересы олигархов и бюрократии) и единства практики (правильной или неправильной – неважно), а не достижение справедливого правосудия по конкретному делу. Поэтому и показатели судебной отчетности – стабильность и единство судебной практики, а не срез доверия людей к суду.

Об этом свидетельствует и анализ заключений Квалификационной коллегии судей, проведенный исследователями по результатам рассмотрения 959 кандидатур на должность судьи в 2014–2015 гг., который позволил обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении претендента на должность судьи. В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Отмечена справедливость кандидата – три раза. Отсюда исследователями был сделан обоснованный вывод: «сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность». За три года с момента проведенного исследования мало что изменилось, мне представляется, положение даже усугубилось.

Конечно же, в такой системе ценностей предложение омбудсмена по делам предпринимателей Бориса Титова, предлагающего установить чуть ли не квоту для приобретения адвокатами статуса судьи, ничего, по сути, не даст, даже если таких адвокатов найдется необходимое число.

Кроме того, юристов пугают запредельные нагрузки судей, которые выдерживают только женщины – их по статистике в судебной системе около 70%. Препятствием также являются слишком широкие полномочия председателей судов. Причем не только при назначении на должности судей и при обеспечении материальными благами, но и при осуществлении правосудия. Иными словами, есть ощущение, что судебная власть построена как закрытая корпорация, основанная на иерархических бюрократических принципах, связанных со стремлением председателей судов быть не первыми среди равных, а управлять судейским корпусом, в том числе набирать послушных судей.

Все это не свойственно сущности правосудия.

Вопросы о том, что можно сделать, чтобы изменить ситуацию, и при каких условиях адвокаты будут стремиться продолжить свою юридическую карьеру в суде, очень сложны. Рецепта нет. Но ясно, что отсутствие в России независимой судебной власти в подлинном ее виде не позволит что-либо существенно изменить.

И это означает, что всем нам можно и нужно делать все от нас зависящее в направлении создания независимой судебной власти именно как власти.

russiaforall

В основе цивилизованного государства лежит принцип разделения властей, а главным механизмом обратной связи, в этом принципе разделения властей, позволяющим самонастраиваться государству, лежит независимый суд. То, что мы сегодня в России имеем неэффективное государство и высокий уровень коррупции, во многом объясняется отсутствием эффективного механизма, позволяющего государству самоочищаться. Независимый суд как инструмент самоочищения государства человечеством используется давно, и ничего лучше на сегодняшний день не придумано. Мы много слышим о судебной реформе в России, но почему-то никак не можем получить то, для чего ее вновь и вновь пытаются провести – справедливый, а, следовательно, независимый суд. В основе справедливости суда лежит его независимость от влияния сторон судебного процесса, которые приходят в суд для разрешения, имеющегося между ними конфликта. Думаю, что в этой части моих рассуждений, принципиальных возражений ни у кого не возникает, поэтому перейдем к содержательной составляющей этой работы, к сути рассуждений, целью которых является рассмотрение создания условий для появления независимых судов.
Мы с вами со школьной скамьи знакомы с математическими задачами. В основе любой задачи лежат условия, и ставится цель задачи. Анализ взаимосвязей условий и цели позволяет найти решение, часто это бывает несколько правильных решений, но в любом случае решение должно удовлетворять условиям и целям задачи.
Предлагаю для наглядности применить подобный принцип решения задачи. Рассмотреть условия задачи, целью которой является появление в современной России независимых судов, для понимания того, что и как следует сделать для этого.

Условия задачи

1. Есть судья, который может принять, а может не принять справедливое решение лежащее в рамках закона. Он (судья) человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Он хочет вкусно и сытно жить, иметь дом и машину. Он заинтересован, чтобы его дети получили хорошее образование и хорошую работу. И он хочет, чтобы за исполнения этих естественных желаний, ему ничего плохого не было. То есть, при рассмотрении алгоритмов поведения судьи, мы имеем классический случай с «кнутом» и «пряником» как способом управления поведением судьи.
2. Есть сторона судебного процесса, она заинтересована выиграть судебный процесс. Для этого она часто готова пойти на сговор с судьей, то есть она готова предложить судье какие-то блага в обмен на нужный этой стороне судебный вердикт, или готова даже прибегнуть к угрозам в адрес судьи для достижения своих целей.
3. Есть еще стороны, которые могут воздействовать на решение судьи, это любое лицо, имеющее возможность влиять на судью. Будь то родственник судьи, который может просить за одну из сторон судебного разбирательства. Будь то преступник, пытающийся посулами или угрозами заставить судью принять нужное его стороне решение. Будь то большой чиновник, который в силу своего служебного положения, имеет возможность влиять на выделение судье материальных благ в виде квартиры и т.д. Или чиновник, который имеет возможность наказать судью – снять его с должности и др. Следует обратить внимание, что почти всегда это физическое лицо, хотя часто его желание повлиять на решение судьи оформляется через решение, какого-нибудь общественного института, который (институт) в свою очередь, может быть, зависим от другого лица (путем выделение средств, назначение руководителя и др.).

Цель задачи

Создать условия, при которых судья при вынесении решения будет руководствоваться принципами справедливости и законности.
Необходимо создать условия, при которых судья будет не заинтересован в
вынесении несправедливого и незаконного судебного решения.
Такое решение возможно при трех условиях:
Первое – Судья должен быть удовлетворен уровнем зарплаты и условиями проживания его семьи, а также уверен в будущем своем и своих детей. Это будет
«пряник»!
Второе – Судья должен очень много потерять (больше чем приобретет от сговора с
заинтересованной стороной), если вынесет незаконное (несправедливое) судебное
решение. Это будет «кнут»!
Третье – Любая попытка незаконного воздействия на судью со стороны третьи лиц,
направленная на получение незаконного вердикта по рассматриваемому судьей делу, должна жестко и даже жестоко пресекаться. Это позволит снизить вероятность
попыток воздействия на судью, сторонами судебного процесса.

Решение задачи

Первое (создание «пряника» для судьи)

• Судья должен избираться раз и навсегда (это позволит, не беспокоится судье за свое будущее).
• Никто не может снять судью с работы, кроме случаев, когда он нарушил закон и осужден (это позволит, не беспокоится судье за свое будущее).
• Судья должен получать достойную зарплату достаточную для обеспечения своей семьи, исключительно из федерального бюджета, возможно напрямую из казначейства (для исключения влияния на судью местных властей и других заинтересованных сторон и это позволит, не беспокоится судье за свое будущее).
• Решение об уровне зарплаты судей должен принимать федеральный законодательный орган (для исключения влияния на судью местных властей и других заинтересованных сторон и это позволит, не беспокоится судье за свое будущее).
• Судье должно быть предоставлено служебное жилье за счет средств федерального бюджета, количественные и качественные показатели жилья должны устанавливаться федеральным законодательным органом (для исключения влияния на судью местных властей и других заинтересованных сторон и это позволит, не беспокоится судье за свое будущее).
• Количественные и качественные показатели жилья должны учитывать размер семьи судьи и возможность появления новых членов семьи. То есть при увеличении численности семьи, рождении ребенка и др., размер квартиры (дома, земельного участка), количества комнат должны увеличиваться, путем предоставления другой квартиры или расширения существующей, уменьшение предоставляемой судье в пользование недвижимости не должно допускаться (это позволит, не беспокоится судье за свое будущее).
• Служебная недвижимость должна переходить в собственность судьи по выходу на пенсию (сложение полномочий судьи), или преждевременной смерти, в последнем случае государство должно обеспечить каждого нуждающегося члена семьи достойной пенсией по потере кормильца (это позволит, не беспокоится судье за свое будущее и будущее своих близких).
• Судье, раз в пять лет в личное пользование, должен выделяться в бесплатную аренду за государственный счет автомобиль определенного класса, вне зависимости имеет судья водительские права или нет (это позволит судье чувствовать себя обеспеченным человеком).
• Государство должно гарантировать бесплатное обучение детей судьи и специальную государственную стипендию на время их обучения, а также предоставить государственные гарантии на преимущественное право получения
государственной работы после окончания учебы (это позволит, не беспокоится
судье за будущее своих детей).
Предлагаемый «пряник» должен создать условия, при которых жизнь судьи гарантированно будет обеспечена в материальном плане в достаточной мере, и ему
не стоит волноваться за будущее своих близких.

Второе (создание «кнута» для судьи)

• В случае отстранения судьи от должности по решению другого суда, связанного с нарушением судьей закона при вынесении судебного решения, служебная недвижимость и автомобиль должны быть возвращены государству (этот «кнут» сделает потерю для судьи значительной и выгода от вынесения незаконного решения будет не такой привлекательной).
• Так же для такого судьи должен быть введен запрет на профессию, ему должно быть запрещено, работать в дальнейшем на государство, даже почтальоном на государственной почте (этот «кнут» сделает потерю для судьи значительной и выгода от вынесения незаконного решения будет не такой привлекательной).
• Дети такого судьи должны лишиться права на бесплатное образование, таким способом появляется «кнут», судья очень много потеряет и квартиру, и честное имя, и будущее детей, и т.д. (этот «кнут» сделает потерю для судьи значительной и выгода от вынесения незаконного решения будет не такой привлекательной).
• Дети и другие близкие родственники такого судьи должны иметь «проблемы» в виде дополнительных проверок и т.д. при поступлении в будущем и работе на государственной службе (яблоко от яблони недалеко падает). Они должны попадать под запрет на работу в правоохранительных и судебных органах (знание судьей того, что он рискует еще и будущим своих близких, будет очень серьезным стимулом для независимого и законного поведения судьи при вынесении судебных решений).
• Не должно быть срока давности для рассмотрения законности вынесенного судьей решения, то есть если даже пересмотр дела по существу вопроса невозможен в связи с истечением срока давности, то пересмотр этого же дела для доказательства нарушения закона судьей при вынесении судебного решения должен быть возможен. Следует помнить, что у судьи есть право на судебную ошибку, но была это судебная ошибка или преступление, решать должен другой судья, выносящий решение в отношении первого судьи. Решение об осуждении судьи скорее всего должно утверждаться еще одним судьей (такой механизм создаст понимание судьей большой вероятности попадания его под удар «кнута» и дополнительно эффективно простимулирует его законное поведение).
Предлагаемый «кнут» должен создать условия, при которых судья с большой степенью вероятности потеряет больше, чем ему могут предложить лица, заинтересованные в незаконном судебном решении. При этом его потери будут
умножены проблемами, которые будут возникать в будущем у него самого и у
близких ему людей.
Третье (создание условий пресечения попыток влияния на выносимые судьей
решения, со стороны заинтересованных лиц):
• Судья должен иметь возможность самостоятельно возбудить и рассмотреть дело (вынести судебное решение) в отношении лица, осуществляющего попытку воздействия на него, в целях вынесения незаконного судебного решения или мести за вынесенное ранее судебное решение. Процедура рассмотрения такого дела должна быть максимально упрощена, а для вступления такого решения в законную силу (о наказании лица за попытку оказания давления на суд) достаточно чтобы это решение было утверждено другим судьей, по представлению первого судьи. Наказание по такому решению должно быть не менее уровня наказания, предусмотренного по рассматриваемому судьей делу, в связи с которым была предпринята попытка оказания давления на судью.

Предлагаемый механизм должен создать условия, при которых лицо, предпринимающее попытку оказать давление на судью, будет знать, к каким тяжелым для него последствиям это приведет. Благодаря предлагаемому механизму судья будет знать, что может быстро и эффективно защитить себя и своих близких от угроз.

Необходимость выбора судьи

В условия рассматриваемой задачи следует добавить необходимость выбора судьи.

• Избирать судей должно население прямым голосованием (народ должен знать и доверять существующей судебной системе, а также нести ответственность за существующую систему).
• Избирательное законодательство судей должно предусматривать строгую процедуру избирательной компании и проводить ее исключительно за счет средств федерального бюджета (для исключения влияния на этот процесс местных властей и других заинтересованных сторон).

Почему в России до сих пор нет независимых судов?

Почему в России нет независимых судов, почему мы до сих пор имеем «басманное» правосудие? Кто не заинтересован в независимых судах? Кто не позволяет им появиться?
Причины не появления в России независимых судов, на мой взгляд, только две:
Первая – специалисты, принимающие законодательные акты зачастую просто не
знают, как можно создать независимые суды. Вокруг этого вопроса много говорильни и демагогии, путаются причинно следственные связи, и зачастую это
делается специально, силами которые заинтересованы оставить, так на всякий
случай, возможность контроля независимых судов.
Вторая – в стране есть силы заинтересованные в существовании «басманного» правосудия, силы, привыкшие все контролировать. И эти силы проводят целенаправленную работу по отсрочке возникновения института независимых судов.
Независимые суды, это ни от кого не зависимые суды. Суды нельзя контролировать,
ими нельзя управлять, они должны быть ни от кого не зависимыми. Без таких
независимых судов не получить самонастраиваемое государство. Без обратной
связи, в виде независимых судов, наше государство не сможет из сегодняшнего
неэффективного, превратиться в современное цивилизованное и конкурентоспособное государство, привлекательное для граждан, бизнесменов и чиновников, желающих жить в отечестве и служить отечеству.

conscious_2

Не только граждане Российской Федерации, но и многие иностранные специалисты, включая Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), вполне обоснованно считают судебную систему России неправосудной, т.е. неспособной к принятию самостоятельных, независимых и справедливых судебных актов по делам, которые рассматриваются в судах.
Судебные дела во всех судебных инстанциях страны, рассматриваются сегодня не по Конституции и закону, который не противоречит ей, а в угоду и по воровским понятиям политического режима, окупировавшего государственную власть в стране. По причине несоблюдения основного закона страны — Конституции РФ и законодательства, этот политический режим является антиконституционным, т.е. антинародным.

Причина неправосудности судебной системы России заключается в кабальных условиях, которые созданы в работе всех судей. К созданию этих кабальных условий, имеет самое непосредственное отношение президент РФ, поскольку утверждает претендентов на судейские должности, т.е. является фактическим работодателем для всех федеральных судей. С мировыми судьями дело обстоит ещё хуже, их утверждают в должности советы местных депутатов. Как известно, ни один депутатский совет в России не обладает легитимностью, поскольку не представляет интересы граждан из-за тотальных фальсификаций на всех выборах. Таким образом, в России ни один мировой судья не имеет законных, полномочий согласно Конституции РФ, следовательно все решения, которые они принимают, также незаконны.

Кабальные, а по сути крепостные условия работы всех судей в России заключаются в следующем.

Судьи находятся вне юрисдикции гражданского пенсионного законодательства — пенсии им назначает пенсионный отдел Министерства юстиции РФ. Согласно закону «О статусе судей в Российской Федерации» при выходе в отставку судья получает выходное пособие из расчета месячной заработной платы (сейчас в среднем 100 тысяч рублей) по последней должности за каждый полный год работы судьей, но не меньше шести зарплат (сейчас — не меньше 650 тыс. рублей).
Ежемесячное пожизненное содержание составляет 80–85% от зарплаты для тех, кто имеет стаж работы судьей более 20 лет. Если судья проработал меньшее количество лет, то он получает пенсию на общих основаниях. Иногда за особые заслуги начисляются отдельные выплаты.

08-1

Обычным гражданам (не судьям) раньше для получения права на пенсию в размере 55 процентов от учитываемого заработка нужно было отработать женщине — 20 лет, мужчине — 25. Это было минимальное требование к общему трудовому стажу. За каждый сверх этого стажа отработанный год прибавлялся один процент. Однако при этом доля от заработной платы, выплачиваемая в виде пенсии, не могла превышать 75 процентов.

Каждый вновь назначенный судья, вынужден в течение 20 лет (как рекрут) безропотно выполнять все прихоти и даже незаконные, антиконституционные распоряжения политического режима, чтобы заработать себе ежемесячное пожизненное содержание в 80–85% от зарплаты, (это намного больше чем у обычных граждан)
Когда до окончания 20 летнего крепостного срока остаётся всего несколько лет судьи испытывают особый цинизм со стороны антинародного политического режима. Этих судей, в данный промежуток времени, используют как самых настоящих палачей. Многие судьи не выдерживают и увольняются досрочно, так и незаработав себе судейскую пенсию 80 — 85 % от зарплаты. Но многие http://newtimes.ru/articles/detail/55480 остаются в этой крепостной кабале и продолжают работать судьями и совершая тяжкие антиконституционные преступления против народа и страны.

Вся эта кабальная система крепостной зависимости судей реализуется через председателей судов и квалификационные комиссии, которые выполняют инквизиторские функции в отношении ретивых или просто неугодных судей, лишая их судейских полномочий.
Чтобы передать судью в руки квалификационной комиссии, председатели судов находят формальные обстоятельства, чаще всего это нарушение делопроизводства при учёте и оформлении судебных дел. При рабочей нагрузке на судью в 100-300 и более дел в месяц (по норме 20-30 дел) найти несколько неправильно оформленных и сшитых дел пара пустяков. Далее председатель передаёт материалы проверки в квалификационную комиссию и этого судью лишают судейских полномочий. Восстановиться в должности, обжаловав в суде решение квалификационной комиссии, для этого судьи нереально, посколько всё это является единой системой крепостной зависимости для всех судей, включая Верховный и Конституционный суд.

Преобразовать крепостную судейскую систему в конституционную, сделав её правосудной может только сам народ, если конечно он хочет жить и работать по правде и справедливости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *