Что значит партнер в юридической фирме
Перейти к содержимому

Что значит партнер в юридической фирме

  • автор:

Что значит партнер в юридической фирме

Партнерское соглашение — это документ, но оно не заменяет устав компании, корпоративный или трудовой договор. Соглашение — это скорее об отношениях, целях и ожиданиях друг от друга, чем о судебной защите.

У соглашения нет жесткой формы. Вы можете обсудить с партнером все важное и записать итоги в свободной форме.

Для составления подходят ворд-документы или гугл-документы, но потом соглашение надо будет распечатать и подписать.

Требований к тексту соглашения тоже нет. Можно писать простыми словами, как говорите в жизни. Главное, чтобы договоренности были конкретными.

Чисто технически составить соглашение можно и на сложном юридическом языке. Правда, пользы от такого языка не будет: гораздо важнее, чтобы сами партнеры отчетливо понимали каждый пункт. И хотя соглашение во многих случаях можно использовать для судебных разбирательств, мой опыт показывает: когда оно составлено без юризмов, до суда не доходит.

У соглашения два принципиальных этапа: сначала обсуждаем совместную работу, потом фиксируем договоренности. Для себя я выделяю четыре шага на пути к устойчивому партнерскому соглашению:

  1. Выделить время и место для обсуждения.
  2. Детально обсудить все вопросы и проработать конфликтные ситуации.
  3. Задать неудобные вопросы.
  4. Зафиксировать договоренности конкретно, без общих фраз.

Время и место. Договоренность на далекое будущее — это «важно, но не срочно», как говорят специалисты по тайм-менеджменту. Поэтому обсуждение будет откладываться: «Это отличная идея, но давай сначала первого клиента приведем». Потом: «Это круто, но сейчас кассовый разрыв, давай займемся продажами». И так до первого серьезного конфликта. А там уже вряд ли удастся договориться с холодной головой.

Поэтому я советую выделить время на обсуждение, пока конфликта нет. Выбирайте место обсуждения подальше от офиса, потому что вас постоянно будут «на минуточку отвлекать». А вам нужно сфокусироваться.

Детальное обсуждение. Суть соглашения не столько в том, чтобы составить некий документ. Суть в том, чтобы партнеры осознанно и внимательно обсудили все детали своей работы, в том числе возможные конфликты. Делать это лучше, пока все в миролюбивом настроении. Так больше шансов, что партнеры будут слушать друг друга, а не бороться только за свои интересы. Сравните:

  • Конфликта еще нет. Сидят два партнера, общей компании еще нет, делить нечего. И вот они хотят понять, за кем последнее слово. Один фантазирует: «Представь, что мы нашли помещение для аренды. Мне нравятся условия, тебе нет. За кем решение?» Пока это абстрактная ситуация, есть силы обсудить ее со всех сторон. Может, всегда по любым вопросам последнее слово за первым партнером или только в вопросах аренды. А если речь о маркетинге, то решает второй.
  • Конфликт возник. И тот же разговор, но в разгаре работы. На столе договор аренды, одному партнеру условия нравятся, другому— категорически нет. Но, если сегодня не подписать договор, помещение уходит к другим арендаторам, а ведь на поиск этого помещения ушло столько месяцев! Время поджимает, но никто не хочет уступать. Насколько сложнее будет договориться в такой ситуации…

Есть такое мнение: «Пока нечего делить, не надо и подписывать». А на самом деле все наоборот: пока нечего делить — это лучшее время, чтобы детально обсуждать и договариваться. А когда уже вложено время и деньги, то даже спор из-за мелочи может превратиться в войну.

Неудобные вопросы. Обсуждать надо все самое неудобное, болезненное и деликатное, потому что конфликты случаются именно из-за такого. Обычно это вопросы власти, денег, полномочий, семьи, несчастных случаев, ответственности за ошибки. Например: «Кому достанется доля в бизнесе, если один из партнеров умрет?» Или самый сложный вопрос: «Кто главный в компании?»

Есть способ облегчить жизнь. Для обсуждения неудобных вопросов приглашайте посредника: это может быть юрист, переговорщик или любой незаинтересованный человек. Главное условие — оба партнера доверяют его беспристрастности.

Посредник работает так: у него есть список вопросов, он их по очереди задает партнерам, следит за обсуждением и помогает отвечать конкретно, а не отделываться общими словами. Посредник не дает поссориться.

Одно дело — партнер спрашивает: «Кому достанется твоя доля, если ты разведешься?» Или: «Что будет, если ты вложишь деньги в продукт, а мы не получим прибыль?» Такие вопросы от друга или родственника могут звучать обидно, а если их задает посторонний человек, то что с него взять? Партнеры как бы занимают одну сторону напротив посредника, а не оказываются в состоянии спора.

Еще один сложный вопрос: как будут распределяться доли? И самое главное: почему такое распределение? Важно, чтобы все осознанно подошли к ответу. Часто предприниматели подходят к этому вопросу формально: поровну— 50 на 50 или всем по 25%, если их четверо. Такая схема выглядит справедливой, но в реальности это ловушка. Дело в том, что равное распределение долей будет справедливым только тогда, когда все партнеры вкладывают в бизнес равное количество сил, времени и денег. Причем не просто фактически вкладывают, а сами убеждены, что они вкладывают столько же, сколько и остальные. Как только у одного из партнеров появится чувство, что он вложил больше остальных, появится недовольство, которое может перерасти в конфликт.

Работающий способ облегчить обсуждение — заранее передать партнеру вопросы, например за неделю. Хорошо, если партнер поживет с этими вопросами, привыкнет к идее обсуждения. Вероятно, он придумает собственные вопросы. Это лучше, чем внезапно спрашивать: «Как быть, если ты ошибся на миллион рублей?»

Фиксация договоренностей без общих фраз. Вот партнеры обсудили, до чего-то договорились, и теперь время записывать договоренности. Фиксация на бумаге помогает перепроверить себя: «Точно ли я такое обещаю? Я именно это имел в виду, когда обещал?»

Письменные договоренности защищают от общих фраз. В разговоре слышишь: «Я отвечаю за рекламу». Вроде картинка в голове нарисовалась, ты согласен и обсуждаешь следующий вопрос. На самом деле это пустая фраза, за ней ничего нет.

Договоренность должна быть записана. Дело в том, что люди имеют свойство забывать, о чем они говорили, или по-своему интерпретировать слова. Со временем память начинает подстраиваться под сложившуюся в компании практику. Или старые договоренности начинают пониматься как-то по-новому. Все это может происходить даже без злого умысла. А вот когда все записано, всегда легко вернуться к тексту и руководствоваться именно им.

Во время обсуждения старайтесь избегать фраз вроде «Мы обсудим это потом» или «Мы пропишем это в приложении». Если что-то не записано сейчас — считайте, что это не запишется никогда. А потом именно по этому вопросу и возникнет конфликт. Поэтому никаких отсылок к несуществующим дополнительным документам. Обсуждаем максимально конкретно здесь и сейчас. Если вопрос объемный и ваша партнерская сессия состоит из нескольких дней, можно взять домашнюю работу и подготовить предложения. Но на момент подписания договора все условия должны быть записаны.

Мы почти у цели: вопросы обсудили, договоренности закрепили на бумаге, вроде всё. Последний шаг — распечатать копии и каждому расписаться. Подпись дисциплинирует. Ставить подпись абы куда не хочется, поэтому вычитываешь каждое слово в документе. Если есть вопросы, уточняешь и просишь что-то поправить. А подпись — только когда согласен со всем на сто процентов. Ценность соглашения — скорее в процессе обсуждения, чем в конкретном подписанном документе. Поэтому задавайте как можно больше вопросов, особенно неудобных и которые как бы неловко спрашивать. Но подписать документ в конце тоже важно.

Продакт оунер и партнер юридической фирмы — понятия несовместимые

Dima Gadomsky

Юридический бизнес простой. В том смысле, что выучился, проиграл или выиграл несколько дел, поднаторел в общении с клиентами, и вот ты уже можешь. В подтверждение этого тезиса вот вам доказательство: ноль процентов юридических фирм банкротятся в первый год своего основания. Не происходит это и через два года.

Лигалтех — другая история. Тут нужно постараться, чтобы найти проблему, затем придумать решение, затем разработать это самое решение, задизайнить, найти монетизацию, затем сделать этому всему пивот и начать сначала. Вне юридического мира об этом всем заботится product owner (владелец продукта). Но на то мы и юристы, чтобы отчаянно верить в свои гуманитарные силы. Я на своих собственных ошибках вывел вот такие сильные и слабые стороны партнера юридической фирмы в роли продакт оунера для лигалтех продукта:

Плюсы:
Юристы быстро разбираются в чем угодно. В меньшей мере это касается химии и физики, но в новом рынке и бизнес модели мы разберемся быстро.
Good presentation skills. Нам приходится много болтать. В суде и на переговорах. Может и не всегда в тему, но презентовать и питчить мы больше умеем, чем нет.

Минусы:
Сильно гуманитарный склад ума. Бизнес это цифры. Особенно, лигалтех. CPC/CPA, ROI и почие KPI.
Привычка быстро получать обратную связь. Выиграть в суде. Или месяц делать дью дил и получить спасибо от клиента за отчет. Юристы любят работать над значимыми проектами. В значимой компании. А сделать продукт — это как бежать марафон с закрытыми глазами. Вроде и быстро, но хрен знает, в ту ли сторону.
Нетерпимость к критике и тяга спорить со всеми до крови. А представьте тонну негативных отзывов на Аппсторе. Или волну негативных комментов на ФБ о вашем продукте? ТРудно держат ьсебя в руках и не нагрубить ничего не понимающим в вашем божественном продукте пользователям.
Любовь к прошлому. Мы олд скульные. Даже миллениалы. Зачем нам Телеграм канал, нам и в соц сетях хорошо.
Отглагольные существительные. Юристы красиво говорят устно, но пишут слишком длинно и запутанно. Это профессиональная деформация — пытаться быть предельно предельно многозначным в выражениях, если не сильно понимаешь в теме.

Продакт руководит людьми, намного более шарищими в своем предмете, чем он сам. Он не должен быть Сальвадором Дали, но должен понимать, что розовый на ярко зеленом это пиздец, и что чат-боты убивают мобильные приложения. Он может запичиться инвестору в лифте, написать отборной доброты ответ на гневный комментарий, если СММщик заболел, ранжировать по важности юзер сториз, сбегать за пиццей для команды ночью перед релизом, отличить UX от UI и java от java script.

Хороший партнер юридической фирмы с этой ролью точно справится хуже, чем плохой продакт оунер.

Партнеры в юрфирмах: как они зарабатывают

Партнеры в юрфирмах: как они зарабатывают

До конца нулевых американское законодательство предусматривало для адвокатов две формы ведения бизнеса: юридическая корпорация (law corporation) и партнерство (partnership или general partnership). Выбирая организационно-правовую форму при создании юрфирмы, юристы из США обращают внимание на два принципиальных вопроса, рассказывает Анастасия Махнева, партнер INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 8 место По количеству юристов 30 место По выручке на юриста 41 место По выручке Профайл компании × : «Ограничение ответственности учредителей фирмы и снижение налогового бремени».

Особенность юркорпорации в том, что долями в ее капитале могут владеть только адвокаты. Такое объединение платит налоги на двух уровнях: с прибыли самой корпорации и с доходов акционеров как физлиц, которые те получают после распределения прибыли организации. А в партнерстве весь заработок компании распределяется между партнерами, которые уплачивают только подоходный налог.

Принципиальнее при выборе формы ведения бизнеса становится вопрос об ограничении личной ответственности адвоката (партнера или акционера). По общему правилу, в корпорации акционер личным имуществом отвечает только за собственные ошибки. А в структуре partnership партнер всеми своими активами несет ответственность не только за себя, но и за ущерб, который причинен клиенту по вине других партнеров. Аналогичным образом решается вопрос и об ответственности по другим долгам фирмы.

Новый взгляд на партнерство

Вместе с тем, в конце нулевых годов под давлением профессионального сообщества (в первую очередь, бухгалтеров) американские законодатели позволили юристам создавать партнерства с ограниченной ответственностью (LLP – limited liability partnership). Преимущества LLP в том, что оно сочетает в себе: и возможность использовать упрощенную схему уплаты налогов как в партнерстве, и ограничение ответственности акционера как в корпорации. Учитывая перечисленное, новая форма стала особенно популярна у вновь создаваемых юридических компаний. И не только в США, но и в Великобритании.

В LLP партнер юрфирмы является полноправным участником бизнеса и участвует в распределении прибыли, которую организация получила за отчетный период. В большинстве партнерств такой период составляет один календарный год. Кроме того, партнеры могут делиться на старших и младших, обычно это бывает в крупных ильфах, объясняет Дмитрий Панченко, советник Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × . Первые – это те, кто принимают участие в распределении прибыли всей организации на глобальном уровне. Вторые делят дивиденды лишь от отдельного офиса, где они трудятся (московского, минского, лондонского и т.п.).

Если говорить про ильфы, то они часто имеют двухступенчатую структуру, где партнеры делятся на equity and non-equity partners. Первые владеют долей в фирме и делят ее прибыль. «Non-equity partners» имеют фиксированную оплату и могут иметь отдельные права голоса по определенным вопросам деятельности фирмы. В частности, об открытии нового офиса или принятия в команду нового партнера. Статус «non-equity partner» обычно длится от 1 до 3 лет и является переходным этапом на пути к полному партнерству, говорит Панченко: "Для перехода в «equity partner» может потребоваться материальный вклад в капитал юридической фирмы".

Нет универсального вида партнёрства, которое подходит всем. Ведь партнёрство в юрфирме всегда завязано на личность и персональные качества партнера, которые порой довольно сложно подвести под какую-то математическую формулу, справедливо отражающую его роль и вклад в партнёрство. Как говорится: что русскому может быть хорошо, то немцу смерть.

Махнева отмечает, что сейчас институт партнерства в западных юрфирмах отражает не столько правовую форму организации адвокатских компаний, сколько структуру управления бизнесом. На уровне HR — это система поощрения юристов, «преемственности поколений», воспроизводства бизнес-традиций и профессиональных ценностей. На уровне бизнес-администрирования — это система органов управления юрфирмой, в которой каждый партнер выполняет определенную функцию. И, наконец, на финансовом уровне — это система распределения прибыли и финансовых рисков между партнерами.

Деньги партнеров

По мнению Клэренса Келлога, внештатного советника Hopkins & Carley, в американских юрфирмах есть три фундаментальных подхода к распределению прибыли между партнерами. Первый из них – принцип старшинства, когда учитывается продолжительность работы партнера в юрфирме. То есть, чем дольше юрист трудится в компании, тем больше он получает. Плюс такой системы — в ее прозрачности, поясняет эксперт: «Зная, сколько адвокат работает в фирме, вы можете сказать, сколько он зарабатывает, и наоборот».

Еще один вариант – распределять деньги по принципу производительности, когда партнеру начисляют определенный процент от заработанных им денег. Кроме того, в этой системе учитывается и процент от тех клиентов, которых юрист привел, но не работал с ними лично. Существуют вариации формул, когда добавляется коэффициент, связанный с работой партнера, которую нельзя измерить деньгами или часами, поясняет эксперт: это административная нагрузка, работа с персоналом и т.п.

Помимо двух перечисленных есть еще и субъективный принцип, когда руководители юрфирмы не анализируют досконально итоговые финансовые показатели каждого из партнеров, а оценивают их деловые и профессиональные качества, общий вклад в развитие юридических практик, сотрудников, бизнеса компании в целом.

На практике фирмы обычно стараются найти компромисс между этими тремя решениями, потому что применение только одного из них в чистом виде может привести к нежелательным последствиям, объясняет Келлог: «То же поощрение партнеров только на основании финансовых показателей не стимулирует те виды работ, которые не приносят очевидного дохода». Речь идет про менторство, обучение младшего персонала или административную работу.

К конфликтным моментам может привести ситуация, когда одни партнеры знают точные цифры доходов друг друга в компании. Чтобы исключить или хотя бы минимизировать такой риск, некоторые юрфирмы пользуются системой "чёрным ящиком" (black box model). Она подразумевает, что вознаграждение партнёрам устанавливается управляющим комитетом или управляющим партнёром на основе определённых правил/формулы. При этом партнёры не знают, сколько получают их коллеги.

Такая система позволяет не только избегать конфликтов между партнёрами из-за сумм вознаграждения, но и с большей легкостью "уводить" нужных фирме партнёров из других компаний на особых условиях, не боясь зависти и недовольства других партнёров. Структуру "чёрного ящика" используют такие крупные фирмы, как Jones Day, Sidley Austin, Greenberg Traurig и некоторые другие. А на прошлой неделе издание The American Lawyer опубликовало информацию о том, что на такую систему распределения прибыли между долевыми партнёрами в своих североамериканских офисах уже перешла Baker McKenzie. Но в самом ильфе американскому изданию уточнили, что не закрывали полностью информацию о суммах партнёрского вознаграждения, а просто перестали её направлять партнёрам. В то же время, каждый партнёр может получить информацию от фирмы о суммах вознаграждения других партнёров по его просьбе.

1) Eat what you kill («Получи то, что заработал»). Этот тип организации заставляет партнеров трудиться в поте лица, объясняет партнер Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа АПК и сельское хозяйство группа Банкротство (споры high market) группа Морское право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Уголовное право группа Частный капитал 9 место По количеству юристов 18 место По выручке 19 место По выручке на юриста Профайл компании × Сергей Кислов: «Не приведешь проект, считай – остался голодным». Эта система в меньшей степени свойственна ILFам.

Плюсы: Большой процент от собственных проектов.

Минусы: Стресс, нежелание отвлекаться на общефирмовые нужды и развиваться.

2) Equity («Равенство»). В такой системе ежедневно не только ты зарабатываешь, но и каждый партнер обеспечивает тебя, говорит Кислов: «Каждый новый проект – доход для всех партнеров в соответствии с определенными процентами. Именно в соответствии с ними будет распределиться доход про итогам определенного периода времени – квартала, полугодия или года». Эта система более свойственна ILFам.

Плюсы: Уверенность в том, плохой период помогут пережить твои партнеры, наличие желания и времени заниматься развитием фирмы.

Минусы: Эта система расслабляет. Она малоподвижна – партнеры с большим процентом не хотят им делиться. Они гарантировано получат большую часть того, что заработают остальные партнеры.

3) Смешанная. При этой структуре партнеры получают процент от приводимых проектов, а то, что остается – делится по принципу «equity», разъясняет Кислов: «Как кажется, наиболее сбалансированная система, которая позволяет не только изменять показатели партнеров на будущий год, но и оценивать их «рублём» в текущем периоде».

Минусы и плюсы у этой модели зависят от того какие принципы партнерства из первых двух видов она объединяет.

Жизнь партнеров в рульфах

Учитывая все перечисленное, можно сказать, что решение стать партнером в ильфе является судьбоносным выбором, который потребует усилий на протяжении десятка лет, резюмирует Панченко: «Нужно много лет оказывать юридические услуги высочайшего качества».

Правда, российский юрист Илья Рыбалкин стал партнером в Arno Legal Arno Legal Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × уже в 30 лет, но на юррынке это скорее исключение, чем правило. Артём Родин, который в 32 года занял позицию партнера ильфа SEAMLESS Legal SEAMLESS Legal Федеральный рейтинг. группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Страховое право группа Финансовое/Банковское право группа АПК и сельское хозяйство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Санкционное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Цифровая экономика группа Экологическое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Частный капитал × , уверен: «К партнерству в крупной юркомпании можно прийти не раньше, чем через 7–8 лет после начала практики». На основе собственного опыта он делает вывод, что на пути к партнерству необходимо не только добиться профессионализма в юридической работе, но и научиться эффективно взаимодействовать с клиентами: «При этом задача партнера не только работать по проектам клиентов, но в первую очередь развивать бизнес фирмы, то есть привлекать новых клиентов и новые проекты, согласовывать финансовые условия и организовывать работу по проектам».

Несколько иная ситуация с обсуждаемым институтом в российских юрфирмах. В небольших рульфах к присвоению партнерского статуса проявляется более гибкий подход и не учитывается формальное требование об определенном сроке работы в фирме. Соответствие корпоративной культуре и профессиональный уровень безусловно являются существенными критериями для рульфов, но коммерческие интересы могут с легкостью выходить на центральное место при принятии решений о партнерстве, поясняет Панченко. По словам эксперта, такой подход объясняется тем, что для отечественных организаций объединение юристов под совместным брендом – это во многом коммерческий союз, направленный на получение прибыли. Поэтому на практике российские юрфирмы обычно создаются как коммерческие организации, иначе без этого получать прибыль им будет затруднительно.

Но не всегда все завязано именно на деньги. Порой в отечественных юркомпаниях партнером может стать даже пиарщик, который вовсе не приносит прибыль. Более того, есть много случаев, когда предложение о партнёрстве делают юристу не только исходя из прибыли, которую может принести потенциальный партнёр, говорит управляющий партнер КА Pen&Paper Валерий Зинченко: «Партнёрство даётся как некий аванс, как показатель веры в кандидата, и это далеко не всегда плохо».

Вместе с тем, российские партнерства зачастую могут не пройти проверку временем, уверен партнер Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) Профайл компании × Сергей Савельев. По его мнению, более половины российских фирм из рейтинга Право.ru-300 – это временные явления, непрочные и неустойчивые партнерства, которые рано или поздно прекратят существовать в их нынешнем виде. Эксперт объясняет такую ситуацию целым рядом проблем: одни компании не проходят финансовый краш-тест (генерация убытков, а не прибыли), другие не умеют управлять преемственностью (передавать власть молодым) и изменениями (ригидность и ретроградность), а кто-то не способен объединиться на ценностных установках.

Если брать какие-то аналогии, то партнёрство в ильфах похоже на большую «шведскую семью по расчету» с четкой регламентацией прав и обязанностей по брачному контракту. А рульфы — это классическая форма «брака по любви», где только эмоции, договорённости и в горе, и в радости. И если уход из шведской семьи одного или даже нескольких партнеров остаётся практически незаметным, то при ухудшении отношений между партнёрами в бутиках очень редко, когда обходится без «битья посуды», скандалов и эмоциональных расставаний с созданием двух новых фирм.

Кому передать партнерство

В обсуждаемом институте не менее важным аспектом является и преемственность между партнерами. По словам Зинченко, она невозможна без единства взглядов на развитие компании: «Единство взглядов на жизнь тоже приветствуется, но далеко не всегда достижимо». Он подчеркивает, что преемственность не должна подменяться неосуществимыми попытками более опытных партнеров клонировать себе подобных: «Это не приносит никакого результата».

Сила партнёрства — в разности партнёров. С их разными сильными сторонами и преимуществами. Здоровая и правильная преемственность достигается, только когда старшее поколение партнеров наряду с передачей собственного опыта хочет и готово принимать опыт, знания и умения от более молодых.

Вместе с тем, условия для постепенной передачи управления юрфирмой от старших партнеров к младшим очень важны, так как это ненаследуемый вид бизнеса, обращает внимание управляющий партнер КИАП КИАП Федеральный рейтинг. группа Страховое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Недвижимость, земля, строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Уголовное право Профайл компании × , Андрей Корельский. Если не создать такой механизм в юркомпании, то организация, как правило, прекратит своё существование при отходе старших партнеров от дел или в мир иной, предупреждает юрист.

Почему все юрфирмы называются «Мистер Икс и партнеры»

Почему все юрфирмы называются «Мистер Икс и партнеры»

Спросили владельцев юрфирм, зачем нужны одинаковые названия, и узнали у тех, кто назвался нестандартно, почему они это сделали.

Еще о партнерах

Дмитрий Гриц

Юрий Кочергин

alt=»Роман Виноградов» />

Мария Ильяшенко

Максим Шедогубов

Чтобы не регистрировать товарный знак

Рассказывает Дмитрий Гриц, «Гриц и партнеры»

У нас было несколько аргументов называться «Гриц и партнеры».

Товарный знак. Если придумывать какое-то название типа Лекс-про, нужно проверять его на уникальность — чтобы никто до нас не зарегистрировал такое же. Потом тратить время и деньги на регистрацию, иначе есть риск, что через пару лет кто-то заблокирует работу компании тем, что будет вымогать деньги за использование похожего названия. А своей фамилией можно пользоваться всегда, даже если это чей-то зарегистрированный товарный знак.

Личное мастерство. Адвокатура — это личная услуга, а на выбор фирмы влияет личный бренд и репутация определенного специалиста. Люди хотят себе конкретного адвоката, поэтому позиционировать фирму эффективнее через персоны.

Позитивный настрой. Слово «партнеры» настраивает на созидание и взаимодействие: ты не один, предприниматель, у тебя есть партнеры. И напротив, если пройтись по контексту юридических услуг, то там обычно слова «защита», «закон» — в этом мало позитива для рынка.

Вовлечение команды. В книге «Моя жизнь, мои достижения» Генри Форд пишет, что сотрудники — это всегда партнеры. Собственник нанимает их, потому что не может справиться сам, а значит, становится зависим от сотрудников так же, как они от него. Поэтому общий успех зависит от вклада каждого, а значит, любой человек в команде должен мыслить как партнер. Это повышает эффективность работы и вовлеченность каждого сотрудника.

Бесплатный тариф, защита от блокировок, вывод прибыли на личную карту без ограничений и специальные условия для маркетплейсов

Но, конечно, это не единственный и уж точно не обязательный формат названия. Есть несколько классных команд, которые назвали свои фирмы без партнеров. Можно, например, назваться «Полужирный» или «Подчеркнутый» — клево. Дело же не в названии, а в сути того, что вы делаете, и как на вас реагирует рынок.

Для продвижения личного бренда

Рассказывает Роман Виноградов, «Виноградов и партнеры»

Название компании по типу «Мистер Икс и партнеры» — это чаще всего маркетинговая стратегия, цель которой — продвижение личного бренда. Главный актив юриста — репутация: если юрист профессионал, но о нем никто не знает, клиентов не будет. А вот если юрист дает комментарии СМИ, выступает на конференциях и пишет статьи, его фамилия становится узнаваемой, а вместе с ней — название фирмы.

От фамилии юриста в названии выигрывают все: юрист формирует личный бренд, а фирма за счет этого привлекает новых клиентов. При этом для клиентов фамилия в названии говорит о личной ответственности владельца.

Но у этого подхода есть недостатки:

  • нужно быть готовым к публичности и ответственности за работу партнеров и сотрудников;
  • если один из партнеров испортит свою репутацию, пострадает имидж фирмы и других партнеров;
  • партнерам сложно выйти из бизнеса без вреда для фирмы.

Если название состоит из фамилий партнеров, то сокращение по первым буквам фамилий со временем может стать нарицательным. К примеру, фирма «Петров, Иванов, Курьянов» может превратиться в «ПИК», и это будет даже лучше, потому что такое название проще запомнить на слух, а если кто-то из партнеров уйдет, название не пострадает.

Иногда проще выбрать название, которое отражает специализацию фирмы. Например, если юристы работают со спорами по автострахованию, проще продвигать название вроде «Центр взыскания страховых возмещений», чем «Мистер Икс и партнеры».

Потому что нет разделения на главных и подчиненных

Названия «Некто и партнеры» связаны с тем, что в фирме нет разделений на подчиненных и директора. Либо все равны в правах, либо у кого-то доля в уставном капитале на 1% больше — его указывают первым.

Еще первой может стоять фамилия учредителя фирмы, в которую со временем вложились новые участники, но чтобы сохранить якорных клиентов, оставляют фамилию основателя в названии.

Юридические фирмы с партнерами могут называть не только «Некто и партнеры», но и перечислением всех партнеров, по типу «Петров, Иванов и Рубинштейн» или «Некто и сыновья». Это помогает фирме сохранять старых клиентов и привлекать новых. К примеру, если адвокат Рубинштейн выступит экспертом на телевидении по резонансному делу, клиенты могут искать его фирму по фамилии в интернете.

Как назвать фирму — дело вкуса: клиенты выбирают не по названию, а по профессионализму. Я открывал фирму с партнером, мы тоже хотели название с фамилиями, но не пришли к общему мнению, чья фамилия должна стоять первой, поэтому взяли нейтральное название. Название может нравиться всем, но какой в этом толк, если как специалисты партнеры ничего собой не представляют.

Такие названия выбирают по традиции

Рассказывает Максим Шедогубов, юридическая фирма TaxCorp

Традиция называть юрфирмы «Мистер Икс и партнеры» пришла к нам из стран общего права: Англии, США. В таких фирмах есть именные партнеры, чьи фамилии стоят в названии, и остальные — это как раз те, что спрятаны за словом партнеры.

Быть именным партнером престижней — обычно это основатели фирмы. В именные партнеры могут добавить обычного сотрудника за особые заслуги, в крупных фирмах сотрудники идут к этому всю жизнь.

Мы называемся TaxCorp, фирма создавалась мною и партнером и стала результатом объединения двух практик: налоговой — tax и корпоративной — corp.

Необязательно называться по фамилиям

Десять лет назад мы встретились с Юлией Макаренко и поддержали друг друга в идее создать юридическое партнерство. Его название родилось по классической схеме — по именам партнеров-основателей. Особенность заключалась в том, что мы объединили в лаконичном названии начала наших, тогда еще девичьих, фамилий: Куранова и Иванова, получилось «Курсив».

В прошлом году к нашему партнерству присоединилась Елена Янина, но историческое название осталось прежним. Коллеги, которые не знают этой истории, строят разные предположения о том, почему именно «Курсив». Одна из таких теорий говорит, что это слово выбрано как символ чего-то важного, и эта теория не противоречит нашей идеологии.

Юридическая поддержка вашего бизнеса по подписке. Безлимитные консультации, составление договоров, досудебных претензий, защита интересов в суде. От 1490 рублей в месяц

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *