Почему в россии не работают законы
Перейти к содержимому

Почему в россии не работают законы

  • автор:

Почему в России не работают законы

Закон, это не декларация определенных прав, нормативов, порядка! Закон, — это в первую очередь ответственность, за несоблюдение этих прав, нормативов и порядка.
В России огромное множество всевозможных кодексов и законов. Когда читаешь эти великие творения законодателей, наворачивается слеза и ты в процессе чтения, забыв суровые реалии, нечаянно в душе начинаешь гордиться своей великой родиной, которая в законах, предусмотрела все нюансы твоей обывательской жизни.
Когда вчитываешься в текст, и понимаешь, что в законе предусмотрено буквально все, чтобы защитить твои гражданские права и интересы. Отсутствует одна, на первый взгляд незначительная малость, а именно — ответственность должностного лица за невыполнение положений данного закона. Нередко в кодексах и законах есть такие слова, которые обязывает должностных лиц исправить положение, нарушенное их действием или бездействием, но нет, к сожалению ответственности должностного лица или чиновника за содеянное нарушение данного закона.
Помимо прямого нарушения закона, чиновники и должностные лица, в чьей власти находится решение того или иного вопроса нашей повседневной или эпизодической жизни нередко, а почти всегда прибегают к таким методам, которые просто называются "бюрократическими проволочками" и затягиванием под всякими предлогами, решения ваших вопросов и проблем. Все эти проволочки и затягивания, носят одну определенную цель — вынудить вас на дачу взятки.
Многие законы, при их видимой гуманности, по отношению к потребителю или гражданину несовершенны и не подкреплены финансовыми ресурсами. Это положение, ставит некоторые предприятия в невыгодные, порой убыточные ситуации.
По этой причине, как часто бывает у нас в России, из-за широты русской натуры находят применение или необоснованно низкие тарифы и расценки, или необоснованно высокие и завышенные! Например, в соответствии с Федеральным законом, подключения к электросетям 380 вольт, на расстоянии до 500 метров, до присоединяемого дома должно обходиться абоненту в 550 рублей. Такие расценки явно не выгодны для сетевых компаний, и непонятно, кто и из каких соображений их устанавливал в таких размерах? Поэтому сетевые компании, под всякими предлогами идут на нарушение этого закона, гоняя гражданина желающего подключиться к электроэнергии через семь кругов ада! Чтобы добиться правды и исполнения закона, приходится прибегать к визитам в Федеральную антимонопольную службу, прокуратуру, суд, жалобы в вышестоящие инстанции и, в конце концов, ты добиваешься долгожданного подключения и в придачу к нему, инсульта или инфаркта! Те же руководители, по чьей вине ты схлопотал инсульт или инфаркт, ни какой ответственности не несут.

Какой же выход из данной ситуации? Выход один — повысить ответственность вплоть до административной и уголовной за игнорирование выполнения законов и бюрократические действия, приводящие к затягиванию решения вопросов. Расценивать такие действия руководителей и чиновников как саботаж, который подрывает у людей веру в справедливость и законность, и, в конечном счете веру во власть, в ее способность контролировать экономические и социальные процессы в государстве.

Необходимо менять всю структуру власти и экономики.
http://www.proza.ru/2014/02/05/773

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2023. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Законы и чиновники. Почему в России они не работают

На одном из совещаний у премьер-министра Дмитрия Медведева

На дворе декабрь, и первые лица государства начали подводить итоги года. Первым 5 декабря расширенное интервью, которое транслировалось в прямом эфире большинством российских телеканалов и в интернете, дал председатель правительства Дмитрий Медведев. Двухчасовое общение с тележурналистами получилось на редкость пустым, ничего нового премьер-министр не сказал, да и не должен был. И все же Дмитрий Анатольевич не обманул моих ожиданий. Сейчас объясню почему.

Если у властей есть что сказать населению страны и окружающему миру, это что-то приберегут для большой пресс-конференции Владимира Путина, которая состоится 19 декабря. Но даже пустое интервью главы правительства еще на прошлой неделе разобрали по косточкам, препарировали и откомментировали все, кому это было хоть сколько-нибудь интересно. Тем не менее, мы к нему возвращаемся. Потому что лично мне было важно услышать один тезис именно из уст премьер-министра, и вот та самая часть его выступления:

Дмитрий Медведев о том, как "решил откупорить кубышку"

пожалуйста, подождите

Дмитрий Медведев о том, как "решил откупорить кубышку"
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

Так вот, про "распечатаем кубышку". Я не буду сейчас говорить про то, что думает на этот счет глава Центробанка Эльвира Набиуллина, какие проекты предлагает министр финансов Антон Силуанов, а какие – министр экономики Максим Орешкин. Ни слова не будет о том, что говорит по этому поводу глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Не прозвучит аргументированная критика со стороны независимых экспертов. Я даже не буду рассказывать про длинную очередь, выстроившуюся за деньгами из этой, как ее называет глава кабинета министров, "кубышки", хотя рассказать есть о чем: проекты есть весьма занятные, вроде завода по производству удобрений, который глава "Уралкалия" Дмитрий Осипов предлагает построить в Анголе.

Просто потому, что Фонд национального благосостояния – это не кубышка, которую в любой момент можно распечатать или запечатать обратно. Читаем часть 10 статьи 96 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в которой черным по белому написано, что Фонд национального благосостояния представляет собой часть средств федерального бюджета, подлежащих обособленному учету. И предназначен он для обеспечения софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан Российской Федерации, для обеспечения сбалансированности (покрытия дефицита) федерального бюджета и бюджета Пенсионного фонда Российской федерации. Больше ни для чего. Про инвестиционные проекты, направленные на развитие экономики, в Бюджетном кодексе ни полслова не написано. Все разговоры о том, что есть правило, согласно которому правительство может инвестировать деньги Фонда, выходящие за рамки 7% ВВП, основаны на ряде постановлений правительства, которые подписаны председателем правительства Дмитрием Медведевым. Если обратиться к статье 76 Конституции, в ней черным по белому написано, что в случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Так что при всем – чуть было не сказал "уважении", что было бы неправдой, – скажу так: при всем понимании того нечеловеческого бремени ответственности за судьбы родины, которую несет на своих хрупких плечах глава российского кабинета министров, я бы на его месте еще крепко подумал, прежде чем переходить от слов, сказанных в непринужденной атмосфере общения с тщательно отобранными тележурналистами, к делу.

Потому что помимо Бюджетного кодекса и Конституции в Российской Федерации есть и Уголовный кодекс. А в нем есть статья 285, часть первая – "Нецелевое использование бюджетных средств". Ведь согласно Бюджетному кодексу ФНБ – это обособленная часть федерального бюджета. И про долгие дискуссии Дмитрий Анатольевич, видимо, зря распространяется. Поскольку в статье особенно оговаривается, что если деяние совершается группой лиц по предварительному сговору, это является отягчающим обстоятельством.

Но вернемся к Фонду национального благосостояния, который, как мы выяснили, по закону никакая не кубышка, а часть федерального бюджета, которая может, более того – должен, тратиться только на три цели: софинансирование добровольных пенсионных накоплений российских граждан, покрытие дефицита федерального бюджета и дефицита Пенсионного фонда. С федеральным бюджетом вроде все в порядке. Вот и Дмитрий Анатольевич подтвердит.

«Реконструкция права. Как восстановить то, чего не было» — лекция Владимира Пастухова о том, почему в России не работают законы

Сегодня мы вспоминаем выступление Владимира Пастухова, которое он провел в рамках «Публичных лекций Полит.ру» в июне 2020 года. Мы публикуем лишь часть лекции Пастухова. Полный текст и видеозапись выступления можно найти здесь.

Что такое право? Нужны ли ему «скрепы»? Что самое главное в любом праве? Пастухов не берет классический подход к нормализации права: «Кругом произвол, правосудия нет, но суд должен стать независимым и всё будет хорошо». Он говорит о философском осмыслении юридических проблем.

Владимир Пастухов — политолог, публицист, старший научный сотрудник Университетского колледжа Лондона.

Я собираюсь говорить о философии права, хотя она мало кого интересует. Я считаю, что именно в этом месте у нас случился самый большой разрыв. К огромному сожалению, у нас философы очень редко снисходят до практических проблем права, и, к такому же сожалению, практикующие юристы редко восходят до философского осмысления тех проблем, с которыми они встречаются. И в этом месте образовался очень серьезный разрыв, который я всегда пытаюсь восполнить, потому что занимаю какое-то странное промежуточное положение между философами и практикующими юристами.

Если с этой точки зрения посмотреть на всё происходящее, то возникает первый вопрос, самый важный: а что, собственно, такое — право? Причем все думают, что знают ответ, а на самом деле ответ на этот вопрос не знает никто — ни в России, ни в мире.

Но если бы я хотел дать определение права в философском смысле этого слова, то сказал бы, что право — это цивилизационная скрепа. Право — это определенный феномен, который скрепляет цивилизацию, который является одним из ее системообразующих блоков.

Довольно смешно, потому что мы постоянно ищем скрепы для нашей русской цивилизации, и сменяющие друг друга в постсоветский период администрации сначала Ельцина, потом Путина искали эти скрепы то в духовности, то в бездуховности, бог знает где. А скрепа эта лежит на полу, под ногами. При этом ее попробуй подними. Не отними, а подними. Оказалось, что ее вроде бы все видят, а поднять не могут, потому что она прибита к полу очень большими гвоздями русской ментальности. Она на виду, но взять ее невозможно.

Язык, религия/идеология и право — это те три основания, на которых держится любая цивилизация. При этом, в общем и целом, эти три оси кажутся очень разными, а на самом деле они имеют между собой нечто общее. Все они так или иначе задают какой-то код, норму поведения.

При ближайшем рассмотрении язык является, в некотором смысле, вещью, которая кодирует наше мышление. И в этом смысле язык является нормоустанавливающей вещью. Я не буду в это вдаваться более подробно, но в оправдание скажу, что это не мое открытие. Соответственно, понятно, что религия тоже устанавливает этическую норму, в конечном счете. Я не хочу у Бергсона отнимать какие-то лавры, желающие могут об этом много чего у него прочитать, но понятно, что религии и идеологии задают определенную этическую норму, которая тоже определяет параметры поведения. И точно так же право тоже задает, естественно, норму поведения. Но, в отличие от этики, не внутреннюю, а внешнюю.

И если мы говорим о праве как о третьей оси координат, вокруг которой строится цивилизационное пространство, то оно важно тем, что право задает ту внешнюю форму, которая, в некотором смысле, является естественной. Оно задает регулирование человеческого поведения с той стороны, с которой человек соединен с природой.

Поскольку право, в моем представлении, является существенным свойством любой цивилизации, то, соответственно, если цивилизация на эту ногу проседает, то она хромает. То есть она не является полноценной. И, конечно, я не мог не обратить внимание на высказывание Путина о том, что Россия является цивилизацией. Оно вызвало много споров и непонимания. Я же приблизительно 30 лет отстаиваю позицию о том, что Россия представляет из себя самостоятельную цивилизацию, вторичную по отношению к Европе, относящуюся к европейской семье цивилизаций, но тем не менее достаточно обособленную культурную общность. Но тогда надо все-таки, сказав А, сказать и Б: к сожалению, Россия — это в определенном смысле чуть-чуть ущербная цивилизация, поскольку исторически всё время хромала на одну из своих трех важных ног. Это не сегодня, вчера или даже позавчера появилось. Это отсутствие развитого правового сознания, в первую очередь, правовой чуйки, пренебрежение правовым проходит через всю русскую историю. Оно появилось не при Путине, не при Ельцине, не при Горбачеве, не при Брежневе. Это некая дефицитная вещь, которую мы у себя, в своих родных местах, в отличие от нефти, добыть не можем. Это импортный товар. Но импортозамещение тут не очень работает.

Если мы говорим о том, что право объективно, что оно существует как бы вне нашей воли, вне нашего воображения, мы можем только его вычислять, то мы должны сказать о том, что является главным свойством права. Потому что у права, как и у любого явления, десятки свойств. Но мы должны выбрать какое-то главное из них, потому что от этого зависит дальнейшая приоритизация практическая всего того, что мы делаем. И в этом смысле главным и сущностным свойством права является его формальность. То есть право существует постольку и настолько, поскольку оно формально.

Право — это всегда определенная процедура, это всегда определенная механика, это всегда набор каких-то ритуалов. Почему это так важно? Потому что иначе мы не можем сцедить эту объективность в субъективном. Особенность права, как и любой человеческой деятельности, в том, что оно как бы существует внутри нашей деятельности. Наша деятельность субъективна, потому что реализацией правового занимаются десятки и сотни миллионов людей, каждый из них действует по своему усмотрению, со страстью, умыслом и так далее. И при этом из всей многообразной субъективной деятельности каким-то образом нужно отжать ту самую объективность права, те самые математические пропорции справедливости, которые не зависят ни от какого субъективного фактора. По сути, это такая машина для дистилляции, некий гигантский правовой механизм, который на входе получает кучу субъективного, а на выходе он должен получить совершенно объективный результат.

Превращение человеческой жизни в логический фарш — в этом и есть смысл любой развитой правовой системы.

Таким образом, если вы спросите меня, что есть главное в праве, я вам отвечу: в праве главное — процедура. В праве главное — определенная способность к правовому логическому мышлению. Именно поэтому Берман, который успел еще почитать лекции, даже приехав в горбачевский СССР, и который является одним из ведущих философов права в ХХ веке, написавшим книгу «Западная традиция права», полагал, что главное в праве — воспитание особой касты людей, обладающих профессиональным правовым сознанием. Воспитание этого профессионального правового сознания — очень сложная, специфическая вещь. Потому что — поверьте мне, я сам принадлежу к числу этих психически не совсем здоровых людей, которых мы называем юристами, — настоящий юрист (не то, что принято сегодня называть юристами в нашей замечательной стране) — это, к сожалению, всегда человек ущербный.

Потому что он смотрит на мир всегда через очень узкую щель нормативистского сознания. То есть он смотрит и оценивает любое явление только с точки зрения того, как оно может быть описано той или иной правовой нормой. И именно эта способность воспринимать мир через норму, интерпретировать всё, что происходит вокруг, нормативистски, и есть суть профессионального правового сознания. И на наличии касты людей, которые смотрят на мир подобным образом, держится современная правовая система.

Соответственно, если у нас этот слой либо не возник, либо по каким-то причинам стал деградировать, то никакие другие способы исправления «правового косоглазия», кроме как восстановление его, нам не помогут. И если театр начинается с вешалки, то, парадоксальным образом, нормально функционирующая правовая система, та правовая система, которая как раз и является одной из трех ног здоровой цивилизации, начинается с университета. Опять-таки, не я об этом сказал, об этом написал Берман, который считал, что возникшие университеты и создали европейское право в том виде, в котором мы его знаем.

В общем, очень бы хотелось, чтобы во всех бедах произвола в России был виноват исключительно Путин и его режим, но, к сожалению, в действительности это не так.

Почему это важно? Если своей целью поставить просто устранение Путина и режима, и на этом поставить точку, то с вероятностью 99,9 %, если не упадет еще какой-то метеорит, в следующей итерации будет еще более худший, еще более неправовой режим. Потому что он вырастает из культуры, а не наоборот. Он вырастает из той почвы, которая нам так хорошо знакома, и не поменяв что-то здесь, мы вряд ли добьемся другого результата.

Второй вывод: если мы сейчас попытаемся внедрять сначала права, справедливость, формализм, и равенство всех перед законом, не в шутку, а всерьез, то мы обнаружим, что 90 % населения, мягко говоря, этому не рады. Представление о том, что достаточно произнести слово правды и все сразу поймут, что это истина, — оно, мягко говоря, легковесно. Значительная часть населения готова принять правовое государство только в такой степени, в которой оно будет накладывать обязательства на всех других, кроме этой самой части.

Соответственно, перед нами стоит серьезный вопрос — о субъекте этой реформы. Понятно, что реформа должна касаться изменения наших культурных приоритетов. Она должна затрагивать наши ценности и корректировать их. Если та правовая реформа, о которой мы говорим, не будет затрагивать какие-то базовые культурные ценности русского народа, она будет провальной, какие бы красивые формулы мы ни рисовали. Но если мы ставим такую амбициозную цель, как провести аксиологическую коррекцию, то есть корректировку базовых культурных ценностей, то мы должны быть готовы к тому, что люди будут не очень готовы меняться. И, соответственно, это должно быть им навязано.

Чтобы это могло быть им навязано, для этого должно сформироваться активное меньшинство, которое понимает, что нужно делать, которое имеет политическую волю для того, чтобы это делать, ну и некую, я бы сказал, религиозную одержимость этой идеей внедрения правовых начал. Тут, в конечном счете, без какого-то количества Ли Куан Ю обойтись очень трудно. И вот именно формирование такого ядра, которое было бы ориентировано не просто на борьбу за свободу и демократию, а на то, чтобы решить главный вопрос России (у нас есть огромный дефицит правового, в самом широком смысле этого слова), необходимо. Меня больше всего и волнует то, что в среде русской оппозиции существует очень легковесное понимание того, что такое право, какова его роль в обеспечении нормального функционирования общества, в обеспечении демократии, и насколько сложны все эти категории.

С моей точки зрения, единственным и главным лозунгом должен быть лозунг правового государства. И он гораздо важнее, чем лозунг демократии, на мой взгляд. Потому что если есть правовое государство, то рано или поздно оно обрастет демократией. А если появляется демократия, но нет правового государства, то наверняка эта демократия деградирует в течение нескольких лет в диктатуру. Нигде иначе не было.

Неотвратимость наказания. Почему в России не работают законы?

С одной стороны, предложение депутатов ЗакСа здравое. Они заботятся о некурящих гражданах. С другой — закон рискует встать в один ряд с ещё десятком неработающих инициатив.

Обкурил с балкона

Поводом для нового закона послужил недавний прецедент. Житель многоквартирного дома в Новосибирске подал в суд на соседа, который дымил на собственном балконе. Тяжба длилась более двух лет, но в итоге Верховный суд присудил истцу 5 тысяч рублей. Сам пострадавший требовал 250 тысяч.

Наши депутаты подхватили идею и решили принять ряд законопроектов, ограждающих граждан от вредного влияния сигаретного дыма. В поправках, которые в середине ноября внесла группа парламентариев во главе с Александром Тетердинко, предлагается штрафовать за курение на летних верандах кафе и ресторанов. Кроме того, народные избранники хотят запретить курение в коммунальных квартирах и общежитиях. За нарушение курильщиков будут штрафовать на сумму от 500 до 1,5 тыс. рублей.

Однако сработают ли эти меры? Вопрос спорный. Например, кто проверит, не нарушают ли люди закон в отдельно взятой коммуналке? Эту обязанность возложат на полицейских, которые и так загружены сверх меры? И не приведут ли нововведения к обострению отношений между соседями по квартирам?

Или возьмём ситуацию с кафе и ресторанами. Там и так уже давно не курят в помещениях. Люди выходят подымить на улицу. Теперь им хотят запретить и это. Получается, страдающие пагубной привычкой, которых у нас немало, вообще не должны посещать заведения общепита?

Конечно, и жителей соседствующих с барами домов тоже можно понять. Так, на днях активные горожане с улицы Рубинштейна, которую называют улицей ресторанов, вышли на пикет. Люди устали от постоянного гама под их окнами, а также от дыма, который из-за курящих попадает в квартиры.

Запрет на курение, принятый в 2013 году, вообще оказался одним из самых дискуссионных законов, принятых Госдумой. Против него высказались ряд известных людей.

— Курил, курю и курить буду, — заявил тогда народный артист Михаил Боярский. — И закон обречён на провал. Чем он будет жёстче — тем больше будут нарушать. Нужно не штрафовать, а пропагандировать здоровый образ жизни личным примером.

Сегодня курение запрещено в городском и пригородном транспорте, на вокзалах, в аэропортах, у входа в метро, во всех образовательных учреждениях, в учреждениях культуры, спорта, на стадионах, пляжах, парках, детских площадках, больницах, социальных учреждениях, автозаправках, в самолётах, на открытом воздухе на расстоянии менее 15 метров от входов в помещения вокзалов, аэропортов, портов, станций метрополитена, в помещениях, занятых органами государственной власти, на рабочих местах, а также в лифтах и подъездах многоквартирных домов. Контроль за исполнением возложен на полицию. Прошло уже четыре года, но люди как курили в общественных местах, так и продолжают. Стражи порядка практически никогда не штрафуют граждан с сигаретой во рту у того же метро. Более того, они и сами нередко нарушают данный
закон.

Алкоголь -из-под прилавка

Однако это не единственный из недавно принятых законов, которые дают сбои. Так, запрет на продажу алкоголя после 22 часов соблюдают только сетевые гипермаркеты и крупные магазины. Но в Петербурге и области работают тысячи небольших торговых точек, где купить спиртное не представляет никакой проблемы. Все любители выпить прекрасно знают эти места и регулярно туда наведываются в позднее время. В первый год принятия закона в 2014 году активисты и полиция регулярно проводили рейды, штрафовали предпринимателей, конфисковывали алкогольную продукцию. Позже их стало гораздо меньше.

Не все законы логически объяснимы.

В 2001 году был принят закон, запрещающий водителям разговаривать по мобильному телефону за рулём. Штраф за нарушение сейчас составляет 1,5 тысячи рублей. Но хоть кто-то из читателей был наказан за подобное правонарушение? В редакции «АиФ» таких не нашлось. Ведь сотрудник ГИБДД практически не имеет шансов заметить водителя, у которого к уху прижата
трубка.

— Этот закон не работает абсолютно, — уверен член общественной организации «Дорожный контроль» Владимир ГАРНИН. — Иногда ужасаюсь, что вокруг меня на светофоре с трубкой у уха сидят все. И ведь давно доказано, что больше трети аварий происходит, когда её участник говорит по телефону, потому что во время беседы внимание притупляется вдвое. Но водители продолжают нарушать, потому что знают, что ничего им за это не будет. Способы борьбы очень просты. Первое: распоряжение по ГИБДД о приоритетности этого нарушения. Если гаишники начнут реально останавливать любителей поболтать, их сразу станет меньше. Второе — видеофиксация. И главное — лишение автомобильных прав по совокупности нарушений. Преступил закон три раза — сдай права на год. Уверяю вас, хамы и нарушители тут же исчезнут с дорог и станут поборниками правильного вождения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *