Как привлечь к ответственности бывшего директора
Перейти к содержимому

Как привлечь к ответственности бывшего директора

  • автор:

Как привлечь к ответственности бывшего директора

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Носова Екатерина Евгеньевна

Программа разработана совместно с АО »СБЕР А». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Каковы основания для привлечения к ответственности генерального директора общества с ограниченной ответственностью?

Прежде всего отметим, что привлечение к ответственности генерального директора возможно как в рамках обычной деятельности общества, так и в рамках процедуры банкротства. В первом случае речь идет об ответственности директора за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу, во втором — о субсидиарной ответственности в деле о банкротстве.

Ответственность директора перед обществом за причиненные ему убытки

В соответствии с п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.
Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ).
Статьей 53.1 ГК РФ предусмотрена ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица. Данное правило направлено на защиту интересов самого юридического лица и его участников, поскольку в предусмотренном ст. 53.1 ГК РФ порядке подлежат возмещению убытки, причиненные самому юридическому лицу, но не его кредиторам (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 12.12.2018 по делу N 33-54706/2018).
Так, в силу п. 1 ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.
Аналогичное положение содержится в ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО).
Так, в соответствии с п. 2 ст. 44 Закона об ООО члены совета директоров общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При этом не несут ответственности члены совета директоров общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании.
С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник (п. 5 ст. 44 Закона об ООО).
Указанные выше лица несут ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей они действовали недобросовестно или неразумно, в том числе если их действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.
Подчеркнем, что гражданское законодательство закрепляет презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 ГК РФ), которая распространяется и на руководителей хозяйственных обществ, то есть предполагается, что они при принятии деловых решений действуют в интересах юридического лица и его участников (определение Верховного Суда РФ от 10.04.2017 N 303-ЭС15-17925).
Кроме того, в силу п. 3 ст. 53.1 ГК РФ к ответственности за убытки, причиненные юридическому лицу, может быть также привлечено лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, уполномоченным выступать от имени юридического лица. Такое контролирующее лицо обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно. При этом в случае совместного причинения убытков юридическому лицу указанные выше лица могут быть привлечены к солидарной ответственности.
Необходимо подчеркнуть, что в силу прямого указания закона соглашение об устранении или ограничении ответственности лиц, уполномоченных выступать от имени юридического лица, за совершение недобросовестных действий, равно как и соглашение об устранении или ограничении ответственности контролирующего лица, ничтожны (п. 5 ст. 53.1 ГК РФ).
Как следует из п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — Постановление N 62) лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган — директор, генеральный директор, временный единоличный исполнительный орган и т.п.) обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.
При этом в силу п. 4 Постановления N 62 добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора*(1).
Следует подчеркнуть, что в соответствии с п. 7 Постановления N 62 не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В то же время наряду с таким директором солидарную ответственность за причиненные этой сделкой убытки несут члены указанных коллегиальных органов (п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 4 ст. 44 Закона об ООО).
Анализ судебной практики свидетельствует о том, что сама по себе ссылка директора на то, что он исполнял указания участника общества, не освобождает его от ответственности за убытки, причиненные обществу (определение Верховного Суда РФ от 13.10.2020 N 310-ЭС20-14405 по делу N А36-2236/2017). В случае, если возможность исполнения обязательства юридическим лицом утрачена, кредитор может обратиться в суд с иском о привлечении единственного участника и директора общества к субсидиарной ответственности в размере неисполненного обществом денежного обязательства (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2021 N 12АП-2971/21 по делу N А12-7965/2020).
В соответствии с п. 1 ст. 65.2 ГК РФ участники корпорации вправе: обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом; требовать, действуя от имени корпорации (п. 1 ст. 182 ГК РФ), возмещения причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ); оспаривать, действуя от имени корпорации (п. 1 ст. 182 ГК РФ), совершенные ею сделки по основаниям, предусмотренным статьей 174 ГК РФ или законами о корпорациях отдельных организационно-правовых форм, и требовать применения последствий их недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации. Таким образом, участник корпорации вправе выступать в защиту как собственных корпоративных прав, так и в защиту прав и законных интересов корпорации (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23.08.2017 N Ф02-4242/17 по делу N А33-18468/2016).
Важно отметить, что удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу (определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.11.2018 N 301-ЭС18-9388).

Субсидиарная ответственность директора в рамках дела о банкротстве общества

Прежде всего отметим, что основания для привлечения к субсидиарной ответственности, содержащиеся в главе III.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон N 127-ФЗ) в редакции Закона N 266-ФЗ, не подлежат применению к действиям контролирующих должников лиц, совершенных до 01.07.2017, в силу общего правила действия закона во времени (п. 1 ст. 4 ГК РФ), поскольку Закон N 266-ФЗ не содержит норм о придании новой редакции Закона о банкротстве обратной силы*(2).
Под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий (п. 1 ст. 61.10 Закона N 127-ФЗ).
При этом как следует из п. 4 ст. 61.10 Закона N 127-ФЗ, пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если оно являлось руководителем должника или имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества либо имело право назначать (избирать) руководителя должника*(3).
Анализ судебной практики свидетельствует о том, что квалифицирующими признаками сделок, при наличии которых к контролирующему лицу может быть применена презумпция доведения до банкротства, являются значимость этих сделок для должника (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно их существенная убыточность в контексте отношений «должник (его конкурсная масса) — кредиторы», то есть направленность сделок на причинение существенного вреда кредиторам путем безосновательного, не имеющего разумного экономического обоснования уменьшения (обременения) конкурсной массы. Такая противоправная направленность сделок должна иметь место на момент их совершения. При этом сама по себе убыточность заключенной контролирующим лицом сделки не может служить безусловным подтверждением наличия основания для привлечения к субсидиарной ответственности (определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 07.10.2021 N 305-ЭС18-13210 (2) по делу N А40-252160/2015). Равно как и само по себе наличие статуса контролирующего лица не является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности (определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.11.2021 N 305-ЭС19-14439 (3-8) по делу N А40-208852/2015).
Отметим также, что в силу абзаца 4 п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» лицо не может быть признано контролирующим должника только на том основании, что ему были переданы полномочия на совершение от имени должника отдельных ординарных сделок, в том числе в рамках обычной хозяйственной деятельности, либо оно замещало должности главного бухгалтера, финансового директора должника. Названные лица могут быть признаны контролирующими должника на общих основаниях, в том числе с использованием предусмотренных законодательством о банкротстве презумпций, при этом учитываются преимущества, вытекающие из их положения.
Так, по одному из дел лицом, привлекаемым к ответственности, было указано, что причиной налоговых правонарушений явилась бухгалтерская ошибка, в результате чего вина директора отсутствует. Однако судом данные доводы были отклонены, поскольку согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта. В ходе выездной налоговой проверки было установлено, что причиной доначисления налогов были умышленные противоправные действия должника, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды. Именно руководитель предприятия является ответственным за организацию и ведение бухгалтерского учета на предприятии, а следовательно, именно он ответственен за действия, совершенные бухгалтером при ведении бухучета (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2020 N 18АП-5545/20 по делу N А76-564/2017). Отметим, что в рассматриваемом деле после начала мероприятий налогового контроля директор на основании личного заявления снял с себя полномочия директора и передал их управляющей компании. Вместе с тем указанные обстоятельства не повлекли за собой освобождение генерального директора от субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица.
Таким образом, директор общества может быть привлечен к ответственности перед юридическим лицом за причиненные ему убытки (ст. 53.1 ГК РФ, ст. 44 Закона об ООО), а также к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве по основаниям, предусмотренным главой III.2 Закона N 127-ФЗ.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Гентовт Ольга

Ответ прошел контроль качества

21 января 2022 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————
*(1) Отметим, что с иском о возмещении директором убытков вправе обратиться также участник общества, который на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков участником юридического лица не являлся. Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к ст. 201 ГК РФ начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.
*(2) Аналогичные разъяснения даны в п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ. «, согласно которым положения Закона N 127-ФЗ в редакции Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ (в частности, ст. 10) о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ.
*(3) Отметим, что в силу прямого указания закона к контролирующим должника лицам не могут быть отнесены лица, если такое отнесение связано исключительно с прямым владением менее чем десятью процентами уставного капитала юридического лица и получением обычного дохода, связанного с этим владением (п. 6 ст. 61.10 Закона N 127-ФЗ).

Субсидиарная ответственность бывшего директора

На руководителе организации, в отношении которой возбуждено дело о несостоятельности, лежит обязанность по передаче арбитражному управляющему финансовой и иной документации, связанной с экономической деятельностью должника. Отсутствие или искажение документов об имуществе организации, её кредиторах и должниках способно затруднить или сделать невозможным надлежащее формирование конкурсной массы и соразмерное удовлетворение притязаний конкурсных кредиторов.

В связи с этим Закон о банкротстве предусматривает такое основание привлечения контролирующего лица должника к субсидиарной ответственности, как невозможность удовлетворения требований кредиторов ввиду отсутствия надлежащей документации, из чего суды делают вывод о возможности привлечения руководителя должника к ответственности за её непредставление.

Фабула дела:

В рамках дела о несостоятельности ЖЭУ (должник) конкурсный управляющий (заявитель) просил привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника (ответчик), обосновывая свои требования тем, что ответчик не передал необходимую документацию для проведения процедур в деле о несостоятельности, хотя соответствующая обязанность была возложена на него арбитражным судом.

Ответчик настаивал, что ко времени истребования у него документов он уже не являлся руководителем должника, а сведения ЕГРЮЛ неверны. При этом он сообщал конкурсному управляющему, где можно получить необходимые ему документы.

Суд первой инстанции отклонил требования заявителя ввиду недоказанности того факта, что какие-либо действия ответчика повлекли убытки для кредиторов, а также недоказанности вины бывшего руководителя.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции и привлек бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в размере последней известной балансовой стоимости активов должника, указав, что его виновное противоправное бездействие по представлению документации повлекло невозможность формирования конкурсной массы должника. Суд округа оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 30.04.2019 по делу № А07-627/2017 [Ф09-1715/2019]

Выводы суда:

1. Предполагается, что полное удовлетворение требований кредиторов невозможно по причине непредставления контролирующим лицом необходимой документации, если в результате этого существенно затруднены процедуры банкротства, в частности, формирование и реализация конкурсной массы.

2. На момент рассмотрения дела конкурсная масса не сформирована. За 2 года до банкротства у должника имелось ликвидное имущество на несколько миллионов рублей, но за 1 год до несостоятельности оно на балансе не числилось, а стоимость активов стала равной 0 рублей. Представить пояснения относительно массового выбытия имущества должника бывший руководитель не смог. Таким образом, ответчиком совершены неправомерные действия, которые повлекли невозможность погашения требований кредиторов.

3. Увольнение руководителя должника само по себе не свидетельствует об отсутствии у него необходимой документации, касающейся хозяйственной деятельности должника, и не прекращает обязанность бывшего руководителя по передаче информации арбитражному управляющему.

4. Сведения об увольнении руководителя, следующие из трудовой книжки и приказа об увольнении, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат сведениям из ЕГРЮЛ, являющегося публичным реестром, рассчитанным на предоставление информации третьим лицам.

5. Размер субсидиарной ответственности ответчика должен ограничиваться стоимостью активов должника, имевшихся у него согласно бухгалтерской отчетности.

Комментарии:

1) Отсутствие финансовых документов должника является разновидностью общего основания привлечения к субсидиарной ответственности – невозможности полного погашения требований кредиторов. Когда полное погашение этих требований невозможно (а это случается практически в каждом случае несостоятельности), предполагается, что это следствие отсутствия документов у арбитражного управляющего, но только если это обстоятельство действительно нарушило процесс удовлетворения требований кредиторов, которое управляющему необходимо доказать.

2) Требовать представления документов можно не только от действующего руководителя должника, но и от лица, у которого фактически находятся соответствующие сведения, однако в таком случае истцу необходимо это доказать. В рассматриваемом деле обязанность по передаче документов уже была возложена вступившим в силу судебным актом, поэтому отрицание ответчиком оснований для истребования у него документов не может приниматься во внимание.

3) Закон о банкротстве не устанавливает в качестве основания ответственности непередачу арбитражному управляющему истребуемых документов относительно должника, речь идет об их отсутствии как таковом либо их искажении. Между тем, ответчик заявлял, что бухгалтерская и иная отчетность сохранена, но находится по адресу регистрации ЖЭУ, данное обстоятельство заявителем не оспаривалось. Однако такой широкий подход к толкованию поддерживается сложившейся судебной практикой.

4) Вопреки указаниям судов, не требовалось доказывания вины ответчика в невозможности полного удовлетворения требований — Законом о банкротстве установлено, что лицо, на которое возложена обязанность по составлению и хранению финансовой документации, должно доказать отсутствие своей вины. Соответственно, бремя доказывания по таким делам распределено аналогично общим условиям гражданско-правовой ответственности за причинение вреда (ст. 1064 ГК РФ), и вина ответчика презюмируется, если противной стороной доказано совершение противоправных действий (бездействия) и наступление вызванных ими вредных последствий.

5) Отрицая свою вину, бывший руководитель пояснял судам, что длительное время он не участвовал в управлении должником, поскольку находился на стационарном лечении, в подтверждение чего представил листки нетрудоспособности. При этом он частично передал истребованную у него документацию, а также обращался к арбитражному управляющему с письменными пояснениями относительно того, где и каким образом возможно получить доступ к полной документации должника.

Кроме того, конкурсное производство в отношении должника введено лишь через полгода после увольнения бывшего руководителя, т.е. в течение данного периода у должника был иной руководитель, осуществляющий свои полномочия наряду с арбитражным управляющим, а значит, он должен был предпринять действия к получению или восстановлению документов. В совокупности это может свидетельствовать о добросовестности ответчика, опровергающей его вину в отсутствии у конкурсного управляющего необходимых документов.

6) Суд округа занял иную позицию относительно оснований ответственности бывшего руководителя. Так, он указывает уже не на бездействие, а на неправомерные действия ответчика, повторно отмечая полную утрату активов должника. Фактически окружной суд посчитал, что с ответчика подлежат взысканию убытки, вызванные его действиями по выводу имущества ЖЭУ, но отменять либо изменять определение апелляционного суда не стал, поскольку эта ошибка не способна повлиять на правильный по существу судебный акт.

Не имеет значения, на какой вид ответственности указывает сам заявитель: в делах о банкротстве суд определяет основания ответственности контролирующих лиц должника самостоятельно, даже если это противоречит воле участвующих лиц;

7) При этом важно, что в материалах дела имелись сведения о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя в связи с сокрытием имущества должника путем совершения денежных перечислений в обход расчетного счета. И хотя уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления, во-первых, из этого не следует, что недобросовестные действия как таковые не совершались руководителем; во-вторых, полученные в ходе следственных действий сведения не утрачивают статус доказательств в рамках гражданского процесса.

Несмотря на то, что окружная инстанция не ссылалась на материалы уголовного дела, судя по всему, они были учтены при формировании внутреннего убеждения судебной коллегии, в связи с чем ответчику следовало дополнительно разъяснить обстоятельства его уголовного преследования, сделав акцент на своей добросовестности.

8) Кроме того, бывшему руководителю следовало хотя бы в самом общем виде разъяснить судам, при каких обстоятельствах и по каким причинам должник утратил всё имеющееся у него имущество, тем более, что суды всех инстанций ставили этот вопрос на обсуждение. Если ответчик действовал в соответствии с принятыми обычаями делового оборота и в целом вел себя добросовестно, либо, будучи номинальным директором, никак не мог определять действия организации по распоряжению имуществом, его вина опровергается, что препятствует привлечению руководителя к какой-либо ответственности по долгам должника.

9) Суд округа в своем постановлении фактически поправил нижестоящие суды, указав, что ответчик являлся руководителем должника именно по указанную в трудовой книжке дату, в то же время выразил несогласие с позицией ответчика ввиду принципа публичной достоверности реестра. Такой подход неверен: сведения в ЕГРЮЛ предполагаются верными для третьих лиц, но не для суда (и не для ФНС), тем более в ситуации, когда имеются явные доказательства обратного. Кроме того, этот принцип касается лишь юридического лица, но не руководителя, который является его органом управления.

Регулирование рассчитано на защиту контрагентов юридического лица, которые вправе полагаться на достоверность сведений реестра (о лице, уполномоченном действовать от имени компании без доверенности и т.п.). Отдавать во всех случаях предпочтение публичным реестровым сведениям некорректно, поскольку это может означать переложение на формального реестрового руководителя негативных последствий действий (бездействия) реального руководства общества и государственного регистратора, допустивших такую ошибку.

10) Дата увольнения подтверждается трудовой книжкой бывшего руководителя и приказом о его увольнении. Эти документы являются надлежащими доказательствами, участвующие в деле лица не заявляли об их подложности. Более того, в основе статуса руководителя должника лежит именно его положение в соответствии с внутренними документами организации – так, если директором общества в ЕГРЮЛ ошибочно числится лицо, не имеющее никакого отношения к этому юридическому лицу, это обстоятельство не делает такого гражданина руководителем общества.

11) По общему правилу, размер субсидиарной ответственности равен совокупному размеру требований кредиторов должника. В данном деле требования кредиторов составляли порядка 60 млн рублей, но суды ограничили размер ответственности бывшего руководителя 24 млн рублей – суммой, равной стоимости ранее имевшихся активов ЖЭУ. Подобное ограничение ответственности возможно в том случае, если размер требований кредиторов существенно превышает вред, причиненный по вине руководителя должника.

Очевидно, что невозможность выявления или вывод (сокрытие) имущества может причинить вред лишь на сумму стоимости таких активов, а взыскание остальной части всех кредиторских требований означало бы ответственность ответчика за деятельность должника как таковую, без учета действий (бездействия) руководителя, что лишало бы смысла существование юридических лиц.

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по ссылке.

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Налоги. Оптимизация. Перевод сотрудников в ИП» можно посмотреть по ссылке.

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2018 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинации «Арбитражное судопроизводство». Это позволило нам войти в ТОП-50 региональных компаний по всей России в данной номинации.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Рецепты для всех: как привлечь к субсидиарной ответственности или ее избежать

Рецепты для всех: как привлечь к субсидиарной ответственности или ее избежать

Закон обязывает руководителя подать заявление о несостоятельности своей компании, когда наступило объективное банкротство, то есть когда временные трудности стали непреодолимыми. Тем, кто этого не сделал, грозит субсидиарная ответственность. Как определить этот момент, рассказала руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Уголовное право Профайл компании × Алина Манина. По ее словам, в законе указаны общие признаки банкротства, но конкретных критериев практика не выработала. «Верховный суд их не приводит, оставляет вопрос на откуп нижестоящим судам», – поделилась юрист.

Тем не менее экономколлегия ВС дала несколько подсказок, как действовать в случае, если директор заявляет, что трудности были временные, и в доказательство предъявляет экономический план по выходу из кризиса. Такая ситуация возникла в деле Волгоградского завода буровой техники (№ А12-18544/2015). ВС передал дело на новое рассмотрение и указал учитывать специфику деятельности должника, рассказывала Манина.

ВС намекает, что надо проводить глубокий финансовый анализ предприятия, раскрывать обоснованность и разумность экономического плана по выходу из кризиса. Ведь суд и кредиторы не знают, как шли дела на предприятии. И здесь доказательством добросовестности (или недобросовестности) директора может стать комплексная финансово-экономическая экспертиза.

Руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Уголовное право Профайл компании × Алина Манина

Манина посоветовала предоставлять больше документов, ведь это позволит точнее определить момент наступления объективного банкротства. «Если годовую отчетность сдадите – вам эксперт так и скажет, что этот момент наступил где-то в середине года», – предупредила эксперт. Она рекомендует сдавать базу 1С (хотя «не всем этого хочется»), меморандумы, преддоговоры с контрагентами и т. п. Это даст эксперту более полную картину событий и поможет сделать более точный вывод, заключила Манина.

Судье понятно, когда наступило объективное банкротство, потому что все уже случилось и все документы на столе, поделился мнением партнер КА Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × Максим Степанчук. Но «в моменте» это не всегда очевидно. «Более того, если директор сразу бежит с заявлением, то он недолго продержится у своих учредителей или акционеров», – с улыбкой сказал Степанчук. Он дал советы директорам, которые не хотят, чтобы их привлекли к субсидиарной ответственности. Им следует мониторить контрагентов, собирать доказательства экономической обоснованности сделок, передавать документы по акту следующему директору и так далее. Главная рекомендация Степанчука – «создавать вокруг себя бюрократический аппарат», чтобы можно было в суде объяснить, как велся бизнес. Чем больше у директора доказательств в суде – тем меньше шансов быть привлеченным к субсидиарной ответственности, пояснил адвокат.

Тот самый бенефициар

Как найти «того самого бенефициара» из широкого круга лиц, рассказал старший юрист АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) Профайл компании × Дмитрий Якушев. По его словам, эффект от реформы субсидиарной ответственности был «моментальным»: заявлений стало намного больше, по итогам 2018 года более 30% удовлетворяются. «Сейчас любое лицо можно привлечь к ответственности, если будет доказано, что оно влияло на решения должника», – утверждал Якушев.

Он упомянул определение Верховного суда о «совокупности косвенных доказательств», которых кредитору достаточно, чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности (дело № А33-1677/2013). Как подчеркнул Якушев, экономколлегия имела в виду именно систему косвенных доказательств – когда они складываются в стройную четкую систему. Несмотря на общее ужесточение субсидиарной ответственности, исход каждого конкретного дела зависит от того, какие следы оставил бенефициар, отметил докладчик. В качестве примера «классической схемы» он привел дело № А40-131425/16, где деньги через цепочку уходили ООО, которое не вело никакой деятельности. В корпоративной структуре руководящие должности занимали супруги. «Здесь и отношения родства, и ничем не обоснованное обогащение конечного в цепочке юрлица», – прокомментировал Якушев. В этом деле суды привлекли контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Докладчик привел и другой пример: подозрительное поведение есть, но доказательств не хватает. Так произошло деле № А24-5586/2014. Там деньги аккумулировались на счетах аффилированного лица, но суд счел, что этого факта «самого по себе недостаточно».

Один из главных признаков контролирующего лица – возможность давать обязательные указания должнику. Однако опасность может грозить даже тем юрлицам, которые не руководили банкротом, но входят с ним в одну группу компаний. Когда это возможно, рассказал старший юрист юркомпании РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (споры high market) 13-14 место По количеству юристов 4 место По выручке на юриста 7 место По выручке × Иван Стасюк. По его словам, в некоторых зарубежных странах есть возможность объединить имущественную массу взаимосвязанных компаний. В России этого института нет, но есть правовые предпосылки для требований к компаниям из одной группы. Как указал Стасюк, они содержатся в п. 7 Постановления Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года. Там говорится о возможности привлечь к субсидиарной ответственности лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника.

Что это значит, рассказал Стасюк на примере дела «Дальней степи», где «суд пошел даже дальше Пленума». Там в одной группе лиц с должником был банк, единственное платежеспособное лицо в этой структуре. «Банк поучаствовал в выводе активов, и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь его к субсидиарной ответственности», – излагал Стасюк. Он привел и другие примеры. В их числе – дело № А40-255075/16 о компании-«клоне». Там учредители довольно «топорно» сработали, когда создали новую фирму с тем же названием, перевели туда все активы, включая товарный знак, и всех контрагентов, рассказывал Стасюк. В итоге, помимо руководителей должника-банкрота, к субсидиарной ответственности привлекли и новую компанию, хотя она лишь получила активы и не руководила должником, поделился эксперт.

Об ответственности контролирующих лиц за убытки при санации банка рассказал управляющий партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа АПК и сельское хозяйство группа Банкротство (споры high market) группа Морское право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Уголовное право группа Частный капитал 9 место По количеству юристов 18 место По выручке 19 место По выручке на юриста Профайл компании × Сергей Ковалев. «Санация – нечастая, но экономически значимая процедура, – объяснил он. – Ее проходят крупные банки, которые входят в десятку. Например, Бин-Банк, «Открытие», Промсвязьбанк».

В рамках санации могут оспариваться сделки, обычно это главный элемент последующего взыскания убытков. Но обычно это происходит по специальным нормам закона о банкротстве, где есть кредиторы, отметил Ковалев.

Противоречиво поступает санируемый банк, который говорит: «Я хочу оспорить сделки по банкротным основаниям, но не хочу подтверждать, что у меня есть кредиторы». Тем не менее суды с этим соглашаются.

Управляющий партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа АПК и сельское хозяйство группа Банкротство (споры high market) группа Морское право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Уголовное право группа Частный капитал 9 место По количеству юристов 18 место По выручке 19 место По выручке на юриста Профайл компании × Сергей Ковалев

В частности, Ковалев коснулся темы взыскания подобных убытков по корпоративным основаниям. Согласно закону, отвечать могут единоличный исполнительный орган, члены коллегиальных органов, но в том случае, если они принимали решения, за которые взыскивались убытки, уточнил докладчик. Также, по его словам, в список входят лица, которые влияли на принятие решений. Например, это представитель по доверенности в части убытков, вызванных определенной сделкой. Важный аспект в таких делах – это обычность действий, отметил Ковалев: «Можно ли говорить, что человек, который совершил сделку, действовал в обычном порядке?». Здесь, по мнению юриста, могут помочь различные инструкции, правила и положения, которыми руководствуются банковские работники. В целом, полагает Ковалев, их нельзя привлечь к ответственности: человек находится «в своей ячейке» и не знает, что происходит у соседа, в силу должностных инструкций и внутренних барьеров. Но могут быть и исключения, если получится доказать, что человек «знал или должен был знать» и действовал с умыслом, подытожил докладчик.

Сроки и последствия

Как менялись сроки исковой давности и какие риски это создает для контролирующих лиц, поделился партнер практики разрешения споров Lidings Lidings Федеральный рейтинг. группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) 13 место По выручке 22-24 место По количеству юристов 5 место По выручке на юриста × Александр Попелюк. По его словам, вопрос, какие сроки применяются, важен не только для юристов, но и для бизнесменов. Для последних он может стать «спасительной соломинкой» в споре об ответственности.

«Сейчас субъективная исковая давность составляет три года, объективная давность также ограничена тремя годами с момента признания должника банкротом, есть еще три года после завершения банкротства, а в целом объективная давность ограничена 10 годами, – излагал Попелюк. – Но так было не всегда». Он рассказал об изменениях:

  • с 1995 по 2013 год субъективная исковая давность была три года, объективной исковой давности не было, а восстановить срок могли только физические лица;
  • с 2013 по 2016 год субъективная исковая давность составляла один год со дня, когда лицо узнало о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, объективная исковая давность равнялась трём годам с даты признания должника банкротом, а восстановить срок можно было по уважительной причине независимо от заявителя.

По словам Попелюка, Верховный суд в деле «Дальней степи», оценивая события прошлых лет, «справедливо» обратился к нормам, которые действовали тогда. Но не все судьи одинаково понимают, что такое материальные и процессуальные нормы, констатировал эксперт.

Еще один доклад, посвященный срокам, прочитал партнер юрфирмы Кульков, Колотилов и партнеры Кульков, Колотилов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Международные судебные разбирательства группа Санкционное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (споры high market) группа Международный арбитраж Профайл компании × Николай Покрышкин. Он осветил вопрос, можно ли применять главу III.2 закона о банкротстве, которая упрощает привлечение к субсидиарной ответственности, «задним числом». То есть в случаях, когда действия контролирующих лиц совершены до 1 июля 2017 года. В самом законе говорится, что «правила применяются к заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года». Но юристы спорят, что это значит, рассказал Покрышкин: одни считают, что применяются все нормы главы III.2 и неважно, когда совершены действия, которые вменяются контролирующему лицу («людоедский» подход). Другие настаивают, что материальные нормы главы не имеют обратной силы: в этой части должны действовать правила на дату совершения вменяемых действий («проконтролерский» подход).

По словам Покрышкина, этот вопрос актуален для очень многих дел. От ответа зависит, можно ли признать лицо контролирующим и привлечь к ответственности. В частности, новая редакция закона установила много презумпций, расширивших круг лиц, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности, пояснил Покрышкин. Он поделился результатами изучения судебной практики. В делах АС Московского округа примерно одинаково представлены оба подхода. Невыгодный для контролирующих лиц подход чаще всего встречается в делах, когда заявитель просит применить главу III.2 в нынешней версии, а ответчик не принимает участия в процессе, рассказывал Покрышкин. Но если ответчик принимает участие в процессе и обращает внимание на этот вопрос – суд его изучает, иногда бывают отмены, поделился докладчик. По его словам, похожая ситуация в ВС: три раза экономколлегия поддержала «проконтролерские» решения, но один раз оставила в силе акты нижестоящих судов с противоположным подходом.

Пограничные темы: убытки в банкротстве и «субсидиарка» не в банкротстве

Некоторым инициаторам привлечения к субсидиарной ответственности иногда выгоднее использовать институт убытков – это может быть проще и надежнее. Таким «неожиданным» наблюдением поделилась руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Экологическое право × Юлия Литовцева. Она сопоставила два института и рассказала, какие сходства и различия у них бывают. Например, важное различие есть в сроках исковой давности.

Заявление о взыскании убытков в банкротстве всегда подается в интересах должника, а срок исковой давности начинается тогда, когда следующий руководитель после «злодея» мог узнать о нарушениях своего предшественника или предшественников (если речь идет о коллегиальном органе). Когда были процедуры банкротства, не играет никакой роли.

Руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Экологическое право × Юлия Литовцева

В заявлениях надо указывать разные суммы. По субсидиарной ответственности взыскивается «все в интересах всех», а убытки – лишь те, которые причитаются вам, подчеркнула Литовцева. Различия есть и в основаниях. Для субсидиарной ответственности это ст. 61.11, 61.12 закона о банкротстве. [В первой речь говорится о неподаче или несвоевременной подаче заявления о банкротстве, во второй – о невозможности погасить все требования кредиторов]. А убытки могут охватывать всю диспозицию названных норм и могут быть по любым другим основаниям, поделилась Литовцева. По ее словам, водораздел – это сумма ущерба. Если она влечет банкротство или является «последней каплей», которая привела к банкротству, то эксперт советует идти по пути субсидиарной ответственности. А если взыскивать убытки – надо взять конкретное действие или бездействие, обосновать его неправомерность и указать на негативные последствия в виде финансовых потерь. «Причинно-следственная связь гораздо проще», – отметила Литовцева.

«Мы так много говорим о банкротстве, что забыли, что субсидиарную ответственность можно применять и без него», – так начала свой доклад руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. × Надежда Макарова. Она рассказала о применении п 3.1 ст. 3 закона об ООО. Эта норма позволяет привлечь к субсидиарной ответственности «контролирующих лиц» общества, которое было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее в административном порядке, но так и не исполнило своих обязательств. Обязательное условие в том, что эти лица должны действовать недобросовестно и неразумно, уточнила Макарова.

П. 3.1 ст. 3 закона об ООО используется очень мало. При этом из ЕГРЮЛ исключили сотни тысяч недействующих юрлиц, многие из которых наверняка использовались в «серых» схемах. Не знаю, чем объяснить эту пропорцию. Каждый раз я в арбитражном суде заново объясняю, что это за норма, а суды ищут банкротный след, которого нет и быть не может.

Руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. × Надежда Макарова

Макарова изучила судебную практику по применению нормы и рассказала, какие обстоятельства в выигранных делах оказались в пользу кредиторов. Убытки везде были подтверждены судебными актами. В одном из дел директор знал о долгах, но не пытался препятствовать ликвидации и не инициировал банкротство, излагала Макарова. В другом деле участники поставили на должность номинального директора, когда узнали, что долг необходимо погасить. В третьем разбирательстве директор знал, что поставляет некачественный товар, продолжала докладчик. А некоторые суды считают, что непредоставление бухгалтерской отчетности само по себе недобросовестно и неразумно, отметила Макарова.

Отказы, по ее словам, объясняют тем, что не доказана недобросовестность и неразумность. Также суды могут ставить истцам в вину, что те не представили возражений по поводу исключения из ЕГРЮЛ, заключила Макарова.

Можно ли привлечь к административной ответственности бывшего руководителя организации?

Ответ: Да, можно. Такой подход прослеживается в нескольких актах Верховного Суда РФ (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.11.2017 N 46, п. 10 Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 06.12.2017). Привлечь бывшего руководителя к ответственности можно только при условии, что не истек срок давности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ).

Привлечь к ответственности действующего руководителя за нарушения, допущенные его предшественником, нельзя, поскольку вины действующего руководителя в этих нарушениях нет (ч. 1 ст. 1.5 КоАП РФ, п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.11.2017 N 46).

Кроме того, в отдельных случаях бывшего руководителя могут привлечь к ответственности как должностное лицо, за нарушения, которые он допустил уже после того, как был освобожден от обязанностей руководителя организации. Например, если он не передал арбитражному управляющему необходимые ему сведения и (или) документы (ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ, п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве, Решения Арбитражного суда Свердловской области от 06.11.2020 N А60-49417/2020, от 12.12.2019 N А60-63544/2019).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *