Аркадий нейман за что казнен
Перейти к содержимому

Аркадий нейман за что казнен

  • автор:

История несовершеннолетнего преступника времен СССР Аркадия Нейланда ⁠ ⁠

28 января 1964 года ему исполнилось пятнадцать. Был уверен, что избежит смертной казни — несовершеннолетних не расстреливали. Но Аркадий Нейланд жил в СССР.

Своих будущих жертв Аркадий присмотрел на улице Сестрорецкой в Ленинграде. Сам жил через дорогу, а эту «сталинку», дом №3, считал талисманом — в детстве отнял тут у мальчишки цветной фонарик, и ничего ему за это не было.

За три дня до убийства они с приятелем, притворяясь сборщиками макулатуры, ограбили одну квартиру и присмотрели следующую. Квартира №9 показалась зажиточной — дверь была оббита кожзамом и имела два замка. Выяснили, что днем там остается женщина с маленьким ребенком.

ПО СТОПАМ РАСКОЛЬНИКОВА

Утром 27 января 1964 года Аркадий позвонил в ту дверь. «Вам телеграмма», — изменив голос, сказал он. В руке сжимал туристический топорик, взятый из дома.

Открыла хозяйка, 37-летняя Лариса Купреева. В коридор вышел ее трехлетний сын Гриша. Аркадий стал бить женщину топором. Сначала попадал по рукам, жертва пыталась выхватить оружие. Не смогла. Топор стал попадать по голове — упала. Мальчик плакал, грабитель ударил его тоже. Позже экспертиза насчитает 15 ран (5 смертельных) на теле женщины и 6 у ребенка.

Расправившись с хозяевами, Аркадий умылся и обыскал квартиру. В холодильнике забрал продукты, тут же начал есть. Нашел 57 рублей, фотоаппарат «Зоркий» с надколотым видоискателем, облигации, украшения, яблоки и апельсины. Подойдя к убитой женщине, снял с нее трусы и сделал несколько снимков, рассчитывая продать по 20 копеек как порнографические.

Уходя, преступник открыл все конфорки на газовой плите и поджег квартиру. Однако приехавшая по вызову соседей пожарная команда успела потушить огонь. Некоторые улики уцелели. Перемазавшись вареньем, убийца оставил отпечатки пальцев на шкафу и пианино. На кровати лежала надгрызенная им палка колбасы. На балконе — топорик со следами крови и обгоревшей ручкой.

История несовершеннолетнего преступника времен СССР Аркадия Нейланда Аркадий Нейланд, Преступники, СССР, Казнь, Длиннопост, Убийство

37-летняя Лариса Купреева и ее сын Гриша. Скриншот из программы «Следствие вели. с Леонидом Каневским»

История несовершеннолетнего преступника времен СССР Аркадия Нейланда Аркадий Нейланд, Преступники, СССР, Казнь, Длиннопост, Убийство

Лезвие топора, найденное в квартире Купреевой. Скриншот из программы «Следствие вели. с Леонидом Каневским»

У Аркадия было прозвище «Пышка», избыточный вес, рыхлое тело и энурез. Он рос в многодетной семье слесаря и санитарки, на учете в милиции стоял с 7 лет. Постоянно конфликтовал со сверстниками, воровал, был агрессивным и скрытным. Отец работал на пивном заводе, редко приходил домой трезвым. Мать боялась ему перечить. Жили бедно, в коммуналке, на шкаф с продуктами вешали замок.

В 12 лет Аркадия исключили из школы. Мать отдала его в школу-интернат. Там он крал у учеников деньги и вещи, его били. Вскоре снова отчислили. В 13 лет подростка направили работать подсобником на завод — отметился ленью, прогулами и воровством. Позже на допросах Нейланд признается в других преступлениях того времени. Среди них будут избиения кастетом уличных прохожих, кражи из квартир, магазинов, киосков.

История несовершеннолетнего преступника времен СССР Аркадия Нейланда Аркадий Нейланд, Преступники, СССР, Казнь, Длиннопост, Убийство

По официальным данным, в 1960-е в Ленинграде совершалось по нескольку убийств в год. Поэтому преступление всколыхнуло весь город.

Дворничиха тетя Люба запомнила полного губастого парня в зеленом пальто. Он прошел мимо нее по лестнице дома с 10:00 до 11:00 — время совпадало с убийством. По отпечаткам пальцев установили давнего знакомого местных участковых. Допросили и друга Аркадия, с которым они собирали макулатуру. Он рассказал о планах отправиться в Сухуми или в Тбилиси, где тепло и много еды.

Через три дня после расправы с семьей убийцу взяли на вокзале в Сухуми. При нем были ключи от ограбленной квартиры, фотоаппарат с «порноснимками» Ларисы, паспорт ее мужа, пальто с пятнами крови. Под давлением улик Нейланд рассказал о деталях преступления. Он знал, что несовершеннолетнему дадут максимум 10 лет.

История несовершеннолетнего преступника времен СССР Аркадия Нейланда Аркадий Нейланд, Преступники, СССР, Казнь, Длиннопост, Убийство

Фотография с места преступления. Скриншот из программы «Следствие вели. с Леонидом Каневским»

Неожиданно случай Нейланда вышел за рамки обычной для СССР практики засекречивания громких дел. В ходе розыска фото преступника показали по центральному телевидению — так о деле Нейланда узнали трудящиеся. После ареста убийцы председателя Президиума Верховного Совета СССР Леонида Брежнева завалили письмами с требованием не применять к нему «гуманные советские законы», а расстрелять.

Правила применения смертной казни в Союзе менялись несколько раз. С 1922 года нельзя было расстреливать детей до 18 лет и беременных женщин. В 1935-м минимальный возраст расстреливаемых снизили до 12 лет. В 1947-м высшую меру наказания отменили. В 1950-м стали применять снова — по отношению к шпионам и диверсантам. В 1954-м — к ним добавили осужденных по статье «умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах».

По уголовному кодексу 1960 года исключительная мера могла применяться только к мужчинам от 18 до 60 лет. За годы действия этого УК казнили более 24,5 тысяч мужчин (96% за умышленные убийства) и трех женщин в качестве исключения.

В дело вмешался первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. «Оттепель» способствовала росту преступности, и граждане протестовали против разгула криминала. Маргинальную молодежь надо было припугнуть показательной расправой. Чтобы снять несоответствие приговора советскому законодательству, 17 февраля 1964 года Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, допускавшее расстрел несовершеннолетних.

Прошение о помилование было отклонено. Аркадия приговорили к смерти 23 марта.

Ходили слухи, что в Ленинграде долго не могли найти палача. Якобы своего не было, и для исполнения смертных приговоров привлекали расстрельные команды из соседних республик. На самом деле, в каждой союзной республике было, как минимум, одно СИЗО особого назначения. В некоторых (Украина, Азербайджан, Узбекистан, Таджикистан) — два, три, даже четыре.

Нейланда расстреляли 11 августа 1964 года. С «чувством глубокого удовлетворения» об этом написали все ленинградские газеты. Имя подростка, заслужившего расстрел, упоминается во всех советских учебниках по уголовному праву — как юридический прецедент. Ржавый топор со сгоревшей ручкой хранится в московском Музее криминалистики.

Давно пора ввести ужесточения для малолетних упырей. За особо тяжкие — судить с 12 лет без права амнистии и отложенного наказания, за тяжкие с 14, за обычные с 16.

Кстати, заметили становление преступника? Эту шелупонь надо сразу привлекать, чтобы неповадно было.

Иллюстрация к комментарию

Современных АУЕшников тоже не мешало бы пару раз расстрелять, хотя бы при задержании, может хоть чуть-чуть мозгов прибавится у фанатов уголовной романтики.

Представляю, как пиздюк охренел, когда ему приговор огласили.

Герой диверсант, сорвавший немецкий блицкриг⁠ ⁠

Герой диверсант, сорвавший немецкий блицкриг СССР, Великая Отечественная война, Герои, Разведка, Диверсанты, Киев, Бабий яр, Казнь, Длиннопост

7 июля 1912 года под Киевом в крестьянской семье родился советский разведчик-диверсант Иван Данилович Кудря.

В 22 года комсомольца призвали в ряды РККА и направили служить в пограничные войска «НКВД». Оценив хваткого и по-умному смелого парня, командование отправило Ивана в училище «НКВД».

К началу войны майор Кудря возглавлял 1-й отдел «УНКВД» Украинской ССР, обеспечивавший охрану руководства республики, ее ведущих конструкторов и ученых.

17 июля 1941 года нарком Берия приказал создать «Особые группы» для проведения разведывательно-диверсионных мероприятий в немецком тылу. В Киеве за подготовку диверсионных команд отвечал Кудря.

В июле 1941 года «Смоленское сражение» обескровив немецкие войска, сбило чванливую спесь с фюрера, решившего не повторять ошибку Наполеона. Перед решающим рывком к русской столице Гитлер приказал группам армий «Центр» и «Юг» захватить «хлебосольную» Украину.

Позже Гудериан волшебным образом избежавший после войны виселицы вспоминал, что взятие Киева явилось крупной тактической ошибкой фюрера, способствовавшей разгромному поражению Германии в войне.

Гитлер даже не догадывался, что диверсионные группы Кудри оставшиеся в Киеве, сорвут планы немецких генералов по взятию Москвы и Ленинграда.

19 сентября 1941 года гитлеровцы, вошедшие в замерший от ужаса Киев, с шутками и прибаутками стали обживаться в центральной части города. Комендатуры, штабы, столовые, дома офицеров, госпитали размещались оккупантами в лучших городских зданиях.

Нацисты приказали киевлянам сдать все огнестрельное оружие, взрывчатые вещества, радиоприемники, противогазы.

Вечером 23 сентября, когда комендантский склад уже ломился от приемников, агрегатов любительской радиосвязи, древних берданок и массовых одностволок «ИЖ-5», неказистый мужичок передал фрицам в хранилище шикарный радиоприемник «Супергетеродин всеволновый с динамиком» (СВД-9).

Часовой механизм «взрывного устройства» спрятанного в «СВД-9» сработал утром 24 сентября 1941 года. Вслед за этим взрывом в Киеве то тут, то там начали бахать радиомины «Ф-10» заранее установленные в центральных административных зданиях.

В тот день на воздух взлетели жандармерия, полевая комендатура, офицерский отель, кинотеатр, казармы. Осознав количество убитых, раненных и пропавших без вести, гитлеровцы засекретили данные потерь от огненной волны киевских взрывов.

Вскоре в Москве читали шифровку от «Товарища Максима» (позывной Кудри): «Гости расписались в получении дорогих гостинцев».

Взрывы и пожары полыхавшие в центре города 5 дней уничтожили статусные гостиницы, инфраструктурные объекты центрального вокзала, дома ученых (архитекторов), торговые пассажи и от от 250 до 900 крупных городских построек включая «Городскую Думу» и «Небоскреб Гинзбурга».

По легенде Гитлер потрясенный количеством людских и материальных потерь, понесенных вермахтом от «жалкой» кучки сталинских диверсантов, отказался от идеи взятия Ленинграда.

Очень много о Кудри, как о чекисте и человеке говорит тот факт, что в оккупированном Киеве он завербовал своего бывшего подследственного, матерого петлюровца по кличке «Усач». Этот «щирый казачина» служивший в полевой жандармерии снабжал «Максима» архиважной информацией. Именно от него в конце 1941 года разведчик узнал о начале строительства секретного объекта под Винницей (ставка фюрера «Вервольф»).

В начале лета 1942 года через свою агентессу, приму киевской оперы Раису Окипную «Максим» предпринял попытку получить разрешение на три концерта в Виннице родном городе певицы. Служба безопасности «SD» процеживающая через свое сито всех проявлявших интерес к месту строительства «спецобъекта» подвела к Ивану проверенную стукачку-провокаторшу «Нанетту» (Наталью Грюнвальд).

«Нанетта» убедила своего любовника и куратора гестаповца Шарма взять певичку Окипную вместе с ее женишком Иваном Кондратюком (Кудря).

5 июля 1942 года гитлеровцы арестовали Ивана, Раису и их связную Евгению Бремер.

6 ноября 1942 года несломленных бесчеловечными пытками женщин расстреляли в Бабьем Яру. Место и время казни Ивана Анатольевича Кудря до сих пор не известно.

Гестаповскую подстилку «Нанетту» — Грюнвальд задержали после освобождения Киева и впаяли ей 25 лет лагерей. В 1956 году благодаря предательству Хрущева она вместе с десятками тысяч полицаев, бандеровцев и власовцев очутилась на свободе.

Агентесса недолго радовалась своему фарту. Благодаря усилиям генерал-майора МГБ Виктора Дроздова ее отправили обратно в лагерь досиживать срок.

В 1969 году в связи с ухудшением состояния здоровья зэка Наталью Францевну Грюнвальд освободили из мордовского лагеря и отправили на Западную Украину в дом престарелых.

8 мая 1965 года Ивану Даниловичу Кудря посмертно присвоили звание Героя СССР.

Месть за смерть дочери⁠ ⁠

Как Марина Бахмайер отомстила за изнасилование и смерть 7ми летней дочери.

6 марта 1981 года в суде немецкого города Любек раздались 8 выстрелов. Молодая женщина, Марианне Бахмайер, стреляла в обвиняемого с близкого расстояния и не могла промахнуться. «Он убил мою дочь. Надеюсь, он мертв», — сказала она.

Для Германии, где так любят порядок, это был первый случай самосуда в здании, собственно, суда. Таких случаев и по всему миру наберется не слишком много. Именно дело Марианне Бахмайер привело к тому, что в германских судах были приняты – и неукоснительно соблюдаются по сей день – серьезные меры безопасности. Почему же Марианне Бахмайхер решила взять правосудие в свои руки?

Родители Марианне были переселенцами из Восточной Пруссии, которым пришлось начинать жизнь в Германии с чистого листа. Они разошлись практически сразу после рождения Марианне, и мать снова вышла замуж. Отчим, которого она называла отцом, был человеком не склонным к сантиментам.
Когда Марианне было 9 лет, ее изнасиловал сосед. Родители не хотели выносить «этот позор» на публику, поэтому давали дочери деньги и конфеты, покупая ее молчание. Отец вымещал на «потаскушке» злобу, когда у него было плохое настроение, а мать не делала ничего, чтобы защитить своего ребенка от унижений.

В 16 лет Марианне родила первую дочь, Кристину; ее отдали на усыновление. Когда ей было 18 лет и она снова ждала ребенка, незадолго до родов ее, беременную, изнасиловали. Дело даже дошло до суда, но судья решил, что беременная женщина на внушительном сроке беременности сама спровоцировала преступника, и тому дали лишь условный срок. Родив вторую дочь, Наташу, Марианне отдала на усыновление и ее.

В 23 года Марианне родила третью дочь. Из-за осложнений во время родов она бы не смогла больше иметь детей. Бахмайер приняла решение воспитывать Анну, как она назвала дочь, самостоятельно. Финансово жили мать и дочь весьма неплохо — Марианне владела пивным баром в Любеке, хотя совмещать работу такого рода с материнскими обязанностями и было непросто. Тем не менее, соседи описывали Анну как счастливого ребенка.

5 мая 1980 года 7-летняя девочка повздорила с мамой, не пошла в школу, а отправилась к своему однокласснику. И тут ее пригласил в гости сосед, 35-летний мясник Клаус Грабовски, — поиграть с его кошкой. Этот человек уже отсидел в тюрьме за сексуальное насилие над двумя несовершеннолетними девушками; одним из условий освобождения была химическая кастрация, на которую он согласился.

В 1973 году Грабовски также приговорили к условному тюремному заключению за попытку задушить 6-летнюю девочку. Он изнасиловал Анну Бахмайер, а чтобы скрыть следы преступления, задушил ребенка колготками своей невесты. Позже следователи узнали, что Грабовски держал Анну в своем доме в течение нескольких часов, прежде чем спрятать ее тeло в картонную коробку и оставить на берегу ближайшего канала.

Непонятно, на что он рассчитывал, рассказывая о содеянном своей невесте. Женщина сразу позвонила в полицию и Грабовски арестовали. Он признался в убийстве, но отрицал, что нaдругaлся над ребенком, впрочем, суд впоследствии сочтет этот факт доказанным. Вместо этого преступник рассказывал, что Анна, семилетняя девочка, пыталась его . соблазнить, а за отказ пригрозила рассказать матери, что он приставал к ней, и потребовала денег!

Марианна узнала о его показаниях из газет и была взбешена. Тогда же достоянием общественности стали предыдущие «подвиги» обвиняемого, за которые он был получил неоправданно мягкие наказания.

Судебный процесс стартовал в марте 1981 года. Марианне посетила два заседания. С ужасом она слушала доводы защиты: мол, после химической кастрации, которую он прошел после преступлений на сексуальной почве, Грабовски страдал от гормонального дисбаланса, и это делало его раздражительным. Адвокаты считали, что тот был в состоянии «серьезного эмоционального расстройства», поэтому не может нести ответственность за свои действия. Сам обвиняемый кривлялся и оскорблял мать погибшей, повторяя, что 7-летний ребенок его соблазнял.

6 марта, придя на очередное заседание, едва оно началось, Марианне достала из сумочки пистолет и разрядила в убийцу своей дочери всю обойму — 7 пуль из восьми попали в цель. Позже она призналась, что хотела любым способом заставить Грабовски замолчать, и «не дать ему говорить гадости про мою доченьку».

Бахмайер была совершенно спокойной и не собиралась сбегать. Очевидцы, в том числе судья Гюнтер Крегер, который отвел Марианне в сторону и некоторое время разговаривал с ней после убийства, говорили, что слышали ее слова: «Я хотела выстрелить ему в лицо, но стреляла в спину. Надеюсь, он мертв».

Во время следствия Марианне рассказала, что ее преследовал призрак дочери, но перестал после ее самосуда. Когда психиатр, осматривавший ее, попросил Марианне что-нибудь написать, чтобы оценить почерк, она протянула ему лист бумаги с надписью «Я сделала это для тебя, Анна».

Суд над Марианне Бахмайер начался 2 ноября 1982 года. Этот процесс собрал в городе на берегу Балтийского моря телекомпании со всего мира, и в зале суда и за его пределами было настоящее столпотворение. Первоначально Марианне Бахмайер предъявили обвинение в предумышленном убийстве, что грозило ей пожизненным заключением. Однако, 2 марта 1983 года женщине было предъявлено окончательное обвинение в непредумышленном убийстве и незаконном хранении огнестрельного оружия; она была приговорена к шести годам тюрьмы.

Марианне продала свою историю немецкому еженедельнику «Штерн» для специального выпуска за 250 тысяч немецких марок, чтобы погасить судебные издержки. «Это была работающая одинокая мать, которая много страдала в своей жизни, и многое, что случилось с ней, было по-настоящему трагическим», — говорилось в нем.

Мнения германского общества разделились. Согласно опросу, проведенному в то время, 28% немцев считали справедливым приговор Марианне, 6% сочли наказание слишком суровым, а 27% — что убийца была наказана лишком мягко. Тем не менее, в годы заключения Марианне получала письма пачками, большая часть посланий была со словами сочувствия и поддержки.

Марианне Бахмайер вышла на свободу через три года, — в июне 1985-го. В том же году она вышла замуж за школьного учителя. Три года спустя они переехали в самый большой город Нигерии — Лагос, — где супруг Марианне преподавал в немецкой школе. Она оставалась в Африке до 1990 года. После развода с мужем Марианне переехала на Сицилию. Там, в Палермо, она прожила до 1996 года. Она была сотрудницей хосписа, «провожатой смерти», той, которая находилась с пациентами в последние часы их жизни. Пациенты прозвали Марианне Джойя – радость. Говорят, ни одному человеку, кроме нее, не удавалось действительно скрасить последние дни и часы умирающих людей.

О произошедшем в суде и обо всем, что к этому привело, она рассказала лишь дважды: на радио в 1994 году и по телевидению годом позднее. Она призналась, что тщательно обдумывала убийство Грабовски и тренировалась стрелять в подвале своего паба. Она считала необходимым наказать его не только за убийство Анны, но и за чудовищную ложь о своей дочери. В содеянном Марианне не раскаивалась.

В скором времени ей поставили неутешительный диагноз — рак поджелудочной железы, и она решила вернуться в Любек. В это же время режиссер Лукас Мария Бёмер обратился к Марианне с идеей документального фильма о ней. Она захотела, чтобы кроме прочего он зафиксировал на пленке ее угасание и смерть. Эта договоренность была выполнена.

Марианне Бахмайер умерла 17 сентября 1996 года в больнице Любека. Ей было 46 лет. Свой последний приют она обрела рядом со своей дочерью Анной.

Аркадий Нейланд — единственный расстрелянный в послевоенном СССР подросток

Вашему вниманию предлагается глава «Приговорить к расстрелу. Дело Аркадия Нейланда» из книги «Уголовный розыск. Петроград — Ленинград — Петербург». Текст посвящён истории единственного расстрелянного в послевоенном СССР подростка.


В 1964 году единственный раз за весь постсталинский период подросток был приговорен в Ленинграде к высшей мере наказания.
. 27 января 1964 года у ленинградцев было праздничное настроение — отмечалась двадцатая годовщина снятия блокады. Однако многим пожарным, находившимся в тот день на дежурстве, было не до праздника — как и в будние дни, то здесь, то там вспыхивали пожары, и их надо было тушить. Лезть через окна, ломать, если нужно, двери, выводить ослепших от дыма людей, кому-то вызывать «скорую».
Но это были трудности из разряда привычных. А вот к тому, с чем пришлось столкнуться боевому расчету, выехавшему в 12.45 на тушение 9 квартиры дома № 3 по улице Сестрорецкой, нормальный человек привыкнуть, наверное, не сможет никогда.

Аркадий Нейланд Аркадий Нейланд

Фотографии Аркадия Нейланда из уголовного дела. Источник: murders.ru

Двери оказались заперты, и пожарным пришлось забираться на балкон, а оттуда по раздвижной лестнице в квартиру. Огонь к тому моменту уже успел охватить комнату, но сбить его удалось довольно быстро. А потом командир расчета приказал осмотреть другие помещения — вдруг там остались люди. Пригибаясь пониже к полу — там дым пореже и лучше видно,— двое пожарных двинулись в другую комнату, но через минуту выскочили оттуда как ошпаренные:
— Там двое мертвых: женщина и ребенок.
— Задохнулись?
— Нет, там лужи крови.

В этот день дежурным по городу от руководства УООП (ГУВД) был начальник уголовного розыска Николай Смирнов. По тревожному звонку на место происшествия выехал почти весь состав «убойного» отдела во главе с его начальником Вячеславом Зиминым. Дело сразу же было поставлено на особый контроль. Были созданы оперативные группы всех служб УООП Леноблгорисполкомов.
Пожарные еще поливали тлеющие полы и вытаскивали на балкон обгоревшую мебель. Встретивший оперативников пожарный вместо приветствия сразу же сказал:
— Мы, как положено, старались руками ничего не трогать. Но на кухне был включен газ, и я завернул — могло рвануть.

Вторая комната огнем оказалась нетронутой. Но беспорядок был страшный: ящики выдвинуты, вещи разбросаны, мебель перевернута. И всюду кровь, кровь, кровь. На полу, кровати, кресле, входной двери. Кровь и на лице женщины, лежащей у пианино, рядом маленький детский башмачок, чуть дальше — трупик маленького мальчика с глубокой раной на лбу.
Увы, как ни старались огнеборцы ничего не трогать, но пожар и процесс его тушения не лучшее подспорье в работе криминалистов. И первый след, который мог бы вывести на убийц домохозяйки Ларисы Купреевой и ее 2,5-летнего сынишки Георгия — а это был отпечаток ладони на боковой поверхности пианино, не принадлежащий ни убитым, ни мужу Ларисы, ни их друзьям и знакомым, ни пожарным,— был обнаружен только 29 января.

Аркадий Нейланд. Место преступления Аркадий Нейланд. Место преступления
Аркадий Нейланд. Место преступления

Место преступления после пожара. Источник: murders.ru

На следующий день под кучей обгоревшего скарба на балконе нашли и первый вещдок: почерневший от копоти топорик с полностью сгоревшим топорищем. Эксперты провели 200 экспериментальных разрубов при различных положениях лезвия под возможными углами нанесения ударов — на мыле, воске, пластилине, различных породах дерева — и наконец нашли что нужно: следы на костях черепа и на одном из образцов совпали.
Муж Ларисы рассказал, что жили они скромно, жена-домохозяйка сидела дома с ребенком. Ценностей в квартире не было. Кому понадобилось убивать женщину и маленького ребенка? Среди своих знакомых он подозрительных лиц назвать не мог.

Экспертиза также установила, что убийцу женщина впустила сама (дверь не была взломана).
Оперативники перекрыли каналы сбыта, притоны, начали работу с ранее судимыми за убийства и ограбления, профессиональными домушниками, которые могли действовать по наводке знакомых, с первым мужем убитой и его знакомыми. Однако сам убийца попал в число подозреваемых уже к вечеру 27 января. Выйти на него помогла, как говорят оперативники, тотальная «отработка жилмассива».

Несколько соседей показали, что в период с 10.00 до 11.00 слышали из 9 квартиры душераздирающие женские крики и надрывный детский плач. А дворничиха Орлова рассказала о незнакомом высоком, губастом угловатом парне лет пятнадцати-шестнадцати, которого видела на лестничной площадке примерно в это же время. (Раньше дворники были внимательные и добросовестно относились к своей работе.)
Пробив сообщенные приметы по картотекам ранее судимых и находящихся на учете в милиции, оперативники вышли на некоего Аркадия Нейланда, который к своим пятнадцати годам имел уже достаточно богатый послужной список.
О нем было известно следующее. Аркадий — младший в большой семье: родители, сестра, братья и жена одного из них. Проживал в Ждановском районе. С детства был предоставлен самому себе. Уже после 5-го класса был исключен из школы. Вот какую характеристику ему дали в школе-интернате № 67 города Пушкина: «. показал себя как плохо обучаемый ученик, хотя был не глупым и способным ребенком. часто прогуливал. Учащиеся не любили его и избивали. Он не раз был уличен в кражах у учеников интерната денег и вещей». Проводились неоднократные собрания, но Нейланд свое поведение не изменил, и родителям было рекомендовано забрать его из интерната.

Кормить развитого не по годам нахлебника родители не желали, и в 1962 году тому пришлось устроиться подсобником на «Ленпищемаш». Но поскольку трудиться Аркадий не любил, то оставил здесь о себе память как о злостном прогульщике, хулигане и мелком «несуне». В декабре 1963-го он и вовсе прекратил появляться на работе. А в течение двух месяцев перед этим несколько раз попадался на криминале: обокрал киоск «Союзпечати», баню, несколько парикмахерских, покушался на ограбление женщины и разбойное нападение на мужчину, хулиганил. Даже у собственного брата украл костюм и деньги.
Все эти «подвиги» заставили прокуратуру Ждановского района возбудить против Аркадия Нейланда уголовное дело. Однако он поплакался, «раскаялся», и с учетом его возраста дело было прекращено.

Как только появилась информация о Нейланде, группа сразу активизировала свою работу, так как совпали приметы молодого человека, которого опознала дворничиха.
Впрочем, таких «трудных подростков» в Ленинграде хватало всегда. Но наряду с показаниями дворничихи Орловой существовали и еще обстоятельства, способствовавшие присвоению Аркадию Нейланду статуса главного подозреваемого.

Во-первых, 27 января из квартиры Нейландов пропал туристический топорик с девятисантиметровым лезвием. Во-вторых, за три дня до убийства Аркадий Нейланд вместе со своим приятелем Кубаревым уже задерживался возле того самого дома № 3 по Сестрорецкой улице за кражу из 7 квартиры. Они проникли туда методом подбора ключей, похватали первое попавшееся под руку, запихнули в висевшую в коридоре хозяйственную сумку и. нарвались возле подъезда на хозяйку квартиры, узнавшую свою сумку в руках у подростков и поднявшую по этому поводу крик.
Обоих тогда доставили в Ждановскую рай прокуратуру, возбудили уголовное дело. Но Нейланду по недосмотру следователя каким-то чудом удалось оттуда сбежать. А перед побегом он поведал Кубареву о своей заветной мечте: «взять» одну из богатых квартир, которых в Ленинграде хватает, поджечь ее, чтобы уничтожить все следы, и махнуть на Кавказ — море, горы, солнце, фрукты разные.

Осталось неясным, почему Нейланд решил, что выбранная им квартира принадлежит к зажиточным. Но, тем не менее, «пасти» ее они начали давно. За три дня до убийства они с Аркадием собирали макулатуру по квартирам. Но на самом деле приглядывались, куда потом можно нагрянуть. Дверь одной из квартир им открыла красивая женщина. Нейланда привлекли ее золотой зуб и цветной телевизор в комнате. Да это, пожалуй, и все из ценностей, которые были в квартире. Но поднаторевший в криминальных делах Ней- ланд успел заметить отсутствие хозяина в рабочее время — только женщина и маленький ребенок, выехавший в коридор на трехколесном велосипедике. Женщина, на свою беду, еще сказала тогда: «Уезжай в комнату, Гриша,— вечно ты не слушаешься, пока отец на работе».
. Из Москвы сильно давили на угрозыск. И тогда руководство ленинградской милиции, весь личный состав которой и так уже был поголовно поднят на ноги, пошло на беспрецедентный по тем временам поступок — добилось, чтобы фотографию Нейланда с соответствующим сопроводительным текстом показали по всесоюзному телевидению. По всей стране было разослано подробнейшее описание его примет, в Москву и Тбилиси срочно вылетели питерские опергруппы.

В самом же городе вот уже три дня были наглухо перекрыты авто- и железнодорожные вокзалы, аэропорт, метро, остановки общественного транспорта, рестораны, кафе, сберкассы, скупки — муж убитой показал, что из дома были похищены деньги, облигации трехпроцентного займа и золотые женские украшения. Был задействован не только личный состав, но и милицейские курсанты, ДНД, общественность.
Нейланд, безусловно, попался бы в сети. Но поезд, на котором он уехал, отошел от перрона, увы, лишь за несколько минут до того, как на Московском вокзале появилась первая группа прикрытия.

Его взяли в Сухуми 30 января, в момент, когда он выходил из московского поезда. Местные оперативные службы узнали его по ленинградской ориентировке. Нейланда водворили в приемник-распределитель. Он был в шоке: его нашли всего за четыре дня. Потом он напряженно думал, где он мог проколоться.
Через несколько часов в Сухуми прибыла опергруппа из Ленинграда. Выяснилось, что местные товарищи обыскали задержанного не слишком старательно — в туалете и в одной из камер были обнаружены паспорта на имя Купреева и его приемной дочери, бумажник, а также ключи от ограбленной квартиры и собственная воровская связка Нейланда. Бурые пятна засохшей крови на его одежде и кое- что из вещей из квартиры Купреевых — особенно фотоаппарат «Зоркий» с приметной царапиной на объективе и надколотым видоискателем — однозначно свидетельствовали, что в руках у милиции оказался именно тот, из-за которого весь личный состав ленинградской милиции не спал уже четвертые сутки.

Эти находки окончательно добили Нейланда — когда в тот же день его доставили самолетом в Ленинград, запираться на допросах он уже не стал.
Он рассказал, как приметил квартиру № 9 еще 24 января, как скрывался три дня по чердакам и подвалам, сбежав из Ждановской прокуратуры, как забежал домой утром 27-го — поругался с кем-то из братьев, прихватил туристский топорик и опять убежал.
В начале десятого он уже давил кнопку звонка намеченной квартиры. Дверь открылась сразу, неожиданно, отчего Нейланд сначала даже растерялся. Поэтому на вопрос хозяйки «Тебе кого?» ответил первое пришедшее в голову: «Валя Соколов здесь живет?» Получив отрицательный ответ, долго стоял под дверями — сначала успокаивался, потом прислушивался. Из квартиры доносились лишь голоса женщины и ребенка. В квартире находились только они одни, но на всякий случай он подошел к двери и, приложив ухо, долго слушал, чтобы действовать наверняка.

Наконец он решился. Снова нажал на кнопку звонка и взял в руку приготовленный топор. «Кто там?» — спросил знакомый голос. «Почта»,— ответил незваный визитер. Когда дверь открылась, он напролом рванулся в квартиру, выхватывая топорик из-под пальто.
— Первые удары попали ей по рукам,— рассказывал на допросах Нейланд,— женщина стала отступать в столовую. Она кричала: «Что ты делаешь?!» — пыталась вырвать у меня топор, и ей удалось схватить меня за руку. Потом она схватилась за топор обеими руками, но я вырвал его, повалил женщину в кресло и несколько раз ударил ее по голове. После этого я отбежал к двери, а женщина вскочила с кресла, бросилась ко мне, и я еще несколько раз ударил ее топором по голове. Женщина упала, а я стукнул по голове ребенка, который крутился под ногами, и стал искать деньги.
После убийства он нашел в квартире чемодан, положил туда награбленное и пошел в ванную отмывать кровь. После этого ему захотелось. поесть, и он поджарил себе яичницу, потом включил газ, как и задумывал, и вышел из квартиры.

На улице поймал такси и отвез чемодан с награбленным на Варшавский вокзал, где сдал его в камеру хранения на фамилию своего приятеля Цветкова. Посмотрев расписание поездов, он огорчился, так как дневных поездов дальнего следования не было. На Московском вокзале он купил билет в Москву на 15.55, времени у него было много. Он поехал в универмаг «Гостиный Двор», купил зимнюю шапку и браслет для часов. В другом магазине купил коньяк и шампанское, решил выпить — отметить свою удачу. Потом забрал чемодан и уехал в Москву, где купил билет на Сухуми. Оттуда он планировал ехать в Тбилиси, безбедно пожить и путешествовать дальше. Но времени до поезда у него было много. И он решил посмотреть столицу. Купил билет на обзорную экскурсию. Но, как он признался, мысли его в тот момент занимала картина на Сестрорецкой улице. Он представлял взрыв, пожарных, обугленные трупы, зевак на улице. рассказывая об этом, Нейланд был совершенно спокоен — не ужасался делу рук своих, не раскаивался. «Мразь и дебил, он вызывал только отвращение»,— вспоминали оперативники. Не раскаялся Нейланд и на суде, заявив, что когда выйдет на свободу, то обязательно возьмется за старое. Ведь он был уверен, что его не расстреляют,— в следственном изоляторе опытные сидельцы рассказали ему о гуманизации советского законодательства после смерти Сталина и XX съезда.

Советские граждане были возмущены страшным убийством, и председателю Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежневу осыпались письма.
«Преступник пойман и скоро предстанет перед судом, но по закону ему угрожает только тюремное заключение, а если он ухитрится разыграть послушание, то через 5—6 лет, в возрасте 20 лет, выйдет на свободу преступник высшей квалификации, и тогда горе людям, которых он наметит очередными жертвами. Советские законы гуманны, они дают возможность честно трудиться не только тем, кто оступился,но и тем, кто совершил преступление, однако и гуманности должен быть свой предел».
А вот другое: «. если суд найдет преступление этого бандита доказанным, требуем применить к убийце высшую меру наказания — расстрел. Мы просим вынести на обсуждение народа законопроект о применении высшей меры наказания к несовершеннолетним преступникам, совершившим особо опасные преступления. Убийца — это не человек, это выродок, и он должен быть уничтожен».

Аркадий Нейланд Аркадий Нейланд

Том уголовного дела с обращениями граждан в адрес ленинградских горпрокуратуры и суда с требованием приговорить Нейланда к расстрелу. Источник: murders.ru

Приговор был для Нейланда неожиданным: «Учитывая большую общественную опасность совершенного преступления — убийства при отягчающих обстоятельствах, а также личность Нейланда, судебная коллегия считает необходимым применить суровое наказание — высшую меру, руководствуясь Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1964 за № 2234. по совокупности совершенных преступлений в силу статьи 40 УК РСФСР окончательное наказание по ст. 102 — приговорить к смертной казни — расстрелу».
Нейланд подал кассационную жалобу, где написал: «Я признаю полностью свою вину. Если бы Купреева меня не останавливала, то все могло быть иначе. Я бы охотно отдал жизнь, чтобы вернуть то, что я наделал. Но это, к сожалению, невозможно».
Ходатайство о помиловании отклонили. Постановление было подписано Председателем Президиума Верховного Совета РСФР Н. Игнатовым.
Аркадий Нейланд был расстрелян 11 августа 1964 года.

Интересен механизм осуждения Нейланда на смертную казнь.
17 февраля 1964 г. Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, допускавшее применение в отношении несовершеннолетних высшей меры наказания — расстрела. Своим рождением это постановление обязано зверскому преступлению Нейланда. Однако, проблема заключалась в том, что закон обратной силы не имеет.

Аркадий Нейланд: за что казнили самого юного преступника в СССР

В конце января 1964 года в одну из пожарных частей Ленинграда поступило сообщение о возгорании в доме на Сестрорецкой улице. Пожар оказался обычным — на полу тлела одежда. Но то, что пожарные обнаружили в соседней комнате, шокировало даже прибывших на место оперативников. На полу лежали 2 тела — женщина и двухлетний малыш. Они были зверски убиты.

Малолетний уголовник

Участковые начали поквартирный обход и опрос жильцов. Дворничиха вспомнила о двух подростках лет 14-16, которые за несколько дней до убийства крутились возле парадного. В числе особых примет одного из мальчиков женщина назвала пухлые губы и неуклюжую фигуру. Участковые сразу подумали на Аркадия Нейланда — местного малолетнего преступника.

Воришка уже стоял на учете в комнате милиции, в 12 лет его отправили в интернат для склонных к нарушениям общественного порядка подростков. Но из интерната он несколько раз сбегал, крал вещи и деньги у учеников, последние нередко его били. За несколько дней до двойного убийства Аркадий попался на краже из квартиры в соседнем доме. Но изворотливому подростку удалось сбежать от конвоя, он прятался по чердакам, голодал.

Квартиру №9, в которой обнаружили тела мамы и сына, Аркадий приметил давно. Он с товарищем-подельником регулярно обходил соседей под предлогом сбора макулатуры. Его внимание привлек импортный телевизор и золотой зуб женщины. Но на дело Аркадий решил идти один, чтобы не делиться награбленным с товарищем.

Нейланд представился работником почты, вошел в квартиру, после чего хладнокровно убил мать и ребенка топориком, который заранее прихватил с собой. Потом он плотно пообедал яичницей из пяти яиц и батоном колбасы из хозяйского холодильника, так как изголодался в своих скитаниях по чердакам. А затем развел огонь на полу кухни, чтобы замести следы в огне пожара.

Добычей убийцы стали 57 рублей, облигации, паспорт владельца квартиры и фотоаппарат. С этим добром его и взяли по ориентировке, когда он сходил с московского поезда в Сухуми. Парень направлялся в южный город, чтобы осуществить свою давнюю мечту — увидеть море.

Наказание — расстрел

При задержании парень дерзил оперативникам: «Мне всего 14, максимум, что даст суд — 10 лет. Потом я выйду и продолжу «работать» умнее». Преступник хорошо знал законы, расстрел применялся только с 18 лет. Но дело получило общественную огласку, и шокированные советские граждане писали самому Никите Хрущеву с просьбой о справедливом наказании. И первый секретарь ЦК КПСС отдал личный приказ расстрелять Аркадия Нейланда. 11 августа 1964 года приговор был приведен в исполнение.

Как советский мальчик стал страшным преступником и был казнен

Утром 27 января 1964 года в одной из квартир в доме номер 3 на улице Сестрорецкой в Ленинграде раздался звонок в дверь. На пороге 37-летняя хозяйка Лариса Купреева увидела юношу, который представился почтальоном и попросил разрешения войти внутрь.

Убедившись, что кроме женщины и ее трехлетнего сына Юры в квартире никого нет, «почтальон» внезапно выхватил спрятанный топор и нанес им семнадцать ударов ошарашенной хозяйке. После убийства матери он немедленно расправился и с ее ребенком. Чтобы крики жертв не привлекали соседей, преступник увеличил громкость магнитофона до максимума.

Совершивший двойное убийство Аркадий Нейланд, которому 28 января должно было исполниться всего лишь пятнадцать лет, обшарил в квартире все шкафы и забрал себе найденные деньги, часть одежды отсутствовавшего в это время мужа Ларисы, чемодан и фотоаппарат. На последний он сделал несколько снимков мертвой женщины в непристойных позах, надеясь их потом выгодно продать.

Лариса Купреева и ее сын Юра.

Лариса Купреева и ее сын Юра.

Нейланд спокойно позавтракал на кухне, после чего открыл все конфорки газовой плиты и поджег квартиру, чтобы в пожаре скрыть следы своего страшного преступления…

Волчонок, захотевший стать волком

Немалую роль в том, что Аркадий пошел по пути криминала, сыграла его семья. Выпивающий отчим не раз избивал его, а столь же сильно любившая выпить мать этому никак не препятствовала. Уже в возрасте семи лет мальчик стал сбегать из дома и попал на учет в детскую комнату милиции.

В школе Нейланда многократно уличали в кражах денег и вещей у учеников. Будучи совсем не глупым ребенком, учиться он категорически не желал и в итоге в двенадцать лет был отчислен за неуспеваемость. Воровать трудный подросток продолжил и на заводе, на который вскоре устроился.

На допросе у следователя по делам несовершеннолетних правонарушителей прокуратуры Дзержинского района г. Ленинграда.

На допросе у следователя по делам несовершеннолетних правонарушителей прокуратуры Дзержинского района г. Ленинграда.

В свои четырнадцать лет Аркадий был хорошо развит физически. Теперь он занимался грабежом одиноких прохожих и квартирными кражами, но каким-то образом избегал наказания. 24 января 1964 года его даже задержали, но подростку удалось сбежать из-под стражи.

Именно тогда Нейланд решил пойти на крупное дело и совершить какое-нибудь «страшное убийство», а на вырученные деньги перебраться в город Сухуми и обосноваться там. Выбор пал на квартиру несчастной Ларисы Купреевой (ее дверь была обшита кожей, что тогда считалось признаком достатка). «Молодой волчонок, который готовился стать волком», — так охарактеризовал Аркадия работавший по его делу майор милиции Виталий Лесов.

По следу убийцы

Спалить квартиру дотла у малолетнего преступника в итоге не удалось. Почувствовавшие запах гари соседи вызвали пожарных, которые и нашли трупы.

Место преступления.

На месте убийства следственно-оперативная группа обнаружила отпечатки окровавленных пальцев и обгорелый топор. Жильцы показали, что видели, как рядом ошивался какой-то незнакомый «губастый подросток лет пятнадцати».

Все следы вели к давнему знакомому ленинградской милиции — Аркадию Нейланду. Уже 30 января он был задержан на станции Сухуми и возвращен в свой родной город.

Особый случай

Нейланд охотно отвечал на вопросы следствия, описал все обстоятельства двойного убийства. На вопрос, зачем ему понадобилось губить беззащитного ребенка, он ответил, что тот мешал ему своим плачем.

Аркадий был уверен, что ему как подростку, высшая мера не грозит. Согласно уголовному кодексу РСФСР, к ней не могли быть приговорены лица, не достигшие 18 лет.

Место преступления.

Однако произошло то, чего малолетний убийца предусмотреть не мог, — дело вызвало широкий общественный резонанс. «Я был поражен той кампанией, которая возникла, когда обществу стало известно, что задержан убийца семьи Купреевых», — вспоминал Лесов: «Начались митинги, собрания. В газетах появились требования не только привлечь [к ответственности], а расстрелять, обратиться в Президиум с просьбой распространить высшую меру наказания на Нейланда».

Обстоятельства дела дошли до высшего руководства страны, и 17 февраля 1964 года Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, допускавшее применение в отношении несовершеннолетних высшей меры наказания. Несмотря на то, что преступление Аркадия под него не попадало, для него ввиду «особой жестокости, хладнокровия и цинизма» совершенных убийств сделали исключение.

23 марта 1964 года Нейланд был приговорен к расстрелу. Шокированный преступник, чья просьба о помиловании была отклонена, долго не мог поверить, что его ждет такая страшная судьба.

Ленинградская детская колония.

Ленинградская детская колония.

В дневнике тюремного врача сохранилась запись: «Ночью срочно вызвали к Аркадию Нейланду. У того была истерика. Он колотился в железную дверь и кричал: “Не хочу умирать! Не хочу!”» 11 августа того же года приговор был приведен в исполнение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *