Как должна рассматриваться отсылка к иностранному праву
Перейти к содержимому

Как должна рассматриваться отсылка к иностранному праву

  • автор:

1. Обратная отсылка и отсылка к третьему закону в МЧП с точки зрения компаративистики (сравнение подходов в России с подходами в каких-либо двух иных государствах (по выбору отвечающего). Юридический анализ одного из судебных дел по поводу обратной отсылки и отсылки к третьему закону в МЧП (такое дело выбирается отвечающим самостоятельно из российских или иностранных судебных дел).

Важное пояснение : Обратная отсылка – российская коллизионная норма отсылает нас к английскому праву, но английское право отсылает нас обратно к российскому – обратно к lex fori .

Отсылка к праву третьего государства : российская коллизионная норма отсылает нас к английскому праву, но английское право отсылает нас к французскому праву (= отсылка первого порядка. – то есть это отсылка к праву третьей страны); французское право отсылает нас дальше к германскому ( отсылка второго порядка )

1. Проблема обратной отсылки

1. Проблема обратной отсылки состоит в определении объема , в котором должен быть применен иностранный закон, на который указывает коллизионная норма. Следует ли понимать указание двусторонней коллизионной нормы:

  1. как указание на иностранное материальное право

В этом случае проблема обратной и дальнейшей отсылки не возникает.

  1. или как указание на совокупность материальных и коллизионных норм иностранного права
  • в этом случае имеется в виду иностранный правопорядок в целом, и картина радикально меняется.

Возникает вопрос, каким образом и в каких случаях можно и нужно учитывать предписания иностранной коллизионной нормы . Ведь такая коллизионная норма чужого правопорядка может предлагать иное решение коллизионного вопроса, чем коллизионная норма страны, суд которой рассматривает спор, или коллизионная норма, которую счел применимой арбитраж.

Она может указывать на правопорядок страны местонахождения суда (обратная отсылка) или на правопорядок третьей страны (дальнейшая отсылка) .

Возникает вопрос, должна ли уступать коллизионная норма страны, суд которой рассматривает спор, свое действие иностранной коллизионной норме?

2. Диспуты крутых чувачков по данной проблеме.

СТОРОННИКИ допущения обратной отсылки говорят, что она позволяет достичь единства решений вне зависимости от того, в какой стране разбирается дело. Так, в отечественной литературе эту точку зрения отстаивал В.М. Корецкий , который полагал, что роль концепции обратной отсылки в том, чтобы обеспечить согласование конфликтных норм разных государств при их выявленной несогласованности.

НО большинство против доктрины обратной отсылки (в т.ч и наш учебник)

Следует согласиться с мнением, что концепция обратной отсылки не может не предполагать неразрешимого логического противоречия, возникающего при попытке ее применения. Если всякая коллизионная норма указывает на иную правовую систему, включающую и коллизионные нормы, тогда неизбежно возникает бесконечный ряд отсылок , именуемый в доктрине «зеркальным кабинетом» (Spiegel Cabinet), «заколдованным кругом», «лаун-теннисом» .

Чешир и Норт указывают на несоответствие ОО нуждам практики.

  • в области договорного права очевидно, что коллизионная норма указывает лишь на чужое материальное право. Это связано с тем, что в этой сфере широко допускается автономия воли сторон, и лишь немногие предприниматели осознанно опирались бы на доктрину renvoi .

В английской доктрине обращается внимание и на иные сложности при применении доктрины отсылки. Так, если статус ФЛ регулируется законодательством государства, на территории которого действует несколько правовых систем, отсылка к национальному праву такого лица будет лишена смысла, так как претендовать на регулирование правоотношения все равно будут несколько правопорядков, действующих в таком государстве.

А.А. Пиленко заметил, что отсылка не ведет к искомому единству . Так, последовательное применение отсылки судом двух разных стран приведет, по мнению Пиленко, к комически звучащему результату. Два судьи применят разные законы, притом каждый не тот закон, на который указывает его собственная коллизионная норма.

Чешир и Норт в связи с этим отмечали, что с точки зрения применимой английской доктрины renvoi единообразие может быть достигнуто тогда, когда концепция применима только в одной из стран, чьи коллизионные нормы претендуют на применение . В противном случае цепочка отсылок может быть бесконечной. С этим мнением был согласен и А.Н. Макаров .

По мнению Б.Э. Нольде , «коллизионная норма выражает мнение законодателя, что известное правоотношение ближе всего связано , по тем или другим соображениям, с известной системой гражданского права; когда коллизионная норма говорит, например, что дееспособность определяется по национальному закону лица, то этим самым признается, что национальное законодательство лучше всех других может указать, когда лицо делается способным к совершению правовых сделок».

Под национальным законодательством Нольде понимает материальное право . Из этого он делает вывод, что «совершенно безразлично, отказывается или нет иностранное коллизионное право определять судьбу данного правоотношения».

! М.И. Брун ! : коллизионная норма имеет публично-правовую природу .

  1. КН действует независимо от инициативы частных лиц и содержит в себе императив, обращенный только к ОГВ, уполномоченным выбирать между гражданскими законами различных правопорядков;
  2. коллизионное право ставится своим законодателем в роль суперарбитра над отдельными гражданскими законодательствами, как своим, так и чужими.
  3. будучи по своей природе публично-правовой, КН никогда не уступает своего места КН чужого законодательства , а, следовательно, отсюда сама собой вытекает несостоятельность теории обратной и дальнейшей отсылки .

3. Регулирование обратной отсылки в праве РФ

Обратная отсылка — это ситуация, когда нормы российского права содержат отсылку к праву другой страны, которое не регулирует отношения непосредственно, а, в свою очередь, отсылает вновь к российскому праву или праву третьего государства.

Статья 1190 ГК. Обратная отсылка

  1. Любая отсылка к иностранному праву в соответствии с правилами настоящего раздела должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву соответствующей страны, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи. . 2. Обратная отсылка иностранного права может приниматься в случаях отсылки к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица .

По общему правилу ГК РФ НЕ допускает таких ситуаций : нормы рос.права не должны отсылать к нормам кол.права — только к нормам мат. права другого государства.

Однако предусмотрено и исключение : обратная отсылка возможна при одновременном соблюдении двух условий , установленных в п. 2 ст. 1190 ГК РФ:

  1. право другого государства отсылает к нормам российского права, а не к нормам права третьего государства;
  2. нормы рос. права, к кот. отсылает право др.государства, определяют статус ФЛ.

Пример : в отношении опеки над несовершеннолетним гражданином Канады, проживающим в России, коллизионная норма отсылает к закону о гражданстве, а коллизионная норма Канады отсылает к закону местожительства. Применение российского права в случаях, касающихся определения личного закона физического лица, способствует большей стабильности и определенности в отношении определения прав личности.

Ранее обратная отсылка принималась только в отношении норм, закрепленных в ст. ст. 1195 — 1200 ГК РФ.

Согласно изменениям, которые внесены Законом, из Гражданского кодекса РФ исключены указание на данные статьи, то есть в настоящее время она принимается в тех случаях, когда иностранное право отсылает ко всем российским нормам, определяющим статус физического лица, а не только к ст. ст. 1195 — 1200 ГК РФ . Таким образом, сфера допустимого применения обратной отсылки расширена.

Статья 28 закон о МКА РФ. Нормы, применимые к существу спора

  1. Третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

4. Подход к проблеме обратной и дальнейшей отсылки в праве иностранных государств?

Государства можно разделить на 5 групп:

  1. полный запрет ОО
  2. полное разрешение ОО
  3. игнорирование проблемы ОО – страны, где не развито МЧП (ЮАР)
  4. разрешение ОО, но с ограничениями — например, ОО разрешена, но только первого или второго порядка (в Англии разрешена второго порядка и на этом стоп)
  5. запрет ОО с исключениями – в РФ

(сразу оговорюсь, что единых подходов до сих пор нет, разве что в Германии)

Во французской доктрине понятия обратной и дальнейшей отсылки имеют соответственно обозначения «lе renvoi аu premier degre» и «lе renvoi аu second degre» (отсылка первой и второй степени).

Французский термин renvoi используется в доктрине коллизионного права во всем мире для обозначения отсылки.

В немецкой доктрине для обозначения отсылки только к нормам материального права используется термин «Sachnormverweisung», а для отсылки ко всему иностранному правопорядку в целом, включая и коллизионные нормы, — «полная отсылка», «Gesamtverweisung».

Также известны термины «Rückverweisung» и «Weiterverweisung» для обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства соответственно.

В Англии изначально были в ходу термины «remission»(обратная отсылка) и «transmission»(дальнейшая отсылка), а в настоящее время широкое употребление получили также и понятия «partial single renvoi» и «total/double renvoi» .

  1. первый этап – обратная отсылка принималась судами

В 1841 г.Кентерберийский суд рассматривал дело Collier v. Rivaz относительно английского подданного, домицилированного в Бельгии, но составившего завещание в соответствии с английским правом.

По английскому закону завещание являлось недействительным, так как к документу должен был применяться закон домицилия наследодателя, т.е. бельгийский закон. Тем не менее завещание было признано действительным, так как бельгийское коллизионное право содержало правило, согласно которому домицилированный на территории Бельгии англичанин должен совершать завещание в соответствии со своим национальным законом, следовательно, с точки зрения бельгийского права, которое должен применять английский суд, в отношении данного завещания действовал английский закон . То есть английский закон отсылал к бельгийскому закону, а бельгийский — обратно к английскому, и английский судья принял обратную отсылку и утвердил завещание.

Именно в этом деле судья Дженнер сформулировал мнение, что он должен рассмотреть дело так, как если бы он был бельгийским судьей.

Английский суд должен «перевоплотиться» в судью той юрисдикции, на которую указывает его собственная коллизионная норма.

  1. вектор сменился – суды колеблются и отказываются от обратной отсылки

Решение Bremer v. Freeman: в котором суд (Тайный совет) при сходном фактическом составе отказался признать действительность завещания.

  1. современность

Современному английскому праву при решении некоторых специальных вопросов (касательно, например, титула на землю и на движимости за рубежом, формальной действительности брака) свойственно использование очень специфической коллизионной техники. Английский суд применяет технику так называемой полной или двойной отсылки («total» or «double» renvoi) .

Существо этой концепции состоит в том, что английский судья должен применить всякую норму иностранного суда, на страну которого указывает его собственная коллизионная норма — норма страны суда. При этом английский судья должен принять во внимание то, как будет действовать иностранный судья. Помимо прочего это означает, что английский судья должен понять, как к renvoi относится иностранный судья и как этот иностранный судья понимает механизм действия своей коллизионной нормы.

Закон о международном частном праве 1995 г. исключает отсылку применительно к коллизионному регулированию деликтных обязательств; применение же концепции к договорам устранено Законом 1990 г., которым в английское право введены правила Римской конвенции 1980 г

Новейшая судебная практика Англии показывает склонность судов этой страны отказываться от допущения отсылки . В недавнем деле Iran v. Berend , разрешенном Судом королевской скамьи 1 февраля 2007 г., истец — Иран — потребовал возврата фрагмента известнякового барельефа эпохи Ахменидов.

Ответчица — Дениза Беренд — в свою защиту ссылалась на то, что английские коллизионные нормы указывают на применимость к вопросу о титуле на этот барельеф французского права, поскольку она приобрела этот фрагмент, когда он был во Франции (в ноябре 1974 г.).

Ответчик полагала, что французское право дает ей возможность защищаться в соответствии с правилами относительно защиты добросовестного приобретателя или приобретательной давности.

Спорный фрагмент барельефа был приобретен на публичном аукционе.

Истец требовал применить французские коллизионные нормы, которые в изъятие из общего правила lex situs указывали на применимое право Ирана — страны происхождения фрагмента барельефа. Применение права Ирана означало бы необходимость удовлетворения иска;

Суд королевской скамьи отказался применить отсылку и, следовательно, право Ирана, сочтя, что понятие французского права, с точки зрения английской коллизионной нормы, включает лишь его материальные нормы, но не коллизионные.

  1. дело Форго – обратная отсылка допущена

Дискуссия по вопросу об обратной и дальнейшей отсылке стала оживленной после принятия французским судом решения по делу Форго 1878 г. (окончательно решено кассационным судом в 1882 г.).

Проживавший в течение нескольких лет в Париже баварский подданный умер без завещания, оставив движимое имущество. В соответствии с французским правом вопрос о наследовании подлежал урегулированию в соответствии с баварским законом как национальным законом Форго. Баварский же закон отсылал к французскому закону как закону последнего места проживания наследодателя.

Французский Кассационный суд СКЛОНИЛСЯ в пользу допущения обратной отсылки к французскому праву и применил французскую норму, в силу которой родственники Форго не имели права наследования, и все имущество перешло к французской казне.

  1. последующие решения – отвергали обратную отсылку

За решением по делу Форго последовал целый ряд решений, также принявших концепцию отсылки. Однако уже в конце XIX в. и позднее имели место решения, отвергавшие применение обратной отсылки.

Мнения в доктрине той эпохи разделились. В целом можно было говорить о том, что как в Германии, так и во Франции наблюдалось расхождение между наукой, в основном отвергавшей концепцию renvoi, и судебной практикой.

  1. Современная практика Франции продолжает допускать обратную и дальнейшую отсылку в значительном числе случаев .

В практике немецких судов, которые учитывали отдельные случаи допущения обратной отсылки в Германском гражданском уложении, имели место как случаи признания обратной отсылки (ремиссии), так и случаи признания отсылки к праву третьего государства (трансмиссии)..

Практика Германии до наших дней продолжает допускать обратную и дальнейшую отсылку.

Вводный закон к ГГУ общим образом признает обратную отсылку и отсылку к третьему закону.

Согласно ст. 4 при отсылке к праву какого-либо государства применяется и его МЧП, если это не противоречит смыслу коллизионной нормы .

Если право иностранного государства содержит отсылку к гражданскому праву, то применяются нормы германского материального права (п. 1 ст. 4).

Однако в отношении обязательственных договорных отношений под подлежащим применению правом иностранного государства "понимаются действующие в этом государстве материальные нормы" (ст. 35).

Практика США, в принципе враждебная доктрине renvoi, тем не менее допускала обратную отсылку при решении вопросов титула на землю и вопросов действительности разводов.

Примером допущения обратной отсылки в законах одного из штатов США является Гражданский кодекс Луизианы 1825 г. В1991 г. в этот Кодекс была помещена книга 4 «Коллизии законов».

Статья 3517 этой книги указывает на общее недопущение отсылки :

за исключением указаний об ином, когда согласно настоящей Книге применимым является право другого штата, это право не включает коллизионное право этого штата.

Однако в качестве исключения возможно принятие во внимание коллизионных норм иного штата в таких, например, случаях, как деликты и определение статуса физического лица.

ГК Испании 1889 г. ( Вводный титул, гл. 4 "Нормы МЧП", п. 2 ст. 12 ) применение обратной отсылки санкционируется, но не допускается отсылка дальнейшая:

отсылка к иностранному праву понимается как осуществленная к его материальному закону без учета повторной отсылки, которую его коллизионные нормы могут делать к другому закону, не являющемуся испанским

Фед. закон о МЧП (1989):

  • отсылка швейцарского Закона к иностранному праву охватывает все положения, которые в соответствии с этим правом подлежат применению к обстоятельствам дела;
  • ОО прямо допускается в случаях отсылки к швейцарскому праву, регулирующему вопросы гражданского состояния. То есть Закон предусматривает отсылку к швейцарскому праву только в вопросах личного и семейного статуса

=> как и в праве РФ применение ОО возможно только в конкретных случаях (так же в Италии, кстати)

Согласно Закону о МЧП Эстонии 2002 г. обратная отсылка признается . В случае если нормы МЧП иностранного государства предусматривают применение эстонского права, то применяются нормы эстонского материального права. Отсылка к праву третьей страны не признается (ст. 6)

Кратко, как ОО регулируется на межд. уровне (короче, ОО тоже исключается)

  1. РЕГЛАМЕНТ (ЕС) № 864/2007 ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА И СОВЕТА от 11 июля 2007 г. о праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам («Рим II»)

Статья 24 Исключение обратной отсылки

Применение права любой страны означает применение норм права, действующих в этой стране, за исключением норм ее МЧП.

Аналогично решен вопрос об отсылке и в ст. 20 Регламента ЕС 241 № 593/2008 от 17 июня 2008 г. о праве, применимом к договорным обязательствам .

Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 г. о международном торговом арбитраже устанавливает, что арбитражный суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора.

Если отсутствует указание об ином, любое обозначение права или системы права какого-либо государства толкуется как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

ИТОГ ПО ОБРАТНОЙ ОТСЫЛКЕ:

  • доктрина отсылки была применена судами для того, чтобы выбраться из прокрустова ложа "жестких" коллизионных норм, действие которых зачастую приводило к очевидно несправедливому или неразумному результату. Очевидно, суды стремились оставить в своем распоряжении инструмент для отказа применить право, на которое указывает коллизионная норма, хотя бы и опираясь на доктрину renvoi. В этом смысле отсылка действительно в некоторых случаях в состоянии обеспечить более справедливое регулирование правоотношения, пусть и с использованием такой логически небезупречной и противоречивой концепции, как отсылка.

На это обращается внимание в английской литературе. В праве Англии доктрина renvoi возникла в качестве средства минимизации жесткости коллизионных норм относительно действительности завещаний.

В современном коллизионном праве отсылка имеет шансы выжить только лишь в тех областях, где сохраняются жесткие коллизионные нормы. В области права договорного она в наши дни уже, по существу, повсеместно устранена. Как справедливо заметил У. Тетли, "сегодня, когда применяется критерий "наиболее тесной связи", в renvoi уже более нет необходимости: коллизионные нормы государств, принявших такой критерий, ведут к одинаковому решению проблемы".

При рассмотрении Внешнеторговой арбитражной комиссией (преобразованной в МКАС) еще в 1967 г. иска английской фирмы "Ромулус филмс лтд" к В/О "Совэкспортфильм" возник следующий вопрос: договор о прокате советского фильма "Спящая красавица" был заключен в Лондоне, и, следовательно, в соответствии с действующей тогда коллизионной нормой ст. 126 Основ гражданского законодательства 1961 г. к нему должно было применяться английское право. Однако ответчик, ссылаясь на английские коллизионные нормы, доказывал, что они отсылают, в свою очередь, к советскому праву.

Арбитраж отверг этот довод ответчика, указав в своем решении, в частности, следующее:

Как бы ни решался этот вопрос по английскому коллизионному праву, принятие обратной отсылки во всяком случае зависит от советского коллизионного права, а последнее в соответствии с господствующей доктриной и практикой не применяет обратной отсылки при разрешении споров по внешнеторговым сделкам, за исключением случаев, предусмотренных в заключенных СССР международных договорах.

Можно еще назвать дело Iran v. Berend

++ Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 ноября 2008 г. № Ф03- А59/08- 1/3979-по иску компании «Polestar Marine Co., LTD» (Республика Корея) к ООО «Многоотраслевое предприятие «Мыс Кузнецова» о взыскании неосновательного обогащения на сумму 604 238, 34 долларов США .

Иск удовлетворен полностью, при этом исковая давность по настоящему спору определялась в соответствии с законодательством Республики Корея(20 лет).

При определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществлялось в соответствии с российским правом — а именно толкование понятия необоснованного обогащения по ГК. В ГК уст,что к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место (обратная отсылка, тк имело место в Республике Корея).

2. Транспортные отношения с точки зрения коллизий юрисдикций, коллизий законов и материально-правового регулирования частных отношений с иностранными элементами.

1. Коллизии юрисдикций

Статья 402. Применение правил подсудности

  1. Суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин- ответчик имеет место жительства в Российской Федерации .
  2. Суды в Российской Федерации вправе также рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если:
  1. по делу о возмещении вреда , причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью кормильца, вред причинен на территории Российской Федерации или истец имеет место жительства в Российской Федерации ;
  2. по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу , действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на территории Российской Федерации ;
  3. иск вытекает из договора , по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации .

Статья 403. Исключительная подсудность дел с участием иностранных лиц

  1. К исключительной подсудности судов в Российской Федерации относятся:
  1. дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории Российской Федерации.

Статья 247. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц

  1. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее — иностранные лица), в случае, если:
  1. ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика ;
  1. спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации ;

  2. требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации, или при наступлении вреда на территории Российской Федерации ;

  3. в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

2. Коллизии законов

2.1.1 транспортные отношения из договора

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

  1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору .

  2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

  3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

  4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

  5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

  6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 — 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права

  1. Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или другим законом, при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора .
  2. Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается сторона, являющаяся, в частности:
  1. перевозчиком — в договоре перевозки;
  2. экспедитором — в договоре транспортной экспедиции.

Т.е. привязка основная — право страны, осуществляющей характерное исполнение .

Сравним с Рим 1:

Рим 1 оперирует понятием обычное место жительства. Нужно понимать, что это:

  1. ОМР ЮЛ — место расположения их центральной администрации .
  2. ОМЖ ИП — основное место осуществления им предпринимательской деятельности .
  3. ОМР филиала, представительства — место расположения этого филиала, представительства или любого другого учреждения .

Обычное место жительства определяется на момент заключения договора .

Статья 5 Договоры перевозки

  1. При отсутствии выбора, осуществленного в соответствии со статьей 3, правом, подлежащим применению к договору перевозки груза , является право страны, где имеет свое обычное место жительства перевозчик , при условии, что место погрузки, место доставки или обычное место жительства отправителя также находится в этой стране . Если данное условие не выполняется, то применяется право страны, где находится место доставки, согласованное сторонами .
  2. При отсутствии выбора, осуществленного в соответствии со вторым абзацем настоящего параграфа, правом, подлежащим применению к договору перевозки пассажира , является право страны, где имеет свое обычное место жительства пассажир, при условии, что место отправления или место назначения также находится в этой стране . Если данное условие не выполняется, то применяется право страны, где имеет свое обычное место жительства перевозчик .
  1. В случае, если при отсутствии выбора права из всех обстоятельств дела вытекает, что договор имеет явно более тесные связи с другой страной чем та, которая указана в параграфе 1 или 2, то применяется право этой другой страны.

2.1.2 внедоговорные транспортные отношения

Статья 1223.1. Выбор права сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда или вследствие неосновательного обогащения

  1. Если иное не вытекает из закона, после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда или неосновательное обогащение, стороны могут выбрать по соглашению между собой право, подлежащее применению к обязательству, возникающему вследствие причинения вреда или вследствие неосновательного обогащения.
  1. Если в момент совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда или неосновательное обогащение, все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной , выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства .

Если право не выбрано:

В большинстве случаев применяется право места совершения деликта ( lex loci delicti commissi ). Но если вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране – lex loci damni .

Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

  1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда , применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда .
  1. Если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны. Если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны.

  2. Если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется право, подлежащее применению к такому договору .

  3. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

Статья 1220. Сфера действия права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

  1. способность лица нести ответственность за причиненный вред;
  2. возложение ответственности за вред на лицо, не являющееся причинителем вреда;
  3. основания ответственности;
  4. основания ограничения ответственности и освобождения от нее;
  5. способы возмещения вреда;
  6. объем и размер возмещения вреда.

Сравним с Рим II:

Статья 4 Общее правило

  1. Если иное не предусмотрено настоящим Регламентом, то правом, подлежащим применению к внедоговорному обязательству, возникающему вследствие причинения вреда, является право страны, где наступает вред , независимо от того, в какой стране произошел юридический факт, влекущий наступление вреда, и в какой стране или в каких странах наступают косвенные последствия данного юридического факта.

  2. Однако если лицо, которое привлекается к ответственности , и лицо, которому причинен вред, в момент наступления вреда имеют свое обычное место жительства в одной и той же стране, то применяется право этой страны.

  3. Если из всех обстоятельств дела вытекает, что причинение вреда имеет явно более тесные связи с другой страной чем та, которая указана в параграфах 1 или 2, то применяется право этой другой страны. Явно более тесная связь с другой страной может основываться, в частности, на отношении, ранее сложившемся между сторонами, таком как договор, тесно связанный с соответствующим причинением вреда.

3. Материально-правовое регулирование

— перечислю несколько Конвенций, которые имеют отношение к транспортным отношениям.

Договоры между государствами, заключаемые в рамках международных организаций

  • Конвенция о договоре международной дорожной перевозки (КДПГ) 1956г.
  • Конвенция о договоре международной автомобильной перевозки пассажиров и багажа (КАПП) 1973 г.
  • Конвенция о дорожном движении 1949г. с изменениями от 2006г. и Протокол о дорожных знаках и сигналах 1949г., в редакции 1968г.
  • Конвенция о международных железнодорожных перевозках (КОТИФ) 1980г. с изменениями 1999г. (вступили в силу с 1 июля 2006г.);
  • Соглашения о международных железнодорожных перевозках в грузовом и пассажирском сообщении (СМГС 1951г., с изменениями и дополнениями от 1 июля 2010г.)
  • Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМПС 1951г., с изменениями и дополнениями от 1 мая 2010г.).
  • Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944г.,
  • Варшавская конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок 1929г.,
  • Конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999г. – Монреальская конвенция
  • Брюссельская конвенция об унификации некоторых правил о коносаменте 1924г. или «Гаагские правила», дополнительный протокол от 1968г., вносящий изменения в конвенцию, именуемый «Правила Висби», брюссельский протокол 1979 г. Конвенция ООН о морской перевозке 1978г., получившая название «Гамбургские правила». Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к перевозке пассажиров морем 1961г.
  • Конвенция для унификации некоторых правил, относящихся к перевозке багажа пассажиров морем 1967г.
  • Афинская конвенция о перевозке морем пассажиров и их багажа 1974г., разработанная в рамках ИМО (International Marina Organization)
  • Конвенция о договорах полностью или частичной морской международной перевозки грузов 2008г. (Роттердамские правила)

Речной транспорт (внутренние водные пути)

  • Будапештская конвенция о договоре перевозки по внутренним водным путям (КПГВ) 2001г.

До вступления в силу Будапештской конвенции 2000 г. договор перевозки груза по внутренним водным путям регулировался в Европе либо региональными (бассейновыми) нормативными актами (например, Братиславские соглашения 1955 г. — для дунайских перевозок), либо национальным правом.

  • Конвенция о перевозке пассажиров и багажа по внутренним водным путям (КППВ) 1976г.

3.1. Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС 1951г., с изменениями и дополнениями от 1 июля 2010г.)

  • является ведомственным международным нормативным актом, заключенным в целях организации перевозок грузов в прямом международном железнодорожном сообщении
  • заключено в рамках деятельности и под эгидой Организации сотрудничества железных дорог (ОСЖД) – Совет по ж/д транпорту. В 1997 г. было заключено Соглашение между ж/д администрациями стран СНГ и бывших приб. гос-в СССР об особенностях применения отдельных норм СМГС. В соотв. с этим Соглашением к перевозкам грузов в прямом ж/д сообщении по жел. дорогам сторон применяется СМГС.

Многостороннее соглашение было изначально заключено между национальными железными дорогами социалистических стран Европы и Азии. До этого прямые международные грузовые перевозки между СССР и другими странами реализовывались в рамках двусторонних договоренностей.

СМГС не запрещает железным дорогам стран-участниц одновременно участвовать в других международных соглашениях и применять их положения для договоров перевозки между другими странами (§ 4 статьи 2). Многие страны пользуются этим условием.

Например, страны — участницы СМГС Албания, Болгария, Литва и Польша участвуют также в Конвенции о международных железнодорожных перевозках (COTIF) от 9 июня 1999 г. и, в частности, в Единых правилах к договору о международных перевозках грузов железнодорожным транспортом — CIM-COTIF.

3.2 Конвенция о международных железнодорожных перевозках (КОТИФ) 1980г. с изменениями 1999г. (вступили в силу с 1 июля 2006г.) (БЕРН) (в силу с 1985)

  • объединила нормы МГК (Бернская конвенция о межд. ж/д перевозках грузов 180 г.) МПК (Бернская конвенция о межд. ж/д перевозках пассажиров и багажа 1923 г.) и дополнительной конвенции к МПК 1966 об отв-ти ж/д за жизнь и здоровье пассажиров в 1м документе , в виде двух приложений (В и А), содержащих нормы гр-правового характера об условиях межд. ж/д перевозок.

Приложение А определяет условия перевозок пассажиров и именуется Единые правила ЦИВ.

Приложение В определяет условия перевозок грузов и именуется Единые правила ЦИМ.

! Также Единые правила ЦИМ и ЦИВ применяются, если межд. перевозка, являющаяся предметом единого договора перевозки, включает6 помимо ж/д перевозки, морскую перевозку или перевозку через границу по внутренневодной судоходной линии при условии, что такая морская или речная перевозка производится по линиям , внесенным в соотв. перечень КОТИФ.

В соотв. с ФЗ РФ от 17 июля 2009 г. N 152-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Конвенции о международных железнодорожных перевозках (КОТИФ) от 9 мая 1980 года в редакции Протокола об изменениях от 3 июня 1999 года: предусмотрено, что РФ в будет применять КОТИФ только :

  • в отношении перевозок грузов (Прил. Б)
  • к перевозкам, осуществляемым на части железнодорожной инфраструктуры от причала паромного комплекса Балтийск до припортовой железнодорожной станции Балтийск (2,84 км), а также от причала паромного комплекса Усть-Луга до припортовой железнодорожной станции Лужская (1,745 км).

3.3 Брюссельская конвенция 1924 г. об унификации некоторых правил о коносаменте (Гаагские правила), измененная Брюссельским протоколом 1968 г. (далее — Правила Висби, или Висбийские правила) и Протоколом 1979 г.

Россия присоединилась к Конвенции с последующими изменениями на основании Федерального закона от 6 января 1999 г. N 17-ФЗ .

  1. Во-первых, Конвенция не распространяется на отношения между перевозчиком и его контрагентами (отправителем, получателем) до погрузки груза на борт судна и после выгрузки (п. "e" ст. 1: "Перевозка грузов" охватывает период с момента погрузки грузов на борт судна до их выгрузки с судна."). Эти отношения регулируются национальным законодательством.
  2. Во-вторых, Конвенция предоставляет сторонам право заключать любые соглашения о перевозке, даже противоречащие правилам Конвенции, если характер перевозки (род и состояние груза, пункты отправления и назначения, условия перевозки) "разумно оправдывает особое соглашение" (ст. 6). Это означает, что такие перевозки также могут быть изъяты из-под действия Конвенции.
  3. В-третьих, Конвенция 1924 г. вообще не затрагивает взаимоотношения перевозчика с фрахтователем по договору морской перевозки грузов, заключенному с условием предоставления фрахтователю целого судна или определенных судовых помещений, т.е. по чартеру.

Таким образом, Брюссельская конвенция 1924 г. представляет собой унификацию сравнительно узкого круга норм, регулирующих перевозки.

  1. Протокол 1968 г. (Правила Гаага-Висби)

На встрече в Висби был обсужден ряд рекомендательных поправок, что привело к принятию Брюссельского протокола к Гаагским правилам 1968 г. под общ им названием "Правила Гаага-Висби" .

  • если по Конвенции перевозчик не лишен права доказывать, что содержащиеся в коносаменте сведения о грузе (его маркировке, числе мест, весе и др.) не соответствуют действительным данным груза, полученного от отправителя, то Протокол (п. 1 ст. 1) исключает возможность доказывания этого, "если коносамент передан третьему добросовестному держателю";
  • предел ответственности перевозчика за одно место или за единицу груза, стоимость которого не была объявлена и включена в коносамент, повышен Протоколом (ст. 2) до 10 000 франков Пуанкаре 1 ( 1 Под франком в Протоколе понимается условная денежная единица, состоящая из 65,5 мг золота 900 пробы (так называемый франк Пуанкаре). ) ( вместо 100 фунтов стерлингов по Конвенции ), и одновременно установлен альтернативно (по выбору грузовладельца) второй предел ответственности перевозчика в размере 30 франков за каждый килограмм утраченного или поврежденного груза.
  1. Протокол 1979 г.

Содержание Протокола 1979 г., создавшего фактически уже третью редакцию Конвенции о коносаменте 1924 г., состоит только в том, что суммы, которые в Протоколе 1924 г. определяют пределы ответственности морского перевозчика за утраченный или поврежденный груз (ст. 2) и выражены во франках Пуанкаре, заменяются Протоколом 1979 г. суммами, выраженными в расчетных единицах, каковыми являются " специальные права заимствования " (ст. II Протокола 1979 г.).

Предел ответственности перевозчика за одно место или за единицу груза, стоимость которого не была объявлена и включена в коносамент, был установлен в размере 666,67 расчетных единиц , а альтернативный предел ответственности за каждый килограмм веса брутто утраченного или поврежденного груза — в размере двух расчетных единиц (п. 1 ст. II).

3.4 Гамбургская конвенция ООН 1978 г. о морской перевозке грузов <6> (далее — Гамбургские правила)

!Россия в ней не участвует!

В рамках ЮНСИТРАЛ была разработана новая конвенция, принятая в 1978 году в Гамбурге и получившая название Конвенция ООН о морской перевозке грузов, известная как Гамбургские правила и вступившая в силу в ноябре 1992 года.

3.5 Варшавская система — это сложная система документов, состоящая из самой Варшавской конвенции 1929 г., серии нижеследующих протоколов и одной дополнительной конвенции:

Гаагский протокол 1955 г. изменяющий Варшавскую конвенцию; , Гаагский протокол 1955 г. повысил установленный Варшавской конвенцией предел ответственности перевозчика за жизнь и здоровье пассажира в 2 раза .

Гвадалахарская конвенция 1961 г. о перевозках, осуществляемых лицом, иным, чем перевозчик по договору ;

Гвадалахарская конвенция 1961 г. прежде всего дала возможность перевозчику , который не заключил договор перевозки, но фактически ее осуществляет, ссылаться на условия и ограничения ответственности, установленные документами Варшавской системы.

  • Монреальский дополнительный протокол 1975 г. N 4, изменяющий в отношении грузовых перевозок Варшавскую конвенцию, измененную Гаагским протоколом 1955 г.

Поскольку Гватемальский протокол не касался перевозки грузов, в 1975 г. был подписан Монреальский протокол N 4, где ответственность перевозчика за несохранность стала также объективной.

Монреальский дополнительный протокол 1975 г. N 1, изменяющий Варшавскую конвенцию;

Монреальский дополнительный протокол 1975 г. N 2, изменяющий Варшавскую конвенцию, измененную Гаагским протоколом 1955 г.;

Остальные три Монреальских протокола переводят суммы пределов , установленные Варшавской конвенцией и последующими протоколами, из золотых франков в единицы специальных прав заимствования Международного валютного фонда

Россия участвует в Варшавской конвенции 1929 г., в Гаагском протоколе 1955 г., а также в Гвадалахарской конвенции.

3.6. Монреальская конвенция 1999 г.

28 мая 1999 г. в области международного частного воздушного права произошло знаменательное событие: в результате трехнедельной работы Дипломатической конференции, проходившей в штаб-квартире Международной организации гражданской авиации (ИКАО) с участием представителей 121 государства (в т.ч. России) и 11 международных авиационных организаций, была принята Конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок (Монреальская конвенция 1999 г.) , определяющая основные правовые условия международных воздушных перевозок в XXI в.

Сфера применения Варшавской и Монреальской конвенций

Согласно ст. 1 Монреальской и Варшавской конвенций (положения этих статей аналогичны) они применяются при всякой международной перевозке, осуществляемой за вознаграждение посредством воздушного судна.

Таковой является перевозка, при которой:

  • пункт отправления и пункт назначения расположены соответственно на территориях двух государств-участников Конвенции
  • или на территории одного государства, если договором перевозки предусмотрен пункт посадки (остановка) на территории любого иностранного государства (сквозное сообщение), даже если оно не участвует в Конвенции .

Перевозка без подобной остановки между двумя пунктами, находящимися на территории одного и того же государства-участника, не рассматривается обеими Конвенциями как международная. К такой перевозке Конвенции не применяются.

Таким образом, для того чтобы перевозка подпадала под действие Конвенций, необходимо, чтобы был договор перевозки , в котором стороны предусмотрели бы соответствующие пункты отправления, назначения и остановки .

Для признания воздушной перевозки международной не требуется , чтобы пассажир или груз фактически оказались за границей, достаточно заключения договора международной воздушной перевозки . Сама же международная перевозка может прекратиться, например, в стране отправления в случае авиационного происшествия или внезапной болезни пассажира, принятого к перевозке, вынуждающей возвратиться в пункт отправления или осуществить вынужденную посадку.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2019 г. N 24 г. Москва "О применении норм международного частного права судами Российской Федерации"

В целях обеспечения правильного и единообразного применения норм международного частного права Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения.

Общие положения

1. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды определяют право, применимое к правоотношению на основании норм международного частного права в случае, когда участником гражданско-правового отношения является иностранное лицо либо гражданско-правовое отношение осложнено иным иностранным элементом, в том числе когда объект гражданских прав находится за границей (пункт 1 статьи 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

При разрешении споров, осложненных иностранным элементом, суды применяют нормы Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, нормы международных договоров и акты международных организаций, внутригосударственные нормы права Российской Федерации и права других государств (иностранное право), обычаи, признаваемые в Российской Федерации.

К источникам внутригосударственного права Российской Федерации, содержащим нормы международного частного права, относятся, в частности, Гражданский кодекс Российской Федерации (в том числе раздел VI «Международное частное право»), Семейный кодекс Российской Федерации (раздел VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства», далее — СК РФ), Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации (глава XXVI «Применимое право», далее — КТМ РФ) (пункт 1 статьи 1186 ГК РФ, часть 5 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), часть 5 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

2. Приведенный в пункте 1 статьи 1186 ГК РФ перечень иностранных элементов (иностранный субъект правоотношения, иностранный объект правоотношения) не является исчерпывающим. В качестве иностранного элемента в том числе может также рассматриваться совершение за границей действия или наступление события (юридического факта), влекущего возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения.

Например, в соответствии со статьей 1 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11 апреля 1980 года, далее — Венская конвенция 1980 года) данная конвенция подлежит применению к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, при соблюдении условий, указанных в данной статье. При этом место нахождения коммерческого предприятия определяется не национальной принадлежностью лица (гражданством физического лица или местом учреждения юридического лица), то есть наличием иностранного элемента в форме субъекта правоотношения, а местом, в котором сторона договора купли-продажи ведет коммерческую деятельность на регулярной основе, либо, при его отсутствии, местом жительства физического лица (пункт 3 статьи 1, статья 10 Венской конвенции 1980 года).

Равным образом согласно пункту 1 статьи 1 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (заключена в г. Женеве 19 мая 1956 года) эта конвенция применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством транспортных средств, когда место погрузки груза и место доставки груза, указанные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых, по крайней мере, одна является участницей Конвенции. Применение Конвенции не зависит от местожительства и национальной принадлежности заключающих договор сторон.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1 Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок (заключена в г. Монреале 28 мая 1999 года, далее — Монреальская конвенция 1999 года) данная конвенция применяется при всякой международной перевозке людей, багажа или груза, осуществляемой за вознаграждение посредством воздушного судна. Она применяется также к бесплатным перевозкам, осуществляемым посредством воздушного судна авиатранспортным предприятием. При этом международной перевозкой в смысле данной конвенции называется всякая перевозка, при которой согласно определению сторон место отправления и место назначения вне зависимости от того, имеются или нет перерыв в перевозке или перегрузка, расположены либо на территории двух государств — участников этой конвенции, либо на территории одного и того же государства — участника указанной конвенции, если согласованная остановка предусмотрена на территории другого государства, даже если это государство не является государством — участником Конвенции.

Таким образом, применение Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года и Монреальской конвенции 1999 года возможно в том числе к договору международной перевозки, сторонами которого (грузоотправитель или пассажир и перевозчик) являются российские физические и юридические лица.

3. Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается (пункт 3 статьи 1186 ГК РФ).

Например, статьей 23 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года определяется размер подлежащей возмещению суммы за ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, статьей 22 Монреальской конвенции 1999 года — пределы ответственности в отношении задержки при воздушной перевозке, уничтожения, утери, повреждения или задержки багажа и груза.

В то же время по вопросам, которые не разрешены в международном договоре Российской Федерации, применимое внутригосударственное право определяется с помощью коллизионных норм международного частного права (далее также — коллизионные нормы), которые могут содержаться как в нормах международных договоров, так и в нормах внутригосударственного права Российской Федерации. Например, Венская конвенция 1980 года не регулирует вопросы действительности договора купли-продажи или каких-либо из его положений, а также последствий, которые может иметь этот договор в отношении права собственности на проданный товар (статья 4). Таким образом, если соответствующий договор международной купли-продажи входит в сферу действия Венской конвенции 1980 года, часть отношений сторон будет регулироваться исключительно положениями Венской конвенции 1980 года (например, условия возмещения убытков и их размер), а другая часть (например, недействительность договора) — законодательством страны, определенным в соответствии с коллизионными нормами.

4. Если коллизионные нормы об определении применимого права предусмотрены международным договором Российской Федерации (например, многосторонним или двусторонним договором об оказании правовой помощи), суд руководствуется нормами международного договора.

Суд определяет сферу действия этих норм в соответствии с разделом 2 части 3 Венской конвенции о праве международных договоров (заключена в Вене 23 мая 1969 года, далее — Венская конвенция 1969 года). Если государством заключено несколько международных договоров с Российской Федерацией, содержащих коллизионные нормы, суд устанавливает подлежащие применению коллизионные нормы, руководствуясь положениями Венской конвенции 1969 года, Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», нормами самих международных договоров, вопрос о применении которых разрешается судом.

По общему правилу, специальные нормы международного договора подлежат приоритетному применению по отношению к общим нормам другого международного договора независимо от количества участников соответствующих международных договоров и дат их принятия, если нормами таких международных договоров не установлено иное. Например, коллизионные нормы, содержащиеся в Соглашении стран СНГ от 20 марта 1992 года «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» (далее — Соглашение 1992 года), подлежат приоритетному применению как специальные по отношению к коллизионным нормам Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в г. Минске 22 января 1993 года, далее — Минская конвенция) при разрешении дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, из их отношений с государственными и иными органами.

Если ни один международный договор, в чью сферу действия входит гражданско-правовое отношение, не содержит применимой коллизионной нормы по определенному вопросу, суд руководствуется коллизионной нормой российского законодательства. Например, Соглашение 1992 года и Минская конвенция не содержат специальных коллизионных норм для определения права, подлежащего применению к договору с участием потребителя; договору в отношении недвижимого имущества; договору о создании юридического лица; договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица; уступке требования; суброгации; отношениям добровольного представительства между представляемым или представителем и третьим лицом (за исключением вопросов формы и срока действия доверенности); прекращению обязательства зачетом, поэтому применимое право к этим вопросам суд определяет на основании коллизионных норм, содержащихся в статьях 1212-1214, 1216, 1216 1 , 1217 1 , 1217 2 ГК РФ.

5. При наличии в российском законодательстве специальных коллизионных норм по определенным вопросам следует применять такие специальные коллизионные нормы. Например, специальные коллизионные нормы содержатся в разделе VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» СК РФ, главе XXVI «Применимое право» КТМ РФ. Вместе с тем суд применяет положения раздела VI «Международное частное право» ГК РФ, если в соответствующем специальном законодательном акте отсутствуют нормы, регулирующие общие положения коллизионного права (статья 4 СК РФ, пункт 2 статьи 1 КТМ РФ).

6. Если с помощью международных договоров Российской Федерации и иных указанных в пункте 1 настоящего постановления источников невозможно определить подлежащее применению право, то суд применяет право государства, с которым гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано (пункт 2 статьи 1186 ГК РФ). При определении наиболее тесной связи суд на основе изучения существа возникших правоотношений сторон, а также совокупности иных обстоятельств дела определяет преобладающую территориальную связь различных элементов правоотношения с правом конкретного государства и, в частности, учитывает место жительства и гражданство сторон — физических лиц; основное место деятельности и место учреждения сторон — юридических лиц; место нахождения обособленного подразделения юридического лица, участвовавшего в заключении договора; место нахождения объекта гражданских прав, по поводу которого возникло правоотношение; место исполнения обязательств. При определении наиболее тесной связи суд также может принимать во внимание, применение права какой страны позволит наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и построения отдельных его институтов (защита добросовестной стороны, недопустимость извлечения преимуществ из своего недобросовестного поведения, запрет злоупотребления правом, защита слабой стороны, предпочтительность сохранения действительности сделки, запрет необоснованного отказа от исполнения обязательства и т.п.).

7. Если иное не предусмотрено законом, в частности пунктом 2 статьи 1187 ГК РФ, толкование юридических понятий для целей определения применимой коллизионной нормы осуществляется в соответствии с российским правом, даже если применимая коллизионная норма впоследствии указывает на иностранное право (пункт 1 статьи 1187 ГК РФ). Например, само по себе то обстоятельство, что в праве соответствующего иностранного государства нормы о сроках исковой давности и порядке их исчисления относятся к процессуальному праву, не является основанием для неприменения положений статьи 1208 ГК РФ об определении права, подлежащего применению к исковой давности, поскольку в соответствии с российским правом исковая давность квалифицируется в качестве материально-правового института.

В силу исключения, установленного статьей 1205 и подпунктом 1 статьи 1205 1 ГК РФ, принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где эта вещь находится.

Положения статьи 1187 ГК РФ о квалификации юридических понятий применяются исключительно для целей толкования юридических понятий в российских коллизионных нормах. После определения применимого права на основании соответствующей коллизионной нормы суд осуществляет толкование применимых норм иностранного права, руководствуясь правилами статьи 1191 ГК РФ об установлении содержания норм иностранного права.

Толкование юридических понятий в коллизионных нормах международных договоров осуществляется в соответствии с разделом 3 части 3 Венской конвенции 1969 года.

8. По смыслу статьи 1188 ГК РФ, если коллизионная норма позволяет определить в качестве применимого права конкретную правовую систему страны с множественностью правовых систем, то отношение регулируется нормами такой правовой системы. Например, если в соответствующей стране действует несколько правовых систем в различных административно-территориальных образованиях и коллизионная норма законодательства Российской Федерации содержит отсылку к праву места жительства физического лица, то правоотношение регулируется правом административно-территориального образования, в котором указанное физическое лицо постоянно или преимущественно проживает.

Если же коллизионная норма содержит коллизионную привязку, которая не позволяет определить применимое право конкретного административно-территориального образования страны с множественностью правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом страны с множественностью правовых систем. Например, если коллизионная норма законодательства Российской Федерации содержит привязку к праву гражданства физического лица, подлежащее применению право конкретного административно-территориального образования определяется в соответствии с коллизионными нормами страны, гражданином которого является это физическое лицо. Если в этом случае применимое право невозможно определить в соответствии с нормами страны с множественностью правовых систем, подлежит применению правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано.

9. Если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законом, отсылка коллизионной нормы Российской Федерации к иностранному праву рассматривается как отсылка к материальному, а не коллизионному праву соответствующей страны, поэтому суду следует применять соответствующее иностранное право, даже если содержащиеся в нем коллизионные нормы указывают на применение российского права (обратная отсылка) или права другого иностранного государства (отсылка к праву третьей страны) (пункт 1 статьи 1190 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 2 статьи 1190 ГК РФ суд учитывает указания иностранных коллизионных норм лишь в том случае, когда они содержат обратную отсылку к российскому праву при определении правового положения физического лица (статьи 1195-1199, 1201 ГК РФ, статья 156 СК РФ).

10. Суд применяет к спорным правоотношениям российские нормы непосредственного применения независимо от того, каким правом регулируется это отношение в силу соглашения сторон о выборе применимого права или коллизионных норм (статья 1192 ГК РФ).

Судам следует учитывать, что не любая императивная норма в значении статьи 422 ГК РФ является нормой непосредственного применения.

К нормам непосредственного применения по смыслу статьи 1192 ГК РФ относятся только такие императивные нормы, которые вследствие указания в них самих или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. Императивная норма права имеет особое значение и относится к нормам непосредственного применения, если она имеет своей основной целью защиту публичного интереса, связанного с основами построения экономической, политической или правовой системы государства. Например, к числу норм непосредственного применения относятся положения российского законодательства, устанавливающие ограничения оборотоспособности определенных объектов гражданских прав (в частности, на приобретение иностранными лицами в предусмотренных законом случаях земельных участков, акций и долей в уставных капиталах определенных хозяйственных обществ и др.), определяющие обстоятельства, препятствующие заключению брака иностранным гражданином на территории Российской Федерации (статья 14, пункт 2 статьи 156 СК РФ). В силу прямого указания закона к числу норм непосредственного применения относятся положения пункта 2 статьи 414 КТМ РФ, согласно которым наличие соглашения сторон о выборе применимого права не может повлечь устранение или уменьшение ответственности, которую в соответствии с КТМ РФ перевозчик должен нести за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, утрату или повреждение груза и багажа либо просрочку их доставки.

В части, не урегулированной нормами непосредственного применения, не исключается применение к спорным правоотношениям права, определенного в соответствии с соглашением сторон о выборе применимого права или коллизионными нормами.

11. Суд обязан применить российскую норму непосредственного применения, если сфера действия такой нормы охватывает спорное правоотношение (пункт 1 статьи 1192 ГК РФ).

В то же время суд может принять во внимание иностранную норму непосредственного применения в зависимости от критериев, перечисленных в пункте 2 статьи 1192 ГК РФ (наличие тесной связи между страной, принявшей соответствующую норму непосредственного применения, и спорным правоотношением; учет назначения и характера таких норм, а также последствий их применения или неприменения). При этом суд обязан отказать в применении иностранной нормы непосредственного применения, если ее назначение и характер несовместимы с основами правопорядка (публичным порядком) Российской Федерации, затрагивают суверенитет или безопасность Российской Федерации, нарушают конституционные права и свободы российских граждан и юридических лиц.

12. В исключительных случаях суд не применяет норму иностранного права, подлежащую применению в силу соглашения сторон о выборе применимого права, коллизионных норм международных договоров или законов Российской Федерации, если последствия применения такой иностранной нормы явно противоречат публичному порядку Российской Федерации с учетом характера отношений, осложненных иностранным элементом (часть первая статьи 1193 ГК РФ, статья 167 СК РФ).

Отсутствие в российском праве норм или правовых институтов, аналогичных нормам или правовым институтам применимого иностранного права, само по себе не является основанием для применения оговорки о публичном порядке.

13. При рассмотрении споров, вытекающих из отношений, осложненных иностранным элементом, судам следует разграничивать сферу действия права, подлежащего применению к договору или иному правоотношению (например, пункт 1 статьи 1215 ГК РФ), и сферу действия иных специальных коллизионных норм, в том числе личного закона физического и юридического лица, права, подлежащего применению к вещным правам, права, подлежащего применению к отношениям представительства (пункт 2 статьи 1215 ГК РФ).

Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц

14. Правовое положение физических и юридических лиц в отношениях, регулируемых нормами международного частного права, определяется в соответствии с их личным законом.

Если нормами международных договоров не установлено иное, в Российской Федерации личный закон физического лица определяется с помощью коллизионных норм статьи 1195 ГК РФ, личный закон юридического лица — статьи 1202 ГК РФ.

Личным законом регулируются, в частности, следующие вопросы, связанные с договорными обязательствами:

— правоспособность и дееспособность лица (статья 1196, пункт 1 статьи 1197, подпункты 1 и 5 пункта 2 статьи 1202 ГК РФ);

— полномочие лица на совершение сделок от имени юридического лица без доверенности (подпункт 6 пункта 2 статьи 1202 ГК РФ);

— необходимость получения согласия (одобрения) сделки от органов юридического лица или собственника его имущества и порядок такого одобрения, а также влияние нарушения установленной процедуры получения согласия (одобрения) на действительность сделки (подпункт 6 пункта 2 статьи 1202 ГК РФ);

— способность юридического лица отвечать по своим обязательствам и вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по таким обязательствам (подпункты 8, 9 пункта 2 статьи 1202 ГК РФ).

15. В силу подпункта 7 пункта 2 статьи 1202 ГК РФ личный закон юридического лица регулирует в том числе внутренние отношения юридического лица с его участниками, отношения, связанные с образованием органов юридического лица, осуществлением ими управления делами юридического лица и ответственностью членов этих органов перед юридическим лицом, а также некоторые виды отношений участников юридического лица между собой, например преимущественное право покупки или необходимость получения согласия других участников в случае отчуждения акций или долей в уставном капитале хозяйственных обществ, вопросы участия товарищей в управлении делами хозяйственных товариществ.

16. По смыслу пункта 3 статьи 1202 ГК РФ российское или иностранное юридическое лицо не может ссылаться на установленные его личным законом ограничения полномочий органа или представителя на совершение сделки, а также на выход за пределы правоспособности юридического лица при одновременном соблюдении следующих условий:

— в момент совершения сделки орган или представитель юридического лица находились за пределами территории страны, чей личный закон имеет юридическое лицо;

— праву страны, на территории которой орган или представитель совершили сделку, неизвестно указанное ограничение;

— другая сторона в сделке не знала и заведомо не должна была знать об указанном ограничении. Бремя доказывания отсутствия добросовестности у контрагента в момент совершения сделки лежит на стороне, оспаривающей сделку.

Рассматриваемое правило применяется в случае оспаривания сделки как самим юридическим лицом, так и участником, действующим от имени юридического лица (пункт 1 статьи 65 2 ГК РФ).

Аналогичный запрет ссылаться на положения личного закона установлен для физических лиц в части ограничения их дееспособности на совершение сделок (пункт 2 статьи 1197 ГК РФ).

17. В отдельных иностранных государствах некоторые виды организаций не имеют правового статуса юридических лиц, хотя и обладают гражданской правоспособностью (например, полное и коммандитное товарищества в Федеративной Республике Германия). В соответствии со статьей 1203 ГК РФ личным законом таких иностранных организаций считается право страны, где эта организация учреждена, в связи с чем такие иностранные организации вправе приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, выступать истцом и ответчиком в российском суде.

Право, подлежащее применению к вещным правам

18. Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество (далее также — вещный статут) определяются по праву страны, где это имущество находится (статья 1205 ГК РФ). Сфера действия вещного статута определена в статье 1205 1 ГК РФ.

Если иное не предусмотрено международным договором, законодательством Российской Федерации или не вытекает из существа отношений, коллизионные нормы об определении вещного статута применяются также к документарным и бездокументарным ценным бумагам. Для бездокументарных ценных бумаг страной, где находится имущество, считается страна, где ведется учет прав на такие ценные бумаги. Поэтому при разрешении споров, связанных с бездокументарными ценными бумагами, учитываемыми в ведущемся на территории Российской Федерации реестре акционеров или депозитарном учете, судам следует применять российское право по вопросам, указанным в статье 1205 1 ГК РФ.

19. В соответствии с подпунктом 5 статьи 1205 1 ГК РФ возникновение и прекращение вещных прав по сделке, в том числе переход права собственности по договорам, направленным на отчуждение имущества, регулируются вещным статутом, а не правом, подлежащим применению к договору (договорным статутом). В связи с этим соглашение сторон о выборе права, применимого к договору (статья 1210 ГК РФ), автоматически не распространяется на указанные вопросы. Однако стороны договора могут заключить специальное соглашение о применении договорного статута к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество (пункт 3 статьи 1206 ГК РФ). Такое соглашение может являться составной частью оговорки о применимом праве в договоре либо может быть зафиксировано сторонами отдельно. На основании пункта 6 статьи 1210 ГК РФ к такому соглашению о выборе применимого права также подлежат применению положения пунктов 1-3 и 5 статьи 1210 ГК РФ.

В силу пункта 3 статьи 1206 ГК РФ договорный статут применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Третьи лица, которые не являются сторонами соответствующего договора (например, собственник, который утратил владение вещью и предъявляет иск о ее истребовании), могут заявлять свои требования в отношении той же вещи на основании права страны по месту нахождения вещи.

20. По смыслу пункта 1 статьи 1206 ГК РФ, если договор купли-продажи движимого имущества предусматривает перемещение товара из одной страны в другую, в момент заключения договора товар не находится в пути и стороны не достигли соглашения о праве, применимом к моменту перехода права собственности (пункт 3 статьи 1206 ГК РФ), то право собственности на товар переходит от продавца к покупателю в момент, определяемый в соответствии с правом страны места нахождения товара. Если право собственности не перешло к покупателю до момента перемещения товара в другую страну, наступившие в первой стране элементы фактического состава (например, факт заключения соглашения, передача вещи и т.п.) считаются выполненными для целей применения того фактического состава, который необходим в соответствии с правом нового места нахождения вещи. Например, если договор купли-продажи был заключен в момент нахождения товара на территории одной страны, то этот юридический факт учитывается для определения возникновения права собственности у покупателя в соответствии с правом другой страны, в которую был доставлен товар.

Если в момент совершения сделки товар находится в пути (например, перевозится на морском судне), то возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав определяются по праву страны, из которой отправлен товар, если иное не предусмотрено законом (пункт 2 статьи 1206 ГК РФ).

21. В сферу действия вещного статута входят в том числе вопросы осуществления и защиты вещных прав (подпункты 6 и 7 статьи 1205 1 ГК РФ). В связи с этим к вопросам обращения взыскания на вещи, являющиеся предметом залога, а также реализации предмета залога подлежит применению право страны по месту нахождения вещей, являющихся предметом залога, вне зависимости от того, какое право применяется к договору залога согласно статьям 1210 и 1211 ГК РФ.

Право, подлежащее применению к форме сделки

22. Если иное не предусмотрено законом, в соответствии с пунктом 1 статьи 1209 ГК РФ сделка или доверенность не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования, устанавливаемые правом хотя бы одной из следующих стран:

— правом страны, подлежащим применению к самой сделке. Правом страны, подлежащим применению к правам и обязанностям по договору, считается право страны, выбранное сторонами договора по соглашению между собой (статья 1210 ГК РФ), а при отсутствии такого соглашения -право, определенное на основании статей 1211-1214 ГК РФ. По смыслу пункта 4 статьи 1210 ГК РФ стороны также могут выбрать право, применимое к форме сделки как отдельной части договора. Право страны, подлежащее применению к односторонней сделке, определяется в соответствии с нормой статьи 1217 ГК РФ, а право страны, подлежащее применению к доверенности, — в соответствии с нормами пунктов 2-4 статьи 1217 1 ГК РФ;

— правом страны места совершения сделки. Если в момент заключения договора ее стороны находятся в разных странах и в самом договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту (статья 444, пункт 1 статьи 1187 ГК РФ);

— российским правом, если хотя бы одной из сторон сделки выступает лицо, чьим личным законом является российское право, либо такое лицо является представляемым при выдаче доверенности.

Для признания сделки недействительной вследствие несоблюдения формы суду следует удостовериться в том, что применение права каждой из указанных стран приводит к такому результату.

Поскольку выбор сторонами подлежащего применению права, осуществленный после заключения договора, действует без ущерба для действительности сделки с точки зрения требований к ее форме (пункт 3 статьи 1210 ГК РФ), для целей применения абзаца первого пункта 1 статьи 1209 ГК РФ правом страны, подлежащим применению к самой сделке, может считаться как первоначально применимое к договору право, так и право, выбранное сторонами договора на основании последующего соглашения, — в зависимости от того, применение какого права приводит к действительности сделки.

23. Несмотря на то, что правило пункта 1 статьи 162 ГК РФ в случае несоблюдения простой письменной формы сделки предусматривает последствия процессуального характера (лишение стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания), данная норма является нормой материального права (пункт 1 статьи 1187 ГК РФ), а потому она не препятствует применению судом в соответствии со статьей 1209 ГК РФ иностранных норм, содержащих иные правила о форме сделок и последствиях их несоблюдения.

24. Если личный закон юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны (пункт 2 статьи 1209 ГК РФ). Под особыми требованиями понимаются требования, содержащиеся в законодательстве о юридических лицах соответствующей страны (например, применительно к российскому праву — правила главы 4 «Юридические лица» ГК РФ, а также правила законов об отдельных видах юридических лиц), но не общие положения гражданского законодательства о форме сделки.

25. Государственная регистрация сделки либо возникновения, перехода, ограничения или прекращения прав по ней не является элементом формы сделки, а потому эти вопросы регулируются не правом, подлежащим применению к форме сделки (статья 1209 ГК РФ), а правом, которое регулирует существо соответствующего отношения (например, российским правом для договоров в отношении находящегося на территории Российской Федерации недвижимого имущества в соответствии с пунктом 2 статьи 1213 ГК РФ). В результате, если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежат обязательной государственной регистрации в российском реестре, то как вопросы государственной регистрации, так и форма соответствующей сделки подчиняются российскому праву (пункты 3 и 4 статьи 1209 ГК РФ).

Согласие на совершение сделки (статья 157 1 ГК РФ) также не является элементом формы сделки, а потому условия и порядок выдачи такого согласия не регулируются правом, подлежащим применению к форме сделки. Например, право, применимое к условиям и порядку выдачи согласия попечителем, определяется по правилам статьи 1199 ГК РФ; к порядку и выдаче согласия на перевод долга — по правилам статей 1210, 1211 ГК РФ.

Право, подлежащее применению к договорным обязательствам

26. В силу принципа автономии воли в международном частном праве стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по договору (договорный статут). Такое прямо выраженное соглашение может быть оформлено в виде условия (оговорки) о применимом праве в тексте договора либо в виде отдельного соглашения (пункт 1 статьи 1210 ГК РФ).

Суд определяет допустимые пределы выбора применимого права в соглашениях сторон (например, допустимость выбора применимого права после заключения договора, для отдельных частей договора) на основании российского права.

При этом действительность соглашения о применимом праве по основаниям, связанным с наличием порока воли, а также заключенность такого соглашения как разновидности гражданско-правовой сделки определяются на основании права, указанного сторонами в соглашении о применимом праве.

В силу принципа автономности соглашения о применимом праве недействительность, незаключенность или прекращение основного договора сами по себе не влекут недействительности или неисполнимости оговорки о применимом праве.

27. В соответствии с пунктом 2 статьи 1210 ГК РФ соглашение о применимом праве либо должно быть прямо выраженным, либо определенно вытекать из условий договора или совокупности обстоятельств дела (подразумеваемое соглашение о применимом праве). В соглашении о применимом праве стороны вправе использовать любые термины и формулировки, указывающие на выбор ими того или иного права (например, указание на применение права, законодательства, законов, нормативных актов или норм определенной страны).

Устанавливая наличие воли сторон, направленной на выбор применимого права, суд вправе констатировать существование подразумеваемого соглашения о применимом праве, в частности, в случае, если стороны в тексте договора ссылались на отдельные гражданско-правовые нормы определенной страны либо если стороны при обосновании своих требований и возражений (например, в исковом заявлении и отзыве на него) ссылаются на одно и то же применимое право. Кроме того, суд вправе прийти к выводу о наличии подразумеваемого соглашения о применимом праве при наличии тесной связи между двумя договорами с участием одних и тех же лиц, когда один из этих договоров содержит оговорку о применимом праве, а другой заключенный позднее договор такой оговорки не содержит.

Однако выбор сторонами компетентного суда или места проведения международного коммерческого арбитража сам по себе не означает выбора в качестве применимого к спорным правоотношениям материального права того же государства. Отсутствие волеизъявления сторон в отношении применимого права означает, что его определяет компетентный суд или арбитраж на основании применимых коллизионных норм.

28. Стороны вправе выбрать или изменить ранее выбранное применимое право после заключения договора. Такой выбор имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора (пункт 3 статьи 1210 ГК РФ).

Если выбор применимого права сделан сторонами после заключения договора, третьи лица, не выражавшие своего согласия на выбор определенного права и не являющиеся правопреемниками сторон, вправе ссылаться в обоснование своих требований, связанных с договором, на право, которое применялось бы к договору при отсутствии последующего соглашения сторон о выборе права. К числу таких третьих лиц относятся в том числе третьи лица, в пользу которых заключен договор (статья 430 ГК РФ). По смыслу этой статьи правило пункта 3 статьи 1210 ГК РФ применимо к третьим лицам, в пользу которых заключен договор, при условии, что они выразили намерение воспользоваться своим правом по договору до момента заключения сторонами последующего соглашения о выборе применимого права.

29. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право для договора как в целом, так и для отдельных его частей (пункт 4 статьи 1210 ГК РФ). Такой выбор допустим при условии, что применение различного права для отдельных частей одного договора не порождает непреодолимых противоречий и не влечет признания договора или его части недействительными или незаключенными. При наличии таких непреодолимых противоречий суд признает соглашение сторон о выборе применимого права неисполнимым и определяет договорный статут на основе коллизионных норм, применимых при отсутствии соглашения сторон о выборе права.

30. Стороны вправе заключить условное (альтернативное) соглашение, в котором выбор применимого права зависит от выбора той стороны, которая в будущем судебном разбирательстве будет являться истцом, либо в котором предусмотрено применение права той стороны, которая в будущем при возникновении спора выступит истцом или ответчиком (пункт 1 статьи 1210 ГК РФ). В рамках таких соглашений право, подлежащее применению к договору, фиксируется в момент предъявления первого иска; предъявление последующих исков из того же договора, в том числе встречных, не влечет изменения зафиксированного применимого права. Риск неопределенности применимого права до момента подачи первого иска несут сами стороны, заключившие условное (альтернативное) соглашение о применимом праве.

Вместе с тем судам следует исходить из того, что условие в альтернативном соглашении о применимом праве не может носить диспаритетный (асимметричный) характер и зависеть исключительно от воли одной конкретной стороны (например, предоставлять только заимодавцу возможность выбора применимого права из нескольких вариантов, лишая заемщика такой же возможности выбора). Такие соглашения суду следует считать недействительными и определять договорный статут на основе коллизионных норм, применимых при отсутствии соглашения сторон о выборе права.

31. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства (пункт 5 статьи 1210 ГК РФ).

По смыслу данной нормы суд применяет любые императивные нормы российского законодательства вне зависимости от их квалификации в качестве норм непосредственного применения в значении статьи 1192 ГК РФ, если в спорном отношении полностью отсутствует имеющий значение для дела иностранный элемент (например, все стороны спорного отношения являются российскими организациями, предмет спора находится на территории Российской Федерации, имеющие значение для спора действия сторон, с которыми связано возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, были совершены на территории Российской Федерации).

При оценке наличия имеющего значение для дела иностранного элемента следует учитывать не только элементы конкретного договора, но и иные касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. Например, пункт 5 статьи 1210 ГК РФ не подлежит применению к договору поручительства, заключенному между двумя российскими организациями, если им обеспечивается надлежащее исполнение подчиненного иностранному праву основного обязательства, должником по которому выступает иностранная организация. Равным образом пункт 5 статьи 1210 ГК РФ не подлежит применению к договору субподряда, заключенному между двумя российскими организациями в отношении строительства объекта на территории Российской Федерации, если заказчиком по подчиненному иностранному праву договору генерального подряда выступает иностранная организация. В то же время само по себе наличие иностранных инвестиций в уставном капитале российского хозяйственного общества не создает достаточного иностранного элемента при применении пункта 5 статьи 1210 ГК РФ.

Пункт 5 статьи 1210 ГК РФ также не подлежит применению, если имеющий значение для дела иностранный элемент существовал в момент заключения сторонами соглашения о выборе применимого права, однако впоследствии он был утрачен (например, договор займа был заключен между иностранным заимодавцем и российским заемщиком, а впоследствии иностранный заимодавец уступил все принадлежащие ему требования российскому цессионарию).

32. Стороны договора, осложненного иностранным элементом, в соглашении о применимом праве могут выбрать право страны, которая не имеет связей с договором или его сторонами (выбор нейтрального права) (пункт 1 статьи 1210 ГК РФ).

Стороны также вправе выбрать документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы договорного права, Модельные правила европейского частного права). Такие правила применяются только при наличии прямо выраженного соглашения сторон. Вопросы, которые не могут быть решены в соответствии с такими выбранными сторонами документами, а также общими принципами, на которых они основаны, подлежат разрешению в соответствии с внутригосударственным правом, определенным в соответствии с соглашением сторон или коллизионными нормами.

33. Положения статьи 1211 ГК РФ применяются судом при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве. Если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации, ГК РФ или иными российскими федеральными законами, к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (характерное исполнение) (пункт 1 статьи 1211 ГК РФ). Стороны, которые считаются осуществляющими характерное исполнение для различных видов гражданско-правовых договоров, конкретизированы, в частности, в пункте 2 статьи 1211 ГК РФ. Указанные коллизионные нормы предусматривают применение права страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, осуществляющей характерное исполнение, а не права страны по месту исполнения соответствующего обязательства.

Местом жительства признается место, где физическое лицо постоянно или преимущественно проживает (пункт 1 статьи 20 ГК РФ). Под основным местом деятельности следует понимать место ведения экономической деятельности, откуда происходит управление делами юридического лица или индивидуального предпринимателя. Основное место деятельности не обязательно совпадает с местом учреждения юридического лица.

34. В договоре купли-продажи стороной, которая осуществляет характерное исполнение, признается продавец (подпункт 1 пункта 2 статьи 1211 ГК РФ). Если покупатель по условиям договора принимает на себя существенные неденежные обязательства (например, обязательство обеспечить рекламу и маркетинг товара продавца на определенной территории, продать товар на определенную минимальную сумму и т.п.), то суд на основе оценки условий и существа договора, а также совокупности иных обстоятельств дела может прийти к выводу о том, что стороной, которая осуществляет характерное исполнение, является покупатель.

35. Пункты 3-8 статьи 1211 ГК РФ содержат исключения из общих правил пунктов 1, 2 статьи 1211 ГК РФ, когда при определении договорного статута для отдельных видов гражданско-правовых договоров применяются иные коллизионные нормы.

В частности, такие специальные коллизионные нормы установлены для договоров о распоряжении исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (пункты 6-8 статьи 1211 ГК РФ). При разрешении споров из таких договоров следует иметь в виду, что содержание и ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, срок их действия, допустимые способы распоряжения и необходимость государственной регистрации договоров либо отчуждения, залога, перехода, ограничения или прекращения исключительного права, предоставления права использования в любом случае определяются на основании права соответствующих стран, на территории которых действует правовая охрана такого результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (пункт 2 статьи 1186, пункт 1 статьи 6 и пункт 2 статьи 1231 ГК РФ).

36. В исключительных случаях суд не применяет коллизионные нормы из пунктов 1-8 статьи 1211 ГК РФ, если из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела явно вытекает, что договор более тесно связан с правом иной страны (пункт 9 статьи 1211 ГК РФ). Суду следует указать причины, по которым он считает договор явным образом более тесно связанным с правом иной страны. Учитывая необходимость обеспечения предсказуемости и определенности договорного статута, суду при оценке совокупности обстоятельств дела, по общему правилу, следует принимать во внимание только те обстоятельства, которые сложились на момент заключения договора, а не появились позднее.

Например, если договор заключается и в соответствии с его условиями исполняется продавцом, подрядчиком или исполнителем через филиал или иное обособленное подразделение в другой стране, суд вправе применить не право страны основного места деятельности продавца, подрядчика или исполнителя, а право страны, в которой находится его филиал или иное обособленное подразделение.

37. По смыслу пунктов 1 и 10 статьи 1211 ГК РФ, определяя применимое право для смешанного договора, содержащего элементы перечисленных в пункте 2 статьи 1211 ГК РФ договоров, правом страны, с которой такой смешанный договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан, следует считать право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет характерное исполнение, если такое исполнение может быть определено в конкретной ситуации.

Из закона, условий или существа смешанного договора либо совокупности обстоятельств дела может вытекать, что применимое право определяется отдельно для элементов различных договоров, из которых состоит такой смешанный договор.

38. Если стороны использовали в договоре торговые термины, содержащиеся в Правилах по использованию национальных и международных торговых терминов — Инкотермс (Incoterms), однако не сделали ссылку на Инкотермс, при отсутствии доказательств иного намерения сторон считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям Инкотермс в редакции, действовавшей на дату заключения договора (пункт 11 статьи 1211 ГК РФ). В этом случае положения Инкотермс имеют приоритет перед диспозитивными нормами договорного статута.

39. Пункт 2 статьи 1213 ГК РФ содержит императивную коллизионную норму об определении права, применимого к договору в отношении находящегося на территории Российской Федерации недвижимого имущества, которая исключает возможность заключения сторонами соглашения о выборе применимого права.

По смыслу пункта 2 статьи 1213 ГК РФ договором в отношении находящегося на территории Российской Федерации недвижимого имущества следует считать договор, имеющий своим объектом расположенную на территории Российской Федерации недвижимую вещь, при условии, что сам договор либо возникновение, переход, ограничение (обременение) или прекращение прав по нему подлежат регистрации в Едином государственном реестре недвижимости или ином государственном реестре Российской Федерации.

Для целей применения пункта 2 статьи 1213 ГК РФ воздушные и морские суда, а также суда внутреннего плавания считаются находящимися на территории Российской Федерации, если право собственности или иные права на них зарегистрированы в государственном реестре Российской Федерации (пункт 1 статьи 6, статья 1207 ГК РФ).

40. В соответствии с пунктом 1 статьи 1214 ГК РФ стороны договора о создании юридического лица и договора, связанного с осуществлением прав участника юридического лица, могут заключить соглашение о выборе применимого права в соответствии со статьей 1210 ГК РФ. Однако такое соглашение не затрагивает приоритетного применения императивных норм личного закона соответствующего юридического лица по вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202 ГК РФ.

Суд применяет императивные нормы личного закона соответствующего юридического лица вне зависимости от их квалификации в качестве норм непосредственного применения в значении статьи 1192 ГК РФ. Например, если стороны заключают корпоративный договор по поводу управления российским хозяйственным обществом и (или) участия в нем, то суду следует учитывать императивные правила абзаца первого пункта 2 статьи 67 2 ГК РФ, согласно которым корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию. При этом выбранное сторонами право применяется в части, не урегулированной императивными нормами личного закона соответствующего юридического лица.

41. Если стороны не заключили соглашение о выборе применимого права и в статьях 1211-1214 ГК РФ отсутствуют коллизионные нормы для отдельных видов гражданско-правовых договоров (например, для договора мены), суду при определении применимого права следует руководствоваться общей коллизионной нормой из пункта 2 статьи 1186 ГК РФ.

42. По общему правилу, договорный статут регулирует в том числе последствия недействительности договора независимо от основания, по которому договор признан недействительным (подпункт 6 пункта 1 статьи 1215 ГК РФ). При этом к различным группам оснований недействительности сделок применяются различные коллизионные нормы.

Так, к основаниям недействительности сделок, связанным с ограничением дееспособности физического лица, совершением сделки в противоречии с целями деятельности юридического лица, ограничением полномочий органов юридического лица, необходимостью получения корпоративных согласий (одобрений) при совершении сделок, и иным аналогичным случаям применяются правила о личном законе физического лица (статьи 1195-1197 ГК РФ) или личном законе юридического лица (статья 1202 ГК РФ).

К основанию недействительности сделок, связанному с нарушением требований к их форме, применяются коллизионные нормы о праве, подлежащем применению к форме сделки (статья 1209 ГК РФ).

С учетом принципа автономности соглашений о выборе применимого права основания недействительности сделок, связанные с несоответствием воли и волеизъявления сторон сделки, а также с иными пороками воли (сделки, совершенные под влиянием существенного заблуждения, обмана, угрозы, кабальные и иные аналогичные сделки), регулируются правом, выбранным сторонами, а при отсутствии соглашения сторон о выборе права — иными коллизионными нормами об определении договорного статута (статьи 1211-1214 ГК РФ). Таким же образом определяется действительность сделок с точки зрения соответствия их содержания применимому праву; при этом суд также учитывает применимые нормы непосредственного применения в соответствии со статьей 1192 ГК РФ.

43. Коллизионное регулирование цессии (уступки требования) в статье 1216 ГК РФ учитывает интересы должника, не участвовавшего в заключении договора, на основании которого производится уступка. Ввиду этого право, подлежащее применению к договору, на основании которого производится уступка, регулирует отношения между первоначальным и новым кредиторами. При этом право, подлежащее применению к требованию, являющемуся предметом уступки, регулирует допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником (пункт 2 статьи 1216 ГК РФ).

Кроме того, на основании права, подлежащего применению к требованию, являющемуся предметом уступки, решаются вопросы, связанные с переходом права требования от первоначального кредитора к новому (в том числе о переходе имущественного права от цедента к определенному цессионарию, о конкуренции нескольких цессионариев в отношении одного имущественного права).

44. По смыслу статьи 1217 ГК РФ лицо, принимающее на себя обязательства по односторонней сделке, вправе в тексте документа, фиксирующего условия совершения односторонней сделки (например, в тексте независимой гарантии), выбрать применимое право, которое будет регулировать обязательства, возникающие из такой односторонней сделки. Сферу действия выбранного таким образом права следует определять применительно к статье 1215 ГК РФ.

Лицо, принимающее на себя обязательства по односторонней сделке, может осуществить или изменить выбор применимого права после возникновения соответствующего обязательства только с согласия кредитора в таком обязательстве.

Положения статьи 1217 ГК РФ не применяются к вопросам, входящим в сферу действия других коллизионных норм. В частности, указанная статья не применяется к односторонним сделкам, связанным с изменением или расторжением договора (пункт 1 статьи 1215 ГК РФ), а также связанным с отношениями по наследованию (статья 1224 ГК РФ).

Право, применимое к отношениям с участием потребителей

45. В соответствии со статьей 1212 ГК РФ, если договор заключен между профессиональной стороной и физическим лицом, использующим, приобретающим или заказывающим либо имеющим намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (потребителем), стороны могут заключить соглашение о выборе применимого права согласно статье 1210 ГК РФ.

Однако в соответствии с пунктом 1 статьи 1212 ГК РФ заключение такого соглашения не является препятствием для применения судом средств защиты прав потребителя, предоставляемых императивными нормами права страны места жительства потребителя, при соблюдении одного из следующих условий:

— либо профессиональная сторона осуществляет свою деятельность в стране места жительства потребителя, и договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны;

— либо профессиональная сторона любыми способами направляет свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя или территорию нескольких стран, включая территорию страны места жительства потребителя, и договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны.

Профессиональная сторона считается направляющей свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя, в частности, в том случае, когда она поддерживает в сети «Интернет» сайт, содержание которого свидетельствует о его ориентации на потребителей из соответствующей страны. Сайт в сети «Интернет» может рассматриваться как ориентированный на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами или имеются другие аналогичные доказательства (например, владелец сайта заказывал услуги, направленные на повышение цитируемости его сайта у российских пользователей сети «Интернет»).

При соблюдении одного из указанных условий суд вправе по своей инициативе применить защиту прав потребителя, предоставляемую императивными нормами права страны места жительства потребителя. Такие императивные нормы могут содержаться как в актах специального законодательства (например, в Законе РФ от 7 февраля 1992 года N 2300-I «О защите прав потребителей»), так и в актах общего характера (например, в ГК РФ). Суд применяет императивные нормы права страны места жительства потребителя вне зависимости от их квалификации в качестве норм непосредственного применения в значении статьи 1192 ГК РФ.

Предусмотренные настоящим пунктом правила не применяются к договорам, указанным в пункте 3 статьи 1212 ГК РФ.

46. Если правила пункта 1 статьи 1212 ГК РФ не применимы, и потребитель не может воспользоваться защитой его прав, предоставляемой императивными нормами страны места жительства потребителя, заключение соглашения о выборе применимого права в договоре не является препятствием для применения судом защиты прав потребителя, предоставляемой императивными нормами той страны, право которой в соответствии с общими коллизионными нормами применялось бы к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права (пункт 4 статьи 1212 ГК РФ). Например, при заключении с потребителем договора на оказание медицинских услуг исключительно в иной стране, чем страна места жительства потребителя (подпункт 2 пункта 3 статьи 1212 ГК РФ), и включении в такой договор оговорки о выборе права третьей страны суд вправе применить защиту прав потребителя, предоставляемую императивными нормами страны места жительства или основного места деятельности исполнителя медицинских услуг.

47. Специальные коллизионные нормы статьи 1221 ГК РФ подлежат применению к случаям приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности (часть вторая статьи 1095 ГК РФ). Эти правила предоставляют потерпевшему возможность выбора применимого права из нескольких установленных законом вариантов, если стороны в соответствии со статьей 1223 1 ГК РФ не выбрали применимое право по соглашению между собой. Потерпевший не обязан мотивировать свой выбор. Потерпевший должен воспользоваться предоставленным ему правом выбора при рассмотрении дела в суде первой инстанции до удаления суда в совещательную комнату для принятия решения. Если потерпевший до этого момента не воспользовался предоставленным ему правом выбора и отсутствует соглашение сторон о подлежащем применению праве, судом применяется право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда, при условии, что из закона, существа обязательства либо совокупности обстоятельств дела не вытекает иного (пункт 3 статьи 1221 ГК РФ).

Выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктами 2 или 3 пункта 1 статьи 1221 ГК РФ, не допускается, если причинитель вреда докажет, что он не предвидел и не должен был предвидеть распространение товара в соответствующей стране. Для этой цели причинитель вреда должен доказать, что территория соответствующей страны очевидно не относится к территории распространения товара или причинитель вреда запрещал лицам, привлекаемым для распространения товара (покупателям, дистрибьюторам и т.п.), реализацию товаров на территории соответствующей страны, а также не осуществлял такую реализацию самостоятельно.

Право, подлежащее применению к отношениям добровольного представительства

48. При определении права, применимого к отношениям добровольного представительства, следует разграничивать отношения, возникающие между представляемым и представителем (далее также — внутренние отношения), с одной стороны, и отношения между представляемым или представителем и третьим лицом (далее также — внешние отношения), с другой стороны.

К внутренним отношениям представительства в соответствии с пунктом 1 статьи 1217 1 ГК РФ подлежат применению коллизионные нормы, регулирующие соответствующие виды договоров, например правила о договорном статуте для договора поручения или агентского договора (статьи 1210-1212 ГК РФ).

К договорным обязательствам, возникающим из сделки, совершенной представителем от имени представляемого с третьим лицом, также применяются общие правила ГК РФ об определении договорного статута (статьи 1210-1214 ГК РФ). При этом для целей применения пунктов 1, 2 статьи 1211 ГК РФ учитывается место жительства или основное место деятельности представляемого как лица, от имени которого заключается соответствующий договор.

49. Если иное не вытекает из закона, внешние отношения представительства определяются по праву страны, которое выбрано представляемым в доверенности, при условии, что третье лицо и представитель были извещены об этом выборе (абзац первый пункта 2 статьи 1217 1 ГК РФ). Указанное условие считается соблюденным, если оговорка о выборе применимого права включена в текст доверенности, которая была вручена представителю, при этом представитель предъявлял доверенность третьему лицу для подтверждения своих полномочий.

Если в доверенности не содержится оговорка о выборе применимого права и при этом доверенность уполномочивает представителя на совершение сделок или иных юридических действий исключительно на территории одной страны, то суд, исходя из условий доверенности и совокупности иных обстоятельств дела, может прийти к выводу о том, что право этой страны было подразумеваемым образом выбрано представляемым при выдаче доверенности. Если доверенность выдается представляемым исключительно для целей исполнения обязательств по ранее заключенному с третьим лицом договору, на что прямо указано в тексте доверенности (например, доверенность выдается исключительно для целей приемки товаров или работ по определенному договору), то суд, исходя из условий доверенности и совокупности иных обстоятельств дела, может прийти к выводу о том, что в доверенности подразумеваемым образом выбрано право, которое регулирует соответствующий договор (пункты 2 и 6 статьи 1210 ГК РФ).

50. По смыслу пункта 1 статьи 1217 1 ГК РФ, если представляемый не выбрал применимое право в доверенности либо выбранное право в соответствии с законом не подлежит применению, внешние отношения представительства регулируются правом страны, где находится место жительства или основное место деятельности представителя. Если представитель являлся работником юридического лица — представляемого и этот факт был известен третьему лицу в момент совершения сделки, то основным местом деятельности такого представителя считается место нахождения работодателя или соответствующего обособленного подразделения, в котором работник-представитель осуществлял свою трудовую деятельность в момент совершения сделки с третьим лицом.

Если третье лицо не знало и не должно было знать о месте жительства или об основном месте деятельности представителя, применяется право страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае. Бремя доказывания того, что третье лицо знало или должно было знать о месте жительства или об основном месте деятельности представителя, возлагается на представляемого или представителя. Доказательством этого факта может являться то, что данное место было указано в качестве места жительства или основного места деятельности представителя в тексте доверенности или иных документах, предоставленных третьему лицу перед совершением сделки.

Под правом страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае, понимается место совершения сделки с третьим лицом, если представитель и третье лицо находились в одном месте в момент совершения сделки. Если сделка с третьим лицом совершается путем обмена сообщениями лицами, находящимися в разных странах, то таким правом следует считать право страны по месту, где находился представитель в момент направления третьему лицу оферты или акцепта.

51. В пунктах 3, 4 статьи 1217 1 ГК РФ установлены специальные коллизионные нормы для определения права, применимого к полномочиям представителя на совершение сделки в отношении недвижимого имущества, а также для ведения дела в государственном или третейском суде. Эти специальные коллизионные нормы являются императивными и не допускают возможности выбора представляемым иного применимого права в доверенности.

Право, подлежащее применению к внедоговорным обязательствам

52. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Если место совершения такого действия или обстоятельства и место наступления вреда находятся в разных странах, суд вправе применить право страны по месту наступления вреда при условии, что причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране (пункт 1 статьи 1219 ГК РФ).

Например, если требование возникло из причинения вреда действием или иным обстоятельством, имевшим место на территории Российской Федерации, или при наступлении вреда на территории Российской Федерации, суд вправе применить к отношениям сторон право Российской Федерации.

53. Если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны, а не право страны, где было совершено противоправное действие или наступил вред. Если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны (пункт 2 статьи 1219 ГК РФ). Эти специальные коллизионные нормы применяются при совершении деликта как на территории Российской Федерации, так и на территории иностранного государства.

54. Если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется договорный статут (пункт 3 статьи 1219 ГК РФ). При этом договорный статут подлежит определению на основании общих положений о праве, применимом к договорным обязательствам (статьи 1210-1214 ГК РФ).

Правила пункта 3 статьи 1219 ГК РФ не применяются к деликтным требованиям третьих лиц, которые не выражали своего согласия с условиями соответствующего договора и не являются правопреемниками сторон договора.

55. По смыслу пункта 1 статьи 1222 1 ГК РФ к обязательству, возникающему вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется договорный статут, а если договор не был заключен, — тот договорный статут, который применялся бы к договору, если бы он был заключен. При этом подлежит применению право, выбранное по соглашению сторон, если стороны в рамках переговоров о заключении договора успели достичь такого соглашения, даже если иные условия так и не заключенного договора остались не согласованными сторонами. Если стороны не успели достичь соглашения о применимом праве, то подлежат применению правила об определении договорного статута при отсутствии соглашения сторон о выборе права (статьи 1211-1214 ГК РФ), которые зависят от вида гражданско-правового договора, который был заключен или предполагался к заключению сторонами.

Стороны обязательства, возникающего вследствие недобросовестного ведения переговоров, могут после возникновения спора достичь соглашения о выборе применимого права в соответствии с правилами статьи 1223 1 ГК РФ.

Правило пункта 2 статьи 1222 1 ГК РФ подлежит применению лишь в тех ситуациях, когда стороны не достигли в ходе переговоров соглашения о применимом праве, а также когда невозможно применить правила об определении договорного статута при отсутствии соглашения сторон о выборе права (например, стороны вели переговоры о заключении договора простого товарищества, но не смогли согласовать как условие о применимом праве, так и место основного ведения деятельности простого товарищества).

56. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение (пункт 2 статьи 1223 ГК РФ). Под существующим или предполагаемым правоотношением понимается в том числе незаключенный, недействительный или прекращенный договор. Соответственно, к неосновательному обогащению, возникшему в связи с таким договором, подлежат применению общие правила об определении договорного статута (статьи 1210-1214 ГК РФ).

57. Если стороны не заключили соглашение о выборе применимого права в соответствии со статьей 1223 1 ГК РФ и применимое право для обязательства вследствие неосновательного обогащения не может быть определено на основании пункта 2 статьи 1223 ГК РФ, то применяется право страны, где обогащение имело место (пункт 1 статьи 1223 ГК РФ). Если неосновательное обогащение выражено в форме безналичных денежных средств, то под страной, где обогащение имело место, следует понимать место нахождения обслуживающего приобретателя банка (его филиала, подразделения), на счет которого были зачислены денежные средства (пункт 1 статьи 316 ГК РФ).

58. Стороны любого внедоговорного обязательства, за исключением предусмотренных абзацем первым пункта 1 и пунктом 2 статьи 1222 ГК РФ обязательств, возникающих вследствие недобросовестной конкуренции или ограничения конкуренции, могут по соглашению между собой выбрать право, подлежащее применению к их внедоговорному обязательству, в соответствии со статьей 1223 1 ГК РФ. При заключении такого соглашения исключается действие общих коллизионных норм о праве, подлежащем применению к обязательствам вследствие причинения вреда или неосновательного обогащения (пункт 4 статьи 1219, пункт 2 статьи 1221, пункт 2 статьи 1222 1 , пункт 3 статьи 1223 ГК РФ).

В дополнение к специальным правилам статьи 1223 1 ГК РФ такие соглашения регулируются общими нормами пунктов 1-3 и 5 статьи 1210 ГК РФ (пункт 6 статьи 1210 ГК РФ).

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В. Лебедев

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. Момотов

Как должна рассматриваться отсылка к иностранному праву

ГК РФ Статья 1190. Обратная отсылка

1. Любая отсылка к иностранному праву в соответствии с правилами настоящего раздела должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву соответствующей страны, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.

2. Обратная отсылка иностранного права может приниматься в случаях отсылки к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица.

4.Теория отсылок в международном частном праве

Скрытые коллизии представляют собой основную причину конфликта квалификаций. Скрытые коллизии принято называть «коллизиями коллизий», т.е. столкновением коллизионных принципов. Позитивные коллизии коллизий — когда два и более правопорядка одновременно претендуют на регулирование одного и того же отношения. Негативные коллизии коллизий — ни один из возможно применимых правопорядков не соглашается регулировать спорное правоотношение.

Скрытые коллизии лежат в основе теории отсылок: обратной отсылки и отсылки к третьему закону. Обратная отсылка означает, что избранное на основе коллизионной нормы страны суда иностранное право отсылает обратно к закону суда. Отсылка к третьему закону имеет место в случае, когда избранный иностранный правопорядок не содержит материального регулирования данного отношения, а предписывает применить право третьего государства. Причины появления отсылок не только скрытые коллизии, но и характер коллизионной нормы: это норма абстрактного, общего характера, отсылающая к иностранному правопорядку в целом, в том числе не только к материальному, но и к коллизионному праву. Непосредственной причиной возникновения отсылок являются негативные коллизии коллизий.

Национальная коллизионная норма отправляет к иностранному праву на основании внутреннего законодательства, а иностранное право, избранное на основе внутригосударственного законодательства, отсылает обратно. Например, российская коллизионная норма отсылает к немецкому праву, а немецкая коллизионная норма отправляет к российскому праву — эта правовая ситуация и есть обратная отсылка.

Обратная отсылка — это ситуация, характеризующаяся тем, что коллизионная норма правовой системы одного государства предусматривает применение правовой системы другого государства, коллизионная норма которой указывает на применение правовой системы исходного государства.

Для уяснения смысла обратной отсылки обратимся к следующему примеру. Российский суд принимает к рассмотрению дело, связанное с наследованием, для чего определяет круг наследников. Отношения по наследованию устанавливаются по праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства (ст. 1224 ГК РФ). В деле наследодатель, являясь российским гражданином, последние годы проживал в Братиславе (Словакия). В соответствии с российской коллизионной нормой применимым правом следует признать право Словакии. Правовая система Словацкой республики содержит коллизионную норму, устанавливающую принцип гражданства физического лица по вопросам регулирования наследственных правоотношений. В соответствии с § 17 Закона о международном частном праве и процессе Чехословакии (действующем в настоящее время в Словакии и Чехии) наследственные правоотношения регулируются правом страны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. В данном случае коллизионная норма законодательства Словакии относит регулирование вопроса о круге наследников к российскому праву.

Для решения этого вопроса допускаются два варианта:

1) российский суд применяет право Словакии с учетом национальной коллизионной нормы, рассматривая при этом отсылку к законодательству Словакии как отсылку только к нормам материального права;

2) российский суд применяет национальное законодательство (российское право), поскольку иностранное право не регулирует данное правоотношение, предусматривая отсылку как отсылку к правовой системе в целом, содержащей как материальные, так и коллизионные нормы.

Правовая ситуация, обозначенная в приведенном при мере, называется обратной отсылкой.

В международном частном праве различают два варианта отношения к обратной отсылке: 1) признавать обратную отсылку, т. е. применять национальное право, которое указало на иностранное право; 2) не признавать, т. е. применять иностранное материальное право, не учитывая коллизионных норм.

В российском законодательстве по международному частному праву институт обратной отсылки имеет законодательное закрепление. Общее правило, установленное в ст.1190 ГК РФ, определяет позицию непризнания обратной отсылки. Любая отсылка к иностранному праву должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не коллизионному праву соответствующей страны (п. 1 ст.1190 ГК РФ). Это означает, если российская коллизионная норма определяет в качестве применимого иностранное право, российский суд будет руководствоваться материальными нормами иностранного права. В данной ситуации материальные нормы выполняют роль основного регулятора гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом.

Вместе с тем п. 2 ст. 1190 ГК РФ в качестве исключения устанавливает, что «обратная отсылка иностранного права может приниматься в случаях отсылки к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица (ст. 1195-1200). Таким образом, обратная отсылка иностранного права может приниматься в случаях:

1) определения Личного закона физического лица (ст.1195 ГК РФ);

2) определения права, подлежащего применению при определении гражданской правоспособности физического лица (ст. 1196 ГК РФ);

3) определения права, подлежащего применению при определении гражданской дееспособности физического лица (ст. 1197 ГК РФ);

4) определения права, подлежащего применению при определении прав физического лица на имя (ст. 1198 ГК РФ);

5) определения права, подлежащего применению к опеке и попечительству (ст. 1199 ГК РФ);

6) определение права, подлежащего применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим (ст. 1200 ГК рф).

В Законе рф «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. в ст. 28 также содержится запрет обратной отсылки: «Третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам».

Иностранное право, выбранное на основе национальной коллизионной нормы, может предусматривать коллизионную норму, содержащую указание на при мене ни е права третьей страны. В данном случае возникает ситуация, которая в международном частном праве называется как отсылка к праву третьей страны.

Отсылка к праву третьей страны — это правовая ситуация, при которой коллизионная норма правовой системы одного государства в качестве применимой указывает на правовую систему другого государства, коллизионная норма которой содержит указание на применение право вой системы третьего государства.

В целом содержание об обратной отсылке относится и к отсылке к праву третьей страны, поскольку существует различное Отношение к вопросу ее принятия или непринятия.

В законодательстве Российской Федерации отсутствует норма о применении отсылки к праву третьей страны. Это означает, что данный вопрос подлежит регулированию по аналогии СТ. 1190 ГК РФ.

Проблема отсылок имеет принципиально различное правовое регулирование в законодательстве разных стран:

1) государства, предусматривающие применение всей системы отсылок в полном объеме, в том числе отсылок третьей, четвертой и т.д. степеней, пока не будет выявлено право, предусматривающее материальное регулирование спорного отношения (Австрия, Польша, Финляндия, государства бывшей Югославии);

2) государства, в праве которых предусмотрена возможность применения отсылок первой и второй степени, но такая возможность оговорена какими-либо принципиальными условиями (Мексика, Чехия, ФРГ);

3) государства, предусматривающие возможность применения только обратной отсылки (Венгрия, Венесуэла, Румыния, Япония);

4) государства, предусматривающие возможность применения отсылок первой и второй степени либо только обратной отсылки в случаях, конкретно оговоренных в законе (Италия, Швейцария, Швеция, Россия);

5) государства, законодательство которых полностью запрещает применение отсылок (Бразилия, Греция, Перу);

6) государства, законодательство которых в принципе не содержит регулирования этого вопроса (Алжир, Аргентина, Китай).

Институт отсылок — одна из наиболее важных и сложных проблем, поэтому необходима унификация правил об отсылках на международном уровне. Гаагская Конвенция 1995 г. о регулировании коллизий между национальным законом и законом домицилия является одной из попыток разрешить проблему скрытых коллизий в формуле прикрепления «личный закон». Эта попытка не увенчалась успехом — Конвенция не вступила в силу и не оказала заметного влияния на национальное законодательство.

Право и практика всех государств содержат общее исключение из применения отсылок: они не применимы в договорных обязательствах. Теория отсылок не совместима с автономией воли, так как стороны при выборе права имеют в виду именно конкретное материально-правовое регулирование. Применение отсылок способно извратить автономию воли, поскольку установления коллизионного права могут предопределить применение права совсем другого государства, что не соответствует намерениям сторон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *