Что входит в частное право
Перейти к содержимому

Что входит в частное право

  • автор:

СИСТЕМА ЧАСТНОГО ПРАВА Текст научной статьи по специальности «Право»

В статье рассматриваются элементы системы частного права . Систему частного права образует совокупность правовых отраслей, под отраслей и институтов, входящих в его состав. Элементы в системе частного права , не являются однородными, большинство из них отличаются друг от друга предметом правового регулирования , или иначе видом (характером) регулируемых отношений.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Чернова Э.Р., Галиев А.И.

The article deals with the elements of the private law system . The system of private law forms a set of legal branches, for the branches and institutions that make up its structure. Elements in the private law system are not homogeneous. Most of them differ from each other in the subject of legal regulation , or otherwise the kind (character) of regulated relations.

Текст научной работы на тему «СИСТЕМА ЧАСТНОГО ПРАВА»

договорная теория, ирригационная теория, классовая теория.

Подводя итог, можно сделать вывод, что каждая из вышеуказанных теорий отражает специфику возникновения государства и права для различных государств и народов. Лишь при детальном рассмотрении основных аспектов жизнедеятельности догосударственного общества, можно сделать вывод, что государство либо правовая система, действующая на территории данного государства, возникли в соответствии с той или иной теорией.

1.Корельский В.М. и другие Теория государства и права: Учебник для вузов — 2-е изд. М.: НОРМА, 2013.

2. Лазарев В.В. Общая теория права и государства. М.: Юрист, 2014.

3.Сырых В.М. Основы государства и права. М.: Юрайт, 2014.

4.Чернова Э.Р. Методологические проблемы современной юридической науки // Перспективы развития науки и образования сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции: в 14 частях. 2012. С. 155-156.

Чернова Э.Р., кандидат юридических наук доцент кафедры Теории и истории государства и права

Стерлитамакский филиал БашГУ Россия, г. Стерлитамак Галиев А.И.

студент 1 курс юридический факультет

группа ЮР-11 Стерлитамакский филиал БашГУ Россия, г. Стерлитамак Chernova E.R., Candidate of Legal Sciences Associate Professor of Theory and History of State and Law

Sterlitamak branch of BashGU Russia, Sterlitamak Galiev A.I.

1st year student of the Faculty of Law

Group ЮР-11 Sterlitamak branch of BashGU Russia, Sterlitamak

СИСТЕМА ЧАСТНОГО ПРАВА Аннотация: в статье рассматриваются элементы системы частного права. Систему частного права образует совокупность правовых отраслей, под отраслей и институтов, входящих в его состав. Элементы в системе частного права, не являются однородными, большинство из них отличаются друг от друга предметом правового регулирования, или иначе видом (характером) регулируемых отношений.

Ключевые слова: система частного права, предмет правового регулирования, обязательственное право, наследственное право, семейное право, исключительное право, международное частное право, вещное право, трудовое право, коммерциализация, торговое (коммерческое) право.

Abstract: The article deals with the elements of the private law system. The system of private law forms a set of legal branches, for the branches and institutions that make up its structure. Elements in the private law system are not homogeneous. Most of them differ from each other in the subject of legal regulation, or otherwise the kind (character) of regulated relations.

Keywords: Private law system, subject of legal regulation, liability law, inheritance law, family law, exclusive right, private international law, property law, labor law, commercialization, commercial (commercial) law.

В отличие от содержания система — это совокупность элементов, находящихся во взаимосвязи и поэтому образующих определенную целостность. Связь между элементами системы должна выявляться весьма определенно. Это обусловлено тем, что для объединения элементов в единое целое (систему) берется единый классификационный признак.

Систему частного права образует совокупность правовых отраслей, под отраслей и институтов, входящих в его состав.

В различных национальных системах права, имеющих деление объективного права на публичное и частное, единого подхода к составу частного права нет, что связано с особенностями исторического и социально-экономического развития государств.1

В странах «общего права», в отличие от государств континентальной Европы, к частному (гражданскому) праву относят такие считающиеся самостоятельными «отрасли» и институты, как «право компаний», «право собственности», «договорное право», «право возмещения вреда»,

«патентное право» и др. Поэтому система частного права не совпадает с аналогичной системой континентального права.

Посмотрим, обнаруживается ли такая взаимосвязь в конструкции системы частного права.

Система частного права, включает в себя:

— общую часть (в нее входят положения, касающиеся лиц, объектов гражданских прав, сделок, представительства, сроков исковой давности);

— исключительные права («интеллектуальная» и «промышленная» собственность);

— торговое (коммерческое) право;

— международное частное право.

1 Власенко Н.А. Теория государства и права. 2-е издание. Учебное пособие // М.: Эксмо — 2015 — С. — 324.

Здесь же хотелось бы отметить, что указанные отрасли, составляющие систему частного права, далеко не в равной мере продвинулись вперед в приобретении статуса самостоятельных отраслей частного права. Различия здесь несомненны. Однако все они вступили на этот путь, и в скором будущем сомнения в отношении каждой из них развеются так же, как это случилось в отношении трудового права.2

Частное право в правовой системе России всегда было представлено прежде всего системой гражданского права. Оно является одной из фундаментальных и основных правовых отраслей.

В качестве самостоятельных правовых отраслей из системы гражданского права выделились трудовое и семейное, а на стыке административного и гражданского сформировались природоресурсное и земельное.

Все указанные правовые образования формировали систему цивилистических отраслей прежнего правопорядка.

В условиях развития системы рыночной экономики в России наблюдается определенная коммерциализация ряда отношений, которые ранее входили в публично-правовую сферу.

В целом в правопорядке России в общую систему частного права включают четыре признаваемые самостоятельными правовые отрасли:

Гражданское право является ведущей отраслью в сфере частноправового регулирования. Общие нормы и принципы гражданского права могут применяться в субсидиарном (дополнительном) порядке в других отраслях частного права.

Семейное право представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения, складывающиеся между членами семьи, а также иными родственниками в пределах, установленных семейным законодательством.

Предметом регулирования трудового права являются отношения между людьми, складывающимися в процессе их трудовой деятельности -трудовые отношения, а также отношения, которые непосредственно с ними связаны.

Особое место в системе частного права занимает международное частное право, которое отличается широким использованием международно-правовых норм и возможностью применения к регулируемым отношениям норм зарубежных правопорядков на основе коллизионных норм национального права. Однако из-за своей наднациональной природы оно не

2 Суханов Е. А. Система частного права // Вестник МГУ. Серия 11 (Право). 1994. № 4. С. 26-30.

может быть полностью включено в какую-либо существующую национальную правовую систему.

Таким образом, российскую систему частного права образуют четыре самостоятельные отрасли права: гражданское, семейное, трудовое и

международное частное право.

Указанное обстоятельство представляет особенность системы частного права России. В континентальном европейском праве данные правовые области обычно включаются в качестве составных частей (подотраслей) в систему гражданского права. При этом частное право во многих случаях традиционно делится на гражданское и торговое (коммерческое) право.

Частное право является объективно необходимой важной составной частью любого развитого правопорядка. В конкретной правовой системе оно представляет собой итог самостоятельного развития в реальных национальных условиях.

Подводя итог, можно сделать вывод, что в различных правовых системах существуют разного вида деления права на отрасли и нет какого-либо единого мирового стандарта. Обособление самостоятельных отраслей, как правило, вызывалось историческими и социально-экономическими потребностями той или иной страны, идеальными представлениями о праве, складывающимися в различных правовых доктринах.4

Таким образом частное право, будучи объективно необходимой важнейшей составной частью всякого развитого правопорядка, в конкретной правовой системе представляет собой результат собственного развития в реальных национальных условиях. Это полностью относится и к его системе, складывающейся под влиянием.

1.Власенко Н.А. Теория государства и права. 2-е издание. Учебное пособие // М.: Эксмо — 2015 — с. — 324.

2. Суханов Е. А. Система частного права // Вестник МГУ. Серия 11 (Право). 1994. № 4. с. 26-30.

3.Кашанина Т. В. Корпоративное право — М.: НОРМА-ИНФРА • М, 1999.с.33-41.

4. Е.А. Суханов. Гражданское право в 4-х томах Том I Общая часть. 2008.

5. Романов А.К. Правовая система Англии: Учеб. пособие 2-е изд., испр. М.: Дело, 2002. с.61-72.

3 Романов А.К. Правовая система Англии: Учеб. пособие 2-е изд., испр. М.: Дело, 2002. с.61-72.

4 Кашанина Т. В. Корпоративное право — М.: НОРМА-ИНФРА • М, 1999.С.33-41.

Частное право

Идеи, Концепции, учения, методы исследования

Ча́стное пра́во, часть правовой системы , выделяемая наряду с публичным правом и отвечающая за юридическое оформление социального взаимодействия между индивидами, не опосредованного участием государства как носителя публичной власти .

Понятие «частное право»

Деление права на частное и публичное, хорошо известное странам Запада, уходит корнями в Античность, однако его теоретический статус и практическое значение заметно варьируются от эпохи к эпохе и от правопорядка к правопорядку. Историческим и национальным разнообразием характеризуется и содержание понятий частного и публичного права, а также удельный вес обозначаемых ими частей правовой системы.

Согласно пониманию, распространённому в правовых системах континентально-европейского типа , частное право определяет правила взаимодействия людей как формально равных лиц, которые свободны приобретать и осуществлять права своими действиями и по своему усмотрению. К числу основных понятий и институтов частного права относятся:

вещь (или объект права);

право собственности (а также другие права на вещи);

деликт (противоправное причинение вреда одним лицом другому);

Роль государства в этой сфере сводится обычно к закреплению общих правил социального взаимодействия, а также – при наличии инициативы самих частных лиц – разрешению споров между ними и принуждению их к уважению прав друг друга, причём монополию государство удерживает лишь в отношении силовой защиты гражданских прав : истории и современности хорошо известны разнообразные формы негосударственного нормотворчества в сфере частного права и негосударственные способы разрешения споров ( третейские суды и другие альтернативные способы разрешения споров). Конкретный набор правовых связей ( правоотношений ), в которых каждый состоит с другими, и конкретный круг благ, принадлежащих каждому, определяются без участия государства. Частные лица сами ставят себе цели и выбирают правовые средства их достижения. Заключать ли договор, и если да, то с кем, по поводу каких благ и на каких условиях, решают сами частные лица (свобода договора). То же верно и для создания объединений , составления завещания и вступления в брак.

Как видно из приведённых примеров, для частного права характерны не только приобретение частными лицами прав их собственными действиями, но и выдающаяся роль частно-автономного регулирования, т. е. установления обязательных правил социального взаимодействия самими его участниками посредством юридических сделок . Признание индивидов формально равными и не подчиняющимися в вопросах приобретения и осуществления субъективных гражданских прав ни указаниям друг друга (как при феодализме ), ни предписаниям какой бы то было руководящей инстанции (как в плановой экономике ) делает договор, основанный на соглашении сторон, главным средством обмена.

Свобода договора не сводится, однако, к свободе выбора подлежащих обмену благ и контрагента : своим договором стороны также определяют правила, которым будет подчинено их взаимодействие, и эти правила становятся для сторон обязательными. На усмотрение частных лиц оставлены, кроме того, осуществление и защита принадлежащих им прав (субъективное гражданское право). Так, хозяин вещи волен самостоятельно решать, реализовывать ли предоставляемые правом собственности возможности, и если да, то каким образом, а также обращаться ли за судебной защитой , если его право будет нарушено.

История различения публичного и частного права

Идея разделения права на публичное и частное (ius publicum и ius privatum) получила разработку в Древнем Риме . Использование этих категорий для исчерпывающего описания правовой системы в целом [например, слова Тита Ливия о Законе двенадцати таблиц : «источник всего публичного и частного права» (Liv. III. 34. 6)] или особенностей каждой из её частей известно как юридическим текстам, так и сочинениям историков и ораторов. Дальнейшему восприятию этого деления способствовало решение составителей Свода гражданского права Юстиниана 6 в. поместить посвящённый ему фрагмент из учебника, написанного Ульпианом , в начало двух из трёх основных частей свода – Дигест (D. 1.1.1.2) и Институций (I. 1.1.4). Воспроизведённая в Дигестах цитата включает такое объяснение: «Публичное право – это то, которое относится к положению римского государства, частное – то, которое имеет в виду пользу частных лиц: ведь что-то служит публичной пользе, что-то – частной».

В Древнем Риме выражения «ius publicum» и «ius privatum» использовались в нескольких значениях, а в словаре юриста занимали скромное место и привлекались для разрешения правовых вопросов в единичных случаях. Текст Ульпиана проводит различие между государственной и частной сферами правового общения, между «государственным» и «частным правом» (в этом значении чаще именуемым «ius civile», «гражданское право»).

Иное значение деления права на частное и публичное востребовано в известном высказывании другого крупного юриста 2–3 вв., Папиниана : «Публичное право соглашениями частных лиц изменено быть не может» (D. 2.14.38; см. также Ulp. D. 50.17.45.1). Как ius publicum римляне нередко описывали всю совокупность норм, которые составляли действовавшее право и тем самым служили общей пользе (utilitas publica). Разумеется, право как общеобязательный нормативный порядок не может быть ни отменено, ни изменено актами частной автономии, причём это относится не только к императивным нормам , которые не допускают отклоняющихся предписаний в сделках частных лиц, но и к диспозитивным , которые, напротив, применяются лишь в отсутствие соглашения об ином, но как нормы общего действия актам частной автономии не подвластны.

Современная история различения публичного и частного права восходит главным образом не непосредственно к Античности, а к концу 18 – началу 19 вв., когда вследствие появления во Франции специальных органов административной юстиции наряду с обычными судами разделение правовой системы на две части приобрело институциональное измерение и осязаемое практическое значение.

Публичное право, эмблемой которого теперь было не столько государственное или конституционное право в широком смысле, сколько право административное (droit administratif), регулирующее осуществление властных полномочий государственными органами , стало применяться в рамках обособленной системы юрисдикционных органов. Становление и развитие представлений о делении права на публичное и частное на современном этапе связано с идеями верховенства права (или правового государства ) и разделения властей . Поскольку не только индивид, но и государство в своей деятельности подчинены праву , то наряду с правом, по которому живут частные лица, должно существовать право, регулирующее и осуществление государственной власти . Независимость исполнительной власти от судебной в крайней форме предполагает существование административной юстиции вне судебной системы.

С тех пор дискуссия о разделении права на публичное и частное тесно переплетена с обсуждением вопроса о необходимости в так или иначе обособленном административном правосудии . Так, в Англии на пути широкого признания этого деления в конце 19 – 1-й половине 20 вв. встал авторитет Альберта Венна Дайси, который во «Введении в изучение английской конституции», вышедшем в 1885 г. и много раз переиздававшемся, воспевал превосходство английской системы над французской, подчёркивая, что выведение чиновников из-под юрисдикции обычных судов и создание для них особых правил противно идее верховенства права и равенства всех перед законом . Преодоление этих представлений, в значительной мере обусловленных превратностями ранней истории административной юстиции во Франции, и бурное развитие административного права в 20 в. вновь привлекли внимание английской юриспруденции к вопросу о заимствовании континентального деления права на публичное и частное.

Значение и критерии различения публичного и частного права

Деление права на публичное и частное актуализируется в разных контекстах. В практической плоскости отнесение правила к одной из этих двух частей правовой системы может иметь значение для вопросов о том, какая нормотворческая инстанция компетентна в его установлении (например, федерация или её субъекты ) и какие юрисдикционные органы и по какой процедуре разрешают споры, связанные с его нарушением. Для правопорядков континентально-европейского типа характерно, что самостоятельность частного права проявляет себя в системе законодательства : системообразующим актом здесь является обычно гражданский кодекс , положения которого развиваются или дополняются другими законами; в некоторых странах наряду с гражданским по традиции сохраняется торговый кодекс, регулирующий некоторые аспекты профессиональной деятельности коммерсантов (дуализм частного права). Науке и образованию эти категории служат для системного описания правопорядка, что особенно высоко ценится в континентальной традиции.

Многовековые споры вокруг различения публичного и частного права подогреваются придаваемой ему идеологической нагрузкой, меняющейся в зависимости от исторических обстоятельств, философских установок и политических предпочтений участников дискуссии. Если, например, в континентальной Европе Нового времени акцент ставился на существовании наряду с частным публичного права, чтобы подчеркнуть подчинение праву не только индивида, но и государства, то, отстаивая это деление в США 20–21 вв., его сторонники борются за признание самостоятельности частного права по отношению к публичному, с тем чтобы отграничить сферу, свободную от государственного целеполагания и регулирования.

Удельный вес публичного и частного права в разных исторических и современных правопорядках неодинаков и определяется той ролью, которая здесь и сейчас отводится государству в управлении жизнью общества. Возрастание этой роли проявляется в расширении сферы публичного права и сужении сферы частного. Крылатыми стали описывающие этот процесс слова Жана-Этьена-Мари Порталиса, что во времена революций «все становится публичным правом» (1801) ( Portalis. 1844. P. 3), и В. И. Ленина , что в период новой экономической политики необходимо широкое государственное вмешательство в договоры и другие отношения между индивидами: «Мы ничего "частного" не признаём, для нас всё в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное» (1922) ( Ленин. 1970. С. 398).

Хотя профессионал, сформировавшийся в правовой системе континентально-европейского типа, в большинстве случаев с лёгкостью определит, к публичному или частному праву относится конкретная норма или институт, формулирование универсального критерия разграничения вызывает трудности. Конечно, в публичном праве на первый план зачастую выступают публичные интересы, а в частном – индивидуальные, но и публично-правовое регулирование нередко служит защите также и частных интересов, а частноправовое – публичных. Более того, правовое упорядочение отношений между индивидами само по себе направлено к общей пользе. По этим причинам «теория интересов», ищущая различие между публичным и частным правом в защищаемом интересе, оказывается малоэффективной. Наличие или отсутствие государственного участия («теория субъектов») может служить ориентиром лишь в первом приближении, прежде всего потому, что государство активно участвует не только в публично-, но и в частноправовых отношениях (как арендодатель , покупатель и т. п.). В отличие от частного права, построенного преимущественно на началах координации, равенства субъектов, публичное право действительно характеризуется преобладанием отношений субординации, однако отношениями власти и подчинения эта сфера не исчерпывается (например, публично-правовой договор ), а в частном праве встречаются и такие отношения (например, между родителями и детьми). Признанием сегодня пользуется взгляд, что публично-правовыми являются правоотношения, в которых государство или, возможно, другие субъекты ( муниципальные образования , юридические лица публичного права) участвуют именно в качестве носителей публичной власти.

Популярность деления права на публичное и частное, равно как и его дискуссионность, проистекают из того, что в нём находят отражение многие фундаментальные для западных обществ оппозиции: гражданская община (civitas) и семейный союз (familia), государство и общество, коллектив и индивид, власть (imperium) и собственность (dominium), государство и право, политика и наука.

ЧАСТНОЕ ПРАВО

Частное право — отрасли права, регулирующие отношения, связанные с защитой частного интереса индивидуальных собственников и объединений. Сущность частного права выражена в его принципах независимости и автономии личности, признания защиты частной собственности,… … Элементарные начала общей теории права

Частное право — (лат. jus privatum; англ. private law) совокупность отраслей права и правовых институтов, регулирующих те группы общественных отношений, основным предметом которых является реализация частных интересов граждан, юридических лиц, их объединений в… … Энциклопедия права

ЧАСТНОЕ ПРАВО — совокупность прав, распространяющих свое действие на частных лиц, граждан, регулирующих имущественные и связанные с ними неимущественные личные отношения граждан, семейные отношения. К частному относится и торговое право. Частное право регулирует … Экономический словарь

ЧАСТНОЕ ПРАВО — собирательное понятие; означает отрасли права, регулирующие отношения в области интересов граждан, индивидуальных собственников, предпринимателей, различного рода объединений (корпораций) в их имущественной деятельности и личных отношениях, в… … Юридический словарь

Частное право — ЧАСТНОЕ ПРАВО, отрасли права, регулирующие, в отличие от публичного права, имущественные и иные отношения граждан и юридических лиц, защиту их индивидуальных интересов. К частному праву относятся гражданское, семейное, торговое право и нормы… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

ЧАСТНОЕ ПРАВО — отрасли права, регулирующие, в отличие от публичного права, имущественные и некоторые иные отношения граждан и юридических лиц. К частному праву относятся нормы гражданского, семейного, торгового права и др … Большой Энциклопедический словарь

частное право — — [http://www.eionet.europa.eu/gemet/alphabetic?langcode=en] EN private law The branch of law dealing with such aspects of relationships between individuals that are of no direct concern to the state. (Source: DICLAW)… … Справочник технического переводчика

Частное право — Эта страница ранее удалялась или была переименована (что это значит?) 20:50, 7 января 2013 Cantor (обсуждение | вклад) удалил страницу Частное право (П5: некорректное по смыслу перенаправление: ‎<

Частное право — в буржуазной теории права совокупность норм, регулирующих имущественные и некоторые иные отношения частных лиц, в которых они участвуют как отдельные индивиды, а также отношения, в которых государство и его органы выступают не как… … Большая советская энциклопедия

частное право — собирательное понятие; означает отрасли права, регулирующие отношения в области интересов граждан, индивидуальных собственников, предпринимателей, различного рода объединений (корпораций) в их имущественной деятельности и личных отношениях, в… … Большой юридический словарь

III. Конституционные основы частного права

14. Постановлением от 3 апреля 2023 года N 14-П Конституционный Суд дал оценку конституционности пунктов 2 и 3 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанные законоположения являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании решается вопрос о предоставлении предусмотренных ими способов защиты прав потребителю, заключившему на предлагаемых продавцом условиях договор розничной купли-продажи, в соответствии с которым потребитель обязан возвратить продавцу сумму скидки в цене при досрочном и одностороннем прекращении связанных с таким договором и заключенных потребителем с третьими лицами договоров кредита или страхования.

Оспоренные законоположения были признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно — правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для целей обеспечения пропорциональности взыскания части предоставленной продавцом скидки тому объему выплат, которые покупатель не произвел или которые были ему возвращены по договорам потребительского кредита или страхования в силу их досрочного и одностороннего прекращения, надо исходить из наличия существенно затрудняющего согласование иного содержания отдельных условий договора явного неравенства переговорных возможностей продавца и покупателя, если они заключили договор розничной купли-продажи вещи, стоимость которой значительно превышает среднемесячный доход покупателя, с условием о возврате продавцу полученной скидки в полном объеме при досрочном и одностороннем прекращении на основании волеизъявления покупателя договоров потребительского кредита или страхования (на любом этапе их исполнения), которые связаны с таким договором, заключены покупателем с третьими лицами при посредничестве (содействии) продавца и условия которых для покупателя существенно хуже, чем могли бы быть при их заключении без участия продавца, если судом не будут установлены иные правомерные мотивы принятия покупателем обременительных условий.

Этим не исключается право суда иным образом изменить условия договора на основании оспоренных положений, если посредством доказывания будут установлены явное неравенство переговорных условий и, соответственно, положение покупателя, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора, приведшие к закреплению в договоре розничной купли-продажи вещи, в том числе стоимость которой значительно превышает среднемесячный доход покупателя, явно обременительных для покупателя условий, связанных с договорами потребительского кредита или страхования, заключаемыми покупателем с третьими лицами.

15. Постановлением от 18 апреля 2023 года N 18-П Конституционный Суд дал оценку конституционности части 3 статьи 6 Федерального закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Указанное законоположение являлось предметом рассмотрения в той мере, в какой оно служит основой для разрешения вопроса о выделе в натуре машино-места, зарегистрированного как доля в праве общей долевой собственности на нежилое помещение (гараж), с целью регистрации права собственности на машино-место как объект недвижимого имущества.

Оспоренное законоположение признано не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно — в системе действующего правового регулирования — не гарантирует участникам общей долевой собственности на нежилое помещение (гараж), желающим выделить свою долю в натуре, реальную возможность осуществить государственный кадастровый учет и государственную регистрацию права собственности на машино-место как объект недвижимости, когда отсутствуют соглашение сособственников или решение их общего собрания, определяющие порядок пользования недвижимым имуществом, находящимся в общей долевой собственности.

Впредь до внесения законодательных изменений суды:

отказывают в удовлетворении требований сособственнику находящегося в общей долевой собственности нежилого помещения (гаража), в качестве доли в праве на которое оформлено машино-место, претендующему на реализацию преимущественного права покупки этой доли, если исходя из обстоятельств конкретного дела подтверждается, что фактически машино-место является предназначенным для индивидуального использования и принадлежащим конкретному лицу объектом;

рассматривая заявления правообладателей доли в праве на нежилое помещение (гараж), в котором расположено машино-место, о выделе доли и о кадастровом учете и государственной регистрации права собственности на машино-место, — если придут к выводу, что сохранение оформления прав на машино-место в качестве доли в праве общей долевой собственности, несмотря на указанные особенности реализации права преимущественной покупки, затрудняет реализацию лицом своих прав на машино-место, которое фактически является предназначенным для индивидуального использования и принадлежащим конкретному лицу объектом, и при этом удовлетворение содержащихся в заявлении требований не нарушает прав других лиц, — принимают решения, направленные на обеспечение выдела доли, осуществление кадастрового учета машино-места как отдельного объекта недвижимости и регистрацию права собственности этого лица на машино-место как объект недвижимости.

16. Постановлением от 25 апреля 2023 года N 20-П Конституционный Суд дал оценку конституционности частей 1, 8 и 10 статьи 32 и пункта 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Указанные законоположения являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании решается вопрос об условиях и порядке обеспечения жилыми помещениями граждан, признанных малоимущими, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях и являющихся собственниками единственного жилого помещения, признанного в установленном порядке непригодным для проживания (включая жилое помещение, входящее в состав многоквартирного дома, признанного аварийным и подлежащим сносу или реконструкции), когда такое обеспечение не осуществляется в рамках региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда.

Конституционный Суд признал оспоренные законоположения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они — в том числе во взаимосвязи с иными нормативными положениями — не обеспечивают системного решения вопроса об условиях и порядке удовлетворения жилищных потребностей указанной категории граждан в обозначенных обстоятельствах.

Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений при применении оспоренных законоположений следует исходить из того, что граждане, относящиеся к указанной категории, подлежат внеочередному обеспечению по договору социального найма благоустроенными жилыми помещениями, равнозначными по общей площади ранее занимаемым жилым помещениям, подлежащим изъятию для государственных или муниципальных нужд без оплаты возмещения, либо — если уполномоченными органами установлено, что нахождение в жилом помещении, признанном в установленном порядке непригодным для проживания, невозможно или создает непосредственную опасность для жизни или здоровья и при этом внеочередное обеспечение жилым помещением по договору социального найма не может быть осуществлено, — незамедлительному обеспечению жилыми помещениями маневренного фонда на весь период до решения вопроса о способе удовлетворения их жилищных потребностей.

17. Постановлением от 26 апреля 2023 года N 21-П Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 440 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статей 42 и 45 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Указанные взаимосвязанные законоположения являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании решается вопрос о порядке и сроках возобновления исполнительного производства в том случае, когда ранее оно было приостановлено определением суда.

Конституционный Суд признал оспоренные законоположения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они, рассматриваемые в системе действующего правового регулирования, не устанавливают предельного срока на возобновление исполнительного производства после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его приостановления, по заявлению его участников, из числа которых неоправданно исключен должник, и не определяют правовых последствий пропуска такого срока.

Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений исполнительное производство после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его приостановления, может быть возобновлено по инициативе суда или по заявлению судебного пристава-исполнителя, взыскателя или должника в течение трехлетнего срока с момента такого устранения. Данный срок может быть восстановлен судом по заявлению взыскателя по правилам части второй статьи 432 ГПК Российской Федерации.

18. Постановлением от 16 мая 2023 года N 23-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений пункта 1 статьи 250 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанные положения являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой служат основанием для решения вопроса о предоставлении гражданину — участнику общей долевой собственности возможности реализовать преимущественное право покупки доли в праве собственности на жилое помещение и земельный участок, на котором оно расположено, в случае ее продажи постороннему лицу с публичных торгов в рамках процедуры банкротства гражданина.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования и с учетом правоприменительной практики они являются неопределенными в части возможности и порядка реализации такими гражданами преимущественного права покупки доли в праве собственности на жилое помещение и земельный участок, на котором оно расположено, в указанном случае.

Впредь до внесения необходимых законодательных изменений продажа на торгах доли в праве общей собственности на жилое помещение и земельный участок, на котором оно расположено, в рамках процедуры банкротства гражданина осуществляется с применением гарантий прав участников долевой собственности, предусмотренных абзацами вторым и третьим статьи 255 ГК Российской Федерации, что с учетом особенностей процедуры банкротства выражается в следующем. При продаже с публичных торгов доли в праве общей собственности, принадлежащей должнику, конкурсный управляющий направляет другим участникам долевой собственности предложение приобрести принадлежащую должнику долю с указанием ее стоимости, равной начальной цене на торгах. При наличии согласия конкурсный управляющий заключает договор купли-продажи с соответствующим участником (участниками) долевой собственности. При неполучении согласия в течение месячного срока доля в праве общей собственности, принадлежащая должнику, продается с торгов. При этом правило о преимущественном праве покупки участников долевой собственности не применяется в этом случае, а также при продаже с повторных торгов и продаже посредством публичного предложения.

Конституционный Суд пришел к выводу об отсутствии оснований для пересмотра дела с участием заявителя. Заявитель имеет право на применение компенсаторных механизмов в связи с правоприменительными решениями, основанными на оспоренных положениях, если будет выявлено, что его законные ожидания как победителя торгов обусловлены интересом добросовестного приобретателя жилого помещения (дома) и земельного участка под ним. Форма и размер компенсации, а также наличие оснований для ее применения определяются судом, рассмотревшим конкретное дело, в котором применены оспоренные положения.

19. Постановлением от 1 июня 2023 года N 29-П Конституционный Суд дал оценку конституционности части 12 статьи 30 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Указанное законоположение являлось предметом рассмотрения в той мере, в какой на его основании в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи со статьей 112 «Исполнительский сбор» этого Федерального закона решается вопрос об исчислении в целях взыскания исполнительского сбора пятидневного срока, установленного в постановлении о возбуждении исполнительного производства для добровольного исполнения должником требований исполнительного документа, в случае принятия после возбуждения исполнительного производства судебных актов и актов судебного пристава-исполнителя, изменяющих содержащийся в исполнительном документе размер задолженности или порядок исполнения.

Оспоренное законоположение признано не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно — правовому смыслу во взаимосвязи со статьей 112 этого Федерального закона оно предполагает, что до момента истечения пяти дней со дня получения должником в установленных данным положением формах информации об устранении неточностей, которые имелись в судебном решении, в исполнительном документе либо в постановлении судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, касались размера задолженности или порядка исполнения и объективно не позволяли должнику надлежаще исполнить возложенную на него обязанность (притом что такое исправление было инициировано должником в разумный срок после получения сведений о возбуждении исполнительного производства в соответствии с данной частью), срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа в целях взыскания с должника исполнительского сбора не может считаться истекшим.

20. Постановлением от 5 июня 2023 года N 30-П Конституционный Суд дал оценку конституционности пункта 2 статьи 35 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Указанное законоположение Закона о банкротстве являлось предметом рассмотрения в той мере, в какой во взаимосвязи со статьей 42 АПК Российской Федерации оно служит нормативным основанием для решения вопроса о возможности участия страховой организации, заключившей договор страхования ответственности арбитражного управляющего, в обособленном судебном споре о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве в случае, когда требование о взыскании с арбитражного управляющего убытков не предъявлялось.

Оспоренное законоположение признано не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи со статьей 42 АПК Российской Федерации, оно не может служить для арбитражного суда нормативным основанием, позволяющим отказать страховой организации, заключившей договор страхования ответственности арбитражного управляющего, в возможности участвовать в таком обособленном судебном споре в указанном случае.

21. Постановлением от 22 июня 2023 года N 34-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений статьи 183 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 2 статьи 242.1 и пункта 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Указанные законоположения в их взаимосвязи являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании в системе действующего правового регулирования решается вопрос о дне, с которого должен исчисляться срок индексации присужденных судом денежных сумм при обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

Оспоренные законоположения в их взаимосвязи признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования неопределенность их нормативного содержания порождает неоднозначное решение указанного вопроса.

Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений исчисление срока индексации присужденных судом денежных сумм при обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации должно осуществляться начиная со дня поступления исполнительных документов, названных в статье 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, на исполнение.

22. Определением от 6 апреля 2023 года N 749-О Конституционный Суд проанализировал отдельные положения статей 1, 128, 779 и 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статей 94, 98 и 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Указанные законоположения оспаривались заявителем в части, затрагивающей решение вопроса о выплате вознаграждения представителю по договору возмездного оказания правовых услуг, если выплата такого вознаграждения и его размер поставлены в зависимость от судебного решения, которое будет принято в будущем.

Конституционный Суд повторил ранее выраженную в Постановлении от 23 января 2007 года N 1-П правовую позицию, согласно которой вознаграждение, выплата которого обусловлена исключительно положительным для заказчика исходом судебного разбирательства, не включается в судебные расходы заказчика и не может быть отнесено на процессуального оппонента.

Как отметил Конституционный Суд, изложенная правовая позиция даже с учетом допущения вследствие произошедшего изменения законодательства установления соглашением между представителем и доверителем (заказчиком) условия о вознаграждении представителя, обусловленном положительным результатом разрешения дела, продолжает иметь ориентирующее значение в части решения вопроса о невключении издержек в виде такого вознаграждения представителя, обусловленного положительным результатом разрешения дела, в состав судебных расходов, подлежащих взысканию с проигравшей судебный спор стороны.

Конституционный Суд отметил также отсутствие оснований полагать, что оспоренные законоположения нарушают конституционные принципы свободы экономической деятельности, свободы договора и недопустимости произвольного лишения права собственности, ограничивают равенство всех перед законом и судом, право на государственную, в том числе судебную, защиту прав, свобод и законных интересов граждан.

23. В Определении от 6 апреля 2023 года N 755-О Конституционный Суд, отказав в принятии к рассмотрению жалобы заявительницы на нарушение ее конституционных прав пунктом 9 части 2 статьи 43 и частью 1 статьи 111 Федерального закона «Об исполнительном производстве», проанализировал данные законоположения, а также положения части 2 статьи 44 указанного Федерального закона.

Оспоренными положениями пункта 9 части 2 статьи 43 указанного Закона закрепляется, что исполнительное производство прекращается судебным приставом-исполнителем в случае прекращения алиментных обязательств по основаниям, предусмотренным абзацем вторым пункта 2 статьи 120 Семейного кодекса Российской Федерации, в частности по достижении ребенком совершеннолетия.

Согласно части 1 статьи 111 указанного Закона определяется очередность удовлетворения требований взыскателей, предъявивших на день распределения соответствующей денежной суммы исполнительные документы.

Согласно части 2 статьи 44 указанного Закона одновременно с вынесением постановления о прекращении основного (о взыскании алиментов) исполнительного производства по указанному основанию судебный пристав-исполнитель выносит постановление о расчете и взыскании задолженности по алиментам и возбуждает исполнительное производство.

Как отметил Конституционный Суд, поскольку установленный указанными нормами порядок, предусматривающий непрерывность процесса принудительного взыскания задолженности по алиментам с должника, служит гарантией соблюдения прав взыскателя, само по себе прекращение исполнительного производства по взысканию алиментов не влечет нарушения прав взыскателя, так как в силу закона одновременно возбуждается новое исполнительное производство по взысканию задолженности по алиментам на основании постановления пристава-исполнителя, в ходе которого для должника могут быть вновь установлены ограничения, действовавшие ранее в ходе основного исполнительного производства по взысканию алиментов, или же установлены новые.

Взыскание задолженности по алиментам в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании постановления судебного пристава-исполнителя о расчете и взыскании задолженности по уплате алиментов, в том числе при достижении ребенком совершеннолетия, осуществляется в очередности, установленной законом для удовлетворения требования о взыскании алиментов.

24. Определением от 16 мая 2023 года N 1030-О Конституционный Суд проанализировал положения статьи 102 Налогового кодекса Российской Федерации, а также части 8 и пункта 2 части 9 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Согласно части 8 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» взыскатель при наличии у него исполнительного листа с неистекшим сроком предъявления к исполнению вправе обратиться в налоговый орган с заявлением о представлении сведений, указанных в пунктах 1 — 3 части 9 данной статьи.

В соответствии с пунктом 2 части 9 статьи 69 указанного Федерального закона у налоговых органов, банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены, в частности, сведения о видах и номерах банковских счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте.

Статьей 102 Налогового кодекса Российской Федерации определяются сведения, составляющие налоговую тайну.

Как отметил Конституционный Суд, в зависимости от того, какой способ исполнения требований исполнительного документа избран взыскателем — при участии органа принудительного исполнения или при посредстве так называемого исполнительского агента, — различаются порядок доступа к сведениям о материальном (финансовом) состоянии должника и объем предоставляемых сведений, что отвечает требованиям законности, обоснованности и соразмерности ограничения прав последнего. При этом во всяком случае как законность действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в связи с установлением имущественного положения должника, так и надлежащее исполнение банком возложенных на него публично-правовых обязанностей по осуществлению взыскания могут получить правовую оценку в судебном порядке на основе принципов состязательности и процессуального равноправия сторон спора.

25. Определением от 16 мая 2023 года N 1031-О Конституционный Суд проанализировал пункт 3 статьи 1263 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно оспоренному законоположению при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, аудиовизуального произведения авторы музыкального произведения (с текстом или без текста), использованного в аудиовизуальном произведении, сохраняют право на вознаграждение за указанные виды использования их музыкального произведения.

Как отметил Конституционный Суд, оспоренное законоположение, содержание которого обусловлено особенностями правового регулирования, сложившегося на основе законодательного подхода, существовавшего в течение длительного периода в отношении вознаграждения авторов музыкальных произведений, использованных в аудиовизуальном произведении, направлено на обеспечение разумной стабильности законодательного регулирования посредством сохранения в нем предоставленного композиторам права на вознаграждение и тем самым на достижение баланса между правами и обязанностями участников гражданских правоотношений по поводу создания и использования аудиовизуального произведения.

26. Определением от 8 июня 2023 года N 1409-О Конституционный Суд проанализировал положения пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно оспоренным положениям лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом, если иные срок и условия приобретения не предусмотрены указанной статьей, в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность); право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Конституционный Суд повторил ранее выраженную в Постановлении от 26 ноября 2020 года N 48-П правовую позицию, согласно которой и при наличии причин для понимания владельцем отсутствия у него оснований приобретения права собственности его владение — с учетом фактических обстоятельств конкретного дела — может быть признано судом добросовестным в целях применения положений о приобретательной давности, если вступление во владение не было противоправным, совершено внешне правомерными действиями. Иное вступало бы в противоречие с целями, заложенными в статье 234 названного Кодекса.

Конституционный Суд отметил также, что при оценке добросовестности лица, претендующего на приобретение имущества по давности владения, во всяком случае не могут не учитываться в том числе предусмотренные статьей 225 ГК Российской Федерации положения, касающиеся возвращения в гражданский оборот вещи, которая не имеет собственника, или собственник которой не известен, либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался (бесхозяйной вещи). Оспариваемые законоположения при соблюдении определенных условий применимы и к случаям приобретения права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь, не признанную по решению суда поступившей в муниципальную собственность, собственность города федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга или Севастополя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *