Pro bono юридическая помощь что это
Перейти к содержимому

Pro bono юридическая помощь что это

  • автор:

Pro bono: мифы и страхи в России. Опыт практикующих юристов

Согласно проведенному в 2017 году исследованию, большая часть юристов в России знают и оказывают помощь pro bono. При этом Институт «Право общественных интересов» (PILnet), который с 2007 года занимался развитием практики pro bono в России и был одним из ведущих центров в этой сфере, недавно закрыл свой офис и ушел из страны.

С одной стороны, практика безвозмездной юридической помощи pro bono никак в российском законодательстве не регулируется. С другой, в 2016 году в России был проведен первый форум, посвященный этой теме, а через пару лет наша страна станет площадкой для проведения уже международного форума. Положение pro bono в российских реалиях противоречиво и неустойчиво, что приводит ко многим мифам и опасениям даже среди профессионального сообщества. Однако стоит ли бояться?

Pro bono никто не занимается

Полноценной общенациональной статистики по количеству специалистов, оказывающих помощь pro bono в России, нет. Единственным исследованием на эту тему является только опрос среди 200 российских юристов (индивидуальных юристов и адвокатов, юристов и партнеров российских и международных юридических фирм), который провели Дмитрий Самигуллин и Гленн Коллини в 2017 году. Практически все респонденты, участвующие в нем, ответили, что практикуют pro bono, однако ясно, что эти данные не отражают полной картины. Сам факт того, что до сих пор в нашей стране нет хотя бы единичного масштабного исследования на эту тему, говорит о многом. Так что на общегосударственном уровне в России pro bono действительно не развито. Однако практика довольно популярна на уровне отдельных энтузиастов и юрфирм.

Например, в коллегии адвокатов Pen & Paper помощь pro bono оказывают уже 10 лет, создав специальную практику. «Суть проста: адвокаты коллегии безвозмездно оказывают юридическую помощь людям, пострадавшим в результате совершения в отношении них преступлений, либо тем, кому требуется защита по гражданскому делу. Как правило, в год мы ведем два, а то и три дела безвозмездно», – рассказывает адвокат, управляющий партнер петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин.

Центр Pro Bono при Самарском региональном отделении «Ассоциации юристов России» (СО АЮР) действует всего два года, но с самого начала использует опыт PILnet и за это время помог уже десяткам НКО.

«PILnet ушли из России, осталась ниша и хорошо отработанная схема. Мы ее реализовали на базе регионального отделения, понимая, что есть целый сегмент НКО, который нуждается в юридической помощи, но не может себе этого позволить», – говорит Дмитрий Самигуллин, руководитель Центра Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР.

Pro bono никак не регулируется

Условно в России существует бесплатная юридическая помощь населению, которая регулируется Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» и региональными законами, а также в рамках работы адвоката в уголовном процессе по назначению органов дознания, следствия и суда (в порядке ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Однако это не pro bono в общемировом понимании, поэтому в России действительно нет ни запрета, ни особого разрешения или каких-либо специальных регламентов, которые бы принуждали юридические фирмы и адвокатские образования к оказанию такого рода услуг. Другой вопрос – а нужен ли регламент?

По мнению Дмитрия Самигуллина, специального регулирования и тем более отдельного закона не требуется. «Это было бы излишним. Pro bono – безвозмездная юридическая помощь, она спокойно регулируется гражданским кодексом и договором об оказании услуг. С другой стороны, есть ряд моментов, которые законодатель точно мог бы внести, чтобы улучшить и облегчить оказание помощи», – считает руководитель Центра Pro Bono в Самаре.

С ним соглашается член Совета Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Елена Авакян. По ее мнению, законодательное регулирование было бы избыточным давлением на рынок. «На западе pro bono ограничено определенными рамками и даже вводится обязательно. Причина этому проста – юридический бизнес там развивается уже не одно столетие, поэтому чувствует себя намного лучше нашего. На мой взгляд, российские юридические фирмы еще недостаточно набрали «подкожного жира», чтобы брать на себя обязательство вести фиксированный процент дел бесплатно. В сегодняшней экономической ситуации несвоевременно ставить вопрос о нормативно-правовом регулировании pro bono», – считает Елена Авакян.

Нет регулирования – нет решения проблем

Если нет никакого законодательного контроля, значит на практике могут возникать различные препятствия, которые никак сверху не решаются. Среди потенциальных проблем – вопрос о налогообложении. «При определенных случаях у получателя юридической помощи, юридического лица, может возникнуть налогооблагаемый доход от безвозмездной помощи. Ему оказали бесплатную помощь, а значит теоретически при дословном толковании Налогового кодекса налоговый орган мог бы поставить вопрос о том, что он получил таким образом безвозмездный доход», – говорит Дмитрий Самигуллин.

Pro bono также может стать средством для недобросовестной конкуренции и саморекламы. Кроме того, есть определенные риски и для доверителя. Если появляется жалоба на работу адвоката, то каким образом будет возмещаться ущерб? «Как правило, соглашение между адвокатом и доверителем содержит в себе ограничения ответственности. В случае с pro bono не ясно, каким должен быть подход к ограниченной ответственности. Что тогда является мерилом ограничения? Потому что обычно им становится цена договора (не выше цены договора). Судебная практика может формироваться таким образом, что если нет цены договора, то ответственность не возникает. А это, на мой взгляд, неправильно. В то же время суд может высказаться и в противоположную сторону: если нет цены договора, то тогда ответственность не ограничена. И первый, и второй случай чреват разрушительными последствиями. Это также можно прописать в профессиональном стандарте и закрепить в законе об адвокатской деятельности и адвокатуре», – отмечает Елена Авакян.

Тем не менее, несмотря на рыхлость почвы, на базе которой ведется pro bono в России, все риски носят чисто теоретический характер, и большинство юристов и адвокатов со сложностями не сталкиваются. Самая главная проблема, которую выделяют практически все эксперты, – недостаточная информированность. «Еще 10 лет назад термин pro bono на какой-нибудь юридической конференции из уст адвоката звучал редко и загадочно, то сегодня это обычная рутина для большинства нормальных людей. Но не все осознают, что о работе pro bono надо говорить и говорить громко. Только так можно сформировать привычку и у общества, и у юристов. Привычку к доброте и безвозмездной помощи, привычку вставать и защищать, когда никто другой защитить не может», – считает Алексей Добрынин.

Нет механизмов для свободного ведения дел

Шаблона, по которому можно было бы легко и просто оказывать помощь pro bono, действительно пока не существует, все действуют по своему опыту и профессиональному чутью. Так, коллегия адвокатов Pen & Paper работает с обычным соглашением об оказании юридической помощи доверителю (физическому лицу) на безвозмездной основе, причем работает бесплатно во всех смыслах. «Никакого гонорара за него они не получают. Берут они такое дело не взамен основных, оплачиваемых, а всегда в дополнение к общей нагрузке. Наши адвокаты не считают, что дела pro bono должны как-то компенсироваться за счет коллегии. Адвокаты по своей сути любят помогать людям. В этом наше призвание. Если не любят – значит не адвокаты», – делится опытом Алексей Добрынин.

Схема работы Центра Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР совершенно иная, типичная для клиринг-хауза. НКО по телефону или электронной почте отправляет запрос. Сотрудники центра переводят его на юридический язык, задают уточняющие вопросы, а потом отправляют запрос экспертам (на 2020 год это 10-12 юридических фирм и отдельных юристов/адвокатов). В течение трех дней они могут его принять или отказать. Далее сотрудники Центра соединяют эксперта, готового взять проект, и НКО в одном письме и знакомят через почту.

«Оформляют отношения они уже напрямую, ассоциация не заключает договоры. Если эксперт адвокат, то это требование закона об адвокатуре и адвокатской деятельности/ордер/соглашение об оказании юридической помощи. Если юрист, может быть договор об оказании безвозмездных юридических услуг. Мы этот вопрос сознательно не трогаем, но просим в конце сообщить, все ли в порядке. НКО всегда могут высказать свои рекламации по поводу оказания услуг, но за весь период работы Центра не было никаких нареканий, только благодарности», – рассказывает Дмитрий Самигуллин.

Слишком сложно начать

На самом деле, нет. Самое главное – найти свою нишу и просто начать работать. Так, коллегия адвокатов Pen & Paper, в целом, работает в той же плоскости, в которой ведет все свои оплачиваемые дела. По словам Алексея Добрынина, они ничем не отличаются от обычных дел, за которые адвокаты получают гонорары. Разве что доверителями зачастую выступают люди гораздо более нуждающиеся.

Например, одним из самых громких дел, которым занималась коллегия в рамках pro bono, стало дело Никиты Леонтьева. Это история 15-летнего мальчика, задержанного вечером 22 января 2012 года сотрудниками 75 отдела полиции Санкт-Петербурга по подозрению в совершении грабежа и забитого позднее до смерти тремя пьяными полицейскими. Никита получил не менее 65 ударов, в том числе, черенком от швабры: ему проломили висок, и скорая ничем не смогла помочь. Полицейские возбудили уголовное дело по ст. 161 УК РФ (грабеж) в отношении убитого ими мальчика. В отношении же сотрудников полиции было возбуждено уголовное дело за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего причинение смерти по неосторожности (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

«Наша задача была – оправдать Никиту и добиться получения максимально-возможных сроков для полицейских-убийц. Дела длились два года. Это был сложный процесс: в одном деле мы выступали на стороне обвинения, будучи признанными потерпевшими по делу, представляя интересы мамы Никиты. В то время как в другом деле мы отбивались от обвинения прокуратуры в причастности к преступлению, которое якобы совершил Никита. Полученные нами в деле полицейских (в ходе предварительного и судебного следствия) доказательства мы в полной мере использовали в деле «против Никиты Леонтьева». В том числе и это привело нас к победе. Мы оправдали Никиту, хоть и посмертно. [Полицейские] получили свои сроки. Один из троих умер в период предварительного следствия, а двое получили максимально возможные сроки», – делится Алексей Добрынин.

Центр Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР по примеру PILnet оказывает помощь только НКО. Связано это прежде всего с тем, что в отличие от физических лиц и предпринимателей, НКО чаще всего являются действительно нуждающимися – у них нет финансовых средств, чтобы позволить себе юриста. При этом и самим юристам сотрудничать проще с организацией. «Часто юристам, в первую очередь юрфирмам, не очень комфортно работать с физлицами. Есть определенные нюансы в построении коммуникации и организационных вопросах. Многие привыкли работать с корпорациями, как, например, наше адвокатское бюро, у нас большинство клиентов из сферы бизнеса. Это влияет на то, что с физлицами не очень удобно работать», – объясняет Дмитрий Самигуллин.

В марте 2020 года Центр Pro Bono также создал на своей базе Экспериментальный центр оказания бесплатной юридической помощи бизнесу. «Предприниматели – те субъекты, которые могут себе позволить юридическую помощь, по этой причине мы изначально выбрали фокус оказания услуг – только НКО. А тут пандемия и ограничительные меры создали действительно чрезвычайную ситуацию, которая настигла всех, в том числе и предпринимателей. Мы решили отойти от общего подхода и предоставлять помощь pro bono и им. Мое личное убеждение: это возможно только в ограниченном промежутке времени, когда эти чрезвычайные условия действуют», – рассказывает Дмитрий Самигуллин.

Всего за несколько месяцев помощь была оказана 23-24 предпринимателям. Самые частые запросы поступали по аренде, исполнению обязательств по различным договорам, налоговым и трудовым вопросам. На данный момент запросы прекратились, ситуация стабилизировалась, поэтому, скорее всего, в ближайшее время Экспериментальный центр будет закрыт.

Выбрав сегмент работы, стоит также выработать соответствующее соглашение, в том числе рассмотрев вопрос об ограничении ответственности и методов ее ограничения. «Следует подумать о внутрикорпоративной политике, о том проценте работы, который вы готовы выполнять без оплаты. Но и, безусловно, стоит разработать внутренние партнерские соглашения, регламенты, приказы и прочее, а также заранее урегулировать, как pro bono отразится на гонораре конкретных исполнителей этой работы», – советует Елена Авакян.

Однако основное правило – если есть желание, надо просто начать. Возможно, pro bono в России не получит такого же развития на государственном уровне, как во многих западных странах. Однако юристам не стоит опасаться. Достаточно просто включиться в процесс, чтобы узнать его преимущества, и самостоятельно помочь развитию этого действительно важного социального института.

Pro bono – помощь для тех, кто в ней нуждается, но не платежеспособен

Королева Ксения

Термин pro bono происходит от латинского pro bono publico (ради общественного блага). В широком смысле pro bono может означать любую помощь в решении общественно значимых проблем на безвозмездной основе.

Дефиниция pro bono с точки зрения юридических услуг наиболее полно дана в Декларации принципов pro bono Международной ассоциации юристов (IBA). В данном документе pro bono определяется как оказание квалифицированной юридической помощи представителям малообеспеченных слоев населения и некоммерческим организациям, которые их поддерживают, без вознаграждения и без ожидания вознаграждения.

Соответственно, основные характеристики pro bono – (1) безвозмездность, (2) квалифицированный характер (то есть оказание юридических услуг лицами, обладающими необходимым образованием, знаниями и навыками правового консультирования) и (3) направленность на те слои населения, которые нуждаются в юридической помощи, но не могут ее оплатить.

Представители малообеспеченных слоев населения не могут решить некоторые насущные проблемы (например, оформить документы или воспользоваться необходимыми льготами) без юридической поддержки. Многие некоммерческие организации не могут реализовать свои цели из-за административных сложностей (от регистрации организации до воплощения отдельных проектов) и отсутствия юридического опыта. Эти лица и организации часто не имеют возможности оплатить юридические услуги. В такой ситуации безвозмездная юридическая помощь необходима для осуществления их прав и деятельности.

История развития помощи на безвозмездной основе

Термин pro bono, который в настоящее время часто используется для обозначения любых бесплатных юридических услуг, был заимствован из юрисдикций общего права. Американская ассоциация юристов, многие штаты США, а также ассоциации юристов в Англии и других странах англо-саксонской правовой системы приняли свои кодексы этики юристов, рекомендующие каждому юристу оказывать определенный объем бесплатных услуг каждый год. Предпочтение при этом должно отдаваться оказанию услуг малоимущим людям и некоммерческим организациям (НКО), помогающим малоимущим людям. Лица, оказывающие услуги на основе pro bono, обязаны относиться к соответствующим проектам так же, как к проектам, за которые они получают вознаграждение, и должны применять те же стандарты качества.

В российском законодательстве право на бесплатную юридическую помощь появилось в конце XIX века (после реформ Александра II). На сегодняшний день такое право предусмотрено в Конституции РФ и федеральном законодательстве.

Соответствующую помощь могут (а в некоторых случаях – обязаны) оказывать различные лица. В частности, это государственные юридические бюро, негосударственные центры, практикующие юристы (адвокаты и юридические фирмы), а также учащиеся юридических факультетов вузов (например, через так называемые юридические клиники).

При этом сама концепция pro bono (в особенности в негосударственном секторе) является для России относительно новой. Однако она набирает все большее число последователей среди российских юристов, в частности юристов российских офисов международных юридических фирм.

Круг проектов, основанных на помощи pro bono

Например, в фирме Latham & Watkins каждому юристу рекомендуется тратить как минимум 60 часов в год на оказание услуг pro bono (независимо от офиса/страны, где работает юрист). Вовлеченность в проекты pro bono является одним из приоритетных направлений политики фирмы – время, в течение которого оказывались услуги pro bono, принимается во внимание так же, как оплачиваемые клиентами часы, для целей оценки работы и премирования юристов.

Юристы самостоятельно находят проекты, реализации которых они могут помочь в рамках pro bono, или работают по проектам pro bono, предлагаемым напрямую некоммерческими организациями либо через такие организации, как PILnet и TrustLaw. Юристы могут работать над проектами, наиболее им интересными, или теми, для которых у них есть подходящий набор знаний и навыков.

Latham & Watkins и другие юридические фирмы принимают внутренние правила определения круга лиц, которым могут оказываться услуги pro bono, а также перечня проектов для оказания услуг на безвозмездной основе. Тем не менее большинство правил составлены таким образом, что позволяют юристам помогать в решении обширного круга общественно значимых вопросов.

Например, в рамках проектов pro bono:

1. Юристы могут помогать по различным вопросам, связанным с деятельностью некоммерческих организаций, в частности с:

  • созданием и регистрацией;
  • получением необходимых разрешений для ведения деятельности;
  • подготовкой уставов и других учредительных документов;
  • разработкой внутренних документов (политик, регламентов и др.);
  • подготовкой договоров, необходимых в повседневной деятельности организаций (договоры аренды, подряда и др.);
  • решением вопросов трудового права;
  • обработкой персональных данных (согласие на обработку и др.); и
  • урегулированием конкретных вопросов, на решение которых направлена деятельность некоммерческой организации (например, помощь по прояснению порядка получения льгот, бесплатной медицинской помощи, выработка правовой позиции и др.).

2. Юристы могут оказывать различные юридические услуги (от подготовки меморандумов с описанием применимых правил до конкретных документов, получения разрешений или решения правовых вопросов) в связи с определенными проектами, осуществляемыми в общественных интересах, например проектами по:

  • охране и защите окружающей среды;
  • защите прав животных;
  • предотвращению дискриминации;
  • борьбе с насилием;
  • противодействию торговле людьми;
  • способствованию образованию;
  • популяризации искусства и культуры; и
  • защите прав бездомных, беженцев, ветеранов, детей, лиц с серьезными заболеваниями и социально незащищенных или слабо защищенных групп населения.

3. Юристы проводят тренинги с сотрудниками некоммерческих организаций по правовым вопросам, с которыми они сталкиваются в рамках их деятельности.

4. Юристы могут участвовать в совместных проектах с юридическими клиниками различных вузов.

Юридические клиники представляют собой программы вузов, в рамках которых студенты юридических факультетов могут консультировать по правовым вопросам обращающихся в юридические клиники лиц, как правило, некоммерческие организации и представителей малоимущих слоев населения. Юридические клиники созданы при многих российских вузах и функционируют на основании действующего законодательства. Они, как правило, консультируют по вопросам семейного и трудового права либо получения социальных льгот.

В рамках сотрудничества с юридическими клиниками практикующие юристы могут проводить тренинги или разрабатывать программы обучения студентов для развития их профессиональных навыков. Юристы также могут помогать студентам в правовом консультировании (например, проверять их выводы по конкретным вопросам).

В целом круг юридических услуг, которые могут оказываться на основе pro bono, широк, а вероятные направления работы pro bono – многочисленны. Каждый юрист должен понимать, что представители юридической профессии имеют особые возможности для оказания квалифицированной юридической помощи тем, кто в ней нуждается, но не в состоянии за нее заплатить. Выбор зависит от различных факторов – проблем в конкретном регионе, личностных убеждений и установок, квалификации, знаний и навыков.

Помощь pro bono — когда юристам выгодно работать бесплатно

Помощь pro bono - когда юристам выгодно работать бесплатно

Нужно ли юристу работать бесплатно? В российском консалтинге набирает обороты мода на Pro bono – бесплатную юридическую помощь для нуждающихся. Как возник этот институт, зачем заниматься благотворительностью в сфере патентного права, каким образом юрфирмы организуют работу своих сотрудников на общественных началах и каковы препятствия на пути Pro bono в России – в материале "Право.ru".

Как и многие другие веяния, форма Pro bono берет свое начало в Америке, где частные юрфирмы начали бесплатно помогать бедным еще в конце XIX века. Такая форма благотворительности, как Pro bono (от лат. pro bono publico – "ради общественного блага"), набрала обороты в 60-х годах прошлого века и развивалась главным образом в англо-саксонском правовом мире. Американская ассоциация юристов рекомендует проводить за благотворительной работой не меньше 50 часов в год, а в Англии с 2002 года отмечается неделя Pro bono, которая поощряет и популяризирует бесплатную юридическую помощь. Сейчас этот институт приобретает глобальный характер, и Россия не осталась в стороне.

Хотя явление это и не совсем новое: юридическую помощь "по праву бедности" в России начали оказывать после судебной реформы 1864 года, а в Конституции СССР 1977 года появилось положение о том, что юридическая помощь в определенных случаях бесплатна. Эта норма перекочевала и в современную Конституцию. Сейчас государство поддерживает уголовное представительство "по назначению", а также консультативную работу ведомств и нескольких юридических центров. Правда, получить в них помощь могут только определенные категории граждан (инвалиды, официально малоимущие) и по очень ограниченному кругу вопросов.

При некоторых ВУЗах на общественных началах принимают студенты. А многие небольшие фирмы или отдельные адвокаты под видом бесплатных юрконсультаций пытаются привлечь новых клиентов: специалист, конечно, выслушает и что-то ответит, но, скорее всего, ответ будет неполный. Ведь в большинстве случаев для полноценного консультирования недостаточно выслушать клиента, необходимо ознакомиться с документами, основательно изучить ситуацию. Это требует гораздо больших усилий, чем те краткие поверхностные ответы, которые дают на "бесплатных консультациях".

Выгода заниматься благотворительностью

Государство должно обеспечивать минимальный стандарт юридической помощи, считает Дмитрий Шабельников, директор российского филиала института "Право общественных интересов" (PILnet), который развивает Pro bono в России. Вместе с тем, частная благотворительность необходима во всех странах, даже социально благополучных, уверен Шабельников: "Всегда есть люди, которые формально не имеют права на субсидируемую помощь, но не могут заплатить юристу по рыночной ставке. Кроме того, в поддержке нуждаются некоммерческие организации. У них чаще всего нет бюджета на юристов, а в нашей стране их деятельность очень зарегулирована".

Похоже, Pro bono – это новая мода в России, которая только набирает обороты. По выражению Тимофея Ермака, старшего партнера АБ "Юрлов и партнеры", "становится модным быть социально ориентированным". Это веяние касается не только юридического сообщества, но и бизнеса в целом, уточняет Шабельников. Он утверждает, что консалтинг сейчас гораздо чаще интересуется Pro bono, чем пять лет назад. Это показатель того, что некоторые юристы стремятся не только зарабатывать деньги, но и хотят внести посильный вклад в формирование правового государства, уверен Ермак. Но, конечно, в Pro Bono идут не только из альтруистических побуждений. В бюро "Юрлов и партнеры" сочли, что работа на общественных началах помогает получить опыт и дает возможность обучить молодых сотрудников, работающих вместе с наставником, рассказывает Ермак. По его словам, такая благотворительность улучшает имидж фирмы, делает ее более конкурентоспособной и привлекает новых клиентов. "Корпорация, выбирая юрфирму, смотрит на ее достижения в сфере социальной ответственности, и зачастую это значит именно Pro bono, – подтвеждает Шабельников. – Я доподлинно знаю об одном таком случае в России".

Как организована благотворительная работа – зависит от юркомпании. Большие международные фирмы обычно имеют специальный регламент, рассказывает Шабельников. Считается, что качество работы по "бесплатным" делам должно быть такое же, как и по обычным, поэтому действуют общие правила по учету рабочего времени, проверке младших сотрудников старшими, заключению договора и так далее. Шабельников не знает ни одной юрфирмы, которая бы заставляла сотрудников работать Pro bono. Точно так же сама фирма решает, кому и в каком объеме помогать. Труд юриста, как правило, оплачивается в привычном размере, потому что Pro bono – это социальная ответственность компании, а не ее работников, подчеркивает Шабельников. Замдиректора агентства защиты интеллектуальных прав "ИНКО" Лилия Рыльская рассказала, что за бесплатную работу агентство перечисляет обычную зарплату. А "Юрлов и партнеры", по словам Ермака, ничего не платит, но поощряет другими способами: выдает дипломы и благодарственные письма и учитывает участие в бесплатных проектах при карьерном продвижении или ежегодной оценке сотрудника.

Догнать и помочь

Наиболее часто бесплатно помогают малоимущим или некоммерческим организациям. Консалтингу, который обслуживает бизнес, привычнее помогать юридическим лицам. По словам Шабельникова, НКО часто недооценивают возможности юристов, готовых им помочь. Он рассказывает, как один фонд, защищающий права детей-сирот, пригласили принять участие в разработке новых санитарных норм для учреждений, где живут такие дети. У этой организации были предложения, но она не могла сформулировать их в виде, подходящем для работы над законопроектом. Этим занялись юристы фирмы Latham & Watkins, и в итоге многие предложения фонда были приняты, рассказывает Шабельников.

Pro bono можно заниматься даже в сфере интеллектуальной собственности, как показывает пример агентства "ИНКО". Оно занимается подготовкой документов для регистрации патентов на методические пособия для слепых и слабовидящих детей, рассказывает Рыльская. АБ "Юрлов и партнеры" готовит правовые заключения для бизнес-омбудсмена Бориса Титова, который занимается защитой прав предпринимателей. Словом, поле для работы шире и возможностей больше, чем может показаться на первый взгляд.

Одна из проблем новой программы – в том, что ее адресаты о ней не знают. В странах с развитой культурой Pro Bono существуют координационные центры, которые позволяют клиентам найти юрфирму, например, LawWorks в Великобритании, говорит Шабельников. А институт, который он возглавляет ("Право общественных интересов"), помогает российским НКО получить бесплатную юридическую помощь. "Некоммерческие организации не знают, что существует такая возможность, – рассказывает Шабельников. – Поэтому не могу сказать, что они у нас выстраиваются в очередь. Но те, кто попробовал, продолжают уже без нашего посредничества". Организовать работу с гражданами на порядок сложнее – фирма не может повесить на двери объявление, что принимает всех подряд. Но уже есть примеры сотрудничества юрфирм с НКО, ведущими прием населения, говорит Шабельников. А в Ульяновске Pro bono работает на базе местной адвокатской палаты: если гражданин не имеет права на субсидированную помощь, то ему стараются найти специалиста на общественных началах.

Pro bono и адвокаты

Оказывают ли адвокаты бесплатную помощь – такой вопрос им задали социологи из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге и Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, проводившие исследование адвокатского сообщества (см. "Мужчина, 43 года, образование высшее: социологи нарисовали портрет российского адвоката"). Почти половина адвокатов заявила, что оказывает помощь бесплатно, и лишь четверть сообщила, что никогда бесплатно не работала.

Правда, под бесплатной юридической помощью 59 % респондентов понимали работу в качестве адвоката по назначению (ст. 51 УПК), 57 % – советы и консультации друзьям и знакомым и 37 % – участие в региональных программах бесплатной помощи. Работа по назначению по уголовным делам, очевидно, не может считаться благотворительностью, поскольку оплачивается государством. Однако размер оплаты символический, и, видимо, именно поэтому больше половины адвокатов уверены, что по 51-ой статье работают фактически бесплатно.

Адвокаты меньше думают о своей социальной ответственности, нежели юрфирмы, считает Шабельников. По его словам, хоть адвокаты и оказывают бесплатную помощь, но им не хватает признания и мотивации со стороны адвокатского сообщества, особенно в регионах. Кроме того, пока не хватает информации и помощи в организации работы. В Европе и Азии этим обычно занимаются на профильных форумах, через несколько месяцев первый форум пройдет и в России.

Что потом?

Шабельников выделяет два фактора, которые поддерживают Pro bono в Америке: во-первых, развитость юридического сообщества, во-вторых, признание. Например, в профессиональном рейтинге журнала The American lawyer учитывается работа на общественных началах. Шабельников обращает внимание на еще одно важное отличие: в США юристы работают главным образом в компаниях, а в России, за исключением крупных городов, адвокаты в основном ведут практику самостоятельно, даже если входят в состав адвокатских образований. "У адвоката гораздо меньше свободного времени, чем у юрфирмы, которая может организовывать благотворительную работу, не подвергая опасности свою практику, приносящую доход", – говорит Шабельников. Но все же, по его убеждению, пока в России больше всего не хватает мотивации и общественного (в первую очередь – профессионального) признания Pro bono.

«PRO BONO» В РОССИИ: СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ» Текст научной статьи по специальности «Право»

Проанализирован опыт развития «pro bono» в России как одного из направлений деятельности бесплатной юридической помощи населению, исследованы исторические этапы возникновения и развития института pro bono и показаны современные направления в деятельности. Статья представляет определенную научную и практическую ценность, поскольку содержит авторские обобщения, характеризующие опыт развития институтов бесплатной юридической помощи в России.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гула М.В.

Текст научной работы на тему ««PRO BONO» В РОССИИ: СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ»»

«PRO BONO» В РОССИИ: СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ»

Аннотация: Проанализирован опыт развития «pro bono» в России как одного из направлений деятельности бесплатной юридической помощи населению, исследованы исторические этапы возникновения и развития института pro bono и показаны современные направления в деятельности. Статья представляет определенную научную и практическую ценность, поскольку содержит авторские обобщения, характеризующие опыт развития институтов бесплатной юридической помощи в России.

Ключевые слова: бесплатная юридическая помощь, «pro bono», общественные организации, помощь малообеспеченным слоям населения, общественное благо.

Pro bono (Про Боно) (от лат. pro bono publico — ради общественного блага) — это латинская фраза, означающая профессиональную работу, оказанную на добровольных условиях и без оплаты в качестве общественной деятельности. Сущность «pro bono» заключается в том, что это способ осуществления юристами (или другим профессионалом) его социальной ответственности, его профессиональный вклад в развитие общества, защита прав нуждающихся граждан, верховенство права и выражение собственных идеалов и жизненных принципов. Это сервис, использующий специальные профессиональные навыки для оказания помощи тем, кто не в состоянии оплатить услуги квалифицированного юри-ста2. Юридические услуги «pro bono» оказываются бесплатно и не включают в себя другую благотворительную деятельность, которая не связанная с применением юридических навыков, в частности связанное с финансированием различных программ и проектов, организация и проведение мероприятий, передача в дар вещей или денежных средств и т.п.

«Pro bono» помощь впервые возникла в Америке в конце XIX века. Частные юридические компании начали консультировать бедное население Америки. Ассоциации юристов видела проблему нехватки бесплатной юридической помощи определенным слоям населения. Существует мнение, что юрист — это социально ответственный человек, поэтому оказание профессиональной помощи нуждающимся является частью его профессии.

В России в 1864 году была проведена судебная реформа, по которой оказывалась возможность получения юридической помощи определенным категориям населения. В дальнейшем это право стало источником для Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» принятого в 2011 году3. В этом законе перечислен список категорий граждан, которым оказывается бесплатная юридическая помощь.

1 ■ Гула Мария Владимировна — студентка АНО ВО «Национальный институт бизнеса».

1 Федеральный закон "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 324 -ФЗ.

В их числе: семьи, чей доход ниже прожиточного минимума; инвалиды I и II группы; ветераны Великой Отечественной войны, Герои Российской Федерации, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, Герои Труда Российской Федерации; дети-инвалиды, дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей; лица, желающие принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей; лица, которым нужна помощь в усыновлении и т.д. Для получения данной помощи нужно подходить под одну из категорий указанных в законе лиц, а также обращаться по вопросам, которые соответствуют перечню статей, изложенному в законе.

Практика «pro bono» широко распространена в США и Великобритании, менее распространена в странах континентальной Европы.

Британские адвокатские фирмы и юридические школы организуют ежегодную неделю «pro bono», во время проведения которой специалисты предлагают бесплатную помощь населению, улучшая юридическую грамотность граждан. Руководит подобным мероприятием национальная благотворительная организация, в том числе перенаправляет заявки от потенциальных клиентов участвующих в данной системе юристам.

Соединенные Штаты считаются первой страной в плане развития системы «pro bono». Юристы во многих штатах придерживаются этических принципов, устанавливаемых Американской ассоциацией адвокатов. По их требованиям, все ее члены обязаны провести за год не менее 50 часов, осуществляя бесплатные услуги населению.

Юристы из Южной Кореи обязуются оказывать минимум 30 часов бесплатной юридической помощи. Ассоциации адвокатов Южной Кореи могут уменьшить неоплачиваемое время до 20 часов. Адвокаты, у которых имеется веская причина не выполнять требования закона, могут откупиться. Для этого придется выплатить штраф около 600 долларов в год.

«Pro bono» практикует множество американских юридических фирм. В соответствии с положениями профессионального кодекса Американской ассоциации адвокатов, каждый адвокат должен стремиться консультировать «pro bono» не менее 50 часов в год. 80 процентов школ права в США организуют для своих студентов практику «pro bono». Опыт данного вида работы — является одним из критериев при поступлении в ведущие университеты мира на юридические специальности или для получения, например, MBA , AIGA.

«Pro bono» используют корпорации различных сфер деятельности: Ogilvy, Deloitte, KPMG, IBM. В них «pro bono» — это элемент другой, более объемной, концепции — корпоративной социальной ответственности.

«Pro bono» несколько лет назад стала появляться и в России, но таких некоммерческих организаций, всё ещё очень мало. Связано это с тем, что юридических фирм, принявших практику «pro bono» в качестве одного из направлений своей деятельности, по-прежнему не так много, а также с тем, что очень мало некоммерческих организаций, знают таком виде помощи.

«Pro bono» в России только развивается и является альтернативой федеральному закону о бесплатной юридической помощи. В 2007 году был создан российский Центр координации юридической помощи Pro Bono (Russian Pro

Bono Clearinghouse) с помощью Института «Право общественных интересов» (PILI) и Американской ассоциации юристов (ABA/ROLI).

13 апреля 2016 года был проведен первый Российский форум «pro bono» в Москве. В мероприятии приняли участие свыше 100 юристов, адвокатов, представителей НКО и юридических вузов из 17 городов России и других стран. Соотношение «pro bono» и бесплатной юридической помощи — одна из тем, которую озвучил исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков. На сегодняшний день в экспериментальном порядке осуществляют свою деятельность всего лишь около 10 консультационных бюро.

В России такие центры по оказанию бесплатной юридической помощи представляют собой объединения адвокатов, частных юристов, обыкновенных бизнесменов и нотариусов некоммерческих организаций, которые осуществляют работу по принципам «pro bono», но, к сожалению, такие центры в нашей стране недостаточно хорошо организованны. Форум состоял из двух пленарных сессий и восьми тематических семинаров, на которых обсуждались следующие темы: создание успешной практики «pro bono», «pro bono» и адвокатура, «pro bono» и финансированная юридическая помощь, «pro bono» и юридическое образование, и др. В России с ним сотрудничают 34 фирмы.

Государство должно реализовывать минимальный стандарт юридической помощи. Но, частная благотворительность необходима во всех странах и даже социально благополучных. Как организована благотворительная работа — зависит от юридических компаний. Большие международные фирмы обычно имеют специальные регламенты. Качество работы по «бесплатным» делам должно быть такое же, как и по обычным, поэтому действуют общие правила по учету рабочего времени, проверке младших сотрудников старшими, заключению договора и так далее. Фирма решает, кому и в каком объеме должна помогать. Труд юриста, как правило, оплачивается в привычном размере, потому что «pro bono» — это социальная ответственность компании, а не ее работников. «Рго bono» помощь требует от профессионала даже гораздо большей ответственности, чем обычные денежная помощь. У нас в стране есть и свое наследие формата «pro bono», хотя такой термин никогда не применялся. А именно — бесплатная юридическая помощь, внедренная с момента образования адвокатуры в 1866 году. До распространения института присяжных она носила условный характер и позже имела мало общего с социальной помощью. Идея некоммерческого профессионального содействия появилась в XIX веке в нашей стране в контексте мировых реалий.

Оказание безвозмездной помощи была и в СССР, но тогда эту роль оказания профессиональных услуг брало на себя государство.

Стимулировать развитие «pro bono» будут компании-лидеры, компании-амбассадоры. Действовать они будут через людей — своих сотрудников, рассказывая им о том, что конкретно и где можно сделать, и как это можно применить на практике. Отдельные международные корпорации, имеющие офисы в России, изменяют свои стратегии, пытаясь повторить опыт зарубежных корпораций на местном рынке. Эффективность «pro bono »принято считать в часах, а не в денежном эквиваленте.

В России в настоящее время, как и во многих других странах мира, юристы-практики и в особенности юридический бизнес активно сотрудничают с юридическими вузами. Одна из наиболее явных причин этого явления — недовольство работодателей уровнем практической подготовки молодых юристов. Большинство преподавателей и администраторов юридических вузов давно осознали эту проблему, но институты осуществляют опытки существующие в виде спецкурсов, различных краткосрочных программ и т.д.

«Pro bono» дает возможности студентам овладевать навыками практической работы в процессе обучения при вузе. Данная идея не нова для российского образования и не является полностью заимствованной из опыта зарубежных образовательных учреждений. С конца XIX века в России были дискуссии о необходимости дополнения классического образования практической деятельностью студентов под руководством преподавателей.

Основные идеи клинического образования были выработаны российскими учеными — правоведами в начале XX века. Лишь в конце XX века эти идеи начали реализовываться. В настоящее время большинство юридических вузов и факультетов создали специальные подразделения — юридические кли-ники,в которых студенты в процессе обучения приобретают знания и навыки практической юридической деятельности.

По мнению директора российского филиала Института «Право общественных интересов» Дмитрия Шабельникова: «pro bono следует отличать от юридической помощи, субсидируемой государством (она тоже безвозмездна для получателя, но оказывающий ее адвокат получает вознаграждение за счет государства) в целях социальной поддержки самых нуждающихся или находящихся в сложной жизненной ситуации граждан»1.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что «pro bono» необходимо дальнейшее развитие и признание юристами-практиками в России, поскольку это приносит пользу, как гражданам, так и студентам юридических вузов.

Список использованных источников

1. Волонтер или доброволец: элементаные объяснения для самоопределения. Оберемко О. А. // Социологические исследования. 2016. № 6. С. 94-101.

2. Кабышев И.Ф., Сидельникова К.Н. статья «Институт «Pro bono» в России: к вопросу о сущности и особенностях», //Журнал: Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. №12-1. С.145-147. Тамбов, 2017.

3. Всё о лидерах 2016: по материалам проекта «Лидеры корпоративной благотворительности — 2016». — М.: Форум Доноров, 2016. 202с.http://rodnyegoroda.ru/upload/iblock/d31/d31cb1524f2ef4c2d990e4de900708b 7.pdf.

4. Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU www.elibrary.ru/de-faultx. Asp.

5. Pro bono: философия бесплатных услуг. Теплица социальных технологий. test.ru/2016/07/11/pro-bono-a-philosophyof-free-services/.

6. «Pro bono» как направление деятельности адвокатуры: российский опыт. Рябцева Е.В. // Евразийская адвокатура. 2015. № 1 (14). С. 18-21.

7. https: //pravo .ru/review/view/125590/.

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ В МАЛОМ И СРЕДНЕМ БИЗНЕСЕ

Аннотация. В статье рассматривается проблема формирования корпоративной культуры среди предприятий малого и среднего бизнеса, зачастую ее игнорирование при создании юридического лица; показывается роль культуры организации для ее эффективной деятельности, а также конкурентного преимущества.

Ключевые слова: корпоративная культура, предприятия малого и среднего бизнеса.

Сегодня достаточно часто можно слышать такой термин как корпоративная культура и на первый взгляд может показаться, что роль культуры для предприятий малого бизнеса незначительна, но такое поверхностное мнение ошибочно. Роль культуры предпринимательства велика, именно культурные факторы определяют лицо бизнеса, детерминируют всю систему взаимоотношений потребителей и производителей, формируют этические ценности и стереотипы поведения. Но в большей части организаций малого и среднего бизнеса основная масса сотрудников не имеет представления о том, что такое организационная культура, какими элементами она обладает, какие функции несет, какие цели и задачи организация ставит перед собой. Коллектив понимает, что для их руководителя главное получить прибыль, желательно как можно больше, а для коллектива — вовремя получить заработную плату.

В каждой компании по умолчанию есть сложившаяся корпоративная культура. Культуры различаются в зависимости от типа организации, ее размера и сферы деятельности. Но культура присуща всем коллективам без исключения. Там, где ее концепция не сформулирована, она развивается стихийно, бесконтрольно.

Формирование культуры организации можно рассматривать как результат взаимодействия двух основных составляющих: во-первых, это представле-

1 Егиазарян Евгения Эдуардовна — студентка 4 курса, кафедра менеджмента, направленность (профиль) «Управление малым бизнесом», АНО ВО «Национальный институт бизнеса».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *